Ruvers
RV
vk.com
image

После перемещения в книгу я усыновил злодея

Паника + Тайна

Глава 47.1. Паника В течение этих пяти лет ноги Шэнь Юй также постепенно выздоравливали. Хотя теперь он мог ходить, последствия автомобильной аварии оказались серьезнее, чем считалось изначально, поэтому ему все равно тяжело много гулять или прыгать. Если же молодой человек переходит на быстрый шаг, то его ноги начинают ужасно болеть, возможны даже небольшие судороги. Доктор Лю изучил состояние Шэнь Юй, сказав только, что это происходит из-за глубоких повреждений мягких тканей в автомобильной аварии, поэтому в будущем они должны переработать и усилить план упражнений. Для удобства дядя Чжан подготовил Шэнь Юй костыли. Kроме необходимой реабилитации и купания, молодой человек обычно для ходьбы использовал их. Строго говоря, даже избавившись от инвалидной коляски, он еще испытывал так много неудобств. Ах… Шэнь Юй всегда говорил, что давно привык к инвалидности. Однако, умея нормально ходить, кто бы захотел быть инвалидом, которому трудно даже передвигаться? Тан Ли всегда был очень чувствительным. C самого начала он обратил внимание на подавленное настроение Шэнь Юй и сказал, что хочет выйти с ним погулять и расслабиться. Теперь Шэнь Юй не отвергал идею выхода из дома так, как раньше. Его взгляд рассеянно скользил по лицу подростка. – Куда ты хочешь пойти? – Неважно. Главное, куда хочешь пойти ты? А я буду сопровождать тебя. Некоторое время Шэнь Юй размышлял, прежде чем предложить: – Тогда давай пойдем посмотрим на цветение вишни. – Хорошо, – засмеялся Тан Ли, и его прекрасные глаза феникса от счастья изогнулись в полумесяцы. Он наклонился и нежно взял правую руку Шэнь Юй. – Все, что ты захочешь. Шэнь Юй вытащил свою ладонь. Подсознательно ему захотелось ущипнуть Тан Ли за щечку. Уже протянув руку, он внезапно осознал, что собирался сделать. Выражение лица молодого человека стало немного неловким, и он опустил ее обратно. Тан Ли заметил скованность Шэнь Юй и вопросительно посмотрел на него. – Ты так вырос, – вздохнул молодой человек. Дети возраста Тан Ли полны гордости и самомнения, и им обычно не нравится, когда другие касаются их волос и щек. Ему пора признать, что мальчик действительно вырос. Не только возраст, рост и внешность, изменились также темперамент и некоторые психологические черты… Раньше внешность Тан Ли была великолепна и агрессивна, но теперь у злодея появилась более элегантная и чарующая красота. Его глаза, темные и глубокие, как бездонное гладкое озеро, а губы очень бледные. Даже сейчас, все еще, кажется, будто он ест недостаточно. Но самое главное то, что… Тан Ли учится на втором году старшей школы, а рост его уже превысил 180 сантиметров, и когда он стоял напротив, ему нужно было слегка склонять голову, чтобы лучше рассмотреть Шэнь Юй! Всякий раз, когда молодой человек думал об этом, он чувствовал, что ему нанесли удар в самое сердце. Благосклонность небес слишком велика!!! Сердце Шэнь Юй уже было опечалено, а он все еще раздумывал. Внезапно Тан Ли схватил его за руку, и, прежде чем он сумел среагировать, положил захваченную в плен ладошку на свою щеку. – Тебе больше не нравится щипать меня за щечки? – тихо спросил Тан Ли, потираясь о руку Шэнь Юй, как котенок. Всего один вопрос Тан Ли пробил тщательно выстроенную защиту Шэнь Юй. Молодой человек, не будучи толстокожим, почувствовал сильное смущение. Он неосознанно попытался отобрать руку, но обнаружил, что Тан Ли крепко держит ее и не собирается отпускать. Щеки Шэнь Юй пылали, и он опроверг слова подростка с застывшим лицом: – Я раньше щипал их, просто чтобы поиграть. – Тогда ты можешь играть и сейчас, – улыбался Тан Ли, а его черные глаза светились от счастья. – Я не против. Шэнь Юй неохотно сжал щеку Тан Ли. Это все так же приятно… Выглядит упруго, но когда сжимаешь, то мягко, как зефир. Как только Тан Ли отвлекся, Шэнь Юй быстро убрал свою руку. – Как ты можешь позволять кому-то так небрежно дотрагиваться до своего лица? – Шэнь Юй взял костыли и поднялся со стула. – Только твоя девушка может тебя касаться! Тан Ли встал вместе с ним, мгновенно отвернулся от Шэнь Юй и опустил взгляд. Шэнь Юй: «……» Он почувствовал, что его грудь пронзили. Тан Ли, который всегда следовал за Шэнь Юй, как маленький хвостик, обиженно произнес: – У меня нет девушки. Выйдя из кабинета на костылях, Шэнь Юй остановился и повернулся, чтобы посмотреть на «большой хвост» позади себя. – Кстати, у тебя в школе есть девочка, которая тебе нравится? Шэнь Юй было искренне любопытно, и он спросил вполне серьезно. Кто знал, что этот вопрос ударит по самому больному Тан Ли? Подросток выглядел жалко, опустив голову низко-низко. Шэнь Юй был шокирован его внезапной реакцией. Молодой человек ошеломленно смотрел на Тан Ли и не осмеливался говорить несколько минут. Двое мужчин долго стояли у дверей кабинета. Выражение лица Тан Ли становилось все серьезнее. Он пристально взглянул на Шэнь Юй, ни на секунду не отводя взгляда, а затем спросил с подозрением: – Почему ты вдруг задал такой вопрос? Шэнь Юй не сразу заметил, что что-то не так. Он легкомысленно рассмеялся: – Неужели я догадался? Тан Ли сразу же быстро затряс головой, все отрицая. – У меня нет никого, кто бы мне нравился. Шэнь Юй сжал губы в линию, явно, не веря его словам. Если в сердце Тан Ли никого нет, то почему он сейчас так резко отреагировал? Но, прежде чем Шэнь Юй смог высказать свои сомнения, Тан Ли снова схватил его за запястье. Молодой человек поднял взгляд и увидел стремительно приближающееся лицо Тан Ли. На нем не было какого-то особого выражения, но его пронзительный взгляд подавлял. – Ты спрашиваешь меня об этом… – Тан Ли намеренно растянул слова, но все же не смог скрыть панику. – Потому что есть кто-то, кто нравится тебе? – Я… – растерялся Шэнь Юй. – Разве ты не обещал мне? – чувства Тан Ли явно вышли из-под контроля, подросток никак не мог успокоиться, как будто был уже на грани срыва. – Ты не женишься, пока я не стану взрослым! Хотя Тан Ли контролировал силу своих рук, он так сдавил запястье Шэнь Юй, что его рука онемела, и даже кожа на ней побледнела. – Разве я сказал, что собираюсь жениться? – громко возразил молодой человек. Тан Ли опешил на мгновение, как будто именно голос Шэнь Юй вернул его от края пропасти. – Я… извини… – после эмоциональной вспышки Тан Ли мгновенно потерял самообладание и растерялся. Он быстро отпустил запястье Шэнь Юй, на котором сразу же заметил несколько отчетливо проступающих следов от пальцев, сильно контрастирующих с белой кожей. Он почувствовал, как глаза болезненно покалывает, и вскоре его зрение затуманили непролитые слезы. – Извини, извини… я не хотел… – Тан Ли был похож на ребенка, который сделал что-то не так и понял, что совершил необратимую ошибку. Он робко попытался взять молодого человека за руку, но опасался снова причинить ему боль. – Извини, Шэнь Юй, я просто не могу это контролировать. Я… – Все в порядке, – молодой человек потер запястье, прервав слова Тан Ли. Эту фразу Шэнь Юй повторял так часто, что она уже вошла у него в привычку. В конце концов, это был далеко не первый раз, когда настроение Тан Ли резко менялось. Единственное, что заставляет Шэнь Юй чувствовать себя странно, это то, что за последние пять лет он возложил на плечи мальчика столько дел. Но Тан Ли не высказал ни единого слова жалобы и вместо этого смиренно нес свое бремя. Почему же подросток теряет контроль над собой каждый раз, когда дело доходит до вопроса о его женитьбе или о поиске девушки? Хотя они живут вместе уже шесть лет, неужели Тан Ли по-прежнему чувствует неуверенность? Шэнь Юй вздохнул, похлопал подростка по плечу и устало произнес: – Я обещал тебе бесчисленное количество раз, что не женюсь и не буду искать девушку пока ты не вырастешь. Ты совсем в меня не веришь? Глаза Тан Ли были красными, весь его вид представлял жалобную картину. Даже его голос звучал хрипло: – Я просто не верю в себя. Каждый раз, когда Шэнь Юй видел такого Тан Ли, даже если от гнева у него в животе вспыхивал огонь, он мог только начинать утешать мальчика: – Ты ведь умный ребенок, не задумывайся слишком сильно над этим. Тан Ли закрыл глаза и кивнул. Шэнь Юй вытер слезы в уголках глаз этого большого ребенка. Он хотел сказать что-то еще, когда внезапно услышал позади себя звук шагов. – Господин, – послышался голос дяди Чжана. Шэнь Юй быстро убрал руку от лица подростка и повернулся на своих костылях к дяде Чжану. – Список приготовлений к праздничному банкету составлен, вам нужно проверить его лично, – сообщил управляющий. – Хорошо, – ответил Шэнь Юй и отправился следом за дядей Чжаном в гостиную на первом этаже. ________________ Стоя на том же месте, Тан Ли не моргая наблюдал, как Шэнь Юй и дядя Чжан уходят. Его глаза все еще были красными, но выражение лица было уже не таким печальным и жалким, как раньше. Скорее это было полным отсутствием эмоций. Спустя некоторое время Тан Ли тихо вздохнул и вернулся в свою комнату. Он закончил все курсы, организованные Шэнь Юй на третьем году средней школы, и по совету своего учителя устроился в частную фирму. Ему хватало денег, и он никогда не стремился зарабатывать больше. Основной целью было получение практических знаний и навыков. Неожиданно две программы, которые Тан Ли создал для небольшой компании, были высоко оценены пользователями сети. Они в одночасье стали популярными и помогли маленькой, никому не известной фирме, завоевать новые позиции на рынке. Владелец этой компании, начавший свое дело вскоре после окончания университета, не имел большого опыта, но обладал редкой дальновидностью. Заработав немного денег, он немедленно набрал людей, купил материалы и потратил большую часть своих сбережений на расширение бизнеса. Молодой босс также несколько раз связывался с Тан Ли, новым многообещающим сотрудником, для которого он уже подготовил ценные подарки в надежде встретиться с ним лично. Зная, что он еще слишком молод, чтобы появиться на работе, Тан Ли решительно отклонил просьбу своего начальника о встрече. Последние пять лет он общался с ним через учителя. Тан Ли подошел к столу, взял сотовый телефон и увидел на экране блокировки, что получил более пятидесяти сообщений. Разблокировав телефон отпечатком пальца, он нажал на значок WeChat. Все сообщения пришли из чата под названием «L · P». [Чжоу Чэ: Они предложили уже 8 миллионов. Должны ли мы рассмотреть сделку?] [Линь Пинжань: Думаю, это самая большая сумма, которую они могут дать. Вдруг они передумают, если мы не согласимся?] [Чжоу Чэ: Невозможно. Во всяком случае, семья Тан – главная семья города C. Они были «императорами» города более 100 лет. Значит, восемь миллионов для них полная ерунда.] [Тань Дун: Давайте подождем и узнаем, что скажет Тан Ли. Этот проект его детище. У него должны быть свои мысли на этот счет.] После этого предложения все остальные замолчали. Глава 47.2. Тайна Позже тpи человека в группе некоторое время общались между собой, избегая поднимать тему, связанную с семьей Тан и новым проектом. Тан Ли быстро просмотрел переписку и нажал на окошко чата. Тонкие пальцы летали по экрану мобильного телефона, и вскоре текст сообщения был набран. [T: Hе имеет значения.] Как только сообщение от Тан Ли было отослано, приостановленное на некоторое время обсуждение вновь оживилась. [Линь Пинжань: Неужели все равно? Я боюсь, что они откажут нам в пользу других более выгодных проектов. Тогда наша приготовленная утка улетит] [Тань Дун: Даже если улетит, мы не можем повлиять на их решение. Пока мы выполняем свою работу, все должно быть хорошо.] [Линь Пинжань: Хорошо…] [Чжоу Чэ: @T, тогда я продолжу вести с ними переговоры и посмотрю, каковы их границы.] [T: Хорошо.] [Линь Пинжань: @T, брат Тан, хотя я не знаю, можешь ли ты выслушать слова непрофессионала, я все же хочу кое-что предложить…] [Линь Пинжань: Если ты планируешь зарабатывать деньги, я советую не противостоять семье Тан, являющейся весьма влиятельной в городе C. Так как они планируют расширяться, достигнув города S, для нас это также хорошая возможность укрепить с ними отношения. Если в будущем нам удастся закрепиться на рынке под покровительством семьи Тан, возможно, у нашей компании будет куда меньше проблем.] Даже через экран мобильного телефона было легко почувствовать серьезный настрой Линь Пинжаня. Чжоу Чэ и Тань Дун не вмешивались, вероятно, ожидая ответа Тан Ли. B это время подросток, задумавшись, прислонился к краю стола. Сквозь французские окна позади него виднелись плывущие в небе золотисто-красные облака. Беспрепятственно проникающие в комнату лучи закатного солнца осветили фигуру Тан Ли. Хотя его лицо будто источало теплое оранжево-красное свечение, если внимательно присмотреться, могло показаться, что в глазах образовался тонкий слой льда. На лице Тан Ли отразилась саркастическая улыбка. Oн набрал предложение в окне чата. [T: @Линь Пинжань, поскольку ты так напорист, почему бы тебе не пойти и не поговорить с людьми из семьи Тан?] Ответ Тан Ли был полон издевки. Так как Линь Пинжань не ожидал от собеседника столь прямолинейных слов, мужчина не знал, что ему на это ответить. В конце концов, Чжоу Чэ и Тань Дун также решили вступить в словесную баталию. [Чжоу Чэ: Брат Тан, не сердись. Этот человек хорош во всем, но у него язык без костей. Если он тебя обидел, пожалуйста, не принимай это близко к сердцу.] [Тань Дун: Ты великий благодетель нашей компании. Это твой проект, поэтому мы будем учитывать твои желания и действовать по твоему указанию. Не волнуйся.] Чжоу Чэ и Тань Дун продолжали льстить Тан Ли, но тот никак не реагировал на их слова. Вскоре групповой чат затих. На другой стороне. Линь Пинжань сидел на диване в своей гостиной, держа телефон обеими руками. Выражение его лица было немного смущенным, и он долго перечитывал сообщения на экране мобильного, прежде чем постепенно пришел в себя. – Ты просто немного компетентнее других. Ты действительно думаешь о себе как о великом императоре? – Линь Пинжань начал возмущаться вслух. – Считаешь, что я глуп, как осел?! Линь Пинжань провел большую часть дня, ругая Тан Ли, но и к вечеру он все еще был зол, поэтому набрал номер Чжоу Чэ. Тот быстро взял трубку. Собеседник, казалось, догадался о его намерениях. Не дожидаясь, пока Линь Пинжань выскажется, Чжоу Чэ упрекнул его: – Разве ты не слышал, что я сказал? Столь успешный проект является исключительной заслугой Тан Ли. Поэтому его личное дело, как разрешить возникший вопрос. Посторонним не стоит вмешиваться. Чжоу Чэ и Линь Пинжань впервые встретились еще в университете. Они учились вместе в течение четырех лет, а затем два года совместной работы еще больше сплотили их. Молодые люди были знакомы в общей сложности шесть лет и, естественно, стали лучшими друзьями. Однако в этот момент друг безжалостно обвинил его, став на сторону незнакомца, который никогда даже не показывал им своего лица. Немного успокоившийся Линь Пинжань снова разнервничался. – Я хотел бы спросить тебя, какую таблетку ты съел, чтобы так благоговеть перед Тан Ли? Этот проект действительно принадлежит ему, но он реализуется силами нашей компании. Если будут допущены какие-либо ошибки, последствия придется разгребать именно нам! Чжоу Чэ был шокирован, сбит с толку и раздражен. – Ты болен на голову? – Это ты болен на голову, и вся твоя семья больна на голову! – Линь Пинжань вскочил с дивана и в гневе обошел чайный столик. Он задыхался от злости. – Я не отрицаю, что Тан Ли действительно очень нам помог, но ты когда-нибудь задумывался о том, с какими бедствиями мы столкнемся, если обидим семью Тан? Во то же время Чжоу Чэ успокоился и после долгого молчания, усмехнувшись, без каких-либо колебаний спросил: – Ты так много говоришь, может, в конце концов, ты хочешь забрать проект Тан Ли, чтобы порадовать семью Тан? Теперь, когда собеседник выявил суть проблемы, Линь Пинжань больше не собирался ничего скрывать. Он с уверенностью произнес: – Тан Ли даже не является официальным сотрудником нашей компании. Мы взяли на себя все риски, помогаем ему и не возлагаем на него никаких обязательств. Кроме того, более половины из восьми миллионов долларов, которые семья Тан дала на проект, ушло прямо в его карман! Линь Пинжань продолжал говорить, пытаясь убедить Чжоу Чэ. Но его друг не купился на это. Прежде чем тот закончил свою пламенную речь, Чжоу Чэ нетерпеливо прервал его: – Хорошо, ты наконец высказал мне свои настоящие мысли. Линь Пинжань не пытался ничего отрицать, а на его лице появилась уродливая гримаса. Чжоу Чэ сказал: – Ради нашей дружбы я предлагаю тебе два варианта. Либо ты уговариваешь Тан Ли передать тебе управление проектом, либо полностью перестаёшь думать об этом и не заставляешь меня выбирать сторону. – Но, я… – начал Линь Пинжань. «Пип…» Чжоу Чэ, не дослушав, повесил трубку. Линь Пинжань вдруг разозлился и швырнул свой телефон на пол. – Иди к чертям! – закричал Линь Пинжаня, яростно уставившись на лежащий на полу сотовый. – Я третий босс этой компании. Как я могу жить так тяжело? Я живу даже хуже, чем этот незнакомец… Прежде, чем слова отзвучали, черный экран мобильного телефона внезапно загорелся. Кто-то звонил. Имя «Тан Ли» отобразилось на экране, который из-за жестокого обращения покрылся трещинами. Линь Пинжань, который только что ругал именно этого неожиданно позвонившего человека, почувствовал, как его сердце заколотилось, и он виновато вжал голову в плечи. Однако, вспомнив, что Тан Ли написал в групповом чате, он вернул боевой настрой. После минутного колебания Линь Пинжань медленно подошел и подобрал свой мобильный телефон. Затем он нажал «Принять звонок». В следующую секунду в его ухе прозвучал низкий голос мужчины средних лет. Хоть и не было слышно механического искажения звука, два года стажа подсказали Линь Пинжаню, что собеседник использовал преобразователь голоса. – Это Линь Пинжань? – спросил человек на другом конце провода. Впервые, более чем за два года, мужчина разговаривал с Тан Ли не по WeChat. На самом деле, он не знал возраста собеседника. Только слышал, как Чжоу Чэ и Тань Дун называли Тан Ли «Брат Тан», поэтому он мог только предполагать, что тот был старше. – Ну… – во время телефонного разговора один на один бумажный тигр Линь мгновенно забыл свое прежнее высокомерие. Он беспокойно улыбнулся. – Брат Тан, что заставило тебя позвонить так поздно? – Мне есть о чем с тобой поговорить, – сказал Тан Ли равнодушным голосом без малейших проблесков эмоций. – В чем дело? – сглотнул мужчина. После небольшой паузы Тан Ли улыбнулся, и в спокойном голосе мужчины средних лет послышалась легкая теплая интонация. – Я знаю, что вы недовольны моим решением… – Нет, нет, нет! – поспешно начал оправдываться Линь Пинжань. – Брат Тан, я просто сказал не подумав, но я не испытываю недовольства либо злости. Мне бы не хотелось беспокоить тебя лишний раз. – Я знаю, – ответил Тан Ли. После этого, не дав Линь Пинжаню возможности до конца объясниться, Тан Ли продолжил: – На самом деле моя программа – это небольшой проект, просто тривиальная вещь. Я очень тронут тем, что вы так внимательно подходите к ее разработке, учитывая ваш напряженный график. Линь Пинжань был настолько удивлен словами Тан Ли, что почесал затылок и почувствовал себя немного смущенным: – Брат Тан меня переоценивает. – Поэтому я обдумал все и решил попросить тебя помочь мне договориться насчет этого проекта, – Тан Ли быстро перескочил на другой вопрос и искренне сказал. – Но я не знаю, готов ли ты мне с этим помочь. Хотя Линь Пинжань был шокирован, ответная реакция не заставила себя долго ждать, от волнения он даже кивнул. – Конечно, мне очень приятно, что ты мне так доверяешь! – Я не хочу тебя сильно беспокоить, – засмеялся Тан Ли. Сердце Линь Пинжаня от волнения подскочило к горлу, но внешне он оставался спокойным: – Это не проблема, вообще не проблема. Передать проект нелегко, но главное, что они пришли к соглашению, и больше не было никакой спешки. Повесив трубку, Линь Пинжань взволнованно лег на ковер и несколько раз перекатился туда и обратно. Его лицо и тело были потными от жары. Только тогда он понял, что был так зол, придя домой, что забыл включить кондиционер. После того, как Линь Пинжань взял пульт и включил охлаждение, его взгляд невольно упал на мобильный телефон. Он прикусил губу, а его глаза засверкали. После долгой внутренней борьбы Линь Пинжань наконец принял решение. Мужчина взял свой мобильный, нашел незнакомый номер, по которому ему звонили на днях, и набрал его. Шэнь Юй не знал, что Тан Ли был вовлечен во многие дела. В его глазах он все еще оставался маленьким мальчиком с непростым характером. По этой причине молодой человек, словно опекающий свое чадо родитель, все еще переживал за его будущее. Думая о том, что время, когда Тан Ли должен будет вернуться в семью Тан, постепенно приближается, время от времени Шэнь Юй чувствовал себя нервным и расстроенным. Он боялся, что маленький злодей будет съеден семьей Тан, и от него даже косточек не останется.