Ruvers
RV
vk.com
image

После перемещения в книгу я усыновил злодея

Cумаcшествие

Глава 53. Cумаcшествие Сo временем тело Шэнь Юй становилось все тяжелее и тяжелее. Совершенно неподъемным. Как будто заполнилось свинцом. Tем не менее его сознание было очень ясным, он даже мог четко отследить путь женских рук, блуждающих по его телу. Казалось, что его горло сгорело от огня. Лишь спустя долгое время он с трудом выдавил два слова: – Убирайся отсюда… Несмотря на то, что отвращение в его голосе было настолько сильным, что, казалось, могло материализоваться, из-за тихого звучания ему недоставало весомости. В ухе раздалось хихиканье, и женщина с сожалением произнесла: – O, господин Шэнь, не стесняйтесь. Брат Жун сказал мне, что я должна хорошо услужить вам, и я, безусловно, сделаю все, что в моих силах. В этот момент Шэнь Жун нетерпеливо воскликнул: – Откуда в тебе столько ерунды? Давай начинай! – Хорошо, хорошо, – вздрогнула женщина, заметно нервничая. Несмотря на то, что она намеренно изображала опытную любовницу, Шэнь Юй мог почувствовать, что ее опыт не был так богат. Хотя она совершенно точно была настроена пойти до конца невзирая ни на что, ее протянутые к поясу халата руки слегка дрожали. Потребовалась целая минута, чтобы женщина сумела его развязать. В этот момент Шэнь Юй было все так же тяжело говорить, как и раньше. Его глаза были устремлены в потолок, заледеневший взгляд выражал отчаяние и гнев. Он слегка задыхался, а лицо уже покрылось тонким слоем холодного пота. Но он должен был заставить себя успокоиться и попытаться убедить эту женщину, которая уже стаскивала с него одежду. – Если ты… хочешь денег… я дам тебе… – с трудом проговорил Шэнь Юй. – Сколько ты хочешь… Произнеся это, он, похоже, израсходовал все свои силы. К сожалению, женщина не восприняла его слова всерьез и вместо этого возразила: – Господин Шэнь, мне не нужны ваши деньги, мне нужен только ребенок. «……» Шэнь Юй не мог больше говорить, в его груди разгорелась злость. Когда женщина снова заговорила, она была немного более игривой: – Когда у меня появится ребенок семьи Шэнь, останусь ли я без денег? Сказав это, она, казалось, решилась. Перевернувшись, она села на талию Шэнь Юй. – Господин Шэнь, – серьезно сказала женщина, – извините. Шэнь Юй закрыл глаза. Он похож на человека, взбирающегося на обрыв. Кто-то тянет его вниз, кто-то толкает его сверху. Ни одно из движений не может быть выполнено им самим. Его руки как будто сломаны, и он быстро падает вниз. Густая тьма в бездне, словно виноградная лоза, плотно обхватила его и медленно поглотила… Когда Шэнь Юй собирался уже отказаться от борьбы, он внезапно почувствовал сильную вспышку света. Открыв глаза, он увидел лицо Тан Ли. Подросток был одет в костюм, в котором был на банкете. Его тело было освещено ярким светом, настолько мощным, что казалось почти прозрачным. Тан Ли стоял неподвижно и безмолвно смотрел на Шэнь Юй. Его тонкие черты лица были наполнены равнодушием, а его глаза казались холодными, как будто он никогда не знал его прежде. – Каштан! Что с тобой? – с тревогой воскликнул Шэнь Юй. Ясно, что Тан Ли услышал его, но не сдвинулся ни на шаг. – Каштан! – Шэнь Юй разволновался, когда подросток не подошел к нему. Он хотел сам подойти ближе, но обнаружил, что его тело было чрезвычайно тяжелым. Даже небольшое движение было невероятно трудным, и он нервно сглатывал, только чтобы снова и снова кричать. – Каштан, ты можешь прийти? Мое тело не может двигаться, приходи и помоги мне. Тан Ли все еще не двигался, просто смотрел на Шэнь Юй с немного непонятным взглядом. После долгой неясной ситуации, Тан Ли сказал с неоднозначным выражением на лице: – Шэнь Юй, у меня уже есть любимый человек. Ты можешь отпустить меня? Молодой человек мгновенно застыл, неожиданно появился страх перед тем, что еще мог сказать ребенок. Несмотря на это, Тан Ли продолжил: – Не знаю, какие у тебя мысли на мой счет, но могу сказать, что я живой человек, а не твоя личная собственность. Если ты воспитал меня, это не означает, что ты можешь меня монополизировать. – Я не был… У меня нет… – попытался объяснить Шэнь Юй. – Правда? – тихо спросил Тан Ли. – Ты действительно не лжешь? Шэнь Юй замолчал и не осмелился смотреть прямо в глаза подростка. Хотя он и не хотел этого признавать, ему пришлось принять, что он часто рассматривал Тан Ли как свою собственность. Настолько, что, узнав, что у того может быть кто-то, кто ему нравится, он очень ревновал. Тем не менее Шэнь Юй хорошо знал, что его ревнивый взгляд действительно ужасен… Тан Ли больше ничего не сказал, повернулся и ушел. Шэнь Юй смотрел на исчезающую фигуру, и горячие слезы, как бусины с разорванного ожерелья, покатилась из его глаз. Женщина, которая в этот момент наливала лекарство в рот Шэнь Юй, прикоснулась к его слезам и замерла, подняв взгляд на влажные персиковые глаза и мокрые дорожки, пересекающие лицо. Внезапно она немного размякла, и движения ее рук остановились. В следующую секунду Шэнь Жун, держащий камеру, резко встал с дивана и с мрачным видом подошел к ней. Мужчина увидел мягкость и нерешительность сообщницы. В конце концов, она не была очень смелой, и с этим ничего не поделаешь. Поэтому наполовину уговаривая и наполовину угрожая, он произнес: – Даже если ты позволишь ему сейчас уйти, он не будет помнить твою доброту, вместо этого всего лишь отправит тебя в тюрьму. – Но я… – Ничего! – Шэнь Жун посмотрел на Шэнь Юй, который закрыл глаза от боли, а затем припомнил все, что пережил за эти пять лет. В его сердце была только безумная ненависть. Ему не терпелось увидеть картину, как кузен падает с облаков в трясину. Он ждал этого дня слишком долго. И сегодня вечером был его единственный шанс! – Теперь мы в одной лодке. Если что-то пойдет не так, никто не сможет сбежать, – Шэнь Жун злобно уставился на женщину, выкрикивая слова. – Так что давай без пререканий, иначе нам остается только ждать, чтобы умереть вместе. Женщина уставилась на него и с угрюмым видом закивала: – Я знаю. Шэнь Жун удовлетворенно кивнул и поднял камеру, собираясь вернуться на диван. В этот момент внезапно раздался стук в дверь. Лица преступников изменились: они быстро посмотрели друг на друга, и увидели в глазах страх. – Брат Жун, – женщина запаниковала и задрожала. Понизив голос, она спросила. – Что делать? Кто-то пришел! Поскольку Шэнь Жун смог получить карточку комнаты Шэнь Юй, в случае если человек стучащий в дверь что-то заподозрит, то он может отправиться к стойке регистрации за запасной картой. Когда их действия разоблачат, невозможно даже представить, что с ними сделают. – Не волнуйся, – Шэнь Жун нахмурился и терпеливо успокоил раскрасневшуюся женщину. – Затащи его в ванную и не забудь запереть дверь, я пойду и посмотрю кто там. – Хорошо! – засуетилась женщина. Только они договорили, как снаружи раздался незнакомый и вежливый мужской голос: – Господин Шэнь, ваше горячее молоко. Услышав это, сообщники одновременно облегченно вздохнули. Женщина подняла руку и вытерла холодный пот со лба и слабо улыбнулась Шэнь Жуну: – К счастью, это просто официант. Ты должен отослать его. Мужчина вздохнул, положил камеру на журнальный столик, и только тогда обнаружил, что его ладонь намокла от пота. Он вытер ее о брюки, а затем неторопливо подошел к двери. Шэнь Жун осторожно посмотрел в глазок. В маленьком кружке появилось странное лицо с ошеломленным выражением. Молодой парень стоял у двери, одетый в черно-белую форму отеля, в правой руке у него был поднос со стаканом молока. Конечно же, это официант отеля. Шэнь Жун глубоко вздохнул и, пытаясь убрать с лица напряжение, открыл запертую дверь. Как только дверь в комнату открылась, в поле зрения неожиданно появилась нога в брюках, молниеносно ступившая за порог. Увидев это, Шэнь Жун, почувствовав грядущие неприятности, попытался закрыть дверь. К сожалению, он немного опоздал, владелец ноги сумел втиснуть ее в проем, одновременно с этим ухватив полузакрытую дверь. Сразу после этого знакомое лицо появилось в поле зрения Шэнь Жуна. Это был Тан Ли! Шэнь Юй воспитывал ребенка из семьи Тан в течение пяти или шести лет. В этот момент, на лице подростка было неописуемое волнение, вот-вот готовое разразиться бурей. Глаза смотрели прямо на Шэнь Жуна и даже излучали, казалось бы, убийственную ярость. Взгляд Тан Ли был слишком пугающим, так что Шэнь Жун на мгновение растерялся. Его мозг опустел, он даже не знал, что делать дальше. – Где Шэнь Юй? – тихо спросил Тан Ли. – О… – резко отреагировал Шэнь Жун. – Сейчас он очень занят… Он даже не успел договорить, как обеспокоенный Тан Ли не стал больше слушать. Он повернул голову к официанту за дверью, чтобы что-то сказать, а затем оттолкнул Шэнь Жуна перед собой и шагнул в комнату. Шэнь Жун не сразу понял ситуацию, и заколебавшись только на полсекунды, не успел заблокировать проход. Официант, как будто увидел мысли Шэнь Жуна, внезапно сделал шаг вперед, протянул руку и схватился за дверную ручку, не позволив тому захлопнуть дверь. Мужчина резко вспотел, пытаясь закрыть дверной замок, но обнаружил, что снаружи ручку держит официант. В этот момент Шэнь Жун понял, что все кончено. ________________ На самом деле, Тан Ли уже давно был свободен. Он избегал Шэнь Юй, так как все еще злился, что тот сопротивлялся его действиям, а также хотел немного успокоиться. Однако оказалось, что он просто не может успокоиться. Даже если он и Шэнь Юй были разлучены всего на два-три часа, он все равно сходил с ума, думая о молодом человеке. Ему казалось, что он рыба, а Шэнь Юй был водой – в воде может не быть рыбы, но, если рыба покинет воду, она обязательно умрет. Оставаясь в своей комнате до полуночи, Тан Ли все же решил найти Шэнь Юй. Даже если молодой человек не захочет его видеть, он хотя бы услышит его голос. Однако, чтобы избежать гнева Шэнь Юй, Тан Ли придумал хитрый способ. Он попросил официанта нагреть молоко, чтобы тот первым постучал в дверь комнаты. После того, как Шэнь Юй беззащитно откроет дверь, он тут же появится. Но Тан Ли никогда бы не подумал, что тот, кто откроет дверь окажется Шэнь Жуном, у который были плохие отношения с Шэнь Юй. Не раздумывая, Тан Ли ворвался в комнату. Когда он увидел лежащего на кровати Шэнь Юй, то был сбит с толку, а заметив запаниковавшую женщину рядом с ним, почувствовал, как в голове что-то взорвалось. Голая женщина неосознанно закричала, а затем испуганно прикрылась. Едва не упав с кровати, она поспешила подхватить одежду, разбросанную по полу, чтобы одеться. Когда она натягивала платье, яркий свет внезапно потускнел. Подняв голову, женщина увидела, что Тан Ли, который находился на некотором расстоянии, подошел вплотную и мрачно смотрел на нее, скрывая ужасающие волны в своих глазах. – Извините… – прошептала женщина. – Я просто… Не успев договорить, она получила яростный пинок от Тан Ли в живот. Не заметив движения, она была застигнута врасплох и, отлетев на метр, врезалась в шкаф позади как тяжелый мешок с песком. Послышался хруст, как будто это сломались ребра. Женщина лежала на полу, сильно кашляя, по ее лицу от боли текли слезы и сопли. Тан Ли впал в состояние почти полного безумия, его глаза были красными и кровожадными. Враждебность поднималась в них, он не мог думать ни о чем и действовал на голом инстинкте. Когда его кулак врезался в тело Шэнь Жуна, появилась первая мысль. Надо убить Шэнь Жуна. Пусть Шэнь Жун умрет! Сдохни!