Ruvers
RV
vk.com
image

После перемещения в книгу я усыновил злодея

Признание

Глава 65. Признание Хотя площадь уборной здесь была не маленькой, но и не настолько большой, чтобы, зайдя в комнату не суметь заметить человека. Скрыться можно было только внутри кабинки. Поэтому, когда Шэнь Юй услышал шаги Тан Ли, которые становились все ближе и ближе, он инстинктивно спрятался в самой дальней. Молодой человек забился в угол и старался дышать как можно тише. Через мгновение Шэнь Юй услышал щелчок замка на двери в туалет. – Каштан, – начал мальчик. – Я… Но его тут же прервал холодный голос Тан Ли: – Подожди. Паренек казался совершенно растерянным: – Хм? Что случилось? Но Тан Ли не ответил на вопрос. Он пошел прямо к кабинкам, а затем начал проверять их одну за другой. Шэнь Юй спрятался в самой дальней. Чтобы не привлекать внимание, он намеренно не стал закрывать дверь. То есть, как только Тан Ли полностью откроет дверь кабинки, он тут же обнаружит, кто прячется в углу. Представив себе, как будет обнаружен, Шэнь Юй ужасно смутился. Он изо всех сил старался сжаться и свести к минимуму свое присутствие. В то же время он продолжал молиться, чтобы Тан Ли не нашел его. Лучше всего для юноши в этот момент было бы развернуться и уйти. Но небеса, похоже, не услышали его молитв. Тан Ли не только проверил последнюю кабинку, но и с силой толкнул дверь к стене. Бах. При столкновении двери и стенки кабинки раздался негромкий стук. Сразу после этого, Шэнь Юй почувствовал необычайно жгучий взгляд, блуждающий по его телу. Молодой человек замер на несколько секунд, прежде чем медленно повернуть голову, и в следующую секунду увидел немного удивленное лицо. Тан Ли, казалось, только что пришел с улицы, принеся с собой дыхание ветра. Он был одет в светло-серое двубортное пальто с роговой пряжкой, под которым была черная водолазка, в которой он выглядел немного старше. За то долгое время, что они не виделись, цвет его лица стал намного светлее, а волосы длиннее. Только изысканные черты лица и прекрасные глаза феникса не изменились ни в малейшей степени, в особенности преисполненное холодом выражение. Тан Ли какое-то время смотрел на него, не шевелясь. Шэнь Юй стоял с красным лицом. Он почувствовал, что его конечности постепенно деревенеют, а громко стучащее сердце вот-вот выскочит из груди. Так неловко… Это слишком смущало… В этот момент, Шэнь Юй сожалел о том, что спрятался здесь, как вор. Он мог бы прямо встретиться с Тан Ли лицом к лицу. И, между прочим, прямо узнать до какой степени развились отношения между Тан Ли и этим мальчиком. А в результате получилось, будто он пытался их подслушать. Шэнь Юй пошевелил уже онемевшей рукой: – Я… В то же время снаружи раздался голос паренька: – Каштан, что ты ищешь? Услышав вопрос, Тан Ли, как будто вырвался из оцепенения. Мгновенно вернувшись к своему обычному выражению, он отвел взгляд, отвернулся и отошел. – Ты не боишься, что тут кто-то мог находиться? – холодно отчитал паренька Тан Ли. – В следующий раз обращай на это внимание. Мальчик, казалось, был недоволен и прошептал: – Пусть остальные завидуют мне. Я люблю тебя и не боюсь, что это станет известно. После этого он добавил: – На самом деле я не могу дождаться, чтобы весь мир узнал, как ты мне нравишься. Тан Ли ответил ему очень высокомерно: – Извини, но я не хочу, чтобы ты любил меня. И тем более не хочу, чтобы другие знали, что я тебе нравлюсь. – Почему? – вдруг полностью растерялся старшеклассник. – Потому что ты мне не нравишься, – ответил Тан Ли. – Твои оправдания никуда не годятся, – самонадеянно сказал паренек. Тан Ли больше ничего не произнес. Мальчик тоже не спешил говорить. Вероятно, они в противостоянии смотрели друг на друга, и вся комната погрузилась в тишину, в которой было слышно лишь их дыхание. Шэнь Юй же в этот момент продолжал опираться на угол кабинки, боясь даже вздохнуть и тем случайно привлечь к себе внимание. Он думал, что Тан Ли не будет продолжать эту тему или уйдет без единого слова. И никак не ожидал, что примерно через полминуты голос Тан Ли произнесет. – Что, если я скажу, что у меня уже есть любимый человек? – сказал Тан Ли. – Достаточно ли этой причины, чтобы убедить тебя? Наступило еще одно долгое молчание. Через некоторое время тишину прервал слегка улыбнувшийся паренек: – Позволь мне догадаться. Человек, которого ты любишь, принявший тебя в детстве Шэнь Юй, не так ли? Шэнь Юй: «……» Твою мать! Подслушивать это одно, но услышать свое собственное имя действительно слишком шокирующе. Дети, еду можно есть без разбора, но говорить без разбора глупости нельзя! Как Тан Ли может любить его? Кроме того, он ему почти отец. Мысли Шэнь Юй метались в беспорядке, когда Тан Ли ответил: – Да, ты не ошибся. Шэнь Юй: «……» Молодой человек подозревал, что ошибся, что у него была слуховая галлюцинация, или что Тан Ли случайно сказал совсем не то, что хотел. Возможно, он просто хотел однозначно отказать пареньку. От таких мыслей голова Шэнь Юй готова была взорваться. Однако, оказалось, что он не ошибся. Он ясно услышал, как Тан Ли сказал: – Да. человек, которого я люблю, – это Шэнь Юй. Я люблю его в течение семи лет и пяти месяцев. С тех пор, как пришел в семью Шэнь. Я полюбил его с первого взгляда. – Неудивительно… – мальчик, казалось, пытался поднять свой дух. Его тон звучал убежденно, но на самом деле каждое слово дрожало. – Я так умолял тебя прийти, но ты отказался. Зато, услышав, что Сяо Хуэй привела Шэнь Юй, сразу бросился сюда. Это настолько очевидно, что только слепой не догадается, что ты постоянно думаешь о нем. – Правда? – с самоуничижением спросил Тан Ли. – Жаль, что он сам этого не видит. Шэнь Юй в кабинке: «……» Он признавал, что не только слепой, но и дурак. Он никак не мог понять смысл слов Тан Ли… Он нравится ему больше семи лет? Когда он вошел в дом Шэнь, то полюбил его? Но в то время Тан Ли было только десять лет, что понимают в любви десятилетние дети? Даже если ты психологически старше своего возраста, понимать эмоциональные реалии так рано просто невозможно… Шэнь Юй чувствовал, что его три взгляда на мир почти перевернуты. Паренек снаружи, которому тоже подорвали его три взгляда, не выдержал чувство краха и с плачем закричал: – Ты слишком извращен! Человек относился к тебе как к собственному сыну и растил тебя, но ты помышляешь овладеть им! – Следи за тем, что говоришь, – жестко произнес Тан Ли. – Ты признаешь факт, но боишься, что я озвучу это? – мальчик задыхался от злости. – Ну и извращенец! Так много лет любить человека! Неудивительно, что с такими хорошими данными Шэнь Юй все еще до сих пор одинок, это, безусловно, твоя работа! – … Ничего больше не говори. – А я хочу сказать! Вижу, что Шэнь Юй действительно ослеп, когда принял такого неблагодарного подопечного! Если бы он знал, что у тебя такие грязные мысли, он, несомненно, вышвырнул бы тебя из семьи Шэнь! Тан Ли долго терпел и подавлял свой гнев, но больше не мог выдержать: – Какие еще грязные мысли?! Я просто люблю Шэнь Юй, и никогда не думал о том, чтобы что-то с ним сделать. Закрой рот со всеми своими грязными словами. – Ты смеешь доказывать, что у тебя никогда не было мыслей о нем? – Я... И его голос резко затих. – Послушай, что я скажу! – мальчик был взволнован, как будто только что выиграл битву. – Очевидно ведь, что твои собственные мысли не чисты, но ты стесняешься сказать мне об этом! Тан Ли рассердился: – Я просто слишком ленив, чтобы говорить с тобой. Сказав это, он развернулся и вышел. Паренек смотрел вслед Тан Ли, вышедшему из уборной, даже не обернувшись. Лишь спустя долгое время он сумел отреагировать. Да, сейчас он познал горечь потери любви. А вот когда он только начал влюбляться, это было так волнительно… Вспомнив об этом, мальчик почувствовал такую обиду, что глаза и нос снова защипало. Шэнь Юй прятался в кабинке, на долгое время застыв в одной позе, и его конечности затекли. Он стиснул зубы, но продолжал упорно стоять, пока мальчик не собрал свои печальные мысли и медленно не вышел из туалета. Тогда молодой человек постепенно начал расслабляться. Прошло совсем немного времени, он едва успел успокоиться, когда снова раздался звук открывающейся двери и приближающихся шагов. Придется держаться дальше. Этому не будет конца… Шэнь Юй мысленно закричал, неосознанно оставаясь в той же позе. Затем он услышал, как шаги остановились возле кабинки, в которой он находился. А затем незапертая дверь снова открылась, чтобы показать Тан Ли, стоящего перед ним без какого-либо выражения. Шэнь Юй неохотно приподнял уголки губ, неловко улыбаясь. – Какое совпадение. – Это не совпадение, – беспомощно вздохнул Тан Ли. – Я пришел сюда именно для того, чтобы найти тебя. Шэнь Юй знал, что прячется в углу в очень смешной позе и хотел повернуться лицом к Тан Ли, но его конечности уже онемели, и даже небольшое движение будто пропускало по его телу разряд тока. Это чувство было ужасным. Шэнь Юй выдохнул и обратился за помощью к Тан Ли: – Я не могу двигаться. Тан Ли, естественно, понял его состояние, но чувствовал, что такой неловкий Шэнь Юй выглядит действительно мило. Поэтому он не мог отказать себе в радости смотреть на него подольше. Как же ему хотелось, чтобы время остановилось в этой гармоничной атмосфере. Он не знал, что Шэнь Юй скажет и сделает дальше. Он взял на себя инициативу пробить этот слой оконной бумаги, и больше не мог притворяться, что ничего не произошло. Тан Ли был так взволнован, но быстро взял себя в руки и шагнул вперед. Протянув руку и обняв Шэнь Юй за талию, он помог ему усесться на крышку унитаза. – Твоя травма еще не полностью прошла, и не позволяет долго стоять, – Тан Ли недовольно нахмурился и, присев на корточки, начал мягко массировать ноги молодого человека. Смущенное выражение на лице Шэнь Юй не исчезало, и он немного заикался: – Я-я не специально это сделал… В его голосе слышалось чувство вины.