Ruvers
RV
vk.com
image

Перемещение во второстепенного персонажа для реабилитации злодея

Чем больше Лин Ся об этом думал, тем сильнее волновался. Внезапно раздался стук в дверь. Юноша удивленно вздрогнул: «Кто там?». До него донесся голос Мужун Сюэ: «Старший брат Лин, это я». Слегка озадачившись, Лин Ся открыл дверь. Войдя, девушка с тревогой сказала: «Старший брат Лин, я заметила, что страж Бай зажгла благовоние, тем самым подав сигнал, - она собирает здесь оставшихся трех стражей…. Может быть, им удалось выяснить, где находится А’Цзюэ?». У Лин Ся мгновенно душа перевернулась. Сейчас талант Юй Чжицзюэ еще только дает о себе знать, и если не привлекать к себе слишком много внимания на континенте этого чужого мира, просто так знаменитым не станешь. Но как самый многообещающий молодой гений секты Шаоян, он уже довольно популярен в городе Чунмине. Так что, если Бай Шань повстречала кого-нибудь оттуда, ей не составит труда его разыскать. Юноша нахмурился и посмотрел на Мужун Сюэ: «Мисс Мужун, в данном случае нам нужно остаться здесь». Девушка согласно кивнула: «Мм, мы обязательно остановим их, старший брат Лин». Бай Шань действительно задержалась в этой гостинице, по-видимому, ожидая остальных стражей. Опасаясь вызвать ненужные подозрения, Лин Ся редко выходил на улицу, предпочитая проводить дни в комнате и совершенствовать артефакты, необходимые для взращивания кровавого паука. По словам Мужун Сюэ, у каждого из четыре стражей своя специализация, однако в комбинации их способности многократно усиливаются, делая эту четвёрку практически непобедимой. Яйцо, подаренное Кэлань Миньэрбай, отложено редким восьмиуровневым пауком. Конечно, сейчас маленькое членистоногое не так сильно, как мать, но его токсичность все равно весьма высока: дотронувшись до шелка такого паучка или оказавшись им укушенным, большинство людей погибло бы быстрее, чем успела прогореть спичка. Он способен навредить и культиваторам, вызвав неминуемый паралич всего тела, а также значительное понижение уровня совершенствования. Теоретически, чтобы вылупиться, пауку требуется около десяти дней. Однако Лин Ся не жалел ни сил, ни терпения: он охотно делился с ним собственной кровью, чтобы кровавый паук мог вылупиться быстрее и признать его своим владельцем. Ради Юй Чжицзюэ он, не раздумывая, навредит кому угодно. На четвертый день пребывания в гостинице кровавый паук наконец вылупился. По размеру он не превышал крышку от бутылки, но его кроваво-красное тельце выглядело устрашающе. При этом паучок покорно выполнял приказы Лин Ся. Юноша был вне себя от радости; он ежедневно отправлялся на рынок за очередной порцией мяса низкоуровневых магических зверей, тщательно откармливая своего питомца. А тот ел все больше и больше, увеличиваясь в размерах не по дням, а по часам. Боясь испугать Мужун Сюэ, Лин Ся усовершенствовал сумку для своего питомца, в которой мог постоянно носить его с собой. На седьмой день, как и ожидалось, прибыли женщины в таких же мантиях, как и у Бай Шань. Так как они все знали девушку в лицо, Лин Ся посоветовал ей как можно меньше выходить из комнаты. Ведь даже изменив внешний вид, трудно скрыть истинную природу человека, и нет никаких гарантий, что знакомый человек не сможет ее узнать. Собравшись вместе, стражи незамедлительно покинули гостиницу, и вправду направившись в сторону Чунмина. Лин Ся поспешно оплатил счет и тоже освободил номер, при этом он заранее подготовил предметы первой необходимости: они с Мужун Сюэ вырядились как торговцы и последовали за женщинами, стараясь не приближаться к ним слишком близко. Одежда стражей довольно приметна, поэтому догнать их не составило труда, достаточно было просто порасспрашивать окружающих. Однако передвигаться приходилось достаточно быстро. У Лин Ся затруднений не возникло, а вот Мужун Сюэ выглядела явно не так бодро, как он, но ни разу не пожаловалась. Как-то ночью им пришлось найти пещеру в горном лесу, чтобы переночевать и немного отдохнуть. Лин Ся насобирал побольше листвы и расстелил ее на земле, подготовив настил для Мужун Сюэ, а сам остался следить за обстановкой у входа. Незаметно подкралась полночь. Юноша глубоко задумался, глядя на сияющую в небе луну. Его сердце терзали волнение и беспокойство. Демонические культиваторы и люди с Пика Святой Девы – не те, с кем Юй Чжицзюэ сможет справится в нынешнем состоянии, поэтому Лин Ся остается лишь надеяться, что Мужун Сюэ сможет остановить четырех стражей. В таком случае мальчик успеет стабилизировать и укрепить свое мировоззрение, не поддавшись соблазну темного пути. А иначе, в дальнейшем главному герою действительно придется бегать за ним по всему континенту и отчаянно пытаться убедить друга детства, а ныне злодея, одуматься, пока между ними в конечном итоге не выстроятся нелепые драматические отношения любви-ненависти... Тьфу. Тревожась и переживая, Лин Ся внезапно увидел, как фигура Юй Чжицзюэ, которой ну никак не должно здесь быть, неожиданно оказалась на дереве неподалеку. Шокированный юноша не смог сдержать тихий возглас: «А’Цзюэ?». Имя прозвучало еле слышно, но человек решительно развернулся. Лунный свет озарил его изящное лицо – это на самом деле Юй Чжицзюэ! А за спиной у него длинный меч – тот самый, который ранее подарил ему Лин Ся. Юноша немного удивился: этот ребенок все-таки передумал выбрасывать меч? Но тут же вспомнил, что четверка с Пика Святой Девы совсем рядом! Он в панике вскочил и прошептал: «А’Цзюэ, разве ты не в лесу Мириад Зверей? Пик Святой Девы…». Юй Чжицзюэ в мгновение ока спрыгнул с дерева, и не успел Лин Ся закончить предложение, как его спина с силой ударилась о каменную стену, и от боли перехватило дыхание. Юй Чжицзюэ крепко схватил обе руки юноши и прижал их к стене. Мальчик дрожал всем телом, а его глубокий голос окрасился нотками гнева: «Ты снова солгал мне! Планировал сбежать вместе с этой женщиной и спрятаться от меня?…». Неясный отблеск промелькнул в его глазах, а тело окутала убийственная аура, когда его взгляд скользнул по Мужун Сюэ, крепко спящей в пещере. Лин Ся ощутил, что его рука вот-вот сломается от столь непомерной силы, и нахмурился от боли. Это какая-то бредовая сцена недопонимания из мыльной оперы? Почему этот ребенок каждый раз ведет себя так импульсивно и никогда не позволяет ему договорить? Он серьезно посмотрел в глаза Юй Чжицзюэ: «Все не так. А’Цзюэ, ты неправильно понял, я лишь хотел проводить ее до Пика Святой Девы, а заодно отыскать А’Ли. Я бы никогда тебе не соврал». У Юй Чжицзюэ тяжело вздымались плечи, но хватка постепенно ослабевала. Мальчик бессильно опустил голову. Когда Сун Сяоху проговорился, он сразу понял, что этот человек, не попрощавшись, ушел с женщиной и, возможно, даже уже никогда не вернется! Осознав сей факт, Юй Чжицзюэ немедленно покинул лес Мириад Зверей, и, невзирая на опасности, без устали искал его, не останавливаясь ни на минуту. К счастью... Нашел. Он поднял голову и уставился на Лин Ся, жестко сказав: «Даже если я тебе не нравлюсь, больше не…». На двух словах «оставляй меня» он резко прикусил нижнюю губу, не в силах их произнести. Сердце Лин Ся смягчилось, а руки неосознанно сжали мальчика в объятиях: «Прости, это не повторится». Юй Чжицзюэ вздрогнул, опустил руки и крепко обнял Лин Ся, отчаянно подавляя желание его поцеловать. Тотчас неподалеку отсюда в воздух беспорядочно взлетела стая птиц, и рухнуло несколько гигантских деревьев. Лин Ся тут же насторожился и моментально затянул Юй Чжицзюэ в укрытие. Намереваясь держаться вдали от чужих глаз, стражи с Пика Святой Девы решили добраться до Чунмина, проходя через полузаброшенные пустынные деревеньки. В таких местах обычно мало духовной энергии, поэтому магические звери их сторонятся. Но тогда что же могло случиться? И почему шум приближается?! Мужун Сюэ тоже была поражена, она быстро села и удивленно спросила: «Старший брат Лин, что это за звук?». Лин Ся жестом указал, что ей следует молчать и не двигаться. Заметив рядом с ним Юй Чжицзюэ, она мгновенно оцепенела. Звуки битвы становились все ближе и ближе, а когда Лин Ся наконец смог разглядеть сражавшихся, глазам не поверил: все они оказались ему хорошо знакомы! Четыре женщины, само собой, - это поисковая группа с Пика Святой Девы, а их противник - молодая девушка в платье цвета морской волны с золотым колокольчиком в руках. Все-таки, никому не убежать от судьбы, и Би Юнь не исключение! Взор других людей, находящихся поблизости и принимавших на себя удары, предназначавшиеся Би Юнь, был явно затуманен, а их тела казались неестественно напряженными – очевидно, все они находились под контролем ее темных техник. Лин Ся наклонился к уху Юй Чжицзюэ и прошептал: «Та четверка - с Пика Святой Девы. Не дай им себя обнаружить». Потрясённый мальчик сразу же узнал их: естественно, он прекрасно помнил этих ненавистных женщин! Заметив, как учащается его дыхание, и заволновавшись, Лин Ся протянул руку, мягко похлопав Юй Чжицзюэ по плечу. Единственное, чего он никак не мог взять в толк: как Би Юнь умудрилась ввязаться в драку с этими женщинами? У обеих групп одна первоочередная задача, но прямо сейчас они сражаются друг с другом, что довольно странно. Би Юнь приказали найти Юй Чжицзюэ, но ее сердце до сих пор таило в себе обиду: в тот раз из-за его жестоких побоев девушка не могла показаться на людях в течение нескольких дней, к тому же она стала посмешищем в глазах демонических культиваторов. Не выдержав их бесконечных издевок, Би Юнь в гневе отправилась выпустить пар. А сейчас, без объяснения причины ее призвал Чу Инь, заставив нарисовать портрет Юй Чжицзюэ и сказав только, что ему ни в коем случае нельзя навредить. В итоге, расстроенная и обиженная девушка не знала, куда выплеснуть свой гнев, поэтому на каждом шагу провоцировала всевозможные неприятности и строила козни. Лишь так ее сердце понемногу успокаивалось. Отдыхая вдали от крупных городов, ей довелось повстречать группу с Пика Святой Девы. Решив, что эти женщины подозрительно выглядят, Би Юнь подослала к ним одну из своих марионеток. Но, обменявшись ударами, девушка с удивлением обнаружила, что они куда могущественнее, чем ей казалось. А те, в свою очередь, сразу же опознали в ней темного культиватора! Хотя у девушки при себе оказалась парочка лучших артефактов хозяина, а также ее окружала защита живых щитов, ей все равно едва удавалось сдерживать их атаки. От постоянного отступления у нее растрепались волосы, да и общий вид оставлял желать лучшего. Люди с Пика Святой Девы всей душой ненавидели демонических совершенствующихся, поэтому сейчас их смертоносные атаки шли одна за другой. Объединив силы, эта четверка не знала себе равных в бою. Би Юнь не выпало ни единого шанса, чтобы изменить ход битвы, а на ее теле уже не было живого места из-за многочисленных порезов, даже от одежды остались лишь лоскуты. Она незаметно отправила послание о помощи и в настоящее время намерено заговаривала зубы противникам: «Почему уважаемые дамы так сердиты? Вы ведь тоже неплохо выглядите… Ах!». Пока она говорила, один из мечей стражей вновь пробил ее оборону. Бай Шань гневно выкрикнула: «Демоны из секты темных культиваторов хороши лишь на словах, а в бою бесполезны!». Вспыхнув во тьме, лезвие ее меча поразило одну из марионеток Би Юнь, после чего тут же срезало прядь волос девушки. Мужчине-марионетке практически отсекло руку, и от сильнейшей боли он за долю секунды пришел в себя, с криком упав на землю. Би Юнь пришла в ярость: она не так давно проиграла Юй Чжицзюэ, неужели ситуация вновь повторится? Методы манипуляции сознанием, в которых она преуспела, совершенно бесполезны против этих женщин. Девушка горько стиснула зубы и собралась с духом - Хранитель Закона Белой Бездны, Хозяин Марионеток Мин Цзэ уже близок! Мужун Сюэ не могла больше сидеть сложа руки, видя бедственное положение Би Юнь. Но Лин Ся стремительно махнул ей, давая понять, что беспокоиться не о чем. Конечно, она и сама хорошо понимала, что не может себя выдать, и старалась побороть желание помочь проигрывающей стороне, но ее глаза налились слезами. Когда Бай Шань собралась нанести демонической ведьме последний удар, неожиданно из-под земли выскочило нечто твердое, как сталь, и заблокировало меч перед Би Юнь. Как только духовный меч отлетел в сторону, нечто издало пронзительный гудящий звук. Удивившись, женщина скомандовала троице: «Отступаем!». А Би Юнь, светясь от счастья, крикнула: «Хранитель Мин Цзэ!». Нечто с ослепительно белыми глазами излучало слабый зеленый свет, а его острые ногти в длину достигали тринадцати-пятнадцати сантиметров. Это же труп-марионетка! Оно открыло рот, издав скрипящий смех, а его белые зубы в лучах лунного света выглядели чрезвычайно пугающе. И пока группа с Пика Святой Девы ошеломлено взирала на него, изо рта марионетки вырвались бесчисленные энергетические иглы, испускающие ярко-голубое сияние в ночной тьме: они наверняка ядовиты! Женщины мгновенно подняли мечами, блокируя летящие иглы. Бай Шань гневно сказала: «Хитрецы, которые только и умеют, что вводить людей в заблуждение, – поистине столь подлые методы использует только демоническая секта!». Она укрепила свое сознание и приняла таблетку, нейтрализующую яд.