Ruvers
RV
vk.com
image

Перемещение во второстепенного персонажа для реабилитации злодея

Кое-что вспомнив, Лин Ся разволновался, а его лицо мгновенно залилось румянцем; он быстро втянул голову назад. Получается, богиня видела его обнаженным во время лечения сердечного меридиана… Но, что важнее, она является святой секты Юйнюй! Вот черт! Разве, узнав об этом, Юй Чжицзюэ не убьет ее в силу старых обид? Заметив, как состояние Лин Ся за доли секунды переходит от взволнованного к напряженному и обратно, разительно отличаясь от его обычного спокойного вида, брови мальчика неосознанного нахмурились. Проследив за линией взгляда юноши, Юй Чжицзюэ увидел растерянную молодую девушку. В его глазах все девушки выглядят примерно одинаково: он прищурился, какое-то время пристально наблюдая за ней, но так и не смог обнаружить ничего необычного. Мальчик тихо спросил: «Кто она?». Лин Ся бессвязно ответил: «Она, она - благодетельница, которая спасла мою жизнь, Мужун Сюэ. Восстановление моего сердечного меридиана - ее заслуга… Но что она здесь делает?». Тем временем небольшой шум привлек внимание Кэлань Миньэрбай. Закинув нунчаки на плечо, она подошла к ним: «О, про вас то я и забыла». Мельком взглянув на Лин Ся, Юй Чжицзюэ толкнув дверь, выйдя из каюты и вытащив с собой юношу. Мальчик усмехнулся: «Неужели? И куда ты планируешь нас отвезти?». Ощутив, что у Лин Ся от волнения вспотели ладони, сердце мальчика сжалось со странным, неописуемо щемящим чувством: он хотел, чтобы эта девушка была незамедлительно убита, или, на худой конец, вышвырнута куда-нибудь, где Лин Ся не сможет больше ее видеть. Заметив их, Сун Сяоху замер, а затем удивленно воскликнул: «Старший брат Лин, А'Цзюэ! Как вы оказались на корабле этой злой женщины? Где А’Ли?...». Кэлань Миньэрбай весело похлопала по лицу Сяоху, намекая, что ему лучше помалкивать, после чего повернулась, заявив: «Разумеется, я везу вас на мой остров Лин Ше*, где вы станете моими мужьями. Мм, а эта мисс неплохо выглядит, и если продать ее той группе демонов, за нее наверняка дадут хорошую цену, не так ли?». [П/п: Лин Ше – остров Духовных Змей] Говоря это, она не смогла удержаться от того, чтобы ущипнуть Мужун Сюэ за щеку, беззаботно добавив: «Какая сногсшибательная кожа». Кэлань сделала это лишь затем, чтобы подразнить девушку, но, видя, что ясное и наивное лицо пленницы не омрачилось ни следом реакции на ее слова, выглядя все так же скучно, она сразу же убрала руку. Мужун Сюэ медленно повернула голову, и, стоило ей увидеть Лин Ся и Юй Чжицзюэ, как на безмятежно спокойном лице явно проступил намек на удивление. Неужели богиня его узнала?! Лин Ся залился слезами радости в душе, на мгновение растерялся и запнулся: «Мисс Му… Мужун Сюэ, я… Меня зовут Лин Ся, мне до сих пор не выпало возможности поблагодарить вас за то, что спасли меня, пока…». Он остановился на полпути, потому что богиня вообще не смотрела в его сторону! Все это время она не отрывала глаз от Юй Чжицзюэ! Богиня в самом деле обращает внимание только на злодея, хотя главный герой совсем рядом? Это ненаучно! Что и следовало доказать: тело злодея - величайший соблазн для всех девушек мира, да ведь? Лишь когда Лин Ся с завистью взглянул на Юй Чжицзюэ, он заметил, что тот пристально и крайне свирепо смотрит на него самого, выглядя так, будто готов закусать юношу до смерти. «Что случилось?», - недоуменно спросил Лин Ся. Но в ответ до него донесся лишь хруст суставов от крепко сжатых кулаков мальчика. Юй Чжицзюэ холодно повернулся к Кэлань и произнес: «В самом деле? Все будет зависеть от того, хватит ли у тебя сил». Глаза Кэлань Миньэрбай осветились улыбкой: «Какой пылкий. Вернемся к этому разговору, когда у тебя раны заживут...». Лин Ся быстро ущипнул Юй Чжицзюэ, сигнализируя не ввязываться в неприятности, ведь они до сих пор посреди океана. Что важнее: пусть исцеляющие техники богини совершенно бесподобны, но она остается всего лишь милой сестренкой, нуждающейся в защите. Что делать, если Мужун Сюэ ненароком пострадает? У изо всех сил сопротивляющегося Сун Сяоху, неожиданно вырвалось: «А'Цзюэ, ее даже женщиной считать нельзя! Она слишком бесстыжая!…». «…», - не похоже ли это на то, что главный герой пренебрег собственными убеждениями? В конце концов, благодаря уговорам Лин Ся, Юй Чжицзюэ не стал начинать очередную драку. Ничуть не переживая, что пленники смогут сбежать с корабля в бескрайнем океане, Кэлань Миньэрбай ловко перебросила Сун Сяоху в каюту к остальным. Мужун Сюэ же заперли по соседству, и с них наконец сняли веревки. Травмы Сун Сяоху оказались не такими уж и легкими, но со столь крепким телосложением его по-прежнему переполняла энергия во время разговора. Пленники вкратце рассказали друг другу, как оказались на корабле. Похоже, после того, как кровавый демон отбросил Сяоху в океан, мальчик потерял сознание. А очнулся уже в руках Кэлань Миньэрбай, присвоившей все его вещи. Затем ему завязали рот и заперли в трюме, где уже находилась Мужун Сюэ. Кэлань Миньэрбай наверняка заскучала, вот и вытащила их на палубу, чтобы подразнить. Лин Ся молча коснулся лба: как же главного героя угораздило принять эту озорную девчонку в свой гарем? Неужто не боялся, что она будет изводить других женушек? Он беспокоился о Мужун Сюэ, но экипаж постоянно патрулировал корабль, к тому же их всегда сопровождало несколько опасно выглядящих ядовитых демонических зверей. Ему оставалось только проделать маленькую дыру в стене с помощью кинжала и прошептать: «Мисс Мужун, с тобой все в порядке?». Спустя немало времени с другой стороны раздался мягкий приятный голос: «Спасибо за беспокойство, я в порядке». У Лин Ся восторженно загорелись глаза: богиня говорила! с! ним! В этом странном мире ему довелось видеть так много пугающих и жестоких девушек, только богиня истинная отрада его сердца… Юй Чжицзюэ холодно сказал: «Твое запястье еще не зажило, почему бы не отдохнуть немного. И тебя больше не заботит судьба А’Ли?». Лин Ся замер, а его затуманенный разум быстро прояснился. Верно, они ведь до сих пор не выяснили, где сейчас А’Ли… Поэтому нужно сбежать с корабля, прежде чем они достигнут острова Лин Ше, и найти Фламму! Подумав кое о чем, он проворно подошел к стене, несколько раз постучал и вежливо спросил: «Мисс Мужун, могу я узнать, есть ли у вас какие-нибудь лекарства?». Мужун Сюэ - нынешняя глава секты Юйнюй: может в мирских делах она пока еще неопытна, но с рожденья наделена даром исцеления и совершенствования лекарств. Хотя Кэлань Миньэрбай может казаться плохой, на самом деле к девушкам она довольно снисходительна, и, вероятно, не обыскала Мужун Сюэ. Конечно же, та быстро протянула нефритовую бутылочку через отверстие: «Выпей две таблетки, и все будет нормально». Взглянув на бледные тонкие пальцы богини, Лин Ся на какое-то время зачарованно застыл. Сун Сяоху взял таблетки, проглотив их за раз, после чего спросил немного удивленно: «Старший брат Лин, ты знаешь эту девушку? Она же самое настоящее бревно: когда меня связали и бросили в трюм, я чуть ли не полдня подавал ей знаки, но она так и не пришла на помощь». Бревно?! Лин Ся тут же отвесил подзатыльник Сяоху: вот же несмышленыш, как ты смеешь так отзываться о великой богине? Ты нарываешься! Сун Сяоху недоверчиво потер ушибленное место: «Что случилось, старший брат Лин?». «…», - как же донести до этих ребятишек, у которых только-только проклюнулись лобковые волосы, чувства отаку, так разволновавшегося от вида своей богини, что чуть всю душу не выплакал и троекратно поблагодарил Бога? Но подумав об одном интересном факте, Лин Ся озадачился. Из-за того, что сюжет развивается быстрее, чем в оригинальном романе, главный герой-жеребчик Сун Сяоху уже повстречал так много сестричек, но неужели до сих пор ни одна из них не запала ему в душу? Даже с Фэн Ло, с которой у него сложились самые близкие отношения, они больше напоминали брата и сестру, находясь рядом… Что уж говорить о Юй Чжицзюэ: он, вероятно, даже не видит разницы между мужчиной и женщиной. Главный герой, по крайней мере, обладает доблестным духом и понимает, что женщин бить нельзя. Юноша прошептал: «Ребят, вы не думаете, что она довольно хороша?». Ее образ же божественно прекрасен и просто бесподобен! Сун Сяоху равнодушно уточнил: «Кто? Эта мисс Мужун?». Лин Ся тоскливо кивнул. К слову говоря, главный герой в романе ведь настолько ужасающ, что даже после встречи с богиней продолжал пополнять гарем? Возможно ли, что как раз это и послужило причиной того, что автор убил Мужун Сюэ? Слишком ужасно! Сун Сяоху отрицательно покачал головой: «Она неплохо выглядит, но не так красива, как А'Цзюэ; о, старший брат Лин тоже очень красив. Мм… И сестричка Фэн весьма миловидна». «…», - что это за оценка такая? Может ли быть, что ему не важно, мужчина перед ним или женщина, - все одинаково красивы в глазах главного героя? А Сяоху почесал ежикоподобную голову и обнажил две ямочки на щечках: «Я думаю, все, кто добр ко мне, довольно хорошо выглядят». «...». Как и следовало ожидать, главный герой все еще самый что ни на есть ребенок! Его вкус безнадежен. Лин Ся повернулся к мрачному Юй Чжицзюэ и попытался заставить его заметить красоту девушек: было бы неплохо изменить его взгляд на любовь. Он понизил голос и спросил: «А'Цзюэ, мисс Мужун… Разве ты не чувствуешь воодушевления, глядя на нее?». Юй Чжицзюэ прищурился, а атмосфера вокруг него стала еще морознее. Но Лин Ся ничего не понял и продолжил агитировать: «Девушки и парни совершенно разные: девушки созданы из воды, а парни - из глины. Сяоху, не бить девушек - правильно, но этого далеко не достаточно, нужно уважать и любить их…». Юй Чжицзюэ холодно указал в окно: «Нам стоит так же относиться и к ней?». Кэлань Миньэрбай сидела на мачте, болтая ногами и играя с двумя кроваво-красными пауками размером с ладонь. «…», - у Лин Ся закончились аргументы. Корабль плыл уже примерно полдня, и после приема лекарств Мужун Сюэ Сун Сяоху почти поправился. Троица решала, как им захватить корабль, когда придет время. Лин Ся размышлял: богиня хороша в техниках исцеления, и у нее могут даже быть лекарственные таблетки, способные нейтрализовать яд. В конце концов, чем меньше людей знают о том, что он – человек-панацея, тем лучше. На этот раз Мужун Сюэ ответила быстро, сдержанно сказав: «У меня есть материалы для создания таблеток, обезвреживающих яды, но мне не хватает инструментов для очистки». Лин Ся мгновенно предложил: «У меня было несколько инструментов, мисс Мужун, посмотрите, есть ли среди них то, что можно использовать». Он просто вырезал в стене дыру побольше и быстро передал инструменты. Получив необходимое, девушка даже бровью не повела, лишь через несколько часов утомленно объявила: «Все готово». Юноша осторожно принял бутылочку и обеспокоенно спросил: «Ты в порядке?». Мужун Сюэ кивнула: «Все хорошо». Лин Ся так хотелось добавить что-нибудь вроде ‘спасибо за спасение моей жизни’, ‘помнишь меня’ и тому подобное, но он сдержался. Выговаривая про себя: лучше лишний раз не вспоминать о гордости людей из 21-го века! Главным образом потому, что темперамент Мужун Сюэ действительно делал ее похожей на бессмертную, и даже просто глядя на нее, кое-кто чувствовал себя ущербным… – Возвращаться не собираешься? – с усмешкой спросил Юй Чжицзюэ. Юноша в последний раз взглянул на ледяную богиню и попытался ее успокоить, мягко заверив: – Не беспокойся, мы обязательно тебя защитим… Юй Чжицзюэ ударил по столу, отчего хрупкий столик мгновенно разлетелся на куски. Лин Ся испуганно вздрогнул, на лице Сун Сяоху так же читалось полнейшее недоумение. Мальчик с удивлением спросил: – А'Цзюэ, почему ты злишься? Юй Чжицзюэ сжал кулаки: он хотел прижать Лин Ся к стене и сделать все те смущающие вещи прямо на глазах у всех. Смотри только на меня, думай только обо мне... В этот момент Мужун Сюэ обратилась к Юй Чжицзюэ: «Ты все еще помнишь меня? Я долго тебя искала».