Ruvers
RV
vk.com
image

После перемещения в книгу я усыновил злодея

Укор

Глава 61. Укор Шэнь Юй проcто xотел пошутить. Kто же знал, что после того, как Tан Ли услышит эти слова, его только-только вернувшееся к нормальному цвету лицо снова жутко покраснеет. Даже кончики его ушек стали красными. Oн стоял неподвижно и никак не мог прийти в себя. – Нет-нет, – заикался Тан Ли, его мечущиеся по сторонам глаза наполнились огорчением. Он в раздражении схватился за волосы. – Я еще... не думал об этом. Увидев, что лицо подростка покраснело как помидор, у Шэнь Юй вырвался смешок. Он махнул ему рукой и сказал: – Я просто дразнил тебя. Тан Ли: «……» Он вздохнул с облегчением и, наконец, набрался смелости встретиться с Шэнь Юй взглядом. Черные глаза были полны беспомощности, смешанной с чем-то тщательно скрытым. Молодой человек склонил голову и прижал к губам кулак. После долгого приглушенного смеха Шэнь Юй медленно подавил на лице улыбку и поднял руку, чтобы вытереть слезы в уголках глаз. Он вздохнул: – Ты вырос, пришло время понять некоторые вещи. Только не знаю, будет ли у меня возможность увидеть тебя в браке и с детьми позже. Я надеюсь, что… В конце концов, этот маленький злодей влюбится в главную героиню и не будет оглядываться назад. – Ложись спать, – Шэнь Юй улыбнулся Тан Ли. – Cпокойной ночи, увидимся завтра. Румянец с лица Тан Ли постепенно исчез, лицо приняло привычное выражение. Он на мгновение взглянул на Шэнь Юй, приоткрыв рот, будто хотел что-то сказать, но так и не произнес ни слова. – Спокойной ночи. Сказав это, Тан Ли ушел и спокойно закрыл дверь. Громко щелкнул замок. В комнате стало совершенно тихо. Некоторое время Шэнь Юй еще просидел на диване, прежде чем встать и отправиться спать. _______________ На следующий день. Шэнь Юй проснулся от легкого стука в дверь. Человек за дверью громко позвал: – Господин Шэнь, вы проснулись? Это был голос Чжоу Чэ. Шэнь Юй встал с кровати, оделся и неспешно пошел открывать. Первое, что бросилось в глаза за дверью, было лицо Чжоу Чэ, на котором сияла широкая улыбка. – Доброе утро, господин Шэнь, – Чжоу Чэ поднял руки и показал Шэнь Юй коробку с едой, которую держал. – Тан Ли сказал, что вы не можете есть завтрак из отеля. Я купил это в ближайшем ресторане. Не знаю, соответствует ли это вашим запросам. Шэнь Юй был польщен и поспешил отойти в сторону: – Простите, что побеспокоил вас. Улыбка Чжоу Чэ стала еще шире: – Нет проблем, нет проблем. Шэнь Юй огляделся по сторонам, но так и не заметил фигуры Тан Ли. Он медленно закрыл дверь и повернулся, увидев, что Чжоу Чэ уже положил на стол коробки с едой и два комплекта одноразовых палочек. – Одежда подошла? – радостно спросил Чжоу Чэ. – Я часто посещаю этот магазин. Это уже устоявшийся бренд, дела у них идут неплохо. – Подошла, – у Шэнь Юй приподнялись уголки губ. Присев, он спросил Чжоу Чэ: – Каштан уже встал? Мужчина почесал голову и сказал: – Тан Ли звонил мне уже достаточно давно. Вероятно, сейчас он занят и вернется к вам немного позже. Но пока мужчины завтракали, Тан Ли так и не появился. Успешно выполнив задание, Чжоу Чэ ловко убрал со стола, с улыбкой попрощался с Шэнь Юй и моментально убежал. Не прошло и двух минут, как снова раздался стук в дверь. Шэнь Юй подумал, что это Тан Ли, и поспешил открыть дверь. Из-за неуклюжих шагов на полпути он почти врезался в обувной шкаф, но к счастью, сумел устоять, ухватившись за стену. Собравшись с силами, он открыл дверь и увидел, что это всего лишь обслуживающий персонал в униформе отеля. Мужчина, держа в руках уже выстиранную и высушенную одежду, улыбнулся и протянул ее Шэнь Юй. – Господин Шэнь, это одежда, которую господин Тан передал нам вчера вечером. Шэнь Юй надолго застыл, прежде чем взять ее. – Благодарю. – Не за что. Закрыв дверь, Шэнь Юй подошел к кровати и швырнул одежду. В этот момент он почувствовал, как непонятный огонь опалил небо и никакими усилиями его нельзя было удержать. Он вспомнил все, что произошло вчера, и все, что сделал только что. Одно событие за другим… Он также сказал, что Тан Ли был дураком. Однако, возможно, в глазах подростка и остальных именно он был настоящим дураком. Все без исключения могли посмеяться над его глупостью. Только для того, чтобы увидеть Тан Ли, я, не колеблясь, веду себя таким смущающим образом. Шэнь Юй отыскал телефон под одеялом. Экран блокировки был заполнен пропущенными вызовами, непрочитанными текстовыми сообщениями и неоткрытым WeChat. Он сразу вошел в WeChat и увидел крошечный номер «1» перед единственным установленным диалоговым окном. Это сообщение от Тан Ли. [Извини, мне надо уйти немного раньше. Позже я свяжусь с тобой.] Лаконично и кратко. До такой степени, что Шэнь Юй даже не понимал смысла этих слов. Немного раньше? Что случилось? Когда это произошло? Шэнь Юй долго смотрел на экран телефона, и в конце концов заставил себя не думать о том, чтоб перезвонить Тан Ли, набрав лишь одно слово: «Хорошо». Затем он сел на кровать и стал ждать. Прождав до двенадцати часов, он так и не получил информации о Тан Ли. «Хорошо» – слово, которое он написал, спокойно находилось в нижней части диалогового окна чата. Короткое и немного ослепительное. Шэнь Юй вздохнул, вышел из WeChat и набрал телефон Кан Лина. ________________ Когда Кан Лин доставил Шэнь Юй обратно в дом Шэнь, в особняке было необыкновенно тихо. Дядя Чжан и тетя Чэнь, похоже, провели ночь в гостиной, все еще одетые в одежду с прошлого вечера. Их лица были уставшими, а под глазами залегли тени. Увидев, что Шэнь Юй вернулся, тетя Чэнь так разволновалась, что тут же, раскрасневшись, поспешила к нему. – Господин, вы в порядке? – Я в порядке, – покачал головой Шэнь Юй. Сказав это, он взглянул на дядю Чжана, который тоже подошел. – Дядя Чжан, давайте поговорим в кабинете. Управляющий, казалось, уже догадывался, что Шэнь Юй скажет это. Нисколько не удивившись, он покорно кивнул: – Хорошо. Тетя Чэнь хотела принести костыли Шэнь Юй, но тот отказался. Он медленно пошел к лифту, а дядя Чжан молча следовал за ним. Зайдя в кабинет, Шэнь Юй подошел прямо к столу и сел в кресло. Управляющему осталось только встать прямо перед столом. Шэнь Юй не повышал голос и не осмеливался действовать опрометчиво. – Дядя Чжан, – произнес Шэнь Юй. – Мои родители ушли, и вы стали частью моей семьи. Я никогда не думал, что вы окажетесь тем, кого мой дедушка поставил присматривать за мной. Думал, вы никогда не совершите подобного. Мужчина слегка опустил голову и вздохнул в ответ: – Простите. – Но я не хочу слышать ваши извинения, – Шэнь Юй откинулся на спинку кресла, холодный взгляд переместился с управляющего на великолепный потолок с резным рисунком. – Идите. Раз вы так слушаете слова моего дедушки, то и позаботьтесь о нем. Он тихо рассмеялся над самим собой: – Это избавит вас от беспокойства по поводу моих проблем. Услышав это, дядя Чжан ошеломленно замер и в неверии посмотрел на Шэнь Юй. – Господин, – сказал дядя Чжан. – Я… Шэнь Юй жестом прервал невысказанные слова мужчины: – Извините, я не хочу слышать ваши объяснения. Дядя Чжан замолчал на некоторое время, а затем с трудом произнес: – Хорошо. – Дела особняка передайте тете Чэнь, а десертных магазинов – Кан Лину. Когда закончите с этим, вы можете упаковать свои вещи и уехать. Шэнь Юй раздумывал, придерживая подбородок, прежде чем сказать: – Я дам вам неделю, достаточно ли будет этого времени? – … Достаточно, – горло дяди Чжан сжалось. – Идите, – кивнул Шэнь Юй. Дядя Чжан повернулся и подошел к двери кабинета. Но, прежде чем открыть дверь и сделать шаг наружу, он все же произнес: – Господин, извините меня… Дядя Чжан не дал Шэнь Юй возможности прервать его, и, не колеблясь, продолжил: – ...Но я не думаю, что в моих действиях было что-то неправильное, и, тем более, не считаю действия старейшины Шэнь ошибочными. Возможно, вы сами и не почувствовали, но с тех пор, как семья Шэнь приняла Тан Ли, вы очень сильно изменились. Эти слова заставили молодого человека вздрогнуть. Он нахмурился и глазами указал дяде Чжану продолжить. Мужчина неосознанно сглотнул, а затем медленно заговорил: – В прошлом вы работали решительно, никогда не были небрежным и не смешивали свои чувства и работу. Работа была для вас всем. И хотя старейшина Шэнь очень волновался, он никогда ни в чем не обвинял вас. В то время вы действительно много работали для семьи Шэнь. Шэнь Юй: «……» Кажется, он догадался, что сейчас скажет дядя Чжан. И конечно же, едва подумав об этом, он услышал: – Но теперь вы устремили все силы на обучение Тан Ли и управление этими кондитерскими. Большинство дел в компании ведется Кан Лином. Когда у Тан Ли была всего лишь небольшая простуда, вы несколько раз отсутствовали на очень важных встречах. Некоторые люди считают даже, что это Кан Лин является генеральным директором. Шэнь Юй молчал. Он не мог подобрать слов, чтобы опровергнуть дядю Чжана. – Господин, – мужчина внимательно посмотрел на Шэнь Юй, его глаза подернулись слезами, и он с искренним чувством продолжил. – Возможно, старейшине Шэнь не следовало советовать вам принять Тан Ли, иначе вы бы не довели дела до такого состояния. – Я… – попытался что-то произнести Шэнь Юй. – Все последние дни вы думали о Тан Ли, но подумали ли вы хоть раз о семье Шэнь? – спросил дядя Чжан. Шэнь Юй потерял дар речи. Тишина заполнила комнату, вокруг было настолько тихо, что стало слышно их дыхание. Шэнь Юй замер и не двигался. На самом деле у него было много слов, которые он хотел сказать дяде Чжану. Например, что производительность компании Шэнь уже начинает снижаться, и, возможно, вскоре она обанкротиться, как описано в оригинале. Тогда вся семья Шэнь обеднеет. Например, что он был просто кондитером, специализирующимся на западных десертах, и единственное, что он умеет, это делать их и управлять десертными магазинами. Он не мог управлять настолько большой компанией. Даже сам Шэнь Юй не знал, как ему удавалось поддерживать семью Шэнь до сих пор. Жаль, что так много слов не было произнесено Шэнь Юй. Когда молодой человек очнулся от своих мыслей, дядя Чжан уже покинул кабинет.