Ruvers
RV
vk.com
image

После перемещения в книгу я усыновил злодея

Принятие

Шэнь Юй чувствовал волнение. Хотя стоящий перед ним ребенок – только миниатюрная версия злодея, он все еще испытывал страх перед ним, ведь так или иначе, в будущем он станет настоящим злодеем. Сегодня ты выпьешь со мной чашку чая, завтра мы станем хорошими друзьями. Подружиться с тем, кто дерется, похищает и убивает людей, ведь все равно возможно? Мысли мелькали в голове Шэнь Юй, и неожиданно его взгляд встретился с мрачными глазами ребенка. В этот момент все рассуждения полностью исчезли из разума ошеломленного молодого человека. Забудь это. Прежде чем маленький злодей полностью ступит на путь зла, такой персонаж «пушечного мяса», как я, должен вести себя тихо. Шэнь Юй совсем затерялся в невеселых раздумьях. В этот миг замерший в неподвижности Тан Ли почти незаметно покачал головой и еле слышно произнес: – Нет. Разумно предположить, что голос десятилетнего ребенка должен быть чистым и мелодичным, возможно, даже нежным. Но голос Тан Ли прозвучал хрипло и жестко, терзая слух Шэнь Юй. Синяки на теле Тан Ли оказали сильное впечатление на молодого человека. Зная, что детство злодея было трудным, Шэнь Юй все же не ожидал, что будет чувствовать из-за этого такую грусть. – Ты голоден? – Шэнь Юй передал чашку слуге. – Хочешь десерт? Пусть тетя принесет тебе. Тан Ли хранил молчание. Стоящий рядом с ними слуга разволновался, сожалея, что не может заставить ребенка пойти на контакт. По их мнению, безжизненный и мрачный Тан Ли должен сильно раздражать молодого мастера. Слуга боялся, что хозяин в настоящее время не в лучшем настроении, чтобы принять этого ребенка. – Господин, родители молодого мастера Тан погибли в автомобильной аварии год назад. Молодой мастер жил у разных родственников. К сожалению, ни у кого из них он не может остаться. Старейшина Шэнь сказал, что вы живете в одиночестве. Поэтому мы привели к вам молодого мастера Тан Ли. К этому дню Шэнь Юй уже десятки раз слышал это от дяди Чжана. Прислуга боялась злости Шэнь Юй, и в то же время работники не могли ослушаться приказов старейшины Шэнь. Только многократно объяснять ситуацию. А также привести для встречи Тан Ли. Однако они тоже не хотели, чтобы мальчик остался в доме, поскольку молодому мастеру нужно время для полного физического и психологического выздоровления. Ведь только недавно Шэнь Юй преодолел свое горе. Ему будет сложно принять заботы о ребенке. – … Я знаю, – вздохнул Шэнь Юй. Будучи в курсе произошедших с Тан Ли трагических событий, он также знал, что предыдущий владелец тела отказался принять ребенка. Вместо этого он безжалостно высмеял мальчика, что и привело к зарождению ненависти злодея к нему. В конце концов, все его беды были вызваны несдержанным языком. – Иди сюда, – Шэнь Юй помахал Тан Ли. Казалось, что мальчик не услышал просьбу. Побелевшие губы сжались в тонкую линию. На секунду кинув взгляд на Шэнь Юй, ребенок остался стоять совершенно неподвижно. Не имея другого выбора, молодому человеку пришлось самому направить инвалидное кресло ближе к Тан Ли. Если посмотреть внимательнее, то Тан Ли очень симпатичный. Красивые глаза феникса слегка приподнимаются к внешним уголкам, тонкие бледные губы и заостренный подбородок дополняют приятный образ. Даже если черты лица [1] еще не полностью сформировались, уже понятно, что в будущем он будет обладать ошеломляющей внешностью. Но тени в глазах мальчика слишком сильны, а окружающая его аура заставляла людей чувствовать себя не в своей тарелке. Шэнь Юй набросал в уме хороший план. Но не успел продолжить разговор, как увидел спускающегося после уборки студии дядю Чжана. – Господин, – управляющий даже не взглянул на Тан Ли, стоявшего перед ним. Он напрямую подошел к инвалидному креслу Шэнь Юй и слегка поклонился. – Вы, должно быть, устали. Я отвезу вас в вашу комнату, чтобы вы могли отдохнуть, – тихо произнес он на ухо Шэнь Юй. После чего дядя Чжан обернулся и холодно осмотрел Тан Ли. Наконец, он перевел взгляд на слугу. – Отправьте его обратно к старейшине Шэнь, я переговорю с ним позже. Слуга понял скрытый смысл слов управляющего. Мальчика отказались принять. Слуга с сочувствием посмотрел на Тан Ли. Этот ребенок обречен на несчастье. Даже став здесь изгоем, он хотя бы мог жить в достатке в доме Шэнь. Это намного лучше, чем продолжать подвергаться насилию у родственников. – Понял, – ответил слуга, готовясь увести Тан Ли. Увидев это, Шэнь Юй внезапно запаниковал. Схватив Тан Ли за запястье, он с хмурым видом посмотрел на дядю Чжана. – Я оставлю этого ребенка. Как только слова слетели с его языка, не говоря уже об удивленных дяде Чжане и слугах, даже безразличный Тан Ли застыл в шоке. Подняв круглые глаза, мальчик напоминал испуганную белочку. Дядя Чжан, кажется, не был уверен, что понял правильно. – Вы тщательно обдумали это? – Да, – сказал Шэнь Юй. В течение последних двух дней он думал и думал над этим вопросом… Поскольку он попал в книгу до того, как история действительно началась, значит у него есть возможность изменить свою судьбу. Было бы слишком глупо держаться подальше от главных лиц этой истории. Может случиться так, что главная героиня внезапно появится перед ним в будущем и скажет пару слов. И увидев это, злодей жестоко убьет его. Обдумав все, Шэнь Юй хотел предотвратить проблему с самого начала. Человек, который захочет убить его в будущем – злодей Тан Ли. Лучше заранее поменять отношение ребенка к себе. Не вызывать его ненависти. Что касается нынешней ситуации, принятие Тан Ли в семью должно стать лучшим решением. Мальчику сейчас только десять. Четырнадцать лет спустя он встретит главную героиню и начнет трагический путь злодея. Другими словами, ему еще предстоит прожить четырнадцать лет… Если следовать первоначальному сюжету, то сейчас Шэнь Юй должен прислушаться к словам дяди Чжана и велеть слугам отправить Тан Ли обратно. Также он должен насмехаться над ребенком. Говорить, что у мальчика не будет хорошего будущего. Жестоко избивать его словами, как пинают футбольный мяч. От одних только мыслей об этом Шэнь Юй обливался холодным потом. И благодарил судьбу, что еще не пересек черту и не отверг Тан Ли. Иначе у него не было бы ни единого шанса хоть что-то изменить. – Подготовьте спальню рядом с моей и купите новую мебель, подходящую для детей. Если Каштан захочет, тогда он и впредь может здесь жить, – закончив отдавать распоряжения, Шэнь Юй обнаружил, что все еще держит руку Тан Ли. Запястье ребенка очень тонкое, хрупкое, кажется, что небольшим усилием его можно сломать. На белоснежной коже смутно видна сеточка голубоватых вен. Его рука холодна – как будто Шэнь Юй держал кубик льда. Тем не менее Тан Ли не вырывался. Смущенно глядя на Шэнь Юй, он неосознанно растерял всю бдительность. – Конечно, если ты не хочешь, то я не буду заставлять. Я сохраню для тебя комнату. Ты можешь вернуться в любое время, когда захочешь. Закончив речь, Шэнь Юй увидел, как медленно раскрылись губы Тан Ли. – Я останусь. Голос ребенка необычно хриплый и низкий, но два эти слова были произнесены с большой серьезностью. – Хорошо, – глаза Шэнь Юй изогнулись в форму полумесяца, когда он улыбнулся. Выпустив руку Тан Ли, он продолжил отдавать указания слуге. – Возьми мальчика с собой. Кроме того, когда будете покупать новую мебель, приобретите также немного одежды. Хотя на улице солнечный день, но был уже конец сентября. Одежда Тан Ли слишком легкая, в шортах и футболке все его синяки были выставлены напоказ. – Позвоните доктору Лю, чтобы он осмотрел мальчика, – после паузы добавил Шэнь Юй. ___________ В кабинете. Выражение лица дяди Чжана было напряженным, а лоб нахмурен. Он не хотел оспаривать принятое решение, но в конце концов больше не мог держать язык за зубами. – Господин, вам не нужно переживать из-за возможности огорчить старейшину Шэнь. Ребенка действительно жаль, но его характер слишком мрачен. Он не подходит для проживания в этом особняке. За столом Шэнь Юй сортировал стопку рисунков, которые дядя Чжан собрал в студии. Даже не удосужившись поднять голову в ответ на эти слова, Шэнь Юй с безразличием произнес: – В семье Шэнь не найдется пары палочек для еды? [2]. – Но, господин… – дядя Чжан смутился. – Я помню, что ранее вы не хотели, чтобы этот ребенок беспокоил вас. Думал, вы просто согласились встретиться по просьбе старейшины Шэнь и на самом деле не собираетесь усыновлять мальчика. Шэнь Юй, занятый сортировкой в течение долгого времени, наконец-то поднял голову и посмотрел на управляющего с необъяснимым выражением лица. Только заметив, что тому стало не по себе, он спросил: – Когда я такое говорил? Дядя Чжан остолбенел. – Тщательно подумайте, – Шэнь Юй положил рисунки, красивые персиковые глаза не выражали никаких эмоций, напоминая тихое озеро без ряби. – Поскольку мой дедушка предложил мне принять Тан Ли, когда я говорил, что позволю мальчику уйти? Тон Шэнь Юй не был резким, в нем сквозило только чистое любопытство. Невыразительное лицо все такое же, как и обычно. Но, несмотря на это, дядя Чжан испугался. Да так, что на лбу управляющего выступили капли холодного пота. – Я… – дядя Чжан не знал, как объяснить. Шэнь Юй никогда открыто не выражал своей неприязни к Тан Ли. Это было только его собственное мнение, что тот ненавидит мальчика. Что касается источника этих знаний… Даже сам дядя Чжан не понимал. Как будто это представление было заложено в его уме. Шэнь Юй не ожидал, что простой вопрос доведет управляющего до такого странного и беспомощного состояния. Махнув рукой, он показал дяде Чжану, что тот может вернуться к своим делам. Когда дверь кабинета закрылась, Шэнь Юй поднял свой мобильный телефон и набрал номер старейшины Шэнь. ___________ Тан Ли сидел в горячей воде в ванной, сжавшись в комочек. Ванная комната была размером с две трети спальни, в которой он жил в доме своей тети. Светлая, чистая и свежая. Запах лаванды витал в воздухе. Из-за яркого освещения синяки и шрамы Тан Ли были видны особенно хорошо. Он давно уже привык к ним. Год назад его родители погибли в автомобильной аварии. Затем имущество его семьи конфисковали, а его лишили наследства. Эти люди выгнали его из собственного дома, и ему пришлось жить под крышей у родственников. Никто из родичей не был добр к нему. Родители изо всех сил пытались заработать деньги для обеспечения паразитирующих на них родственников. Но когда их не стало, уровень жизни так называемых родных резко снизился, и недовольные этим они срывали свое недовольство на мальчике. Больше года он погружался в пропасть страданий. Затем месяц назад ему позвонил учитель его отца, старейшина Шэнь, и спросил, не хочет ли он войти в дом Шэнь, чтобы жить с Шэнь Юй. Тан Ли слышал о Шэнь Юй. Тетя и ее семья часто говорили о семье Шэнь и конечно же о Шэнь Юй, мечтая получить их благосостояние. При этом женщина являлась лишь дальней и запутанной родственницей. Но как могла такая высокопоставленная семья, как Шэнь, обратить на них внимание? Семья Шэнь… Шэнь Юй… Тан Ли выдохнул, и его губы изогнулись в, казалось бы, невинной улыбке. Он хочет остаться в доме Шэнь. Даже в качестве коровы, лошади или собаки семьи Шэнь Юй. Он готов остаться. ___________ [1] Пять черт лица: брови, глаза, уши, нос, рот. [2] Это означает, что у них нет возможности накормить и разместить еще одного человека.