Ruvers
RV
vk.com
image

После перемещения в книгу я усыновил злодея

Пoкинуть

Глава 62. Пoкинуть Прождав весь день, Шэнь Юй так и не получил никаких известий от Тан Ли. Вечером ему позвонил дедушка Шэнь. C таким шпионом как дядя Чжан, старейшина Шэнь, естественно, хорошо знал, что Шэнь Юй делал все это время, но вместо того, чтобы обвинять внука, он был откровенен и честен с ним. – Я знаю, что ты расстроен из-за Каштана, но множество глаз пристально наблюдает за нами. В такое время нельзя допускать необдуманных действий. Шэнь Юй откинулся на спинку дивана и в отупении смотрел в потолок. Даже после того, как дедушка замолчал, он продолжал рассеяно смотреть в никуда. Старик знал, что Шэнь Юй не хочет его слушать, вздохнул, но продолжил объяснять: – Я на самом деле не собирался ничего делать с Каштаном, оставив его просто посмотреть на этих людей. Неужели ты думаешь, что я причинил бы ему боль? – … Дедушка, это все дело прошлого, – поджал губы Шэнь Юй. Он больше не хотел обсуждать это. Как только упоминали имя Тан Ли, он тут же расстраивался. Все это очень раздражает. Ощущение было похоже на рану, которую ему с трудом удалось скрыть, но люди снова и снова с ухмылками указывали на нее и радостно посыпали солью. Шэнь Юй вздохнул, его дыхание немного дрожало. Дедушка, казалось, почувствовал его эмоции, и вразумляющие речи внезапно прекратились. Спустя некоторое время он сам глубоко вздохнул и произнес: – Сяо Юй, ты становишься незрелым. Опять эти слова. Вчера днем дядя Чжан сказал ему то же самое. Им повезло, они могли так прямо выразить свое разочарование и недовольство, а вот Шэнь Юй оставалось только сдерживать свои слова, проглотив все обиды и печали и делая вид, что ничего такого не происходит. Он знал, что даже если расскажет все, ему все равно никто не поверит. Лицо Шэнь Юй было бледным, лежащая на диване рука постепенно сжалась. Молодой человек все же пошел на компромисс и не спеша выдохнул: – Извини, дедушка. Ему очень жаль. Он не был настоящим Шэнь Юй. У него не было способностей и смелости первоначального владельца тела. Видя, как компания семьи Шэнь начинает падение, он мог только беспомощно наблюдать со стороны, и понятия не имел, как найти путь для ее спасения. Дедушка Шэнь ненадолго замолчал, а потом добавил: – Займись делами филиала Цзиньчэн. Сократи все ненужные расходы, и, насколько возможно, попытайся в будущем увеличить доход. Есть также два филиала в Юго-Западном регионе, которые мы непосредственно поддерживаем. Потеряв три года, мы пришли только к более серьезным потерям. Шэнь Юй удивился: – Мы собираемся отказаться от рынка всего Юго-Западного региона? – В настоящее время это так. Производительность компании год за годом только падает. Так что рано или поздно они все равно закроются. Лучше сосредоточиться на разработке более перспективных проектов в компании. Что касается новых идей, то на них пускай пока наложат вето. Hам нужно выбрать безопасный путь. – Хорошо, – покорно согласился Шэнь Юй. Как раз в тот момент, когда Шэнь Юй подумал было, что дедушка собирается завершить разговор, он неожиданно услышал, как тот спросил: – Да, как работают твои магазины десертов? Молодой человек не ожидал, что тема разговора сменится так резко. И только через некоторое время ответил: – Дела идут довольно хорошо. Я собираюсь открыть еще один магазин в центре города в торговом районе. В прошлом месяце мы вместе с Кан Лином ходили посмотреть здание. Сейчас идут переговоры с арендодателем, и если все будет хорошо, то магазин откроется к концу года. Рассказывая о магазинах, Шэнь Юй мог говорить долго и безостановочно. Только когда у него немного схлынул энтузиазм, он понял, что дедушка не сказал ни слова и просто тихо слушал его. Шэнь Юй немного смутился: – … Извини. – Ничего, мне действительно нравится слышать, когда ты так говоришь, – засмеялся старик Шэнь. – Ты так одухотворен, когда рассказываешь об этом. Шэнь Юй молчал. – Сделай все хорошо, – как бы в шутку сказал дедушка Шэнь. – Когда ты наладишь этот бизнес, мы не окажемся на улице. – Хорошо, – молодой человек закрыл глаза, почувствовав боль в сердце. _______________ На следующий день Шэнь Юй, наконец, получил звонок от Тан Ли. Тан Ли не только позвонил, но и через полчаса после того, как повесил трубку, прибыл в семью Шэнь. За ним следовали слуги семьи Тан и Тан Мин, который когда-то разговаривал с Шэнь Юй в Цзиньчэн. Тан Мин был все таким же, как и в воспоминаниях. Светлокожий и стройный. Его кожа на солнце казалось почти прозрачной, черты лица за пять лет не сильно изменились, только тело излучало спокойный темперамент. Тетя Чэнь привела всех этих людей в гостиную. Слуги семьи Тан принесли с собой упаковочные материалы и картонные коробки, и по указанию тети Чэнь направилась прямо в комнату Тан Ли на втором этаже. Шэнь Юй, одетый по-домашнему в шорты и футболку, не двигаясь сидел на диване. Холодный воздух из центрального кондиционера дул настолько сильно, что на коже его рук появились мурашки. Но молодой человек совсем не чувствовал холода. С тех пор, как Тан Ли вошел в гостиную, его глаза были прикованы к подростку. Взгляд неотступно следовал за шагами Тан Ли. Затем Шэнь Юй увидел, как тот подошел к табло кондиционера, нахмурился и протянул руку, чтобы нажать несколько кнопок. Вскоре температура в помещении немного повысилась. Тан Ли подошел к нему, присел на корточки и, взяв ледяные руки Шэнь Юй в свои, начал мягко их разминать. В его голосе слышалась некоторая беспомощность: – В следующий раз не понижай температуру так сильно. Если здоровье подведет, можно замерзнуть и простудиться. Шэнь Юй внимательно смотрел на лицо Тан Ли. Он обнаружил, что подросток был худым и загорелым. Шэнь Юй до сих пор помнил, что во время летних каникул Тан Ли часто следовал за его помощником в самые разные места, и загорел, как уголек. Только поздним вечером он получал возможность видеть мальчика своими глазами. При воспоминаниях об этом сердце молодого человека размякло. – Тощий, – он прикоснулся к щеке Тан Ли. – Пухлые все же выглядят лучше. Но чувство прикосновения все такое же приятное. Тан Ли смотрел на Шэнь Юй своими широко раскрытыми глазами. Его зрачки вспыхнули, и темная волна поднялась изнутри. Затем он внезапно бережно поднял его руку, прижав к своему лицу, закрыл глаза и мягко потерся о ладонь. Все еще как котенок. – Скоро вес наберется, – улыбнулся Тан Ли, из-за чего показались маленькие тигровые клычки. – Я склонен к полноте. Шэнь Юй улыбнулся и собрался что-то сказать, но увидел, как за подростком появилась личная тень. Это был Тан Мин. – Если уж ты склонен к полноте, то нам вообще незачем жить! – громко пожаловался Тан Мин, затем с улыбкой посмотрел на Шэнь Юй и поздоровался. – Господин Шэнь, давно не виделись. Молодой человек тоже ему улыбнулся и кивнул: – Да, давно не виделись. Тан Мин посмотрел на ноги Шэнь Юй и осторожно поинтересовался: – Послушайте, Тан Ли говорил, что ваши ноги уже в полном порядке? – Я едва могу ходить, – объяснил с улыбкой Шэнь Юй. Пока они болтали, люди наверху упаковали скромный багаж Тан Ли и перенесли все в машину, на которой приехали. Тан Мин последовал за слугами обратно в машину, оставив Тан Ли наедине с Шэнь Юй. Оживленная гостиная погрузилась в тишину. Шэнь Юй думал, что Тан Ли многое ему скажет. В результате, так и не дождавшись от него ни слова, он поднял голову, прямо взглянув на подростка. Два человека пристально смотрели друг другу в глаза. Оба чувствовали легкое смущение. В конце концов, Тан Ли первым нарушил молчание и прошептал: – Извини. Шэнь Юй пожал плечами и сделал вид, что мягко улыбается: – Все в порядке. – Ты планируешь перевестись в другую школу? – после паузы спросил он подростка. Тан Ли покачал головой: – Тан Мин и Тан Вэньцзин учились в этой школе, и я должен буду продолжать там учиться до окончания. – Очень хорошо, – улыбнулся молодой человек и, увидев, что Тан Ли сидит на корточках перед ним, не собираясь вставать, похлопал его по плечу. – Если они будут запугивать тебя, возвращайся. Двери семьи Шэнь всегда открыты для тебя. Сказав это, Шэнь Юй резко осознал, что произошло совсем недавно, и изменил свои слова: – Что бы ни случилось, моя дверь здесь всегда будет для тебя открыта. Тан Ли держал руку Шэнь Юй. Хватка была очень крепкой. Затем она медленно ослабела. – Я пойду, – Тан Ли встал, – они все еще ждут меня снаружи. – Иди, – сказал Шэнь Юй. И Тан Ли действительно ушел. Переехал из дома семьи Шэнь и забрал все свои вещи. Тан Ли не любил разбрасывать вещи, поэтому почти нигде, кроме спальни, в которой он раньше жил, не осталось следов его пребывания. Позже спальня была тщательно убрана тетей Чэнь, и когда Шэнь Юй снова зашел в нее, он обнаружил, что даже последние следы, оставленные мальчиком, были стерты. Много-много раз Шэнь Юй просыпался посреди ночи, чувствуя, что все произошедшее раньше, было похоже на сон. То, что он и Тан Ли узнали друг друга, это сон. Что он воспитывал и растил Тан Ли – сон. И даже то, как он смотрел на уход Тан Ли – все это тоже сон. Все, что было, – сон. Возможно, когда-нибудь он проснется, увидев знакомую маленькую комнату, получит звонки от старых друзей и снова будет переживать из-за этих сумасшедших девушек, преследующих его каждый день. Перемещение в книгу тоже окажется сном... _______________ Время течет по крупицам. Через месяц известие о том, что Тан Ли покинул семью Шэнь, распространилось среди высших кругов и папарацци в средствах массовой информации. Даже Ян Дженни, с которой долго не было никакой связи, услышала сплетни и специально позвонила успокоить Шэнь Юй. На этот раз девушка позвонила ему с мобильного телефона своего отца. Шэнь Юй посмотрел на имя отца Ян Дженни на экране мобильного телефона и глубоко вздохнул. Вопреки желанию, ему все же пришлось ответить на звонок. – С вами все в порядке? – тихий голос Янь Дженни был наполнен беспокойством. – Я слышала о Тан Ли и Шэнь Жуне. Услышав это, Шэнь Юй нахмурился. Мысли о том, из-за кого все это произошло, снова потянулись к Шэнь Жуну. Не дождавшись, пока Шэнь Юй ответит, Ян Дженни снова начала жаловаться: – Я знаю, что этот ребенок с детства не был нормальным. Когда он был маленьким, у него дома произошли серьезные происшествия. Его разум уже давно искажен. Как его ни воспитывай, невозможно полностью исправить это. К счастью, на этот раз он обратился против Шэнь Жуна, и не совершил ничего страшного с вами… Сказав это, Ян Дженни глубоко вздохнула. Ее дальнейшие слова оборвал холодный голос Шэнь Юй. – Кто это сказал? – Что? – Ян Дженни, казалось, не поняла, о чем он спрашивал. – Кто вам все это сказал? – четко спросил Шэнь Юй. Ян Дженни растерялась от внезапной перемены. И только спустя долгое время тихо ответила: – Да, это то, о чем говорят люди из семьи Шэнь.