Ruvers
RV
vk.com
image

После перемещения в книгу я усыновил злодея

Видеть насквозь

Глава 36. Видеть насквозь Услышав голос монаха, Шэнь Юй растерялся и неосознанно решил, что тот разговаривает с кем-то еще. Но здесь они были только вдвоем. С кем еще он мог разговаривать? Шэнь Юй остановил движение инвалидной коляски и повернулся, чтобы взглянуть на говорившего. После минуты молчания он с сомнением указал на себя. – Я? Выражение лица монаха оставалось прежним. Молодой человек спрятал снятые ранее деревянные таблички и последовал за служителем храма в комнату неподалеку. Комнатка была небольшой и, кажется, служила местом отдыха. Внутри находились только небольшая кровать, стол и стулья, а также другие простые предметы обихода. Запах сандалового дерева так же витал в воздухе. Шэнь Юй глубоко вдохнул приятный запах, и его беспокойство, казалось, сразу улетучилось. Монах подошел к столу, сел на стул и налил две чашки чая для себя и гостя. – Благодетель, пожалуйста, выпейте чаю, – указал он на Шэнь Юй. Но тот, будто не слыша, сидел в своей инвалидной коляске недалеко от входа. Его, казалось бы, спокойные глаза были чуть внимательнее, чем обычно. Спустя некоторое время Шэнь Юй сумел придать себе спокойный внешний вид и поинтересовался: – Почему вы меня искали? Монах, казалось, знал о внутренних переживаниях Шэнь Юй и вовсе не сердился на невежливость гостя. Он заговорил степенно и мягко: – Может быть, тот человек, который хочет что-то сказать, это благодетель? – Я не понимаю, о чем вы говорите, – озадачился Шэнь Юй. – У каждого, кто приходит в этот мир, есть определенная судьба, будь то благодетель, монах или кто-либо еще. Намерение изменить судьбу неизбежно приведет к потерям. Речь монаха не была громкой, но каждое слово четко и ясно вошло в уши Шэнь Юй. Лицо молодого человека стало белым, как бумага. Он открыл рот, но не смог произнести ни единого звука. В этот момент он чувствовал только, что слова, которые он не мог найти, превратились в крошечные молоточки и стучали по его нервам. Что монах подразумевает под этим? Он не хотел понимать. Но в одно мгновение все понял. – Я… – голос Шэнь Юй был настолько хриплым, что потребовалось много усилий, чтобы выдавить оставшиеся слова. – Я просто хочу спасти себя. Монах смиренно смотрел на Шэнь Юй. Точнее, он с головы до ног излучал добрую и дружескую атмосферу. Тем не менее, эта аура не давала Шэнь Юй почувствовать себя лучше. Под взглядом монаха Шэнь Юй чувствовал лишь холод во всем теле. Боязнь быть увиденным насквозь похожа на тяжелые оковы, которые прочно сковывают все его существо. Он так хотел уйти, но мог лишь застыть на одном месте и смотреть в ответ. – Вы можете использовать другие методы, – сочувственно сказал монах. – Это самый эффективный способ, – прошептал Шэнь Юй. – Если я не попробую изменить свою судьбу, то в будущем меня ожидает не самый лучший конец. Когда монах услышал эти слова, он мягко покачал головой, словно не одобряя высказывание Шэнь Юй: – Но пока вы меняете свою судьбу, вы также затрагиваете судьбы других. Молодой человек был в полном замешательстве. Теперь он понял, что служитель храма пришел из-за Тан Ли. Просто… Знает ли монах, что он не принадлежит этому миру?.. Чем больше он думал об этом, тем более беспокойным становился. Струйки холодного пота стекали по его лбу. Тело начало мелко дрожать, он никак не мог успокоиться. После долгого молчания Шэнь Юй откровенно спросил: – Что еще вы знаете? Монах посмотрел на него и тихо рассмеялся. Шэнь Юй так и не получил ответ. Молодой человек глубоко вздохнул и начал рассказывать. – Я не думаю, что делаю что-то не так. Даже если у него была определенная судьба, это была болезненная и неправильная судьба. Может быть, то, что я сделал, смогло вытащить его из пропасти ада. После этих слов Шэнь Юй неизбежно почувствовал себя виноватым. Он должен был признать, что действительно без спроса вмешался в жизнь Тан Ли, чтобы сделать свою собственную жизнь безопаснее. Более того, он не смог бы сейчас найти причину, чтобы выгнать маленького злодея. К тому же, Шэнь Юй и Тан Ли уже некоторое время жили вместе. Даже котята и щенята легко привязываются через некоторое время, не говоря уже о Тан Ли, который был человеком. Он не хотел выгонять ребенка из дома и не мог позволить ему вернуться к своей одинокой жизни. Шэнь Юй больше не хотел разговаривать с монахом. Он развернулся и покинул комнату. Как только он выехал за дверь деревянного домика, негромкий голос монаха догнал его: – Я все еще надеюсь, что благодетель вернется на правильный путь как можно скорее, или боюсь, что у него не будет возможности действовать, когда он подвергнется расплате в будущем. Лицо Шэнь Юй все еще было бледным, он сжал руки на подлокотниках и быстро погнал инвалидное кресло вперед. В следующий момент инвалидная коляска, казалось, столкнулась с чем-то невидимым, и в сочетании со слишком высокой скоростью при неустойчивом центре тяжести, Шэнь Юй, застигнутый врасплох, фактически вылетел из нее вперед. Что за ерунда! Шэнь Юй выругался и рефлекторно схватился за подлокотники кресла. Из-за чего тяжелая инвалидная коляска стала заваливаться вперед вместе с ним. Ах… Все кончено… Шэнь Юй испуганно закрыл глаза, но, неожиданно, боли не последовало. Вместо этого он почувствовал, как пара рук обхватила его, когда он перекатался по земле несколько раз. В следующую секунду полный паники голос Тан Ли прорезался у его уха: – Шэнь Юй, ты в порядке?! И его руки только крепче сжали Шэнь Юй. Молодой человек почувствовал, что если раньше он и не убился об землю, то теперь точно будет задушен в объятиях Тан Ли. Он обреченно открыл глаза и увидел взволнованное лицо ребенка. – Я в порядке… – Шэнь Юй покачал головой и попытался подняться. Затем осознал, что по воле случая использовал маленького злодея в качестве своей подушки. У мальчика, похоже, не было серьезных травм, просто ладонь Тан Ли была вся в крови, поцарапавшись о гальку на земле. Когда Шэнь Юй увидел рану, то настолько расстроился, что на несколько секунд перестал дышать. Он взял травмированную ладошку Тан Ли в свои руки и некоторое время внимательно рассматривал ее. К сожалению, у него с собой даже платка не оказалось. Он мог только позволить Тан Ли помочь ему сесть в инвалидное кресло. И вместе они вернулись в зону отдыха, чтобы найти управляющего. Дядя Чжан и гид были шокированы растрепанным видом Шэнь Юй. Прежде чем они успели хоть что-то спросить, молодой человек опередил их, спросив нет ли тут алкоголя и ватных подушечек. Поэтому гид быстро проглотил слова, застрявшие в горле, и вышел поискать сотрудников храма, чтобы получить необходимое. Дядя Чжан посмотрел на часы и прошептал Шэнь Юй: – Господин, уже почти два часа. Шэнь Юй молча кивнул. Он все еще держал Тан Ли за запястье и смотрел на алую кровь, сочащуюся из раны. Однако то, что ему ранее сказал необычный монах, все еще звучало в его голове. Он знал, что исподволь меняет судьбу Тан Ли. Но он не знал, хороши или плохи эти изменения для самого Тан Ли. Шэнь Юй посмотрел на мальчика, заглянув в его глаза. Черные зрачки ясно отражали его взволнованное лицо. Тан Ли всегда смотрел на него с такой концентрацией, как будто ничто в мире не могло его отвлечь. – Что с тобой случилось? – неожиданно спросил ребенок. – Ничего, – покачал головой Шэнь Юй. Очевидно, Тан Ли не поверил ему. С наклоненной головой он продолжил смотреть на выражение лица Шэнь Юй. – Ты выглядишь очень несчастным. Шэнь Юй был несколько удивлен эмоциональной чувствительностью Тан Ли. Он улыбнулся и погладил маленького злодея по макушке свободной рукой. – Я не несчастен, просто немного устал. Тан Ли нахмурился, но не стал разоблачать ложь Шэнь Юй. Через некоторое время гид принес аптечку. Он быстро сделал простую перевязку Тан Ли. Потом мужчина отдал аптечку, а возвращаясь, он вел знакомую фигуру позади себя. Это был мастер Хуэй Цзин, который недавно говорил с Шэнь Юй. Шэнь Юй: «……» Сам вид доброжелательного лица мастера Хуэй Цзина заставил его почувствовать удушье! К сожалению, гид не увидел внезапно ставшего жестким выражения лица Шэнь Юй. Приглашая мастера Хуэй Цзина войти в комнату, он тепло приветствовал его: – Господин Шэнь, это мастер Хуэй Цзин, настоятель, которого я упоминал раньше. Затем гид повернулся к вновь пришедшему и представил гостя: – Наставник, это – господин Шэнь Юй, приехавший к нам из столицы. У Шэнь Юй из-за всей сложившейся ситуации разболелась голова, и он хотел немедленно уйти с Тан Ли, но после небольшой внутренней борьбы все же поздоровался с Хуэй Цзином. К счастью, мастер не стал говорить ничего странного перед другими. Он вел себя так, как будто это их первая встреча, и после приветствия предложил всем присесть за стол. Говорят, что Хуэй Цзин очень известен как внутри, так и за пределами духовного круга. Даже иностранцы проезжают тысячи километров, чтобы увидеться с ним. Шэнь Юй, который был здесь настоящим чужаком, раньше и не слышал о репутации Хуэй Цзина, но поскольку тот сразу смог распознать его, он знал, что этот человек действительно способный. В течение всего визита Шэнь Юй не слышал ни единого слова. Через час Хуэй Цзин встал, и молодой человек наконец вздохнул с облегчением. Перед уходом настоятель достал непонятно откуда визитную карточку и передал ее Шэнь Юй: – Господин Шэнь, эту встречу можно считать судьбой. Мы с вами связаны. Если в будущем у вас возникнут трудности, вы всегда сможете связаться со мной. – Спасибо, – Шэнь Юй с удивлением взял карточку. Хуэй Цзин мягко улыбнулся, развернулся и вышел из дома вместе с гидом. Вернувшись в отель, Шэнь Юй вспомнил, что взял с собой визитку Хуэй Цзина. Карточка была светло-бежевого цвета, на ней было написано краткое и полное имя, а также несколько номеров мобильных телефонов. Некоторое время Шэнь Юй размышлял и засунул визитку вместе с деревянными табличками, взятыми со стены желаний, во внутренний карман своего чемодана. ________________ На следующий день в 10:30 Шэнь Юй и его сопровождение ожидали вылета в VIP-зале аэропорта. До посадки в самолет еще оставалось более получаса. Шэнь Юй бездельничал, играя на телефоне. Внезапно экран его мобильного перешел в режим вызова и на нем появился номер. Это был Шэнь Жун. Шэнь Юй ответил на звонок, но перед тем, как успел заговорить, из его телефона неожиданно донесся гневный вопль Шэнь Жуна: – Что ты собираешься делать, переведя Кан Лина сюда? У нашей компании независимый режим работы. Станет только хуже, если ты внезапно начнешь вмешиваться! Шэнь Юй был удивлен резкой реакцией Шэнь Жуна. И не хотел слишком долго с ним разговаривать по этому вопросу. Потому холодно произнес: – Должен ли я получать разрешение менеджера Шэнь на перемещение моего сотрудника? Шэнь Жун долгое время задыхался, прежде чем начал объяснять: – Люди в головном офисе не знают специфики филиала компании, если ты напрямую кого-то переведешь… Шэнь Юй прервал Шэнь Жуна: – Тогда мы постепенно начнем понимать вашу специфику. Шэнь Жун: «……» Обе стороны молчали с минуту. Когда Шэнь Юй решил, что Шэнь Жун закончит разговор, он вдруг услышал, как тот проскрежетав зубами, сказал: – Брат Юй, ты настроен против меня? Ты знаешь, что хоть наша компания работает независимо, но большая часть работы идет от вашего головного офиса. – Я долго тебя терпел. Ты действительно считаешь себя неприкосновенным? – Шэнь Юй сделал паузу на пару секунд и засмеялся. – Если ты не согласен с моим решением, то предлагаю тебе перейти в независимую компанию. Что касается мнения старейшин, то я даже могу заступиться за тебя. – Ты! – Шэнь Жун был так зол, что не мог сказать ничего вразумительного. – Я-то в полном порядке, – сообщил Шэнь Юй. – Как я могу разочаровать тебя, когда ты испытывал недовольство мной почти десять лет? Сделав несколько вдохов, Шэнь Жун все же повесил трубку. Шэнь Юй бесстрастно убрал свой телефон. Повернув голову, он увидел, что рядом с ним сидит Тан Ли и пристально смотрит на него. – Что тут такого интересного? – беспомощно улыбнулся Шэнь Юй и протянул руку, чтобы прикрыть глаза Тан Ли. Мальчик остался неподвижным, лишь моргнул. Его длинные ресницы, такие же густые, как маленький веер, скользнули по ладони. Это вызвало сильный зуд на ладони Шэнь Юй, и тот быстро убрал руку. Молодой человек почувствовал себя неловко, когда на него так посмотрели. Он просто отвернулся и попросил: – Не смотри. Шэнь Юй не знал, каково было выражение лица Тан Ли в данный момент, но он расслышал, как ребенок почти неслышно произносит: – Я хочу вырасти побыстрее. Молодой человек обернулся и посмотрел на грустного Тан Ли со странным выражением лица. – Почему ты так говоришь? – Так думают все дети, – пожал плечами Тан Ли. На самом деле, он хотел сказать, что только повзрослев, сможет разделить проблемы с Шэнь Юй. Таким образом, ему не пришлось бы постоянно видеть молодого человека в тяжелых раздумьях. Он ничего не может сделать, оставаясь ребенком. Даже от провокации того человека, по имени Шэнь Жун, он не смог защитить Шэнь Юй. Впервые в жизни у Тан Ли появилось такое сильное чувство разочарования. Это был первый раз, когда он оказался так недоволен своим возрастом. Шэнь Юй не знал мыслей Тан Ли. Он нежно улыбнулся, похлопал ребенка по плечу и тихо произнес: – Ты очень скоро вырастешь. В конце концов, можешь ли ты поверить, что мы знакомы уже полгода? Время летит исключительно быстро. То, что делает сейчас Шэнь Юй, так это заранее устраняет потенциальные опасности, такие как Шэнь Жун. Первоначально Шэнь Юй не намеревался противостоять кузену, он даже намеренно избегал столкновения с ним, но не ожидал, что Шэнь Жун не только будет активно искать его, но и обратит внимание на Тан Ли. Ах… Так много работы. Вздохнув, Шэнь Юй поднял свой мобильный и отправил сообщение Кан Лину, который вчера днем прибыл в Цзиньчэн: «Поспешите и решите проблему с Шэнь Жуном».