Ruvers
RV
vk.com
image

После перемещения в книгу я усыновил злодея

Возмездие

Еще на приличном расстоянии от двери класса Шэнь Юй увидел маленькую фигурку, выскочившую из комнаты. Прежде чем молодой человек успел среагировать, ребенок стремительно побежал к нему. Затем внезапно замедлился и застыл в неподвижности… Шэнь Юй приготовился приветствовать маленького злодея с распростертыми объятиями. Он заранее поднял руки, готовясь поймать Тан Ли, но увидел, что ребенок не собирается бросаться в его объятия. «……» Шэнь Юй опустил руки, а затем в смущении коснулся носа, думая, что он единственный тут кто был рад до безумия. Тан Ли стоял на том же месте, красивые глаза феникса были устремлены на Шэнь Юй. Небо за окнами коридора позади маленького злодея было затянуто огненно-красными облаками, одевшими лицо мальчика в расплывчатое сияние. Но ярче всего выделялись глаза. Как ночное небо полное звезд. Настолько великолепны, что Шэнь Юй не посмел прямо посмотреть в них. – Каштан, – засмеялся Шэнь Юй, одновременно взмахнув рукой. Тан Ли уже давно привык к жестам Шэнь Юй. Видя, как тот поднял руку, он неосознанно приблизился. Расстояние в метр моментально сократилось до шага. Шэнь Юй улыбнулся при взгляде на несколько ошеломленный вид Тан Ли. Уголки губ так и норовили подняться еще выше. Наконец, он коснулся мягких волос мальчика. Затем нежно спросил: – Тебе было весело в школе? Дядя Чжан, стоящий рядом с ним: «……» Это уникальный образ мышления молодого хозяина. Конечно же, первый вопрос, который нужно задать ребенку, – развлекался ли он в школе. Если обычные учителя услышат, как родители спрашивают об этом детей, их непременно начнет рвать кровью [1]. Но ясно, что директор и учителя этой школы не совсем обычные. Догнав Тан Ли, они услышали заданный мальчику вопрос. Хотя их лица почти неуловимо изменились после услышанного, они не осмелились ничего высказать, а лица быстро разгладились. Тан Ли лишь кивнул, не отвечая на вопрос. Затем передал Шэнь Юй сотовый телефон, который держал в руках. – Много людей звонили тебе. Шэнь Юй посмотрел на экран телефона и увидел ряд ярко-красных пропущенных вызовов. Некоторые из звонивших оставили сообщения, а некоторые номера и вовсе были незнакомы. Зеленые строчки принятых звонков старейшины Шэнь и дяди Чжана были очень заметны на этом фоне. Теперь понятно, откуда дед знал, что мобильный телефон дяди Чжана у него. Шэнь Юй не спрашивал Тан Ли, о чем тот говорил с дедушкой. Вместо этого он осторожно погладил мальчика по голове. Затем, проверив время по телефону, он обратился к директору и учителям. – Я доставил вам неудобства. – Мы рады помочь господину Шэнь. Это совсем не проблема, – махнув рукой, засмеялся директор. Покинув школу и сев в машину, Шэнь Юй рассказал Тан Ли о произошедшем сегодня утром суде, в том числе о назначенном Тан Цзя и Юань Юньпину наказании. Выслушав слова Шэнь Юй, Тан Ли ответил совсем не так, как ожидалось. Выражение его лица было таким же спокойным, как застывшее озеро, без единой ряби. – Понятно, – прошептал злодей. Шэнь Юй посмотрел на опущенную голову Тан Ли и ощутил сильную боль в сердце. Независимо от того, какова судьба злодея в исходном романе, Тан Ли теперь с ним. Он часть семьи Шэнь, а также ребенок, которого Шэнь Юй так усердно воспитывает. Сейчас мальчик в плохом настроении и, естественно, как родитель, он не может быть счастлив. На короткое время погрузившись в размышления, Шэнь Юй внезапно положил руки на плечи Тан Ли, и мягко развернул ничего не подозревающего ребенка к себе лицом. – Каштан, – серьезно начал Шэнь Юй. Ошеломленный маленький злодей слегка округлил глаза и, повернувшись, сел ровнее. Шэнь Юй продолжил: – О чем задумался? Хочешь о чем-нибудь узнать? Хотя я пока не получил опеку над тобой, ты уже являешься частью моей семьи. Взрослый и ребенок сидели так близко, что почти чувствовали температуру дыхания друг друга. Тан Ли, похоже, не ожидал, что Шэнь Юй скажет это с такой серьезностью. Его щеки раскраснелись, а затем в мгновение ока порозовели и ушки. – Я действительно твоя семья? – прошептал Тан Ли. Шэнь Юй засмеялся и слегка ущипнул Тан Ли за нос. – Самая настоящая семья. Мальчик опустил глаза и издал тихий гул, как будто слова Шэнь Юй не представляли для него особого интереса. Тем не менее Шэнь Юй ясно ощутил, как тяжелая аура вокруг Тан Ли постепенно сошла на нет, даже выражение его лица стало не таким опустошенным, как раньше. ________________ Поскольку судебный процесс и кровавое событие с топ-менеджерами компании произошли в один и тот же день, влияние этих событий на образ Шэнь Юй нельзя было назвать незначительным. В тот вечер имя Шэнь Юй с невероятной скоростью устремилось к вершине горячего списка в поиске микроблогов. Это заставило общественность снова вспомнить о Тан Ли. Несмотря на то, что планы Шэнь Юй по усыновлению Тан Ли неоднократно опровергались журналистами ранее, герои этих новостей не принимали участия ни в каких развлекательных мероприятиях, поэтому читатели быстро забыли о них. Но в этот раз дело о жестоком обращении с детьми вызвало гнев пользователей сети. Таким образом, огромное количество блогеров и комментаторов разрывало Тан Цзя и Юань Юньпин на части. Некоторые умельцы вырезали фрагменты интервью Юань Юньпина из зала суда и анализировали их слово за словом. Придя в итоге к выводу, что зверь Юань Юньпин не только совершал насилие по отношению к Тан Ли, но и точил свои когти на других детей родственников. Некоторое время мужчина считался самым ненавистным человеком в городе. Даже адрес компании и номер телефона Тан Цзя и Юань Юньпина были найдены пользователями всемирной паутины. Многие люди приходили в компанию создавать неприятности, срывать плакаты и выкрикивать протесты. В течение трех-четырех дней сотрудники компании, которые не могли выдержать давление общественности, собрали вещи и уволились. Юань Юньпин и его жена, находящиеся в тюрьме, не знали, что происходит снаружи. Но спустя несколько дней их сын, навестивший их, рассказал о случившемся. После такого сильного удара Тан Цзя упала в обморок, а Юань Юньпин закрыл лицо и горько заплакал. Они сожалели об этом. Если бы они только знали, что Шэнь Юй будет благосклонен к Тан Ли, то никогда не перекладывали бы свои обиды на мальчика, а вместо этого почитали ребенка как старшего родича. Ведь тогда они могли бы получить покровительство семьи Шэнь и двигаться вперед без особых усилий. В конце концов их жизни были разрушены одним ударом Шэнь Юй. – Сын… – со слезами на глазах Юань Юньпин с силой хлопнул по столу. – Почему ты не остановил меня, когда я избивал этого ребенка? Просто стоял рядом и смотрел! Юань Хуэй безразлично сидел напротив отца. На его лице красовалось несколько синяков. Пришедшая на днях в компанию толпа избила его и устроила другие неприятности. – Какой смысл говорить об этом сейчас? Из-за твоей и маминой глупости мы с сестрой даже в школу ходить не можем, – усмехнулся Юань Хуэй. – Вы обвиняете меня?! – Юань Юньпин в недоумении указал на себя, затем встал и расстегнул одежду, чтобы показать все еще явный шрам. – Я тоже жертва. Если бы мальчишка не ранил меня ножом, разве я избивал бы его почти до смерти?! – После того, что ты сделал с племянницей, ты полностью заслужил это, – не глядя на шрам, издевался Юань Хуэй. – Что ты сказал? – в ярости завопил Юань Юньпин. – Я сказал, что ты это заслужил, – встав, Юань Хуэй рассмеялся прямо в лицо родителю. – Ты, маленький ублюдок, как смеешь ты так говорить о своем отце? Думаешь, я не убью тебя! – разъяренный Юань Юньпин бросился на сына. Но кто сказал, что у Юань Хуэя нет клыков? На самом деле, при обмене тумаками он оказался даже безжалостнее, чем Юань Юньпин. Отец и сын, в прошлом любившие друг друга, катались по полу и неистово дрались. Только когда вошла тюремная охрана и разняла их, все закончилось. Что касается Юань Юньпина, у которого оказалось меньше сил чем у сына, то его рот и нос были полны алой крови. Судорожно дыша, он лежал на полу не в силах открыть глаза… Когда Шэнь Юй услышал об этом событии из уст Кан Лина, он удивился. Хотя в первоначальном романе мало описаний Тан Цзя и Юань Юньпина, они казались образцом любящей пары. У их детей также была спокойная жизнь, успешная карьера и счастливая семья, контрастируя с одиночеством и безутешностью Тан Ли. В результате оказалось, что идеальное внешне семейство настолько уязвимо, что им даже не нужна помощь извне, чтобы все разрушить. Для этого им вполне хватает друг друга. Шэнь Юй вздохнул и покачал головой. Затем указал на рабочих, которые поднялись на лифте, и попросил их перенести настольный компьютер в комнату Тан Ли. Когда Кан Лин увидел, что семья Тан мало интересовала Шэнь Юй, то он не стал продолжать эту тему. – Господин Шэнь, все необходимое было куплено. Если нет ничего важного, то я вернусь в компанию. – Хорошо, – согласился Шэнь Юй. После того как рабочие все установили, Кан Лин ушел вместе с ними. Шэнь Юй направил инвалидную коляску в комнату Тан Ли. Изначально это была вторая спальня, площадь и оформление которой выглядели не хуже, чем в его собственной спальне. В комнате было не так много личных вещей. Постельное белье идеально расправлено, без единой складочки. Мебель, такая как диваны, столы и стулья, казалась закрепленной в одном положении, как будто никогда не использовалась. Эта комната слишком пуста. В ней нет ни капельки тепла. Шэнь Юй подумал, что случайно попал в гостиничный номер. Он подъехал к столу, включил новый компьютер и загрузил несколько популярных фильмов и программ для общения в интернет-чатах. Возможно, причиной послужило большое количество дел, выполненных за несколько последних дней, но даже если его ждала гора работы в компании, Шэнь Юй вообще не хотел двигаться. Молодой человек действительно не являлся президентом. И мог работать только вслепую. Может быть, он сможет сделать семью Шэнь более богатой. Возможно, его действия приведут к банкротству за одну ночь. Если следовать оригинальному сюжету романа, то через восемь лет семья Шэнь начнет падение. У компании много проблем, таких как проектные потери, недостаточный оборотный капитал и долговые обязательства… Чем больше Шэнь Юй думал об этом, тем сильнее немела кожа на лице. Он не боится обеднеть, и никогда не считал собственность семьи Шэнь своей. Боится он только того, что сила первоначального сюжета слишком велика, и что даже пытаясь внести изменения, в конечном итоге он все же умрет в руках Тан Ли. Шэнь Юй обычный человек. Естественно, что он очень хочет жить и боится смерти. От долгих размышлений веки Шэнь Юй становились все тяжелее и тяжелее. Он откинулся на спинку кресла, намереваясь дать отдых глазам, но вместо этого незаметно уснул. Этот сон был тяжелым. Шэнь Юй работал так много дней и все это время почти не отдыхал. Сквозь дрему он почувствовал, что кто-то накинул на него плед. Все еще находящийся между сном и явью Шэнь Юй внезапно открыл глаза и схватил этого человека за руку. Его мрачный взгляд походил на клинок, окутанный холодным светом. Но тут же замер. Шэнь Юй увидел, как схваченный злодей склонился над инвалидной коляской, стараясь не давить на его поврежденные ноги. Маленький злодей, с пледом в руках, смотрел на него, напуганный его внезапными действиями и свирепыми глазами. ________________ [1] 气得 吐血 – «рвет кровью от гнева».