Ruvers
RV
vk.com
image

Перемещение во второстепенного персонажа для реабилитации злодея

Они не пересекались где-то около недели. Ведь после случившегося Лин Ся боялся, что Юй Чжицзюэ будет больно его видеть, поэтому предусмотрительно переселился в поместье Сун Сяоху. Скорее всего, чтобы разлюбить кого-то, потребуется далеко не один день, поэтому лучше позволить мальчику самому разобраться в своих чувствах. А ничего не подозревающий Сун Сяоху тем временем в отличном настроении наслаждался жизнью. Чуть позже, надев на себя маску безразличия, Лин Ся поинтересовался, как поживает Юй Чжицзюэ. На что Сяоху обеспокоенно ответил: «А’Цзюэ? В последние несколько дней он неустанно тренировался. Старший брат Лин, почему ты не навещал его?». Ответив, что ему нужно было сосредоточиться на изготовлении духовных мечей, Лин Ся торопливо уклонился от дальнейших расспросов. Только вот от его слов на душе юноши стало еще неспокойнее. Хотя Лин Ся очень переживал за Юй Чжицзюэ и действительно хотел его увидеть, он знал, что сейчас нельзя давать слабину. Юноша полностью погрузился в работу по созданию мечей, а когда закончил, проведя не одну ночь без сна, минул уже целый месяц. Немного похудевший и изможденный Лин Ся с налитыми кровью глазами выглядел так, будто серьезно болен. Зато мечи превзошли все его ожидания: совершенные форма и дизайн не имеют аналогов в этом мире, к тому же, они уже представляют собой артефакты четвертого уровня. А в дальнейшем их можно будет постепенно улучшать. Юноша помнил, что Юй Чжицзюэ нравятся изысканные вещи, поэтому специально инкрустировал их парой энергетических камней с элементом ветра роскошного насыщенного синего цвета. В сравнении с ним, меч Сун Сяоху смотрелся намного проще. Получив меч, Сяоху пришел в настоящий восторг - он тут же поместил в него свою кровь, а как только слияние успешно завершилось, убежал во двор оттачивать мастерство владения новым оружием. Но перед этим дал имя мечу, назвав его «Девять дней, чтобы сокрушить демонов». Губы Лин Ся слегка дернулись. Вероятно, ему следует похлопать в ладоши и похвалить это имя: вкус главного героя значительно улучшился, ведь оно еще куда ни шло по сравнению с именем «Эрдань*», которое тот когда-то давно дал юноше. [П/п: напомню, это было «Второе яйцо» ?] Проспав глубоким сном около суток, Лин Ся опрятно оделся, сбрил щетину на подбородке, после чего, убедившись, что темные круги под глазами уже не так видны, взял меч и отправился на поиски Юй Чжицзюэ. Они не виделись в общей сложности чуть больше месяца. Этого времени должно было хватить, чтобы он пришел в себя, верно? Но, чем ближе юноша приближался к поместью Юй Чжицзюэ, тем сильнее нервничал: даже ладони слегка вспотели. В нерешительности остановившись под деревом, он вдруг услышал за спиной знакомый голос: «Зачем ты здесь?». Вздрогнув и напрягшись, Лин Ся медленно обернулся и, конечно же, увидел стоящего неподалеку Юй Чжицзюэ. Он внимательно взглянул на лицо мальчика: тот выглядел очень спокойным и, похоже, пребывал в нормальном расположении духа. Юноша почувствовал некоторое облегчение, снял со спины артефакт и улыбнулся, протянув его Юй Чжицзюэ: «А’Цзюэ, этот меч я создал для тебя. Сяоху уже получил свой…». Но тот лишь мельком взглянул на подарок, не намереваясь его принимать. После минуты затянувшегося невыносимого молчания Лин Ся неуклюже опустил руку и положил меч на рядом лежащий камень. Он безмолвно сжал пальцы, отчаянно пытаясь придумать тему для разговора. Очевидно, нельзя тревожить и без того не зажившие раны. Вдруг юноша подумал кое о чем и поспешно произнес: «А’Цзюэ, ты ведь в курсе, что и Пик Святой Девы и культиваторы темных искусств до сих пор тебя разыскивают… Тебе уже пятнадцать – вполне подходящий возраст, чтобы отправиться в путешествие. Можешь попытаться попросить у своего учителя разрешение ненадолго уйти, тем самым избежав опасности. Лучше заранее подготовиться к возможным неприятностям…». Юй Чжицзюэ быстро прервал его и усмехнулся: «Правда? Тебе не нужно об этом беспокоиться, я буду ждать их здесь». Этот ребенок невероятно упрям. Лин Ся лишь мягко улыбнулся: «Тогда оставлю меч здесь, и, пожалуй, пойду». А про себя вздохнул: кажется, Юй Чжицзюэ еще не полностью оправился от своих переживаний. И похоже, пытаться убедить его уехать лучше с помощью Сяоху. Смотря на слегка взволнованную фигуру Лин Ся, мальчик жестоко прикусил губу. Неужели этот человек действительно хочет поскорее избавиться от него, не желая больше видеть? За месяц одежда явно стала ему велика, а на лице появились следы истощения. От увиденного у мальчика заныло сердце, а из-за постоянных попыток контролировать себя задрожали руки. Но гордость не позволяла сделать ни шага, хоть Юй Чжицзюэ и терзало невыносимое желание обнять человека перед собой, поцеловать его губы, уши, лоб… Время, которое они провели порознь, не только не уменьшило его боль, но и сделало ее острее. А находиться так близко еще мучительнее. Юй Чжицзюэ крепко сжал кулаки, не мигая смотря на удаляющийся силуэт Лин Ся, но тот не оборачивался. Этот человек так хорошо к нему относится, но почему же настолько жесток? Мальчик перевел глаза на духовный меч, оставленный юношей: одного взгляда хватило, чтобы понять, как много усилий было вложено в этот артефакт. В полдень на тренировочной площадке Юй Чжицзюэ видел меч за спиной Сун Сяоху. Как и ожидалось, между ним и Сяоху нет никакой разницы? Он уставился на артефакт, яростно швырнув в него несколько ледяных клинков, отчего оружие отлетело в реку. Встревоженный всплеском воды позади, Лин Ся быстро обернулся и увидел серебряный свет, мелькнувший на поверхности реки: духовный меч мгновенно ушёл на дно. Юноша даже почти разозлился: думаешь, его так легко было сделать? Ладно, забудем о потраченных впустую усилиях, но несколько энергетических камней, инкрустированных в меч, подарены человеком в маске. Все они - редкие экземпляры, которые почти невозможно найти на рынке… Он взглянул на Юй Чжицзюэ. Тот, казалось, ничуть не стыдился и не сожалел о содеянном, а лишь пристально смотрел на него издалека. Нет ничего, что можно было бы скрыть от этого взгляда. Гнев, вспыхнувший в душе Лин Ся, мгновенно исчез без следа. Он отвел глаза и быстро произнес: «Если тебе не нравится, позже сделаю другой». Договорив, юноша сразу ушел, не зная, слышал его Юй Чжицзюэ или же нет. Если он задержится еще хоть на минуту, наверняка не сможет устоять и погладит по голове этого ребенка, лишь бы больше не видеть столь душераздирающего взгляда в его глазах… А Юй Чжицзюэ так и стоял не шелохнувшись, наблюдая, как знакомая фигура скрывается в горном лесу. Лишь спустя время он будто очнулся ото сна и ошеломлённо перевел взгляд на реку, после чего тут же прыгнул в воду, обыскивая на дне возможные места падения меча. И, наконец, обнаружил отсвечивающий синим блеском артефакт. Аккуратно начисто протерев меч белым шелковым платком, Юй Чжицзюэ, не колеблясь, поместил в него свою кровь. Пусть Лин Ся и сказал так, что с того? Этот человек заявил, что двое мужчин, живущих вместе, вызовут смех у окружающих. Тогда он может просто убить тех, кто смеется над ними. Если Лин Ся говорит, что ему не нравится подобная близость, он может держать себя в руках и не делать больше ничего подобного… Что бы там ни было, этот человек должен быть с ним всегда! Ведь сам пообещал! Лин Ся может принадлежать только ему! А юноша тем временем серьезно задумался о том, что ему делать дальше. О врагах ничего не слышно уже больше месяца. К счастью, Пик Святой Девы и демонические секты находятся довольно далеко от секты Шаоян. К тому же на этом расстоянии разбросано множеств крупных и малых сект, да и никто из них не смеет искать их средь бела дня. А значит, есть время собраться с силами. Культиваторы темных искусств пытаются переманить Юй Чжицзюэ на путь разрушения, в то время как Пик Святой Девы намерен убить его как можно скорее, чтобы на корню пресечь исходящую от него потенциальную угрозу. Вот уж точно, одни проблемнее других. Но прежде чем он успел обдумать дальнейшие действия, Сун Сяоху принес сообщение от Фэн Шумина, в котором говорилось о том, что им дозволено посетить лес Мириад Зверей и тренироваться там в течение трех месяцев, а также выбрать себе личного магического зверя. Лин Ся обрадовался: Лес простирается на несколько тысяч километров, а его периметр окружён барьером, созданным лучшими мастерами секты Шаоян. Поэтому, даже если сюда заявятся эти проблемные личности, Юй Чжицзюэ временно будет в безопасности. По роману контрактным зверем Сяоху был А’Ли. Рядом с героем скорость его совершенствования значительно возросла. В итоге, он быстро превратился в элитного зверя десятого уровня. А Юй Чжицзюэ, перейдя на сторону темных культиваторов, унаследовал дикого, редчайшего и благородного зверя своего отца - двуглавую змею десятого уровня. Совершенствующийся может вырастить много магических зверей, но контрактным способен стать лишь один. И только в случае смерти зверя или расторжения контракта может быть найден другой. У А’Ли и Сун Сяоху одинаковые духовные характеристики и похожие характеры. Они, без сомнения, будут замечательными напарниками. Рассуждая так, Лин Ся серьезно предупредил Сун Сяоху: «Сяоху, А’Ли еще не вернулся, но думаю, он прекрасно подходит, чтобы стать твоим зверем. Поэтому, отправляясь тренироваться, почему бы тебе не повременить с контрактом?». Тот недоуменно спросил: «Разве А’Ли не магический зверь старшего брата Лина?». Юноша рассмеялся: «Конечно, нет. Мне он точно не подходит, не говоря уже о том, что наши элементы не совместимы. За три месяца, отведенные вам для обучения, я обязательно найду и верну А’Ли». И, кроме того, его волновала Мужун Сюэ, от которой он недавно узнал немало нового о лекарственных таблетках и травах. Эта девушка именно такая, какой Лин Ся ее себе представлял: она больше не могла откладывать возвращение домой. Юноша решил помочь ей вернуться на Пик Святой Девы, а по пути как раз отыскать А’Ли. Кроме того, труднозаживающие раны лучше всего лечить временем. Лин Ся надеялся, что за три месяца тренировок Юй Чжицзюэ сможет успокоиться. И намеренно попросил Сун Сяоху, не говорить мальчику о его отъезде, объяснив свою просьбу нежеланием заставлять его лишний раз о себе волноваться. Конечно, тот согласился. Вечером перед отъездом Сяоху Лин Ся попрощался с ним и вернулся в свою комнату. На самом деле он очень хотел увидеться с Юй Чжицзюэ, но, в конце концов, все же сдержался и не пошел к нему. А через день после ухода Сяоху, Лин Ся и Мужун Сюэ тоже отправились в путь. Чтобы избежать подозрений, девушка все также маскировалась под юношу, поэтому с виду они походили на двух братьев. Первые несколько дней прошли хорошо, а на четвертый вечер они остановились для отдыха в небольшой гостинице. Пока девушка скромно и торжественно заказывала еду, Лин Ся смотрел на ее серьезный вид и не мог удержаться от смеха. Сблизившись за последнее время, Мужун Сюэ заняла в его сердце место молоденькой девчушки, живущей по соседству. А пока они обедали, на постоялый двор не спеша вошла женщина в белом плаще. В этот момент лицо Мужун Сюэ внезапно изменилось, будто бы она собралась закричать. Девушка быстро прикрыла рот рукой. К счастью, женщина не взглянула в их сторону и просто прошла мимо. Сердце Лин Ся пропустило удар. Он спросил глазами, увидела ли она кого-то с Пика Святой Девы. Мужун Сюэ утвердительно кивнула, после чего опустила палец в чай, благодаря чему смогла написать несколько слов на столе: ‘Бай Шань – одна из великих стражей’. Заметив посетительницу, прислужник быстро подошел и вежливо поинтересовался, чего она изволит поесть. Бай Шань положила носовой платок на стул перед тем, как сесть, и поставила на стол несколько ажурных фарфоровых тарелок. Ее холодный и бесстрастный голос напоминал дикцию робота: «Я не хочу иметь никаких дел с отвратительными мужчинами вроде тебя. Прикажи своим женщинам взять эту посуду и принести еды». От ее слов у Лин Ся рука дернулась, и палочки упали на стол. Он чуть вслух не расхохотался: так это и есть один из четырех легендарных стражей Пика Святой Девы? Учитывая ее характер, было бы странно, если бы она смогла отыскать Юй Чжицзюэ. Прислужник тоже был ошарашен, но быстро пришел в себя, и на его лице расцвела улыбка: «Дорогой гость, в нашем маленьком заведении работают только мужчины. Женщин здесь нет». Бай Шань равнодушно посмотрела на него: «В таком случае забудь об этом». Закончив, она вынула фрукты из своего вещмешка и приступила к трапезе. «…Дорогой гость, в заведении своя еда не допускается, мы приносим свои извинения», - лицо прислужника выглядело так, будто он горькой тыквой полакомился. Бай Шань с неприязнью достала две энергетические монеты и положила их на стол: «Этого хватит, верно? Подготовь самую дальнюю комнату. Мм, ты встречал щенка по фамилии Юй? Он выглядит моложе двадцати». Удивленный прислужник покачал головой: «Слуга не знает такого». Он увидел, как Бай Шань нетерпеливо махнула рукой, и тут же почувствовал облегчение, когда та, оставив деньги, удалилась. Услышав ее вопрос, взгляд Лин Ся внезапно похолодел. Неужели все эти ненормальные женщины с Пика Святой Девы так его оскорбляют? Мужун Сюэ села напротив него. Девушка выглядела крайне расстроенной, и юноша через силу ей улыбнулся. Даже видя, как Бай Шань поднимается по лестнице, он все равно решил остаться здесь на ночь, ведь уже смеркалось, а Мужун Сюэ – слабая и хрупкая девушка, чье телосложение не имеет ничего общего с этими сумасшедшими манекенами. Расплатившись и попрощавшись с ней, Лин Ся отправился в свою комнату, где какое-то время читал при свечах. Он не мог не волноваться. Честно говоря, даже если Бай Шань явно не достает интеллекта, расстояние между этим местом и сектой Шаоян составляет всего несколько дней пути: нельзя гарантировать, что она не сможет до туда добраться. Интересно, что сейчас делает Юй Чжицзюэ?