Ruvers
RV
vk.com
image

После перемещения в книгу я усыновил злодея

Старший брат

Сидевший на месте водителя дядя Чжан непроизвольно нахмурился, когда услышал обращение Тан Ли к Шэнь Юй. Как мог этот ребенок назвать молодого хозяина по имени? Не говоря уже о том, что такое поведение само по себе оскорбительно, если это услышат те журналисты или посторонние, он боялся, что они напечатают ложную статью об отношениях между молодым господином Шэнь и мальчиком. В конце концов, в глазах общественности Тан Ли – шпион, подосланный старейшиной Шэнь для наблюдения за Шэнь Юй. Лицо дяди Чжана потемнело. – Молодой господин. Сидящий позади Шэнь Юй заметил изменившееся настроение дяди Чжана. И сразу догадался, что управляющий собирается сказать. Поэтому опередил того и отчитал Тан Ли с сурово сдвинутыми бровями: – Разве я не говорил тебе? Не называй меня по имени на людях! Хотя при этих словах Шэнь Юй выглядел грозно, дядя Чжан чувствовал, что тот на самом деле не злится. Вместо этого выгораживает или неосознанно оправдывает Тан Ли. Скрытый смысл в словах Шэнь Юй заключался в том, что он уже одобрил такое обращение Тан Ли к себе. Осознав это, дядя Чжан несколько растерялся. Заглянув в зеркало заднего вида, мужчина увидел, что Шэнь Юй все еще наигранно сердится на Тан Ли. Беспомощно покачав головой, он проглотил все невысказанные слова. На самом деле, он совершенно не согласен с методом воспитания, применяемым Шэнь Юй. Слишком большая любовь принесет только вред и ребенку и родителю. К сожалению, дядя Чжан – наемный работник, и знает, что не имеет права слишком сильно вмешиваться в личные дела молодого хозяина. После некоторых колебаний он все же предпочел притвориться глухим. Просто… Не зная почему, он всегда чувствовал, что Шэнь Юй слишком добр к Тан Ли. Обычно даже к собственным детям не относятся настолько хорошо, как молодой господин относился к этому ребенку. Даже не поворачивая головы, Шэнь Юй все еще мог ощутить недовольный взгляд дяди Чжана. Чувствуя себя несколько виноватым, он все равно сделал вид, что ничего не заметил, спокойно открыл дверцу машины и помахал Тан Ли. – Что ты делаешь? Заходи быстрее. Маленький злодей, которого отругали, совсем не злился, а вместо этого во все глаза смотрел на Шэнь Юй. Взгляд мальчика был наполнен такой серьезностью и сосредоточенностью, будто во всем мире он видел только Шэнь Юй и ничего более. Молодой человек чувствовал себя неловко под пристальным взглядом Тан Ли. В одно мгновение его нервы, казалось, скрутились в узел. Он не мог разобраться в своем настроении. Но знал, что ему не нравится, когда Тан Ли так на него смотрит. Большинству людей не хотелось бы, чтобы на них смотрели как на добычу. Шэнь Юй отвел взгляд от Тан Ли и, когда маленький злодей послушно сел в машину, хотел закрыть дверь. В этот момент из группы школьников неожиданно выскочила девочка. Тяжело дыша, она подбежала и ухватилась за дверцу машины, не позволив Шэнь Юй закрыть ее. Присмотревшись, Шэнь Юй понял, что именно эта школьница разговаривала с Тан Ли, когда тот вышел из ворот. Если он правильно угадал, то эта маленькая девочка – ученица средней школы, которая часто пишет Тан Ли любовные письма. Она выглядела намного красивее, чем представлял себе Шэнь Юй. У нее были огромные глаза и небольшой ротик, да и в целом девчушка напоминала прекрасного водного духа. – Тан Ли, ты ушел, ничего мне не сказав, – пожаловалась стоящая возле машины девочка. Мальчик уже сидел рядом с инвалидной коляской Шэнь Юй. Нетерпеливо нахмурившись, он холодно ответил: – Кто ты такая? Почему я должен что-то говорить, когда ухожу? – Почему ты так говоришь? – от равнодушных слов Тан Ли лицо девочки покраснело, но она все же продолжила. – Ты мне очень нравишься, но так со мной обращаешься. Как хладнокровное животное! Тан Ли усмехнулся, и его глаза как будто покрылись слоем льда: – Как думаешь, твое мнение важно для меня? – Ты… – вскрикнула девчушка и от обиды расплакалась. Шэнь Юй видел, что маленький злодей не заинтересован в ранней любви, поэтому не хотел вмешиваться. Однако девочка продолжала вытирать слезы перед его машиной, и он не мог просто захлопнуть перед ней дверь. Решив вмешаться, Шэнь Юй вручил малышке платок. Сквозь слезы девочка мельком увидела изящную, красивую руку. И внезапно прекратила плакать, а ее глаза проследили путь от руки до лица Шэнь Юй. – Когда девочка так сильно плачет, разве это выглядит красиво? – улыбнулся ей Шэнь Юй. Маленькая девочка долго смотрела на него. Ее заплаканные щечки покрылись румянцем. Она потянулась за предложенным платком и поблагодарила: – Спасибо, старший брат. – Конечно, ничего страшного, – ответил Шэнь Юй. Теперь девочка перестала грустить из-за слов Тан Ли. Она смотрела на Шэнь Юй с удивлением и стеснительностью. Быстро вытерев слезы с лица, она прикусила губу и смело произнесла: – Старший брат, ты выглядишь так красиво. Меня зовут Лэй Юймэн. А как зовут тебя? Шэнь Юй: «……» Настолько быстрое изменение отношения девчушки сильно его удивило. А также развеселило. Что за ребенок! Кто знал, что любовь может приходить и уходить так быстро? Ошеломленный Шэнь Юй уже собирался назвать свое имя, когда Тан Ли, сидевший рядом с ним, внезапно вышел. Схватив девочку за руку, он потащил ее в сторону, предварительно захлопнув дверь и оставив Шэнь Юй в одиночестве на заднем сидение. Звук снаружи не проникал в машину, и было настолько тихо, что можно было бы услышать падение булавки. Наконец Тан Ли вернулся в машину и спросил: – Мы уже можем уехать? Дядя Чжан промолчал, посмотрев в зеркало заднего вида, затем на маленькую девочку, стучащую в дверь машины, и снова вернул взгляд к молодому хозяину. Задумавшись, Шэнь Юй смотрел в ответ на дядю Чжана. У него больше не было причин разговаривать с девочкой на улице. Он кивнул. – Поехали. Как только эти слова были произнесены, напряженный Тан Ли постепенно расслабился. Выражение его лица было равнодушным. Взгляд казался далеким, а глаза такими глубокими, что никто не смог бы понять, о чем тот думает. К сожалению, Шэнь Юй этого не заметил. ___________ Старейшина Шэнь жил в престижном районе города. Цена на землю и пейзажи здесь несопоставимы с загородным домом Шэнь Юй. Но старики не любят холод, а атмосфера здесь оживленная, расположение удобное, и можно общаться с другими пожилыми жителями на площади. Кто мог представить, что старейшина Шэнь, являвшийся акулой бизнеса еще десять лет назад, теперь будет жить жизнью обычного человека: играть в шахматы, каждый день общаться с людьми на площади, а затем звонить Шэнь Юй, чтобы убедить его подарить дедушке правнука. Это была неторопливая жизнь, наполненная отдыхом. Когда дядя Чжан приехал на стоянку в доме старейшины Шэнь, было уже семь часов вечера. Шэнь Юй выбрался из машины, привел в порядок свой костюм и одежду Тан Ли. Затем разрешил дяде Чжану пойти и купить себе что-нибудь на ужин, дав для оплаты свою личную карту. Как только они освободятся и позвонят, он должен будет забрать их. Дядя Чжан подтвердил, что все понял. Шэнь Юй немного нервничал, когда поднимался на лифте. Он осторожно сжал руку Тан Ли. Мальчик в ответ на это посмотрел на него. – Сегодня мы ужинаем здесь. Если дедушка Шэнь или кто-то еще будет с тобой разговаривать, не беспокойся, – Шэнь Юй посмотрел в яркие глаза Тан Ли и с легкой улыбкой продолжил. – После ужина мы отправимся домой. Тан Ли поморщился и очень серьезно кивнул. Шэнь Юй коснулся волос Тан Ли. – Мой Каштан действительно хорош. Тан Ли сощурился, как маленький питомец, наслаждающийся прикосновением хозяина. Неосознанно он приподнял лицо и потерся о ладонь Шэнь Юй. – Тебе нужно, чтобы я притворился больным? – Что? – удивился Шэнь Юй. Он не сразу понял значение слов Тан Ли. Мальчик объяснил: – Если тебе не хочется оставаться там, я могу позже притвориться, что заболел, чтобы был повод уйти пораньше. – … Все в порядке. Несмотря на внешне спокойный вид, в глубине сердца Шэнь Юй был изумлен. Он признает, что главная причина, по которой привел Тан Ли, заключалась в возможности использовать ребенка как предлог, чтобы как можно скорее сбежать с ужина, устроенного старейшиной Шэнь. Но он никогда не говорил об этом мальчику. В конце концов, Тан Ли был настолько мал и еще мог не понять, что Шэнь Юй имеет в виду. Но неожиданно оказалось, что ребенок вообще не нуждался в его объяснениях. Цель Шэнь Юй была точно угадана по его словам и поступкам… В то же время взгляд Шэнь Юй, обращенный к Тан Ли, выражал противоречивые чувства – умный и рано повзрослевший маленький злодей пугал его. Шэнь Юй взял мальчика за руку и без труда нашел нужные апартаменты, так как их вышел встречать слуга, принадлежащий дому старейшины Шэнь. Хотя старейшина Шэнь не ругает городскую среду обитания, он никогда не позволит ненужный бытовой дискомфорт. А потому на него работало более десятка слуг и поваров. – Господин Шэнь здесь, – улыбнулся слуга, открывший ранее дверь. – Заходите. Старейшина Шэнь уже давно ждет. Госпожа Ян тоже здесь. Услышав «госпожа Ян», Шэнь Юй лишь горько улыбнулся. Он провел Тан Ли в гостиную и увидел, что старейшина Шэнь сидит на диване и что-то рассказывает. Рядом с ним находилась красивая девушка с длинными черными волосами, похожая на маленького духа яшмы. Не дожидаясь, пока Шэнь Юй заговорит, старейшина Шэнь гневно вскочил и обличил его с преувеличенной ноткой ненависти: – Ты знаешь, который час, мальчик? Сейчас десять минут восьмого! Ты заставил меня и Сяо Ян ждать себя. Должно быть, так ты выражаешь гнев на меня! Шэнь Юй знал, что старейшина Шэнь – быстро раздражающийся человек, поэтому не рассердился, когда его отругали. Он повернулся к красивой девушке и вежливо улыбнулся. – Извините, мы попали в пробку. Девушка не ожидала, что после прихода, первое предложение Шэнь Юй будет адресовано ей. Внезапно разволновавшись, она быстро встала и, зарумянившись, польщенная и потрясенная, произнесла: – О, ничего страшного. Я тоже только что прибыла. – Это замечательно, – спокойно кивнул Шэнь Юй. – Что замечательно?! Тебя вынуждена ждать красивая девушка, а ты смеешь говорить, что это замечательно?! Когда старейшина Шэнь закончил свою гневную отповедь, он заметил Тан Ли, с невыразительным лицом стоящего рядом с Шэнь Юй. В одно мгновение весь его гнев полностью исчез, и лицо старика расцвело от радости. – Ах, Каштан! Иди сюда. Дети в наши дни все еще носят школьную форму? Трудно ли учиться? Ты привык к новой обстановке? – Новая школа мне очень нравится. Спасибо, дедушка Шэнь. – Каштан такой способный. Хотел бы я иметь правнука, который был бы таким же послушным и разумным, как Каштан, – засмеялся старейшина Шэнь, взглянув на Шэнь Юй, который притворился глухим и немым, и потянулся погладить Тан Ли по голове. Рука старейшины Шэнь еще не коснулась волос мальчика, как внезапно маленький злодей отступил. – Дедушка Шэнь, – торжественно сообщил Тан Ли, – учитель сказал, что нельзя просто так касаться головы другого человека. Пожилой человек удивился, а затем с удовольствием рассмеялся. – Хорошо, никто не может касаться головы нашего Каштана. Вскоре слуга объявил о начале ужина. Все направилась в столовую. Стол был полон вкусной еды. Но особых изысков не было. Вместо этого стояли разнообразные домашние блюда. Старейшина Шэнь переводил взгляд между Шэнь Юй и девушкой. Внезапно придумав кое-что, он повернулся к Тан Ли и ласково заговорил: – Каштан, дедушка Шэнь впервые встречает тебя. Садись со мной рядом. Я расскажу тебе интересные истории. Произнеся это, старейшина Шэнь схватил Тан Ли за руку и подмигнул Шэнь Юй. Если старейшина Шэнь и Тан Ли сядут с одной стороны стола, то Шэнь Юй сможет сесть только напротив рядом с девушкой. Шэнь Юй ощутил себя совсем беспомощным. Хотя он и отказался от свидания вслепую, но все же обязан был проявить хоть какое-то уважение к девушке. Вздохнув, он направил инвалидную коляску на противоположную сторону стола и жестом пригласил ее. – Спасибо, – опустив голову, девушка казалась слишком застенчивой и не могла смотреть в глаза Шэнь Юй. Только она собиралась сесть, как внезапно промелькнула черная тень. На мгновение девушка замерла, а отмерев, обнаружила, что стул рядом с Шэнь Юй уже занял маленький мальчик в школьной форме. Тан Ли хлюпнул носом смотря с жалостью на молодого человека и детским голоском, которого Шэнь Юй никогда раньше у него не слышал, попросил: – Старший брат, я хочу сидеть с тобой.