Войти

Регистрация




После перемещения в книгу я усыновил злодея - Глава 29. Прощение

Помедлив, Лэй Юймэн все же ушла.

Ночь становилась все темнее, как будто в непроглядной черноте неба совсем не осталось света, только крупные снежинки падали вниз, застилая плотным занавесом окрестности.

В это время ночи здесь совершенно не было людей.

Кругом так тихо, что только иногда слышен звук срывающегося с веток снега, словно Тан Ли единственный живой человек, оставшийся во всем мире.

Мальчик спокойно смотрел на землю, и снег падал на его длинные ресницы. Снежинки быстро таяли и пропитывали ледяной влагой лицо, от чего глаза покраснели, а тонкие губы стали совсем синими.

Вскоре Тан Ли попытался пошевелить почти потерявшими чувствительность ногами и очень медленно обернулся.

На небольшом расстоянии сзади и правее от него, возле маленькой клумбы, стоял обычный «Бьюик». Черная машина, казалось, растворилась в ночи. В ней совсем не было никаких источников света.

Если специально не искать, то трудно найти машину, припаркованную в таком месте.

Тем не менее взгляд Тан Ли не стал останавливаться на машине. Он просто на мгновение замер, а затем отвел глаза в сторону.

Если он не ошибается…

Шэнь Юй в этой машине.

Нет, с его пониманием Шэнь Юй, тот, безусловно, должен быть в этой машине. Если бы дядя Чжан прибыл один, то не стал бы тайно парковаться в темноте.

Скрестив руки на груди, Тан Ли почувствовал, что он все же утратил остроту восприятия на холодном воздухе. Однако, когда в его воображении появилось нежное и доброе улыбающееся лицо Шэнь Юй, то ему показалось, что на улице не так уж и холодно.

Как будто его сердце наполнилось теплом.

В наваждении он вспомнил вопрос, поднятый Лэй Юймэн недавно: почему он не сказал Шэнь Юй правду?

На самом деле, нет особо сложной причины.

Просто это хлопотно.

Точно так же, как он пообещал сыграть в детскую влюбленность с Лэй Юймэн, это было лишь потому, что девочка была слишком проблемной. Ему просто нужно было одолжить руки учителя или группы девчонок, чтобы избавиться от нее.

Тот факт, что дело дошло до такого, был неожиданным и для Тан Ли.

Сначала он почувствовал вину и страх. Но когда перед уходом из школы узнал от своего одноклассника, что у Лэй Юймэн была вражда с этими девочками, то возникла мысль попытаться положить конец этому вопросу.

Что касается предположений о подлинности самоубийства Лэй Юймэн, то это была только догадка в сочетании с узнанными им сплетнями.

Неожиданно Лэй Юймэн довольно легко все признала.

На самом деле, он не возражал против маленькой пьесы Лэй Юймэн, но ему надоело, что она бесконечно продолжалась.

Более того, в глазах Шэнь Юй он всего лишь ребенок, который немного жесток, неразумен и одинок. Он предпочел бы, чтобы тот принимал его за хладнокровного человека, чем дал ему понять, что у него за душой так много расчетливых мыслей.

___________

Снежная ночь особенно холодна.

Шэнь Юй был одет в теплое пальто. Перед поездкой дядя Чжан положил плед на его ноги, но, даже сидя в машине, молодой человек все еще чувствовал, как горькая прохлада воздуха проникает под одежду.

Шэнь Юй вздрогнул. Он уткнулся лицом в воротник, оставив снаружи только пару красивых персиковых глаз.

Дядя Чжан сидел на месте водителя. Обернувшись, мужчина посмотрел на дрожащего от холода молодого хозяина и посоветовал:

– Господин, лучше закрыть окно. На улице слишком холодно, и машина отапливается. Можно легко заболеть.

– Все в порядке, – рассеянно ответил Шэнь Юй, наклонившись в кресле-каталке и упираясь рукой в щеку, смотря на что-то перед собой.

Хрупкая фигура сопротивлялась непогоде.

Шэнь Юй выглядел расстроенным, наблюдая за мальчиком. Как будто все его внутренние органы сжались. Это было так больно, что он едва мог дышать.

Он не мог дождаться нужного момента, чтобы вылететь из машины и вернуть маленького злодея. Даже если Тан Ли не захочет идти, он силой заставит мальчика вернуться. Однако, оглядываясь на произошедшее, он колебался, думая о том, как Тан Ли относится к нему сейчас.

Что делать, если маленький злодей возненавидит его?

Шэнь Юй вздохнул и сказал дяде Чжану:

– Позвони Кан Линю и попроси его прибыть как можно быстрее. Пусть он подождет у главного входа в этот район. А затем отвезет Каштана в больницу на обследование.

Маленький злодей не спал весь день и ночь и стоял под снегопадом, поэтому Шэнь Юй беспокоился о теле ребенка.

Точно!

Ведь в этот период Тан Ли не пил даже воды?

Размышляя об этом, Шэнь Юй ощущал сильную колющую боль в сердце.

Вчера днем он чувствовал отвращение к поведению Тан Ли. Сейчас он сожалел о своем плохом отношении к Тан Ли в то время. Маленький злодей всего лишь ребенок и нуждается во взрослых, которые смогут подсказать ему правильное поведение.

Вы не можете ожидать, что согнутый железный стержень сразу же выправится.

Возможно, более полезно обучать спокойно, чем сурово наказывать.

Пока мысли Шэнь Юй были в раздрае, дядя Чжан уже закончил разговор с Кан Лином:

– Ваш помощник будет здесь через несколько минут, поэтому мы можем отправиться первыми…

Слова дяди Чжана были прерваны действиями Шэнь Юй.

Только сейчас Тан Ли, который начал движение по снегу, внезапно упал и остался лежать без движения.

Шэнь Юй, все это время смотревший на Тан Ли, был перепуган. Без всяких мыслей он рефлекторно открыл дверь и хотел броситься к нему на инвалидной коляске.

К счастью, дядя Чжан быстро схватил Шэнь Юй за руку.

– Ждите в машине. Я пойду посмотрю, – закончив, дядя Чжан быстро выскочил и подбежал к ребенку.

Вскоре после этого мужчина бросился назад с бессознательным Каштаном на руках. Он посадил его на заднее сиденье и бросился обратно на место водителя, чтобы завести машину.

Шэнь Юй накрыл Тан Ли одеялом, которое изначально было у него на ногах. Он держал руку мальчика. Холод от прикосновения, казалось, впитался в кожу Шэнь Юй, а затем перешел в кости.

– Ах… – ладонь Шэнь Юй тут же заледенела, но он не мог отпустить руку Тан Ли.

Ребенок, завернутый в одеяло, похоже, почувствовал теплое прикосновение и наклонился ближе к Шэнь Юй. Кто знает, было ли это инстинктивно или преднамеренно, но маленький злодей потерся мордашкой о ладонь Шэнь Юй.

Длинные ресницы мальчика дрожали, его лицо было бледным, а губы – фиолетовыми.

Он выглядел очень жалко.

– Каштан, – Шэнь Юй осторожно погладил холодные щеки Тан Ли, и его голос задрожал от боли. – Все хорошо. Сейчас мы отвезем тебя в больницу.

Шэнь Юй думал, что Тан Ли был без сознания, и не ожидал никакой реакции. Но после этих слов ребенок медленно открыл глаза, его смутный взгляд постепенно сфокусировался на лице Шэнь Юй.

Глаза феникса были наполовину закрыты, но видимая часть этих темных глаз была покрыта слоем воды.

– Шэнь Юй… – голос Тан Ли был слишком глухим.

– Я здесь, – Шэнь Юй, пытаясь согреть ребенка, начал растирать щеки Тан Ли. – Все еще холодно?

Затем Шэнь Юй быстро повернулся к дяде Чжану, который вел машину.

– Включите обогрев на максимальную мощность.

– Господин, он уже работает на максимуме, – ответил дядя Чжан.

Шэнь Юй был взволнован и беспомощен, поэтому он призвал управляющего ехать быстрее. Затем он повернулся, чтобы более плотно обернуть одеяло вокруг Тан Ли, когда ребенок внезапно вцепился в его руку.

– Мне так холодно… – сказал Тан Ли хриплым, почти умоляющим голосом. – Шэнь Юй, обними меня. Хорошо?

Шэнь Юй посмотрел вниз на туманные глаза Тан Ли, которые не могли скрыть его надежду. Он очень напоминал жалкого щенка.

– Обними меня… – прошептал Тан Ли.

Шэнь Юй не мог отказать, поэтому с некоторым трудом он изменил свое положение в инвалидной коляске.

Смотря на Тан Ли, молодой человек думал, как удобнее притянуть ребенка к себе. Однако мальчик, выглядевший таким слабым, сам быстро погрузился в его объятия. Движения маленького злодея оказались очень гибкими.

Шэнь Юй: «…»

На мгновение ему показалось, что Тан Ли притворяется больным.

Только когда Шэнь Юй посмотрел вниз и увидел Тан Ли, лежащего на его ногах с закрытыми глазами, дышащим с трудом через рот и с болезненно нахмуренными бровями, то быстро рассеял свои сомнения.

В это время он все еще думал о том, как раньше обращался с маленьким злодеем.

Шэнь Юй чувствовал огромную вину за свое предыдущее отношение.

Он расстегнул пальто и обернул его вокруг мальчика.

Тан Ли почувствовал движения Шэнь Юй и изменил свое положение в его руках. Он уткнулся лицом в грудь молодого человека и крепко сжал руки вокруг его талии.

– Шэнь Юй, – приглушенно сказал Тан Ли. – Извини, я ошибался. Я никогда больше так не поступлю.

Тан Ли даже не мог четко говорить, поэтому Шэнь Юй потребовалось усилие, чтобы понять, о чем говорил маленький злодей.

Шэнь Юй был ошеломлен. Он похлопал Тан Ли по спине.

– Я тоже был неправ.

– Нет, ты был прав, – Тан Ли покачал головой на груди Шэнь Юй, еще крепче его обняв. – Тот, кто не прав – это я. Я солгал тебе и сделал это, но я извинился перед Лэй Юймэн, и она простила меня.

– Я знаю, – вздохнул Шэнь Юй.

– Шэнь Юй, ты меня простишь? – с тревогой спросил Тан Ли.

Молодой человек погладил спину Тан Ли и мягко произнес:

– Конечно. Кто позволил тебе стать ребенком семьи Шэнь?

После долгого времени Тан Ли сказал:

– Ты все еще отправишь меня в другой дом?

Шэнь Юй некоторое время думал, прежде чем понял, о чем говорит Тан Ли. Он вспомнил эпизод, в котором он попросил его переехать в дом рядом со школой. И внезапно улыбнулся и рассмеялся. Шэнь Юй склонил голову и поцеловал мягкие волосы Тан Ли.

– Извини, я сказал эти слова в гневе. Теперь я забираю их обратно.

После этого Шэнь Юй почувствовал, как тело Тан Ли отчаянно дрожит. Он действительно боялся замерзшего состояния ребенка. Он поспешно сказал:

– Не разговаривай, отдыхай. Я разбужу тебя позже, когда мы прибудем в больницу.

Тан Ли послушно кивнул.

Вскоре он уснул в объятиях Шэнь Юй.

Однако, когда они прибыл в больницу, Шэнь Юй не стал будить мальчика, а вместо этого попросил дядю Чжана помочь ему отнести его.

На протяжении всего процесса передвижения Тан Ли не просыпался. Сначала Шэнь Юй подумал, что тот крепко спит, поэтому попросил врачей и медсестер двигаться тихо, чтобы не разбудить ребенка.

Позже, после того, как доктор осмотрел маленького злодея, он все еще был без сознания.

В тот вечер Шэнь Юй очень волновался. Несмотря на то, что врач сделал Тан Ли внутривенное вливание, в полночь у ребенка внезапно поднялась высокая температура.

Шэнь Юй сидел в инвалидной коляске рядом с кроватью Тан Ли. В конце концов он уснул прямо в кресле. Проснувшись ранним утром перед рассветом, он инстинктивно дотронулся до лба маленького злодея. В следующую секунду он испугался высокой температуры и тотчас же побледнел.

– Дядя Чжан! – крикнул Шэнь Юй, даже его голос изменился, и он сразу же разбудил управляющего и Кан Лина, дремавших в коридоре.

Дядя Чжан немедленно вызвал доктора и попросил его сделать укол. Только тогда состояние Тан Ли постепенно улучшилось.

Шэнь Юй вздохнул с облегчением, а потом понял, что весь в холодном поту. Из-за одежды, прилипшей к коже, он чувствовало себя очень некомфортно.

Кан Лин увидел, что лицо Шэнь Юй было бледным, и под глазами появились темно-синие мешки. Он подошел и предложил:

– Господин, вы и мистер Чжан возвращайтесь домой, а я останусь здесь подежурить.

– Нет, – Шэнь Юй покачал головой и отказался. – В любом случае, скоро наступит утро. Почему бы тебе не отправиться отдохнуть, а затем не вернуться в полдень?

Что касается предложенного Шэнь Юй, то дядя Чжан и Кан Лин, естественно, не согласились, поэтому продолжили дремать на стульях за пределами палаты.

Шэнь Юй выпил стакан холодной воды, чтобы взбодриться. Он планировал сидеть у кровати до рассвета, но вскоре снова заснул.

Этот сон доставлял неудобство.

Сознание размылось, и как будто что-то двигалось по коже Шэнь Юй, что-то очень легкое и щекотное. Шэнь Юй нахмурился.

Он чувствовал, как рука осторожно касается его щеки.

Шэнь Юй было немного неудобно, и он проснулся. Перед его лицом оказалась пара взволнованных черных глаз.

Комментарии (0)

Комментарии отсутствуют

© 2019 Ruvers.ru
Копирование материалов сайта с платной подписки запрещено к распространению.
✉ ruvers.ru@yandex.ru