Ruvers
RV
vk.com
image

Перемещение во второстепенного персонажа для реабилитации злодея

«?!!!», - Лин Ся стоял, разинув рот, будучи совершенно не в силах прийти в себя: откуда взялся столь резкий поворот событий? Богиня заявила, что... Искала злодея? Прямо перед главным героем?! Юй Чжицзюэ медленно обернулся: для него слова Мужун Сюэ тоже оказались неожиданностью. Нахмурившись, он взглянул на девушку и тут же спросил: «Не припоминаю, мы раньше встречались?». Исходя из глубочайшей ненависти мальчика к Пику Святой Девы, дальнейшие слова Мужун Сюэ наверняка подвергнут ее жизнь опасности! Лин Ся поспешно подошел к Юй Чжицзюэ и схватил его за запястье, намереваясь увести мальчика от греха подальше, одновременно нервно хихикнув: «Да где вы могли встретиться? Хаха, ты, наверное, просто перепутала его с кем-то…». А в своем сердце он уже рвал и метал: учитывая их возраст и место рождения, они действительно могли пересечься в детстве. Даже спустя столько лет богиня смогла узнать Юй Чжицзюэ, но почему тогда совсем не помнила его? Мужун Сюэ мотнула головой, упрямо настаивая на своем: «Я не могу ошибаться». Юй Чжицзюэ окинул взглядом Лин Ся и по инерции потянул его за руку. В результате, тот мгновенно оказался в объятиях мальчика. И хотя выражение лица последнего ясно намекало на то, что юноше не следует прерывать Мужун Сюэ, на самом же деле, стоило Юй Чжицзюэ ощутить столь приятный знакомый запах, как все раздражение загадочным образом улетучилось из его сердца. Он обнял Лин Ся и спокойно сказал: «Даже если мы встречались, какое у тебя ко мне дело?». Лин Ся не на шутку встревожился: и когда только этот проблемный ребенок успел стать таким сильным? Испугавшись, что мальчик попытается убить Мужун Сюэ, юноша обеими руками быстро крепко прижал к себе Юй Чжицзюэ. Сун Сяоху замер на месте от такого зрелища: почему нынешняя ситуация кажется ему немного непонятной? А вот выражение лица Мужун Сюэ ни капли не изменилось, будто она и вовсе не замечала перед собой столь странной сцены, мягко продолжив: «Когда мы были очень маленькими, я видела тебя на Пике Святой Девы… Мне всегда было так жаль». Как только до Юй Чжицзюэ донеслись три слова ‘Пик Святой Девы’ все его тело моментально застыло. Он холодно посмотрел на Мужун Сюэ и утвердительно заключил: «Итак, ты с Пика Святой Девы». Девушка кивнула: «Верно. Месяц назад святая предсказала…». Когда она дошла до этой части, снаружи неожиданно раздался гул, и корабль мощно тряхнуло. Не успели они удивиться, как услышали громкий голос Кэлань Миньэрбай: «Эй, тот, что носит фамилию Мин, ты ведь нарочно нас ударил?». Сун Сяоху подполз к подоконнику и выглянул, после чего повернулся и в шоке произнес: «Рядом еще один корабль! И люди на нем какие-то странные!». Лин Ся наконец вырвался из объятий Юй Чжицзюэ, но до сих пор опасался, что мальчик причинит боль Мужун Сюэ, поэтому потянул того за запястье. К счастью, Юй Чжицзюэ послушно последовал за ним, и юноша немного расслабился. На противоположном судне стоял невыразительный человек в белом одеянии, и как только Лин Ся бросил на него один взгляд, в его голове тут же вспыхнули два слова - «Дрянной показушник». Правильно, этот мужчина 23-24-х четырех лет выглядел очень мужественно и красиво, неминуемо вызывая зависть у кое-кого по фамилии Лин. Человек в белом являл собой образец крутизны: обе руки крепко скрещены на груди, черные волосы развеваются на ветру, а безэмоциональное лицо настолько привлекательно, что заставляет женщин кричать от восторга при одном его появлении. Вспомнив, как к нему обратилась Кэлань Миньэрбай, Лин Ся внезапно подумал об одном человеке, и его зрачки самопроизвольно сузились: один из шести стражей злодея - Хранитель Закона Белой Бездны, Хозяин Марионеток Мин Цзэ! В каждой книге есть парень с покерфейсом, и в данном случае – это Мин Цзэ. Среди всех шести стражей злодея Мин Цзэ снискал себе особую славу своими ужасными, безжалостными, ядовитыми техниками, а также частыми похищениями учеников ортодоксальных сект, которых он превращал в собственных марионеток. Так была создана добрая половина огромной армии марионеток злодея. Мм, кстати говоря, Мин Цзэ точно такой же, как кровавый демон Чу Инь: их параноидальная преданность Юй Чжицзюэ не ведала границ. И к слову, его тоже по-черному шиперили с Великим злодеем! Лин Ся внимательно осмотрел корабль: как и ожидалось, исключая Мин Цзэ, все остальные члены экипажа с необычайно белыми лицами двигались немного скованно. Лишь подумав о том, что перед ним целый корабль ходячих мертвецов, юноша неизбежно ощутил отвращение. Он поспешно жестом приказал всем молчать, а сам прислонил руку к уху, чтобы получше разобрать разговор капитанов снаружи. Услышав заносчивое обращение Кэлань Миньэрбай, Мин Цзэ остался невозмутимым, и мерным голосом сказал: «Согласно приказу почившего старейшины, ты должна присматривать за этой территорией, а также отыскать человека с этого портрета. При этом ни одного волоска не должно упасть с его головы». Говоря, Мин Цзэ передал ей свиток. Кэлань Миньэрбай небрежно приняла его, а когда открыла, не смогла избежать легкого удивления, потому что у молодого человека на портрете была пара совершенно безукоризненных глаз с маленькой, красивой, красной точечкой под уголком глаза, - ну точь-в-точь Юй Чжицзюэ. Мгновенно подметив изменения выражения ее лица, Мин Цзэ сразу же спросил: «Ты уже видела его, не так ли?». А из-за равномерности голоса все его вопросы превращались в утверждения. Девушка свернула свиток, удобно припрятав его у себя, и улыбнулась: «Мне просто любопытно, от старейшины уже так много лет ни слуху, ни духу, так зачем ему понадобилось искать какого-то ребенка? Мм, неужто потерянная кровинушка? Ха-ха. Кроме того, на море я королева, зачем мне прислушиваться к приказам старика, которого я никогда не видела? После смерти демонического лорда его секта тоже распалась, никто не может мне приказывать!». Глаза Мин Цзэ лучились холодом, и гнев медленно накапливался в сердце. Действительно, демонический лорд Юй Тяньсин уже десять лет как мертв, а в его секте, состоящей из тридцати шести островов и семидесяти двух фракций не утихают споры и разногласия; лидирующую позицию заняли двое старейшин и шесть стражей, но никто не подчиняется друг другу, - все эти десять лет демоническая секта представляла собой тело без головы. Кэлань Миньэрбай еще молода, она унаследовала положение матери, став Защитником Закона Изумрудных Глубин, и ее совершенно не интересовали дела демонической секты. Девушка весело играла нунчаками в руках и улыбалась: «Защитник Мин, почему бы тебе не раскрыть мне личность этого мальчика, и если услышанное меня заинтересует, я помогу его отыскать». По мнению Мин Цзэ, Кэлань Миньэрбай, естественно, намного младше его и еще смеет быть такой высокомерной? Само собой, кому-то настолько ненадежному, как этот ребенок, не следует знать о потомке демонического лорда, ведь сейчас секта погрязла в раздорах, и каждый заботится только о себе, а действительно верных лорду людей остались считанные единицы. Если бы не тот факт, что Кэлань Миньэрбай лучше знакома с этими водными просторами, так как давно занималась здесь пиратством, он определенно не стал бы просить помощи у столь отвратительного ребенка! С по-прежнему неизменным лицом Мин Цзэ сказал: «Надеюсь, ты узнаешь его, когда встретишь. И помни – чтобы ни единой царапины на нем не было». Покачивая ногами, девушка рассмеялась: «Защитник Закона Белой Бездны, если сравнить наши позиции, ты стоишь ниже моего Защитника Закона Изумрудных Глубин, как думаешь? Или может, ты мне не доверяешь?». Она всегда была смутьянкой, а теперь, когда ее окончательно одолели скука и безделье, ей еще больше захотелось подразнить эту ходячую легенду. Глаза Мин Цзэ сверкнули, и несколько гвоздей из его рук пронзили ядовитых пауков, появившихся из ниоткуда на палубе. Он поднял голову, чтобы посмотреть на Кэлань Миньэрбай, и спросил: «Защитник Изумрудных Глубин, что это значит?». Девушка улыбнулась: «Если сравнивать по возрасту, мне стоит называть тебя дядей. Так вот, твоей племяннице просто было любопытно: все говорят, что марионеточные техники Защитника Закона Белой Бездны не имеют себе равных под небесами, а усовершенствованные марионетки восьмого уровня неотличимы от живых людей. Разве ты не расширишь горизонты своей дорогой племянницы?». Мин Цзэ произнес: «В любознательности нет ничего дурного, но если здесь появится моя марионетка восьмого уровня, – прольется кровь». Кэлань Миньэрбай заинтересовалась пуще прежнего и засмеялась: «Вот и отлично, недавно я как раз вырастила кровавого паука восьмого уровня, что действительно потребовало много усилий с моей стороны. Защитник Закона Белой Бездны, почему бы нам не выяснить, кто сильнее – твои марионетки или мои кровавые пауки». Мин Цзэ был слишком ленив, чтобы забавляться с ней, и мгновенно приказал своим марионеткам развернуть корабль, в заключении добавив: «Если хочешь сравнить, сперва отыщи мальчика с портрета». Видя, как исчезает его корабль, Кэлань Миньэрбай усмехнулась: «Ссыкун». И, как и ожидалось, дразнить еле живого дядюшку-ссыкуна совсем не весело, куда интереснее развлекаться с малышней. Она ухмыльнулась и вытащила портрет, обернувшись и крикнув в сторону Лин Ся: «Не насмотрелись еще? Выходите, если хотите». Лин Ся не знал, что Чу Инь уже опознал Юй Чжицзюэ, и даже услышав весь разговор, его беспокоили только слова Мужун Сюэ о поисках Юй Чжицзюэ. В романе не говорилось ни слова о том, что великая богиня отправилась на поиски злодея; вместо этого Мужун Сюэ являлась всеми уважаемой Святой Девой, и после встречи с Сун Сяоху их отношения развивались как по маслу. С самого юного возраста характер богини отличался простотой и добротой. Ее жизнь на Пике Святой Девы была до ужаса однообразной, поэтому девушка не смогла устоять перед спуском с горы: ее безумно интересовала повседневная жизнь нормальных людей, а когда она столкнулась с опасностью, ее спас отважный герой… Блин! Чертов гипертрофированный сюжет! Кэлань Миньэрбай не стала сражаться с Мин Цзэ, из-за чего Лин Ся чувствовал себя слегка разочарованным, ведь начнись драка, им было бы проще сбежать! Сун Сяоху тут же крикнул в ответ: «Думаешь, мы выйдем по одному твоему слову? Как раз поэтому и не выйдем». Лин Ся схватился за лоб: нынешний четырнадцатилетний Сун Сяоху всего лишь неразумное дитя, - ни следа подавляющей геройской ауры, - сейчас ему явно не по силам сдержать свою будущую женушку! Прекрасно помня о нраве Кэлань Миньэрбай, юноша спустя пару мгновений открыл дверь и вывел с собой Юй Чжицзюэ, улыбнувшись: «Я не ожидал, что леди окажется столь важной персоной». Девушка улыбнулась, закинув нунчаки на плечо и ответив: «Мм, это не самое главное, важнее, что у этой дамы много имущества. Не то, что о трех-четырех, – хватит позаботиться и о восьмидесяти мужьях». «…», - ну почему разговор с ней всегда сводится к этому? Пробежав взглядом по лицам всех трех присутствующих, ее улыбка рассеялась, и она задумчиво спросила: «Что ты за фрукт такой? И как умудрился вынудить почившего старейшину отдать приказ о твоих поисках?». Эй, эй, леди, твои взгляды явно не как у Старейшего Защитника Закона! Сердце Лин Ся сжалось: на портрете ведь не может быть изображен он, верно? Неужели из-за того, что Чу Инь не успел осушить его до капли, теперь он жаждет продолжения банкета?! Кэлань Миньэрбай уже достала портрет и, внимательно посмотрев на Юй Чжицзюэ, выдала: «Наверняка это нарисовала девчонка. Хммм, не ожидала, что ты привлечешь так много прекрасных цветочков. Скажу сразу: вступив в мои владения, можешь забыть о подобных вещах!». «…», - портретистом же не могла быть мисс Би Юн, не так ли? Иначе она, вероятно, рисовала его, стиснув зубы! Лин Ся удивился: зачем Чу Иню искать Юй Чжицзюэ? Если только?… У него сердце сжалось. Юноша быстро взглянул на мальчика: в настоящее время тот опустил голову и слегка нахмурился, казалось, удивляясь произошедшему. По роману Юй Чжицзюэ в силу обстоятельств в конце концов вступил в демоническую секту, но в возрасте 18ти лет. Чу Инь ведь до сих пор не разобрался в его родословной, верно? Лин Ся неосознанно крепче сжал руку Юй Чжицзюэ: несмотря ни на что, он не позволит этому ребенку пойти по неправильному пути! Кэлань Миньэрбай решительно выбросила портрет в океан: «Не волнуйся, раз уж ты станешь моим мужчиной, само собой, я тебя не выдам».