Ruvers
RV
vk.com
image

После перемещения в книгу я усыновил злодея

Угроза

Глава 34. Угроза К тому времени как Шэнь Юй вошел в забронированную комнату ресторана с воодушевленным руководителем филиала, его двоюродный брат уже с нетерпением ожидал их. Шэнь Жун, одетый в строгий черный костюм, сидел лицом к двери, положив одну руку на стол, а в другой держа телефон. Когда он услышал звук открывающейся двери, то поднял взгляд и холодно посмотрел на вошедших. Несмотря на то, что на лице Шэнь Жуна не было никакого особого выражения, Шэнь Юй почувствовал, что глаза его кузена были похожи на вонзающиеся в него ножи. Шэнь Юй: «……» С этим человеком будет трудно иметь дело. Хотя молодой человек не знал, какое отношение к Шэнь Жуну было у первоначального владельца тела, но учитывая его высокомерную и безразличную природу, следовало сохранять равнодушное выражение лица. Поэтому Шэнь Юй без выражения посмотрел на Шэнь Жуна. Дядя Чжан, который катил инвалидное кресло, казалось, понимал мысли молодого хозяина. Он остановился у двери и не спешил продолжать движение. Руководитель, вошедший в комнату, вскоре почувствовал тяжелую атмосферу и с недоумением нахмурился. Кузены смотрели друг на друга долгое время, прежде чем Шэнь Жун при молчаливой просьбе руководителя отделения компании неохотно встал и медленно подошел к Шэнь Юй, прежде чем наконец остановился и снисходительно посмотрел на вновь прибывшего. Как раз в тот момент, когда Шэнь Юй посчитал уже, что Шэнь Жун незамедлительно вернется на место, он увидел, как тот выдавил странную улыбку. – Пожалуйста, брат Юй, – Шэнь Жун наклонился и жестом указал на стол. Шэнь Юй вежливо улыбнулся в ответ и позволил дяде Чжану завезти его в помещение. Отдельная комната была не только большой по размеру, но и роскошной по своему оформлению. Общий вид и старинные фрески хорошо продуманы. Даже воздух наполнен особой приятной атмосферой. Напротив, обеденная зона в комнате была небольшой: перед прямоугольным столом из красного дерева было только четыре места. Поэтому руководитель вызвал официанта, чтоб принести еще один стул и сел в одиночестве в конце стола. Шэнь Юй сидел рядом с Тан Ли, а дядя Чжан специально сел рядом с Шэнь Жуном. Что касается двух телохранителей, то руководитель филиала организовал их пребывание в соседней комнате. С тех пор, как он сел на место, взгляд Шэнь Жуна не покидал Тан Ли, но внимание ребенка было полностью сосредоточено на Шэнь Юй, и он даже не взглянул на разглядывающего его человека. Шэнь Жун в течение долгого времени ошеломленно пялился на Тан Ли, и в его горле застряло много слов. Через некоторое время он посмотрел на Шэнь Юй. – Брат Юй, на этот раз ты серьезен? Шэнь Юй был занят перекладыванием овощей на тарелку Тан Ли, но, услышав вопрос, поднял голову и посмотрел на улыбающееся лицо Шэнь Жуна. В замешательстве он нахмурился. – Серьезен в чем? Глаза Шэнь Жуна вновь устремились в сторону Тан Ли и продолжали смотреть на его недружелюбное выражение лица. – Я слышал, что ты намерен воспитать этого ребенка в качестве наследника семьи Шэнь. К концу фразы Тан Ли неожиданно посмотрел на Шэнь Жуна. На его лице не было никаких эмоций. Но Шэнь Юй, пробывший с Тан Ли так долго, мгновенно почувствовал всплеск тяжелой ауры, исходящей от тела ребенка. Шэнь Жун не уклонялся от взгляда Тан Ли. Он оглянулся с улыбкой на лице и вдруг хлопнул в ладоши. – Ах! Если подумать, когда это брат Юй не принимал чего-то всерьез? Он так же серьезно относился и к вопросу с Сяо Тин. Как только это было произнесено, атмосфера за обеденным столом внезапно стала еще более напряжённой. «Сяо Тин», упомянутая Шэнь Жуном, – это мисс Ду, Ду Пинтин. Этот парень все еще хранит обиду. Лица Шэнь Юй и Тан Ли были не слишком благодушными. Дядя Чжан безучастно смотрел на Шэнь Жуна. Один лишь руководитель схватился за волосы, его взгляд блуждал между родственниками. В это время братец продолжил: – Разве я в чем-то не прав, брат Юй? Как только голос затих, неподвижный ранее Тан Ли внезапно поднялся из-за обеденного стола. Стул неприятно заскрипел по деревянному полу. В комнате, где тишина была почти осязаемой, этот скрип прозвучал очень пронзительно. Внезапность Тан Ли потрясла Шэнь Жуна и руководителя. С удивлением они уставились на мальчика. Глаза Тан Ли были полны трудно скрываемого отвращения. Он слегка прищурился и посмотрел прямо на Шэнь Жуна. Темная аура вокруг него почти обволокла все его тело. Только ребенок собирался сделать шаг, как Шэнь Юй внезапно протянул руку и схватил его за запястье. – Каштан. Тан Ли застыл. Машинально он развернулся к Шэнь Юй, и гнев в его глазах рассеялся с видимой невооруженным глазом скоростью. – Что не так? – подняв уголки губ, улыбнулся Шэнь Юй. – Ты хочешь выйти в туалет? Долгое время Тан Ли молчал. Казалось, он спокойно оценивал настроение Шэнь Юй. И с облегчением заметил, что произнесенные сейчас Шэнь Жуном слова не возымели на того абсолютно никакого действия. – Да, – кивнул Тан Ли и затем подтвердил, – я хочу сходить в туалет. Шэнь Юй улыбнулся и погладил голову Тан Ли. – Пусть дядя Чжан отведет тебя туда. Когда управляющий услышал его слова, то сразу же встал и вывел мальчика из комнаты. Только когда молодой человек услышал, как дверь комнаты за его спиной захлопнулась, улыбка на лице Шэнь Юй исчезла. Он холодно посмотрел на Шэнь Жуна. – Чего ты хочешь? Кузен не ожидал, что Шэнь Юй будет настолько прямолинеен. Растерявшись на пару секунд, он притворился невиновным. – Брат Юй, я просто шучу. Не принимай все всерьез. Кое-что вспомнив, он лукаво ухмыльнулся. – Кроме того, по сравнению с тем, что ты сделал девять лет назад, моя шутка ничего не значит. Столкнувшись с ухмылкой на лице братца, Шэнь Юй вообще не мог улыбаться: – Кажется, ты все еще думаешь об этом. Лицо Шэнь Жуна исказилось, казалось, он не мог поверить словам Шэнь Юй. – Если бы ты был на моем месте, смог бы ты легко это забыть? – Да, – ответил Шэнь Юй. Шэнь Жун был безмерно удивлен, услышав мгновенный ответ. Затем, как капля черных чернил, падающих в чистую воду, ирония быстро распространилась по его лицу. – Тебе так подходит твое имя. Ты бескорыстен в своей работе и не стесняешься в своих эмоциях, – Шэнь Жун с фальшивой улыбкой снисходительно поднял руку. – Так что же для тебя значит Сяо Тин? Была ли она бесполезным приобретением или трофеем, чтобы хвастаться передо мной? – Ни то, ни другое, – твердо ответил Шэнь Юй. – Для тебя она предатель в ваших отношениях. Для меня она также предатель в наших отношениях. Шэнь Жун подавился своими словами. – Шэнь Жун, – Шэнь Юй произнес имя брата, – что касается тебя или Ду Пинтин, я сделал все возможное. Все мы взрослые люди. И должны научиться нести ответственность за свой выбор. Пожалуйста, оставь в стороне свое мнение, что весь этот мир должен жертвам. «……» Шэнь Жун молчал. Точнее, он был шокирован хорошо подвешенным языком Шэнь Юй. Ему и не снилось, что у того когда-нибудь будет такой красноречивый рот. Это огромное отличие от ранее молчаливого Шэнь Юй. Шэнь Юй, управляя инвалидной коляской, объехал вокруг стола, приблизился к Шэнь Жуну, и, улыбнувшись, похлопал кузена по плечу. Он медленно наклонился к его уху и произнес: – Я могу тебя терпеть, но не оспаривай мой выбор. Голос Шэнь Юй был настолько холоден, что Шэнь Жун почувствовал, будто и воздух, дующий ему в ухо, был ледяным. Шэнь Жун невольно задрожал. Он смотрел на вежливую улыбку Шэнь Юй, но чувствовал, что под этой фальшивой маской скрываются бесчисленные злые секреты. Впервые в жизни Шэнь Жун почувствовал страх по отношению к Шэнь Юй. Он должен был признать, что тот может легко угрожать его позиции. Задержав дыхание и подождав, пока Шэнь Юй отстранится, Шэнь Жун сглотнул и сделал вид, что успокоился. – Твой выбор – сирота семьи Тан? Молодой человек улыбнулся ему и сказал: – Если ты не веришь, то можешь попробовать узнать все сам. Шэнь Жун: «……» Интуиция подсказала ему, что Шэнь Юй не шутил. Теперь, когда обе стороны высказались, Шэнь Юй не собирался больше оставаться. Он повернулся к дрожащему руководителю, который хотел спрятаться в углу, и попрощался. Затем направился к выходу из комнаты. – Брат Юй, – вдруг воскликнул Шэнь Жун. Шэнь Юй остановил свое инвалидное кресло, но не стал возвращаться. – Если Сяо Тин вернется, – спросил Шэнь Жун, – примешь ли ты ее снова? – Она возвращается? – нахмурился Шэнь Юй. – Я не знаю, – поспешно стал отрицать Шэнь Жун, словно пытаясь спрятать драгоценный нефрит [1]. – Я просто спрашиваю. Шэнь Юй оглянулся и нежно улыбнулся Шэнь Жуну. – Ты все еще скучаешь по ней. Как я могу быть настолько бесстыдным, чтобы снова тебя ограбить? Если она вернется, я поговорю со старшими и позволю им воссоединить влюбленную пару. Шэнь Жун: «……» Возможно, Шэнь Юй показалось, но он думал, что смог увидеть тень потворства своим желаниям в выражении лица Шэнь Жуна. За пределами комнаты молодой человек встретил дядю Чжана и Тан Ли, стоявших недалеко от дверей. – Иди сюда, – махнул Шэнь Юй ребенку. Тан Ли тут же побежал к Шэнь Юй, как щенок, и потерся щекой о ладонь. Шэнь Юй пощекотал мягкие волосы перед ушком Тан Ли. Ему не хотелось убирать руку. В итоге он мягко ущипнул ухо Тан Ли и с улыбкой спросил: – Ты наелся? – Я сыт, – кивнул Тан Ли. – Тогда пойдем, – сказал Шэнь Юй. _______________ В следующие несколько дней. Шэнь Юй и остальные следовали за гидом, который знакомил их с городом Цзиньчэн и окружающими его живописными местами. Гид очень грамотно организовал маршруты, отправляясь в путь в 10 часов утра и возвращаясь в отель к шести вечера. В это время популярные места были не так сильно наводнены туристами. Также они посетили провинциальную библиотеку, где будет проводиться конкурс английского языка. Атмосфера в библиотеке заставила Шэнь Юй все сильнее и сильнее восхищаться Тан Ли. Столько всего достигнуть в таком юном возрасте. Только этот маленький злодей был способен конкурировать с главным героем в оригинальном романе. Однако, несмотря на поклонение Шэнь Юй, Тан Ли казался совершенно не впечатленным. Он просто принял участие в предварительном конкурсе по просьбе своего учителя, а во втором раунде участвовал по прихоти, вот как все было на самом деле… Шэнь Юй: «……» Ах… мое сердце разбито. Он не смог попасть в художественную школу, в которую хотел, и даже потерпел поражение в этом чертовом классе культуры. Небеса слишком предвзяты! ________________ [1] Смысл его быстрого отрицания в том, что он пытается скрыть что-то важное.