Ruvers
RV
vk.com
image

После перемещения в книгу я усыновил злодея

Ожидать

Глава 79. Ожидать Даже когда Шэнь Юй вернулся на второй этаж, его лицо все еще было неприглядным. Ся Чжи и другие сотрудники кондитерских, заметив, что начальник так долго не возвращается, подумали, что внизу что-то произошло, и поспешили окружить его и расспросить. Шэнь Юй, не хотел упоминать о случившемся и махнул рукой: – Все в порядке. Ся Чжи и другие переглянулись, и, так как их начальник не хотел говорить, они не посмели продолжать задавать вопросы. Поэтому переключились на обсуждение маршрута, по которому будут возвращаться домой. Из семи или восьми присутствующих человек, не считая Шэнь Юй, который выпил лишь два бокала, все остальные были настолько пьяны, что даже их походка была немного нестабильной. В такой ситуации нечего было и говорить о доставке Шэнь Юй к дверям дома, как просила тетя Чэнь. После долгого обсуждения, Шэнь Юй, в конце концов, отправил их всех на такси. К счастью, пока они спускались, Ду Пинтин ему больше не попалась. Столики посетителей на первом этаже уже оказались свободны. Шэнь Юй также взял такси и поехал домой в одиночку. Выйдя немного дальше, под тусклым светом уличных фонарей он почти полчаса искал здание, в котором жили он и тетя Чэнь. В старом районе нет отдельной парковки. Жители припарковали свои автомобили рядом с цветочными клумбами. Но машин было немного, в основном они были недорогими, самые обычные модели. Поэтому Шэнь Юй стал разглядывать автомобиль, который выглядел намного дороже остальных. Сразу после этого он обнаружил, что машина кажется ему знакомой. Подойдя ближе, он вдруг вспомнил, что несколько дней назад, опираясь на подоконник и закурив, видел именно эту машину. Тогда Шэнь Юй также чувствовал, что автомобиль крут, и бросил на него несколько взглядов. И уж совсем не ожидал, что сегодня снова на него наткнется. Когда Шэнь Юй уже собирался пройти мимо, он сразу же заметил, что окно водителя, похоже, не закрыто. Он застыл на секунду, заколебался, но все же повернулся и подошел. Еще издалека он смутно увидел сидящего в машине человека, который, казалось, заметил Шэнь Юй через зеркала заднего вида. Мгновенно запаниковав, он поспешно нажал на стеклоподъемник. К сожалению, окно поднималось слишком медленно. Оно успело закрыться только наполовину, когда Шэнь Юй подошел к двери и ясно увидел, кто именно сидел внутри. В то время, как они оба смотрели в глаза друг другу, медленно поднимающееся стекло прервало их зрительный контакт, но через некоторое время окно медленно открылось снова. Беспомощное лицо Тан Ли снова появилось в поле зрения мужчины. Шэнь Юй сжал губы и посмотрел на юношу неопределенным взглядом. Тан Ли выглядел все более и более виноватым, даже не смея смотреть прямо в глаза, как провинившийся ученик. За полгода с лишним Тан Ли сильно изменился, по сравнению с воспоминаниями Шэнь Юй. Волосы были подстрижены короче, черты лица стали более равнодушными. Прошлый образ юного мальчика полностью стерся, превратившись во взрослого молодого человека. Но глядя на Шэнь Юй, он все еще показывал слабость и милашность детского возраста. – Извини, Шэнь Юй, я просто… – после паузы тихим и хриплым голосом произнес Тан Ли. – Я просто не могу не видеть тебя. Несмотря на то, что за эти семь месяцев произошло много событий, Шэнь Юй не испытал всего этого лично. Он не мог так сильно переживать и даже не называть имя Тан Ли, как это делал старейшина Шэнь. Он смотрел на Тан Ли, сидящего с осторожным выражением лица, и его сердце было довольно беспокойным. Это ребенок, которого он воспитывал в течение восьми лет. Он думал, что изменение Тан Ли может изменить и всю историю. В конце концов, все свершилось, как и должно было быть. После долгого молчания Шэнь Юй спросил: – Можешь ли ты рассказать мне о своих мыслях? Тан Ли поднял подбородок и молча смотрел на мужчину. – Почему ты пошел против семьи Шэнь? – охваченный зимним холодом, Шэнь Юй потер руки и продолжил. – С тех пор, как я принял тебя в семью, я думал, что с тобой все в порядке. Даже если потом у нас и сложились другие отношения, но сначала я действительно считал тебя своим родным сыном. Я действительно… Шэнь Юй вспомнил обезумевшее лицо дедушки, закрыл глаза и с грустью продолжил. – Я действительно… – он запнулся. – Я действительно был очень добр к тебе. Как никогда не был так добр к другим. – Шэнь Юй! – закричал Тан Ли. Он попытался открыть дверь, но обнаружил, что она была заблокирована Шэнь Юй снаружи. – Ты можешь дать мне еще три года? Я обещаю вернуть тебе компанию, – Тан Ли выглядел совсем как ребенок, выглядывая в окошко автомобиля. Глядя на Шэнь Юй, он почти умолял. – Ты веришь? Я… Шэнь Юй кивнул и вздохнул: – Я верю тебе. Тан Ли выглядел счастливым. – Но я не могу простить тебя, – продолжил Шэнь Юй. Радость на лице Тан Ли застыла. – Мне все равно, для чего ты это делаешь, удовлетворяешь ли свои личные желания, используя семью Шэнь против семьи Тан. Все прошло. У меня нет сил сражаться с тобой, да я и не хочу сражаться с тобой. Шэнь Юй неохотно улыбнулся: – Вот и все, Тан Ли. Я помог тебе, ты пощадил меня и моего деда. Не приходи в больницу, чтобы беспокоить дедушку. Дядя Чжан сказал, что видел Тан Ли возле больницы. Шэнь Юй не принял это близко к сердцу, и теперь, столкнувшись с ним, хотел все прояснить. Тан Ли застыл, открыв рот, не издавая ни звука. Шэнь Юй был готов развернуться и направиться к зданию, но тут увидел кулон, который Тан Ли носил на цепочке. После нескольких секунд ошеломления, он резко сорвал его, не обращая внимания на юношу. От неожиданности Тан Ли не сумел вовремя среагировать, но все же попытался схватить кулон. Но, прежде чем он успел протянуть руку, Шэнь Юй уже отошел и холодно посмотрел на него, а затем развернулся и ушел. – Шэнь Юй! Тан Ли открыл дверь, выскочил из машины и, как будто сойдя с ума, бросился вперед и обнял Шэнь Юй. – Я был неправ. Я не хотел причинить тебе боль. Обещаю, что верну тебе больше, чем забрал, – Тан Ли с силой обнимал Шэнь Юй, уткнувшись лицом в его шею, его слова звучали приглушенно. – Я всегда принадлежал семье Шэнь и никогда не хотел возвращаться в семью Тан. Ночью было настолько холодно, что дыхание Тан Ли, попадая на кожу Шэнь Юй, делало это место особенно горячим. Мужчина стоял на месте и не двигался, пока эмоции Тан Ли немного не успокоились. После он с небольшой силой медленно снял руки, обвитые вокруг его талии. Затем Шэнь Юй развернулся и посмотрел в глаза Тан Ли. – Почему ты нацелился на семью Тан? – спросил он. У Тан Ли возникла мгновенная борьба и нерешительность, но он все же решил сказать правду: – Я обнаружил, что мои родители были связаны с ними… незадолго до того, как в компании случилась беда, они взяли на себя инициативу, чтобы найти моих родителей. Я подозреваю, что все, с чем столкнулись родители, было создано руками семьи Тан во главе с моим вторым дядей. «Это действительно так…» – думал про себя Шэнь Юй. Тан Ли шаг за шагом идет в соответствии с первоначальным сюжетом, без каких-либо отклонений, даже временная шкала может совпадать. Неосознанно, все они были должным образом упорядочены по первоначальному сюжету. Однажды он подумал, что Тан Ли особенный. Он не только сумел обнаружить реальность того, что его не замечают другие, но и найти решение для него. Он думал, что, если даже все, включая героя и героиню, были под контролем сюжета, Тан Ли был единственным исключением. К сожалению, он ошибался. Тан Ли изначально был персонажем в тексте, с определенными настройками характера и жизненной траекторией. Как он может изменить это только своей собственной силой? Шэнь Юй посмотрел на лицо Тан Ли, погруженное в густую тьму ночи, и какое-то время не мог понять, был ли человек перед ним живым или бумажным человеком, который следовал определенным правилам. Внезапно он почувствовал головную боль, поднял руку и потер лоб. – Что с тобой? – хотел подойти Тан Ли. Шэнь Юй поспешно протянул между ними руку и остановил его: – Не подходи. Тан Ли выглядел обиженным, но, так и не посмел пойти вперед. – Ты догадался правильно. Не только компания твоей семьи, даже за смерть твоих родителей несет ответственность твой второй дядя, – сказал Шэнь Юй. – В прошлом было несколько человек, которые сделали это для него. Имея доказательства, ты можешь исследовать высшее руководство, которое ушло в отставку в этом году, и, возможно, сможешь выиграть в этом деле. Тан Ли был ошеломлен, и его голос стал еще слабее на холодном ветру: – Откуда ты это знаешь? Шэнь Юй улыбнулся, не отвечая на вопрос. Тан Ли смотрел на улыбку Шэнь Юй, но не был счастлив. Он чувствовал, что забыл что-то очень важное, но как бы он ни пытался, не мог вспомнить ни малейших деталей произошедшего. Это чувство было слишком ужасным, делая юношу очень беспокойным. Тан Ли схватился за волосы, и в его голове появилось несколько частичных воспоминаний, которые превратились в картину, мелькнувшую перед его глазами. Он увидел, как Шэнь Юй сидел на кровати со слезами, а его рот продолжал произносить разные непонятные вещи. Он сидел на корточках у ног Шэнь Юй, крепко держа его за руку, слушая, как тот говорит о книге и злодее… Тан Ли попытался вспомнить хоть что-то еще, пока боль чуть не разорвала его голову, но так и не сумел вспомнить ничего другого. Когда он вернулся в сознание, то обнаружил, что Шэнь Юй уже почти дошел до здания. Взволнованный Тан Ли бросился его догонять. Он хотел схватить руку Шэнь Юй, но не успел дотянуться, как был ошеломлен внезапным голосом тети Чэнь, который зазвучал прямо перед ним. – Молодой мастер Тан Ли! Что вы здесь делаете?! Тан Ли растерялся и неосознанно отвел руку назад. Подняв глаза, он увидел тетю Чэнь, одетую в домашнюю одежду. Она стояла прямо между коридорами с руками, упертыми в бока, глядя на Тан Ли. Коридор был тускло освещен и, на первый взгляд, выражение тети Чэнь было немного пугающим. Тан Ли тут же воскликнул: – Тетя Чэнь! Женщина нахмурилась, и тут поняла, что все еще называть Тан Ли молодым мастером очень странно, и поспешно поправилась: – Тан Ли, раз вы и мы уже подвели черту, не приходите и не беспокойте нас в будущем. Тан Ли немедленно сказал: – Я просто хочу увидеть Шэнь Юй. – Прошло так много времени, вы уже должны были достаточно насмотреться? Если не хватило, я отправлю вам несколько фотографий господина, чтобы вы могли увидеть его в любой момент, – тетя Чэнь тараторила как пулемет, не давая Тан Ли и рта открыть. Затем женщина подняла подбородок к Шэнь Юй: – Господин, поднимайтесь первым, я приду чуть позже. Шэнь Юй: «……» Несмотря на то, что он чувствовал, что как противник тетя Чэнь выглядит симпатичной и забавной, но все же, услышав ее слова, он побежал вверх по лестнице.