Ruvers
RV
vk.com
image

После перемещения в книгу я усыновил злодея

Ревность

Глава 41. Ревность После того, как Тан Ли вошел в комнату, в коридоре остались только Шэнь Юй, И Хэн и дядя Чжан. Тишина заполнила все вокруг. Решив, что И Хэн хочет выйти, Шэнь Юй отъехал в сторону, чтобы освободить тому место. Однако, немного подождав, он увидел, как мальчик неподвижно застыл со скрещенными на груди руками, прислонившись к двери. Казалось, он чего-то ждет. Шэнь Юй почувствовал смущение и хотел заговорить с И Хэном. Затем вспомнил, как тот даже не оглянулся на них, когда шел к лифту. В итоге все слова, которые он хотел сказать, застряли у него в горле. Размышления на эту тему полностью похоронили несказанное ранее. Полминуты спустя появился Тан Ли. Он только поставил чемодан возле кровати и поспешно вымыл руки, даже не удосужившись вытереть их полотенцем, как будто очень торопился вернуться обратно. – Брат Шэнь Юй, – воскликнул Тан Ли приближаясь и нервно глядя на него. Шэнь Юй чувствовал себя забавно и не мог удержаться от прикосновения к волосам Тан Ли: – О чем ты так беспокоишься? Мы не уйдем без тебя. Даже если бы ушли, разве ты не знаешь номер моей комнаты? Тан Ли незаметно посмотрел на неподвижного И Хэна и ничего не сказал. – Пойдем, – сказал Шэнь Юй. Тан Ли кивнул и забрал чемодан Шэнь Юй у дяди Чжана. Сила маленького злодея была настолько велика, что он вез собственный чемодан и чемодан Шэнь Юй всю дорогу от города S до Цзиньчэна, совершенно не запыхавшись. Шэнь Юй собирался попрощаться с И Хэном. Повернувшись к нему, он обнаружил, что тот тихо стоял рядом, закрыв дверь в номер. Казалось, он собирался пойти с ними. У Шэнь Юй появилось много вопросов. И Хэн легко понял, о чем тот думает, поэтому подошел и очень естественно спросил: – Дядя Шэнь, что у нас будет на ужин? «……» У молодого человека в удивлении округлились глаза, и на мгновение ему показалось, что он неправильно услышал. Когда они поднялись наверх, И Хэн был настолько безразличен к ним, что Шэнь Юй решил, что мальчик просто использовал их в качестве оправдания, чтобы не пришлось выходить есть. Тем не менее, сердце Шэнь Юй все еще было радо тому, что И Хэн проявил инициативу, чтобы приблизиться к нему. Он предпочитал дружить с маленьким героем, чем оставаться незнакомцами. Это может быть полезно, когда герой вырастет. Если И Хэн будет ему благодарен, в будущем это может помочь избежать его ужасной судьбы. Шэнь Юй думал о многих запутанных вещах. Наконец, собравшись с мыслями, он посмотрел в яркие янтарные глаза И Хэна. Глаза мальчика были настолько ясными, как будто он мог видеть Шэнь Юй насквозь. Маленький герой не дождался ответа, наклонил голову и в шутку спросил: – Что случилось? Дядя Шэнь не может позволить мне присоединиться? – Конечно, это не так… – улыбнулся Шэнь Юй. – Что ты хочешь поесть? – Все что угодно. Я не разборчив в еде, – пожал плечами И Хэн. Затем они прошли в комнату Шэнь Юй. Молодой человек поручил дяде Чжану заказать еду, а сам попросил Тан Ли помочь ему разобрать чемодан и выложить всю одежду и предметы первой необходимости. Тан Ли тихо ответил согласием. Он быстро повесил всю одежду в шкаф, а затем взял несколько полотенец и туалетных принадлежностей и отправился в ванную. На протяжении всего действия Тан Ли не вымолвил ни слова. Только когда Шэнь Юй говорил с ним, он нехотя отвечал несколькими словами очень тихим голосом. Молодой человек чувствовал ненормальность поведения Тан Ли. Он сидел в гостиной и ждал возвращения мальчика. Наконец, он больше не мог ждать, пока Тан Ли выйдет. У него не было другого выбора, кроме как поехать на своей инвалидной коляске к ванной. С щелчком он открыл дверь. В ванной комнате горел свет, и Тан Ли неподвижно стоял перед раковиной, глядя в сторону от Шэнь Юй. – Каштан, – неуверенно позвал Шэнь Юй, сидя в инвалидной коляске. Он тихо вздохнул и похлопал Тан Ли по плечу сзади. – С тобой все в порядке? – Со мной все в порядке, – сказал Тан Ли, но все еще не сдвинулся с места. Хотя ребенок не оглядывался назад, с позиции Шэнь Юй можно было видеть отражение Тан Ли в зеркале – ресницы отбрасывали небольшую тень на кожу, уголки рта были напряжены, челюсть сжата. Лицо явно выражало сильное разочарование. Шэнь Юй некоторое время молчал, прежде чем наконец спросить: – Ты ревнуешь? Тан Ли резко поднял голову с тенью замешательства на лице. Стоило его улыбке, адресованной Шэнь Юй, отразиться в зеркале, как он сразу же, как испуганный кролик, начал быстро отрицательно качать головой. – Нет! – отказ был чрезвычайно решительным. – Да, – намеренно дразнил его Шэнь Юй. – Нет, – Тан Ли наконец набрался смелости и повернулся к Шэнь Юй. Он очень хорошо скрывал свое выражение лица, выглядя при этом серьезно, и попытался убедить Шэнь Юй. – Я действительно не… В конце концов, на его лице появилось чувство вины. Шэнь Юй пытался сдержать смех, поэтому он просто посмотрел на Тан Ли, делая вид, что ничего не произошло. Затем внезапно положил руку на голову Тан Ли и погладил мягкие волосы маленького злодея. Так же приятно, как и всегда. Ах… Шэнь Юй очень нравилось. – Пришло время снова постричься, – сменил тему Шэнь Юй. – Твои волосы растут так же быстро, как и ты. Тан Ли поджал губы и посмотрел на Шэнь Юй. Молодой человек улыбнулся, прежде чем грустно вздохнуть: – Наш Каштан, конечно, уже вырос. Иногда, когда ему приходилось долго смотреть на Тан Ли, его шея болела от напряжения. Всего год назад Тан Ли был худым, как цыпленок. Его бедра были даже тоньше, чем руки Шэнь Юй. Молодой человек вздохнул и хотел что-то сказать, но почувствовал, как свет перед ним померк. Когда он, наконец, понял, что произошло, то обнаружил, что Тан Ли крепко обнял его за шею. – Я не собираюсь расти. Я никогда не вырасту. Дыхание Тан Ли попало на кожу шеи Шэнь Юй. Он бессознательно немного сжался, но Тан Ли подумал, что тот хочет избежать его объятий, и только крепче вцепился. На этот раз на испуганного кролика в руках Тан Ли стал похож Шэнь Юй. Молодой человек коснулся спины Тан Ли: – Каждый испытывает процесс перехода от ребенка к взрослому. Все постепенно меняются, и ты не исключение. После паузы, Шэнь Юй добавил: – На самом деле, изменение – не плохая вещь, главное измениться в правильном направлении. – А ты? – спросил Тан Ли. – Что я? – растерялся Шэнь Юй. – Ты изменишься? – Тан Ли ослабил руки. Когда Шэнь Юй посмотрел ему в глаза, то увидел нескрываемое упрямство. Шэнь Юй знал, что Тан Ли задает этот вопрос очень серьезно. Он долго размышлял, прежде чем ответил с такой же серьезностью: – Я не могу гарантировать того, что произойдет в будущем. Могу только пообещать, что постараюсь не меняться настолько, насколько смогу. Точно так же, как я обещал тебе, что не женюсь до того, как ты вырастешь. Тан Ли кивнул и больше ничего не сказал. На самом деле, у него все еще много сомнений относительно ответа Шэнь Юй. Например, включает ли «не меняться» Шэнь Юй в себя относиться хорошо к И Хэну? К тому же Шэнь Юй сказал, что не женится до того, как он станет взрослым. Значит ли это, что он все еще может влюбиться в этих женщин? Он остановился на мгновение, но все же… Не осмелился спросить. ____________ Дядя Чжан заказал для них обычную китайскую еду. Четыре человека сидели за столом в тишине. Обстановка в комнате была настолько тихой, что это было почти странно. Казалось, только И Хэн совершенно не зависел от окружающей атмосферы. Его взгляд время от времени скользил по лицу Шэнь Юй. К тому времени, как они закончили ужинать, было уже 8:40 вечера. Дядя Чжан встал и начал наводить порядок. Он забрал с собой два мешка мусора и пожелал Шэнь Юй спокойной ночи, а затем ушел. Шэнь Юй чувствовал усталость и начал уговаривать Тан Ли и И Хэна вернуться в их комнату. Неожиданно двое детей, казалось, начали молча бороться друг с другом. Их маленькие тела были приклеены к дивану, и ни один не пошевелился первым. Они также делали вид, что увлеченно играют в своих мобильных телефонах. Почувствовав начало головной боли, Шэнь Юй потер виски и обратился к маленькому злодею. – Тан Ли, я не хочу повторять то же самое во второй раз. Услышав это, И Хэн немедленно отложил мобильный. На его лице не проступило никаких эмоций, но глаза были полны злорадства. Тан Ли проигнорировал жгучий взгляд И Хэна и жалостливо нахмурился. – Брат Шэнь Юй, я боюсь спать один. Могу ли я сегодня поспать здесь? – Нет, – отказал Шэнь Юй и указал на И Хэна. – Разве Сяо Хэн не живет в той же комнате, что и ты? Когда Тан Ли услышал его слова, он повернул голову к И Хэну и сказал с жестким взглядом: – … О, ты тоже здесь. Уголок рта И Хэна несколько раз дернулся. Затем Шэнь Юй беспощадно изгнал двух детей из своей комнаты. ___________ На следующий день. Шэнь Юй встал очень рано, поскольку должен был сопровождать Тан Ли для участия в конкурсе. Когда он и дядя Чжан постучали в дверь номера ребенка, ее открыл И Хэн. Мальчик был одет в желтую футболку и шорты цвета хаки, которые сами по себе были красивыми и освежающими. Однако яркий цвет сделал его кожу еще бледнее, до болезненности. Но И Хэн, казалось, уже был в плохом настроении. Уголки губ были сильно опущены. Он с холодком взглянул на Шэнь Юй и дядю Чжана, затем прошел мимо них и вышел из комнаты. – Возможно, произошла ссора, – тихо предположил дядя Чжан. Кажется, даже управляющий замечал неприязнь между Тан Ли и И Хэном. Шэнь Юй беспомощно покачал головой. – Дети вспыльчивы и не хотят сдаваться первыми. Легко возникают разногласия. Может быть, через некоторое время все наладится. Произнеся такое, он и сам не верил в эти слова. В конце концов, Тан Ли и И Хэн не обычные дети. Один из них является злодеем, а второй – главным героем этого мира. Повзрослев, они будут двумя столпами делового мира. Каждый из них ломал бы голову, как извести противника. Шэнь Юй вспомнил фрагменты оригинальной истории, в которой герой и злодей сражались за женщину, и сразу почувствовал, что разногласия между И Хэном и Тан Ли были частью закона этого мира, и не мог удержаться от смеха. Однако, как только он увидел ужасный синяк на правой щеке Тан Ли, смех как отрезало. – Что случилось?! Тан Ли отодвинулся от протянутой руки Шэнь Юй и колебался, прежде чем ответить: – Я случайно наткнулся на кое-что. Шэнь Юй, очевидно, не поверил словам Тан Ли: – Во что ты врезался? – В спинку кровати. – Как ты мог случайно удариться о спинку кровати? – тон Шэнь Юй был холодным. Он притянул Тан Ли и усадил его на постель. В то же время он попросил дядю Чжана принести ему мокрое полотенце и ледяной компресс. Тан Ли уныло опустил голову, позволив Шэнь Юй использовать влажное полотенце на своем лице. Молодой человек не ожидал, что травма будет настолько обширной, что охватит почти половину лица ребенка. Он приложил мокрое полотенце к синяку и услышал, как Тан Ли болезненно шипит. Сразу же, будто боясь гнева, Тан Ли быстро замолчал и поднял влажные глаза на Шэнь Юй. Молодой человек был так расстроен и зол, что не мог смотреть на раненое лицо Тан Ли. Через некоторое время, немного успокоившись, Шэнь Юй не мог не смягчиться и спросил: – Ты подрался с И Хэном?