Ruvers
RV
vk.com
image

После перемещения в книгу я усыновил злодея

Состояние пациента

На следующее утро. После того, как ему позвонили и попросили приехать, доктор Лю отменил свои занятия по повышению квалификации и в ту же ночь прилетел из-за границы. Даже не заехав домой, он сразу поехал в дом Шэнь. Сопровождаемый четырьмя ассистентами, врач с аптечкой в руках направился прямиком в спальню Шэнь Юй. Каждый из его помощников тащил различные медицинские приборы. Управляющий Чжан, в это время как раз собиравшийся разбудить Шэнь Юй, был впечатлен боевым отрядом доктора Лю. Преградив тому дорогу, он поинтересовался: – Доктор Лю, что-то произошло? – Где господин Шэнь? – Он у себя. – С ним все в порядке? – В данный момент в порядке, – от вида доктора Лю дядя Чжан начал нервничать. – Почему вы спрашиваете об этом? Доктор Лю также удивился. – Разве мне не звонили, чтобы я прибыл сюда? Как только слова затихли, дверь спальни перед ними медленно открылась. Аккуратно одетый Шэнь Юй выехал из комнаты в инвалидной коляске. Молодой человек сощурился и улыбнулся, на его щеках появились милые ямочки. – Доброе утро, доктор Лю. Вижу вы прямиком из аэропорта. Надеюсь, я не доставил вам сильных неудобств. – Я всегда рад служить господину Шэнь, – доктор Лю улыбнулся. – Похоже, сейчас вы поправляетесь. Можете встать и одеться без посторонней помощи. Вы хорошо выполняете курс реабилитации, который я составил? – Я прохожу его ежедневно. Ни разу не пропустил, – Шэнь Юй засмеялся, а затем сменил тему. – Но сегодняшний главный герой не я. – О? – озадачился доктор Лю. ___________ В столовой. Тан Ли проснулся еще до рассвета. За время, проведенное в доме родственников, у него выработалась стойкая привычка никогда не спать допоздна. Мальчик надеялся, что сегодня сможет увидеть Шэнь Юй за завтраком. Несмотря на то, что он осознанно тянул время за едой, тот так не и явился. Перед уходом Тан Ли, наконец, не удержался и спросил тетю Чэнь, убирающую посуду. – А как же господин Шэнь? – Возможно, он все еще спит, – беспомощно улыбнулась женщина. – В прошлом молодой господин был совой. Он не спал по ночам, а утром не мог встать. Позже господин Чжан стал конфисковывать мобильный телефон хозяина перед сном, в принудительном порядке исправляя привычку поздно ложиться. Но теперь, если не происходит ничего серьезного, хозяин может проспать до полудня, и я не знаю изменится ли это когда-нибудь… Тетя Чэнь работала в семье Шэнь в течение 30 лет. И Шэнь Юй вырос на ее глазах, поэтому она могла бесконечно говорить о своем молодом хозяине. Тан Ли молча слушал рассказ. Очевидно, что Шэнь Юй, описанный тетей, весьма отличается от сложившегося в его голове образа. До прихода в этот дом Тан Ли считал, что Шэнь Юй холодный и влиятельный человек, стоящий на вершине мире и смотрящий на остальных как на муравьев. Попав сюда, он обнаружил, что Шэнь Юй – ангел с теплой улыбкой. У него и в помине не было высокомерного характера, и с ним было легко общаться. К тому же он спокойно принял в свой дом такого постороннего, как Тан Ли. Но впервые он осознал, что у Шэнь Юй есть и детская сторона. – Тетя Чэнь, – немного беспомощный и очень приятный голос прервал болтовню женщины. – Вы снова раскрыли все мои темные секреты. Тетя Чэнь обернулась и увидела Шэнь Юй, которого привез дядя Чжан. – Господин! – засмеялась экономка. Так долго заботясь о Шэнь Юй, она, естественно, знала, что сейчас тот не был зол. Особенно, если сравнивать с прошлой ночью. Но увидев доктора Лю, пришедшего вслед за ним, она быстро прибралась и вышла из столовой. Доктор Лю посмотрел в спину тети Чэнь, когда та уходила. Он приподнял брови и пошутил: – Давно не приезжал, но люди все еще боятся вас. – Я такой страшный? – поднес руку к своему лицу Шэнь Юй. – Не страшный, совсем не страшный, – небрежно ответил доктор. – Мы, смертные, полностью очарованы непревзойденной красотой господина Шэнь. – … Вы можете помолчать? Шэнь Юй посмотрел на Тан Ли, которого, казалось, здесь не было. И помахал ему. – Маленький Каштан, иди сюда. Тан Ли немного поколебался, но затем все же послушно подошел к нему. В это время в большой столовой остались только Шэнь Юй, дядя Чжан, доктор Лю и безмолвный Тан Ли. Чтобы не ущемлять чувство собственного достоинства маленького будущего злодея, Шэнь Юй специально попросил четырех помощников, приехавших с доктором Лю, остаться в гостиной. – Проведите осмотр, проверьте травмы на его теле. Обработайте их. Если возможно, то полностью избавьтесь, чтобы и следов не осталось, – закончив, Шэнь Юй осторожно взял Тан Ли за руку и прошептал на ухо. – Я подожду тебя в гостиной. Пойдем после по магазинам? Шэнь Юй говорил негромко, выдыхаемый им воздух, как мягкие перышки, касался ушек Тан Ли. Этот зуд. Похоже он рождался прямо в сердце. Тан Ли почти незаметно кивнул, и румянец с его щек моментально распространился до кончиков ушей, но мальчик этого даже не заметил. Шэнь Юй видел, как широко раскрылись глаза Тан Ли, и не мог удержаться от улыбки. Он подавил желание потрепать за ушки маленького злодея, вместо этого позволив дяде Чжану выкатить его кресло из столовой. Они прождали в гостиной около получаса, когда доктор Лю с Тан Ли вышли из столовой. Доктор с серьезным видом позвал Шэнь Юй в соседнюю комнату. В ней молодой человек подъехал к окну от пола до потолка. Врач же начал с главного. – После смерти пары Тан осталось много проблем. Еще и родственники семьи Тан жаждут наследства. Вы действительно собираетесь усыновить этого ребенка? – Это не проблема, – Шэнь Юй бросил взгляд на сверкающее за окном озеро и спросил. – Как обстоят дела со здоровьем Каштана? Доктор Лю увидел, что Шэнь Юй принял твердое решение. Хоть он не был согласен, но не мог ничего возразить. Только в задумчивости запустил руку в волосы. – У ребенка много травм и серьезное истощение. Можно постепенно привести тело в порядок, применяя различные лекарства. Но его психика пострадала сильнее. – Говорите конкретнее, – разволновался Шэнь Юй. – Я не совсем уверен. Просто предположения, – вздохнул доктор Лю. – Он очень недоверчив и, кажется, считает всех людей своими врагами, что может привести к депрессии и приступам маниакальности. Депрессия? Маниакальное состояние? Шэнь Юй неожиданно вспомнил, что у злодея в романе было серьезное маниакальное расстройство. Иногда тот даже не мог контролировать свое поведение и совершал крайне жестокие поступки. Если он правильно помнит, то, когда Тан Ли похитил и убил настоящего Шэнь Юй, это случилось как раз в период такого приступа. – Что же мне тогда делать? – вздрогнув, спросил Шэнь Юй. – Найдите психиатра, чтобы осмотреть мальчика. И лучше не провоцировать его необдуманными словами и действиями, – доктор посмотрел на нервного Шэнь Юй и покачал головой. – Господин Шэнь, вы такой хороший человек. – Просто воспитываю сына, – горько улыбнулся Шэнь Юй. – Так у вас есть сын? От той студентки колледжа, которая училась на врача? – … Убирайтесь отсюда. Когда Шэнь Юй и доктор Лю вернулись в гостиную, дядя Чжан уже подготовился к поездке, а четверо помощников доктора Лю собрали все вещи и собирались уходить. Только Тан Ли, которому нечем было заняться, сидел на диване. Его темные глаза смотрели в сторону Шэнь Юй. По мере приближения к нему фигура Тан Ли становилась все более скованной. Смотря в глаза Шэнь Юй, ребенок чувствовал сильное напряжение и беспокойство. Мальчик не знал, что сообщил доктор Лю, но интуиция подсказала ему, что это что-то нехорошее и связано с ним. Думая о возможных словах доктора и серьезном выражении его лица только что, в сердце Тан Ли как снежный ком нарастал страх. Чем больше времени проходило, тем сильнее он рос. Ребенок боялся увидеть разочарование в глазах Шэнь Юй и услышать из его уст – «уходи». Шэнь Юй – единственный человек, который захотел принять его. Он не мог позволить доктору Лю рассказать ему что-то сомнительное. Но что он может сделать, когда так слаб? Лицо Тан Ли было белым, как бумага, его руки на коленях напряжены, а ногти впились в ладони. Однако он, казалось, не чувствовал боли. Широко раскрыв свои прекрасные глаза феникса, он уставился на подъехавшего к нему Шэнь Юй. Если из-за этих слов Шэнь Юй передумает усыновлять его, то он обязательно заставит доктора Лю исчезнуть из этого мира… Это было последней мыслью, успевшей пронестись в разуме Тан Ли. – Каштан, – Шэнь Юй смело коснулся мягких волос мальчика. Он почувствовал дрожь маленького злодея. После секундного замешательства он взял мальчика за руки. – Должно быть, ты устал ждать. Пойдем по магазинам. Тан Ли внезапно почувствовал ни с чем не сравнимое облегчение. В одно мгновение все мысли в его голове растворились без следа. В этот момент он совсем не мог думать. Только смотреть на улыбающегося Шэнь Юй. Яркий солнечный свет, проникающий через окно рядом с ним, падал искоса на прекрасное лицо Шэнь Юй, размывая очертания и заставляя того бессознательно щуриться. Свет стоял между ними, как если бы он разделял их на десятки тысяч световых лет. Шэнь Юй был залит теплым солнцем, а он тонул в бесконечной тьме. Контраст между светом и тьмой в сочетании с держащим его за руки Шэнь Юй, заставил Тан Ли чувствовать себя застывшим во времени. Пока он не услышал восклицание Шэнь Юй. – Ах! У тебя руки поранены? Как так можно! До крови расцарапать ладони? Доктор Лю, подойдите и осмотрите. Доктор, на которого взглянул Тан Ли, уже собирался ускользнуть. Услышав призыв Шэнь Юй, он мог только напрячь свое лицо [1] и подойти: – … Я уже иду. После этой задержки прошло еще полчаса, прежде чем Шэнь Юй смог выйти с Тан Ли. С тех пор, как Шэнь Юй пришел в этот мир, он все время оставался дома, полностью сосредоточившись на выпечке и реабилитации. Редко выходил на улицу, чтобы увидеть других людей, и отказывал в приеме всем посетителям. Это оказалось шестая поездка Шэнь Юй. Первые пять – были в дом старейшины Шэнь либо на собрания в компанию. Он, конечно, никогда не думал, что его первая настоящая поездка произойдет с маленьким злодеем. Шэнь Юй посмотрел на Тан Ли, сидящего к нему лицом, затем его взгляд упал на маленькие забинтованные руки. – Больно? – спросил он. – Нет, – заколебавшись на секунду, покачал головой Тан Ли. – Хорошие дети не лгут, – засмеялся Шэнь Юй. – … Это больно, – облизнув губы, решил сказать правду Тан Ли, но тут же быстро добавил. – Но после того, как ты спросил, уже не болит. ___________ [1] 硬着头皮 [yìngzhe tóupí] – действовать решительно, несмотря на все сложности.