Ruvers
RV
vk.com
image

После перемещения в книгу я усыновил злодея

Завершение

Глава 86. Завершение Тан Ли связался к бывшим руководителем, которому семья Тан отказала в помощи, и узнал от него информацию, которая могла стать для них реальной угрозой. Также он нашел других людей, которые в том году помогали в сокрытии преступления. Это дело было похоже на грязный клубок. Как только Тан Ли нашел конец, распутать его стало всего лишь вопросом времени. А время почти стерло следы этого дела. Оно залечило ужасную кровоточащую рану, оставив только шрам, который уже не раздражал. Как будто все это больше не заслуживало даже упоминания. Однако, когда Тан Ли вскрыл этот шрам своими руками, перед его глазами оказались кровь и плоть, гнойная рана, полная запекшихся сгустков. Он очень испугался. Не желая сталкиваться с этим, он вынужден был столкнуться. В его сознании теперь была отвратительная и невыносимая правда, которая постоянно давила на сердце. Тан Ли уткнулся лицом в шею Шэнь Юй и глубоко вздохнул. Вдох наполнился свежестью тела молодого человека, и, наконец, чувство головокружения стало отступать. Шэнь Юй был немного ниже Тан Ли. Он нежно обнял юношу, как будто держал в своих руках большую куклу. Молодой человек снова и снова гладил Тан Ли по спине. Когда тот немного успокоился, Шэнь Юй нежно сказал: – Поднимешься наверх, чтобы выпить воды? Тан Ли покачал головой на его плече. Шэнь Юй стало щекотно от его мягких волос, и он чуть подался назад, но почувствовав напряжение Тан Ли, улыбнулся и крепче обнял юношу, как будто собирался вжать его в себя. – Неужели не поднимешься? Тан Ли снова покачал головой. – Тогда я пойду назад, – Шэнь Юй ослабил объятие и медленно зевнул. – В любом случае, ты ведь хотел только встретиться. Сказав это, он повернулся и пошел. Тан Ли быстро схватил его руку. – Я поднимусь! Он пояснил, о чем волновался: – Возможно, дедушка все еще злится на меня. Шэнь Юй взял его за руку и со вздохом сказал: – Уже так поздно, дедушка давно уснул. Но, приведя Тан Ли в дом, он резко замер. Гостиная была ярко освещена. Когда Шэнь Юй выходил, он боялся потревожить спящего дедушку. Не говоря уже о том, чтобы включить свет, он и уйти-то старался без малейшего шума. Здесь жили только дед и внук, поэтому сразу стало ясно, кто это сделал. – Что случилось? – осторожно спросил Тан Ли, глядя на застывшую в дверях фигуру. Шэнь Юй оглядел комнату, но так и не увидел старейшину Шэнь. Он вздохнул с облегчением: – Все в порядке, заходи. Сказав это, он нашел пару тапочек для Тан Ли. Шэнь Юй, не осмелившись остаться в гостиной, сразу отвел юношу в спальню, запер дверь в комнату, и там, наконец, его сердце немного успокоилось. Освещение на улице было слабым, и поскольку Шэнь Юй почти сразу был пойман в объятия Тан Ли, он не мог раньше ясно разглядеть лицо юноши. Но сейчас он внимательно осмотрел его при ярком свете, и увиденное его поразило. Тан Ли очень сильно похудел. Уголки глаз наполнены усталостью, темные круги под глазами очень заметны. С первого взгляда стало понятно, что он плохо спал много дней подряд. Неизвестно, как долго он стоял внизу, но его волосы были слегка спутаны, он жалко смотрел на Шэнь Юй и выглядел немного глупо. Молодой человек почувствовал запах алкоголя, и его лицо посуровело. В воздухе пахло вином. – Сколько ты выпил? – Шэнь Юй подтолкнул Тан Ли к дивану, чтобы тот сел. Юноше хотелось солгать, но после такого прямого вопроса, он не осмелился. Пожав плечами, он прошептал виноватым голосом: – На банкете были важные люди, они пили, и я не мог отказаться. Шэнь Юй подошел к Тан Ли. Высокий юноша с длинными ногами сидел на небольшом диване, выглядя при этом немного обиженным. Он поднял голову и посмотрел на Шэнь Юй, а затем двумя пальцами осторожно потянул за уголок его одежды. Шэнь Юй знал о трудностях Тан Ли и не мог обвинить его в такое время. Ему просто было немного больно. Он вспомнил, что, когда ему самому было двадцать лет, он каждый день ел и пил с друзьями, и даже не хотел возвращаться в общежитие. Но Тан Ли пришлось слишком рано взвалить на себя такие вещи, которых он никогда не должен был даже касаться. Глаза Шэнь Юй заболели, а нос немного щипало. – Тебе было так тяжело, – вздохнул он и погладил юношу по волосам. – Не тяжело, – Тан Ли потерся о ладонь Шэнь Юй, как кошка, и сузил глаза. Выражение его лица было несколько равнодушным. – Все закончится через два дня. Шэнь Юй хотел спросить у него, какие доказательства он нашел? Что он собирается делать дальше? Но хотя слова дошли до рта, вопросы так и не вышли наружу. Он боялся, что его расспросы причинят новую боль. Тан Ли привык к независимости с раннего возраста. Даже когда он присоединился к компании Чжоу Чэ и связался с семьей Тан, он не сообщил ему ни слова. Подумав об этом, Шэнь Юй проглотил все слова обратно. – Посиди здесь немного, я налью тебе воды, – Шэнь Юй мягко коснулся головы Тан Ли и повернулся, чтобы выйти из спальни. Грея на кухне воду, Шэнь Юй, стоявший спиной к двери, услышал звук шагов и подумал, что это Тан Ли. – Разве я не сказал тебе оставаться в спальне? – он повернул голову. – Если тебя увидит дедушка… Голос его оборвался. Это был старейшина Шэнь. Дедушка, одетый в пижаму, подошел к двери кухни и остановился. На его лице не было никакого выражения, но во взгляде на Шэнь Юй ощущалась противоречивость. Из-за чувства вины на лбу молодого человека выступил пот: – … Дедушка, почему ты встал? Старейшина Шэнь молча посмотрел на чайник перед Шэнь Юй, а затем произнес: – В холодильнике есть продукты, сделай для него похмельный суп. Шэнь Юй: «……» Дедушка не только знал, что он привел Тан Ли, но и почувствовал запах алкоголя. Шэнь Юй был смущен и немного напуган. Он не смел даже поднять голову, не говоря уже о том, чтобы посмотреть в глаза дедушки. Так, с опущенной головой, он и пошел к холодильнику. В нем было много всего, и Шэнь Юй растерялся. Он никогда не делал похмельный суп и долго стоял, не зная, какие ингредиенты следует брать. Когда Шэнь Юй уже совсем смутился, он вдруг услышал легкий вздох старика. – Я сам сделаю, – старейшина Шэнь тихо подошел к внуку. – Ты пока можешь позаботиться о ребенке. Шэнь Юй снова вздохнул. Подойдя к двери, он все же набрался смелости и повернулся к старшему родственнику, который собирал необходимые продукты: – Дедушка, извини. Старейшина Шэнь даже не взглянул на него: – Это твой собственный выбор. Даже если ты ошибаешься, ты не должен извиняться. Шэнь Юй сжал губы и быстро вернулся в спальню. Тан Ли прождал слишком долго, поэтому уже свернулся калачиком на диване, заснув. Его конечности были слишком длинными, учитывая высокий рост. Втиснувшись на небольшой диванчик, он выглядел еще более жалким. Шэнь Юй присел на корточки рядом и внимательно осмотрел спящее лицо. Даже когда Тан Ли выглядит настолько усталым и измученным, невозможно скрыть изящество его черт: красивый контур, будто нарисованный известным итальянским художником, был почти идеальным. Во сне Тан Ли все еще хмурился, как будто думал о чем-то очень важном. Шэнь Юй мягко разгладил указательным пальцем его лоб. Напряженные брови медленно расслабились. Шэнь Юй тихо вздохнул, придерживая подбородок одной рукой, и уставился на Тан Ли. Казалось, что сколько бы он не смотрел, этого всегда будет недостаточно. Но тут раздался стук, и Шэнь Юй внезапно вернулся к реальности. Он встал и пошел открывать дверь. За ней стоял старейшина Шэнь, держа в руках тарелку с супом. Шэнь Юй поспешно забрал ее и покраснел: – Спасибо, дедушка. Старик хотел что-то сказать, но не стал. Лишь посоветовал пораньше ложиться спать. Молодой человек закрыл дверь и присел перед диваном с тарелкой. С Шэнь Юй Тан Ли обычно вел себя очень хорошо. Конечно же он послушно выпил суп. Почти все, что скажет Шэнь Юй, он тут же сделает. Поэтому, допив, он тихо пошел в ванную и принял душ под руководством молодого человека. Шэнь Юй нашел одежду, которую не носил, сунул ее в руки юноши, а затем лег на кровать, играя в мобильный телефон. Через некоторое время он незаметно уснул. После возвращения из Цзиньчэна, сон Шэнь Юй был неглубоким, ночью любой шум мог легко его разбудить. Но сегодня он спал очень крепко, даже не зная, когда Тан Ли лег в постель. Двум взрослым мужчинам на одной кровати неизбежно не хватало места. Шэнь Юй перевернулся и случайно положил ногу на Тан Ли. Температура тела у юноши была выше, и под легким одеялом он казался большой теплой грелкой, в то время как ноги и руки Шэнь Юй были холодными. Коснувшись Тан Ли, он неосознанно обнял его. Тело человека в объятиях было напряженным, он даже не шевелился. Лишь спустя долгое время в ушах Шэнь Юй прозвучал легкий вздох. В темноте что-то теплое и мягкое прикоснулось к его губам, задержалось и неохотно отодвинулось, словно от редкого сокровища. _______________ На следующий день. Шэнь Юй открыл глаза. В постели он оказался один. Вспомнив, что вчера произошло, Шэнь Юй сел на кровати. Затем поспешно встал, надел тапочки и, даже не переодеваясь, выбежал из спальни. Аккуратно одетый старейшина Шэнь с отдохнувшим видом сидел на диване с развернутой на коленях газетой. – Где Тан Ли? – спросил Шэнь Юй. Дедушка снял очки для чтения и не торопясь взглянул на него. – …… – осознав свою грубость, Шэнь Юй слегка смутился и с небольшой тревогой спросил. – Дедушка, Тан Ли ушел? Старейшина Шэнь беспомощно покачал головой и указал подбородком на кухню: – По сравнению с тобой мальчик более прилежен, он уже давно трудится. Шэнь Юй прошел на кухню и действительно увидел фигуру занятого у плиты Тан Ли. Услышав приближающиеся шаги, юноша, не оглядываясь, сказал: – Иди умываться. Завтрак скоро будет готов. – Оу, – тихо ответил Шэнь Юй, но поняв кое-что, спросил. – Ты даже не обернулся. Откуда знаешь, что это я? Тан Ли улыбнулся и развернулся к Шэнь Юй. Его прекрасные черные глаза были похожи на кристально чистый обсидиан: – Когда ты только выходил из спальни, я уже это знал. Он пожал плечами: – Я очень чувствителен к твоему голосу, будь то слова, которые ты произносишь, или звуки, которые ты издаешь. «……» Шэнь Юй потерял дар речи. И медленно покраснел. Как оказалось, Тан Ли обладает хорошими кулинарными навыками. Яйца пожарились просто отлично, тост также был обжарен очень вкусно. Просто старейшина Шэнь сидел с вытянутым лицом, поэтому атмосфера за столом была несколько угнетающей. После завтрака Тан Ли взял на себя инициативу навести порядок. Старик невольно взглянул на милую улыбку Тан Ли, фыркнул, встряхнул только что прочитанную газету, встал и вернулся в спальню. До того, как семья Шэнь обанкротилась, Шэнь Юй и Тан Ли жили под присмотром тети Чэнь и дяди Чжана. Не говоря уже об уборке, приготовлении блюд или мытье посуды, Шэнь Юй не позволял мальчику даже передвинуть цветочный горшок. Поэтому он всегда думал, что у Тан Ли не было бытовых навыков. Но сейчас, увидев, как умело юноша моет посуду и протирает стеклянный стол, Шэнь Юй был настолько удивлен, что его челюсть чуть не упала на пол. Закончив, Тан Ли вымыл руки, обернулся и увидел потрясенное выражение его лица. Ему стало смешно: – Что случилось? Шэнь Юй молча указал в сторону: – Посудомоечная машина там. – Это всего лишь несколько мисок, нет необходимости тратить воду и электричество. Шэнь Юй широко раскрыл глаза и смотрел на юношу. Он хотел вырастить Тан Ли благородным молодым господином, который будет выше таких приземленных вещей и не станет прикасаться к воде даже кончиками пальцев. И он совсем не ожидал, что в конечном итоге вырастет такой трудолюбивый хороший человек, больше похожий на домохозяйку. Человек перед ним никак не вязался со словом «злодей». Тан Ли был выше, чем Шэнь Юй, и с его точки зрения хорошо были видны светлая нежная кожа, а также слегка открытый от удивления рот и густые длинные ресницы похожие на маленький веер. Необъяснимое чувство вспыхнуло в сердце Тан Ли. Он ощутил в пальцах зуд и захотел прикоснуться к волосам Шэнь Юй. Повеление сердца тут же осуществилось. Он поднял руку и погладил молодого человека по волосам. В следующую секунду, Тан Ли бросил взгляд на Шэнь Юй, и внезапно его сердце пропустило удар. Мужество мгновенно покинуло его, он поспешно убрал руку и заикаясь произнес: – Мне очень жаль, я… Еще не дослушав, Шэнь Юй внезапно поднял руки и коснулся его шеи, будто пытаясь обнять. Тан Ли застыл. Ужасно нервничая, он даже забыл, как дышать. Только когда холодное прикосновение ушло, его давно улетевший разум вернулся. Шэнь Юй надел на него кулон. Украшение было очень знакомым. Тан Ли застыл на полминуты, прежде чем взял кулон кончиками пальцев и посмотрел вниз. Это была маленькая золотая мышка. Тот самый кулон, который Шэнь Юй забрал несколько месяцев назад. Молодой человек почесал затылок и с некоторым смущением произнес: – Предыдущую цепочку я порвал, поэтому поменял ее на другую, примерно в таком же стиле. Теперь эта вещь наконец-то вернулась к своему владельцу. На лице Тан Ли было невероятное выражение. Шэнь Юй, увидев, что тот никак не реагирует, подумал, что ему не понравилось. Внезапно он разволновался и попытался забрать цепочку, которая уже была надета на шею Тан Ли. – Если она тебе не нравится, я могу поменять ее на другую. – Нет, – Тан Ли резко сжал его руку. «???» Шэнь Юй озадаченно посмотрел на Тан Ли. – Мне очень нравится, – юноша опустил взгляд, и, хотя выражение его лица было необычайно спокойным, покрасневшие влажные глаза выдавали истинные эмоции. – Спасибо. Шэнь Юй улыбнулся и погладил Тан Ли по щеке. Вытер слезы в уголках его глаз большим пальцем. – Не за что. – Спасибо, Шэнь Юй, – внезапно слезы, пролившиеся из уголков глаз, намочили кончики пальцев молодого человека. Тан Ли обнял Шэнь Юй, очень и очень крепко, словно на всю жизнь хотел остаться рядом и никогда больше не отпускать. – Я такой глупый, такой плохой. С самого детства я всегда приносил одни проблемы, причинил боль тебе и дедушке, а ты все еще хочешь дать мне шанс. Шэнь Юй погладил юношу по спине: – Я просто даю шанс себе. На самом деле, сердце Шэнь Юй бесконечно непокорное. Хуэй Цзянь снова и снова предупреждал его держаться подальше от Тан Ли, но он так и не смог этого сделать. У него даже была надежда на удачу. В течение последних месяцев он редко связывался с Тан Ли, но не оборвал связь полностью. Тан Ли также отходил все дальше и дальше от первоначальной сюжетной линии, постепенно выпадая из ее траектории. Однако на жизнь Шэнь Юй это никак не повлияло. Может быть… Как сказал Хуэй Цзянь, влияние на мир наконец-то закончилось. Сделав еще один шаг назад, он знал, что, даже если другие снова игнорировали бы его, по крайней мере, Тан Ли все еще мог его увидеть. В этом мире, только Тан Ли знает его. _______________ Через неделю. Сильно пострадавшая из-за разделения, семья Тан получила еще один удар. Кто-то анонимно написал на форуме, что десять лет назад, чтобы аннексировать недавно появившуюся компанию, являвшуюся темной лошадкой, семья Тан без колебаний подослала шпиона украсть информацию о проекте и список клиентов, и даже насилием довела до смерти супружескую пару, управляющую этой компанией. Что было еще более ужасно, так это то, что пара также принадлежала к семье Тан. Эти новости быстро распространились в Weibo, и огромное количество пользователей начали выискивать информацию о сотрудниках компании, а также выяснять запутанные отношения в семье Тан. Тема «Семья Тан» ворвалась в тройку лидеров горячего поиска. Из-за постоянных звонков и многочисленных писем пользователей, полиция была вынуждена официально выступить, чтобы сообщить, что начато расследование. На следующий день все члены семьи Тан, включая Тан Ли, были вызваны в полицейский участок для допроса. Когда Шэнь Юй получил это сообщение от дяди Чжана, он так испугался, что даже не смог провести собрание в магазине. Он завершил встречу, взял с собой тетю Чэнь и отправился к полицейскому участку, где находился Тан Ли. Они находились там с полудня и до самого вечера. Шэнь Юй молча сидел на стуле в полицейском участке, без глотка воды или кусочка еды. Тетя Чэнь была обеспокоена и беспомощна. Прождав до 21:30, он наконец-то увидел, как Тан Ли наконец вышел из комнаты для допроса, а затем из нее вышел и Тан Мин. Тан Мин тихим голосом утешил Тан Ли, поднял глаза и заметил, как Шэнь Юй встал и быстро пошел к ним. На мгновение замешкавшись, он похлопал Тан Ли по плечу и ушел. Лицо Тан Ли было усталым, и он выглядел немного ослабленным. Юноша стоял на месте, наблюдая, как к нему приближается Шэнь Юй, и изо всех сил пытался выдавить едва заметную улыбку. – Они закончили, – небрежно сказал он. Шэнь Юй вздохнул и, не говоря ни слова, обнял Тан Ли. – Поздравляю, – сказал Шэнь Юй. – Так много людей смотрят на нас, – Тан Ли тоже обнял Шэнь Юй, и его потерянное сердце было в мгновение ока заполнено теплыми чувствами. – Эти люди снова будут писать о наших отношениях в интернете. Шэнь Юй знал, что Тан Ли имел в виду то время, когда разгорелся скандал с Ду Пинтин. Он выпустил юношу из объятий и кивнул: – Разве они не правы? Тан Ли замер, а затем улыбнулся: – Да, все правильно. – Пойдем. – Куда мы пойдем? – Найдем место, где можно поесть, – Шэнь Юй растягивал слова. – А потом пойдем домой. Тан Ли взял его за руку, и любовь в его глазах почти пролилась через край: – Хорошо.