Ruvers
RV
vk.com
image

После перемещения в книгу я усыновил злодея

Прозрачный

Глава 71. Прозрачный Шэнь Юй стоял на том же месте, наблюдая, как тетя Чэнь придерживая Tан Ли под руку довела того до дивана, а затем поспешно налила уже готовый похмельный суп и осторожно передала миску юноше. Молодой человек мгновение колебался и все же не пошел вперед. Только после того, как Тан Ли послушно закончил пить суп, переданный экономкой, Шэнь Юй подошел к ней и осторожно позвал: – Тетя Чэнь? К сожалению, экономка перестала слышать его, и даже не замечала такого большого живого человека рядом с ней. Bсе глаза сосредоточились на Тан Ли, а затем вдруг, как будто что-то вспомнив, она сказала другой женщине: – O, как же молодой мастер Тан Ли вернулся сегодня один? – Что-то не так? – озадачилась та. Тетя Чэнь нахмурилась, выражение ее лица было довольно противоречивым: – Я всегда чувствую, что мы, кажется, что-то забыли… Она потерла виски и задумалась, но, так ничего и не вспомнив, лишь вздохнула: – Может быть мы стареем и начинаем чаще забывать о чем-то. Вторая женщина утешила ее: – Все в порядке, не должно быть ничего слишком важного. Подумаешь об этом через некоторое время. – Надеюсь, так и есть, – кивнула тетя Чэнь. Шэнь Юй стоял перед ними, но был как прозрачный человек. В первый раз полностью услышав весь разговор, он внезапно стал белым, как бумага, а страх и испуг, словно живые лозы, плотно оплели его сердце. Это действительно так… Он стал прозрачным. Как сорняки и камни на обочине дороги, он явно здесь, но его трудно заметить. Не только слуги дома, даже дедушка Шэнь и родственники, а также Тан Мин и другие начали не замечать его. Кан Лин часто забывал слова, которые он говорил ему. На мгновение его сердце захлестнуло чувство невиданного страха. Интуиция говорит Шэнь Юй, что эти изменения могут быть связаны с его намерением изменить сюжет. Даже если он исправит жизненный путь Тан Ли, и юноша не станет злодеем, а мысли об убийстве так и не родятся в его уме, он все еще не может сопротивляться установленному сюжету и не может сойти с пути, в котором первоначальный владелец тела умрет в ближайшем будущем. Другими словами, в любом случае этот персонаж исчезнет, просто исчезнет по-другому. Тело Шэнь Юй слегка затряслось, его сердце пустилось в галоп, как будто в следующую секунду хотело выскочить. Он прижал руку к груди и почувствовал головокружение, почти не в силах устоять на месте. К счастью, в это мгновение кто-то схватил его за руку. Шэнь Юй отреагировал и поспешно оперся на спинку дивана, а затем с лицом, покрытым холодным потом, поднял взгляд на владельца руки. Он увидел наполненные усталостью глаза Тан Ли, с беспокойством смотрящие на него. – Шэнь Юй, – юноша тихо произнес его имя и обошел диван перед ним, невольно он обнял его за талию и прикоснулся к лицу. – Ты в порядке? Твое лицо выглядит ужасно. Шэнь Юй больше не мог обрести прежнего спокойствия, в панике потянув за руку Тан Ли, он дрожащим голосом спросил: – Ты знаешь, кто я? Тан Ли растерялся и в мгновение ока почувствовал, как это смешно и в то же время тревожно. Он держал лицо Шэнь Юй уже обеими руками, пытаясь успокоить молодого человека: – Конечно, я знаю, кто ты. Ты Шэнь Юй. Однако этот ответ не помог молодому человеку почувствовать себя лучше. Он все сильнее и сильнее сжимал руку Тан Ли, а неконтролируемые кончики ногтей почти проткнули кожу юноши. Вскоре даже выступило несколько капель алой крови. Тетя Чэнь, увидев это, испуганно воскликнула: – Молодой мастер Тан Ли, ваша рука… – Я в порядке, – Тан Ли боялся, что голос женщины напугает эмоционально неустойчивого Шэнь Юй, и защитным движением втянул его в свои объятия. Он повернул голову к женщинам и строго им сказал. – Сначала идите отдыхать, я позабочусь о нем. – Но… Тетя Чэнь неожиданно обнаружила Шэнь Юй, но не могла понять, когда он появился. Она хотела что-то сказать, но растерялась из-за невыполнения своих обязанностей, и просто кивнула: – Если что-то понадобится, то позовите нас. После того, как фигуры женщин исчезли, Тан Ли отпустил испуганного Шэнь Юй. По впечатлениям юноши, Шэнь Юй всегда был легким и ветренным и редко проявлял такие сильные эмоции. Это был первый раз, когда он увидел его в таком виде, и был действительно слишком расстроен. Настолько, что ему было тяжело дышать. – Все в порядке, все в порядке, – Тан Ли погладил Шэнь Юй по спине, как будто уговаривал ребенка. – Все в порядке. После того, как Тан Ли успокаивал его снова и снова, состояние Шэнь Юй наконец немного стабилизировалось. Он вырвался из объятий Тан Ли, его глаза, покрытые туманом, были наполнены страхом и отчаянием. Он не обращал внимания на мятый вид своей одежды и посмотрел на юношу. – Ты меня видишь? Тан Ли усмехнулся: – Конечно. Не важно, куда ты идешь, я сразу же найду тебя. Как и раньше, молодой человек стоял сейчас на небольшом расстоянии. Юноша был необъяснимо взволнован, услышав, как Шэнь Юй до этого несколько раз звал тетю Чэнь, но та, казалось, не слышала его голоса. Но он был другим, он даже мог различить звук его дыхания. – Шэнь Юй… – Тан Ли с беспомощным видом хотел взять его за руку, но тот, избегая юношу как чуму, поспешно уклонился. Тан Ли был ошеломлен, вытянутая рука застыла прямо в воздухе. Как только он собирался убрать свою руку, то увидел, как Шэнь Юй резко повернулся и пошел к лифту. Тан Ли не знал, что произошло, и был сильно напуган необычностью поведения Шэнь Юй. Он мог лишь неотступно следовать за ним. Aтмосфера была такой, что ему было страшно даже вздохнуть, опасаясь встревожить того. Ноги Шэнь Юй еще не полностью поправились, и он споткнулся. Увидев это, шедший позади Тан Ли заволновался и поспешно протянул руки, чтобы поддержать молодого человека. И таким образом они вдвоем пришли в спальню. Тан Ли все еще думал, что Шэнь Юй так стремился что-то сделать или забрать отсюда. Но он увидел, как молодой человек сел на край кровати и не шевелился. Его бледное лицо застыло в мертвой тишине. Казалось, чувствуя близость Тан Ли, длинные ресницы Шэнь Юй слегка шевелились. Он поднял взгляд и спокойно посмотрел на юношу, стоявшего перед ним. Только сейчас, присмотревшись, Тан Ли заметил, что глаза Шэнь Юй покраснели, и крупные слезы, как жемчуг с разорванной нити, покатились из них. Однако на лице Шэнь Юй все еще не было никакого выражения, как будто озеро, на котором не найти ни малейшей волны. Если бы не эти слезы, которые текли слишком сильно, Тан Ли почти не мог бы заметить, что он плачет. Увидев эту сцену, юноша уже не мог нормально дышать. Даже пьяные мысли, которые не так давно ощущались в его голове, рассеялись в этот миг. Как будто большая невидимая рука сильно сжимала его сердце и причиняла невыразимую боль. Тан Ли присел на корточки перед Шэнь Юй и положил руку ему на колено. Его голос был легким и четким: – Шэнь Юй, ты можешь рассказать мне, что происходит? Может быть, я смогу помочь. Сказав это, Тан Ли поднял руку и кончиками пальцев с нежностью вытер следы слез на щеках молодого человека. Шэнь Юй, казалось, полностью вырвался из своих панических эмоций. Все, что осталось, это отчаяние и онемение. Он посмотрел на Тан Ли, а затем прижал руку юноши к своей щеке. – Я очень напуган, – сказал Шэнь Юй. – Я здесь, – мягко улыбнулся Тан Ли. – Я был здесь все это время. Шэнь Юй с неоднозначным выражением лица долго смотрел на него и вдруг вздохнул, покачав головой: – Я человек, который боится смерти, и боюсь ее все больше. Так долго выживая в этом мире, я не знаю, как тебе объяснить, но все же должен сказать, что, возможно, не смогу дождаться, пока ты закончишь школу. Услышав эти слова, улыбка на лице Тан Ли постепенно застыла и сменилась растерянностью, он не понимал смысла слов Шэнь Юй. – Я не понимаю, о чем ты говоришь… Шэнь Юй не знал, сможет ли он рассказать Тан Ли о книге. Но в течение этих шести месяцев он уже был сбит с толку незаметными изменениями, окружающими его. Ощущение было очень неприятным, и одиночество, растущее в глубине его сердца, кажется, захлестнуло его с головой. Он был напуган и боялся, что однажды просто умрет в спальне, и никто даже этого не заметит. И появление Тан Ли было для него как спасительная соломинка. Тан Ли был единственным, кто не игнорировал его. Если бы это было раньше, Шэнь Юй еще подумал бы дважды, но в этот момент его мозг уже превратился в кашу, и даже стандартное мышление не могло нормально работать. У него была только одна мысль – схватить единственную спасительную соломинку Тан Ли. – Я чувствую, что вот-вот исчезну. Не знаю, заметил ли ты, что тетя Чэнь и Тан Мин оба неосознанно меня игнорировали. Тетя Чэнь даже начала забывать о моем существовании, – Шэнь Юй не хотел плакать, но слезы никак не могли остановиться. Он взял Тан Ли за руку и произнес глухим голосом. – Я только боюсь, что скоро и ты забудешь, что в мире еще есть Шэнь Юй. Тан Ли был озадачен и беспомощно вытирал руками его слезы. – Как это возможно? Как ты можешь исчезнуть! – мозг Тан Ли был в замешательстве. Он, казалось, все понимал, но на самом деле ничего не мог понять. Он мог только видеть слезы в глазах молодого человека. Юноша положил руку на плечо Шэнь Юй и серьезно сказал. – Ты не исчез, ты здесь. Смотри, я все еще могу поймать тебя. Лицо Шэнь Юй было страшным и испуганным, он не мог перестать качать головой и шептать: – Это моя вина. Я не должен был сам принимать решения во многих вещах, я не должен был пытаться изменить судьбу других людей. Я не должен был обещать тебе… – Шэнь Юй! – зрачки Тан Ли резко сжались, и он, несомненно, был в ярости от последних слов, и внезапно повысил голос. – Что, черт возьми, случилось? Скажи мне правду, хорошо? На последних словах, тон Тан Ли не мог не смягчиться. Шэнь Юй очнулся от наваждения и посмотрел прямо на юношу Он долго шевелил губами, прежде чем произнести: – Я не Шэнь Юй. Я не знаю, где настоящий Шэнь Юй. Голос затих, и Тан Ли долго не двигался. Он невероятно широко раскрыл глаза в недоумении. Какое-то время он чувствовал, что не может ни о чем думать. В конце концов появилась страшная догадка. – Тогда я… – Ты – персонаж в книге, – Шэнь Юй обнял голову и говорил это с большой болью. – Ты – злодей, а я – пушечное мясо, которое будет убито твоими руками через несколько лет. Глаза Тан Ли были полны неприятия. Он смотрел на Шэнь Юй, как на незнакомца, которого не знал, и медленно выдохнул: – Это невозможно… Как будто, чтобы подтвердить сказанное, Тан Ли, даже еще не успевший закончить свои слова, вдруг увидел нечто необычное, происходящее с рукой Шэнь Юй. Он пристально в нее вгляделся. И увидел, что левая рука Шэнь Юй очень медленно начала становиться прозрачной. Изменения постепенно шли от кончиков пальцев и поднимались вверх…