Ruvers
RV
vk.com
image

Перемещение во второстепенного персонажа для реабилитации злодея

В общей сложности, из всех девушек главного героя, с которыми Лин Ся успел познакомиться, Цуй Юй своевольная, Фен Ло разумная, Шуй Лин проницательная, но эта странно одетая девушка по имени Кэлань Миньэрбай… Настоящая дикарка. Да, эта девушка довольно мужественная. Но, что важнее, она – культиватор темных искусств, причем с чрезвычайно сильными способностями. Ее конек - выращивание ядовитых насекомых и техники тела. Не будь Кэлань Миньэрбай столь могущественной, не посмела бы заниматься пиратством на территории ортодоксальных сект в течение семи или даже восьми лет. Вроде бы, по роману она хотела захомутать главного героя, который на три-четыре года моложе ее, и сделать своим мужем?… Что ни говори, а вкус главного героя действительно довольно многогранен! Лин Ся не думал, что срывание этого цветочка было таким уж необходимым делом. А пока юноша с головой окунулся в восстановление сюжетной линии, Кэлань Миньэрбай уже спрыгнула с корабля. Громко приземлившись на одну из двух лодок, девушка угрожающе указала на них своими золотыми нунчаками: «Мм, если вы не обделены тактом, отдайте все, что у вас есть». Юй Чжицзюэ усмехнулся, но Лин Ся похлопал его по плечу. Юноша не хотел провоцировать эту важную леди, чье тело насквозь пропитано ядом, не говоря уже о том, что сейчас они с Юй Чжицзюэ ранены. Он бросил ей вещмешок и спокойно спросил: «Теперь вы довольны, мисс?». Поймав сумку, Минербай ничего не ответила, поняв, что внутри не так много вещей, и темпераментно обратилась к мальчику: «И твоя». Юй Чжицзюэ холодно бросил сумку, ничуть не скрывая отвращения в глазах: естественно, его не особо заботила судьба этого никчемного скарба. В конце концов, мальчик - выдающийся ученик секты Шаоян, поэтому в его вещмешке оказались куда более ценные предметы, если сравнивать с принадлежностями Лин Ся, собранными всего лишь для демонстрации. У Юй Чжицзюэ были всевозможные энергетические камни, лекарственные таблетки, духовная трава, артефакты и тому подобное. В общем, все необходимое. Кэлань Миньэрбай ловко подвязала обе сумки к своему поясу. Так как нежданно встреченные путники оказались очень даже покладистыми, девушка заскучала и, забавы ради, осмотрев Лин Ся с ног до головы, произнесла: «Надеюсь, вы ничего от меня не утаили? Иначе, мне придется вас обыскать». Небрежно разглядывая их какое-то время, она только сейчас отметила: юноша перед ней казался чрезвычайно терпеливым, а мальчик рядом с ним еще слишком молод, но уже необычайно красив. Оживившись, Кэлань со смехом заявила: «Ну, раз уж вы, ребятки, все равно не сможете покинуть остров без денег, я буду паинькой и подброшу вас». Глядя на сияющие зеленые глаза этой озорной девчонки, у Лин Ся губы начали подергиваться. Похоже, этой девушке в самом деле не важно мужчина перед ней или женщина, лишь бы природа не обделила их красотой… Юй Чжицзюэ не удержался и вынул свой духовный деревянный меч, усмехнувшись: «Нет необходимости». Но юноша быстро схватил его за воротник: Кэлань Миньэрбай намного сильнее, чем Би Юнь, и им, естественно, следует по возможности стараться избегать драки с ней. Он любезно улыбнулся девушке: «Мы премного благодарны мисс за ее благие намерения, но мой младший брат находится здесь ради совершенствования по указанию своего учителя. И, конечно, он не посмеет ослушаться приказа и покинуть остров». Кэлань Миньэрбай красиво рассмеялась, глядя на еще не потухшее пламя недалеко от берега: «Правда? Что ж, воля ваша». От взмаха ее руки двое крепких мужчин первыми вернулись на корабль, после чего она медленно последовала за ними. Но стоило ей вступить на борт, как Лин Ся крикнул: «Постойте, мисс!». В этот момент он нервно обводил взглядом сотни появившихся из ниоткуда странных ярко-зеленых летающих насекомых, окутывающих остров, и так перепугался, что застыл на месте. Будучи человеком-панацеей, его не страшил яд, но у этих существ были длинные острые клыки, уже от одного вида которых сердце кровью обливалось! К тому же, если они ранят Юй Чжицзюэ... Тем временем мальчик прищурился, глядя на этих отвратительных насекомых, а от его тела начала распространяться убийственная аура. Он накрыл Лин Ся и себя духовной силой, после чего наполнил свой меч энергией воды, отбросив насекомых на несколько метров. Кэлань Миньэрбай воспряла духом и просияла: «Мм, это кажется интересным!». На миг потерявшись из виду, ее тело моментально появилось перед ними. «А ты не плох», - Кэлань перехватила нунчаки в руке, с улыбкой уставившись на Юй Чжицзюэ и добавив: «Поиграй немного с сестренкой». До сих пор Лин Ся ни разу не посчастливилось услышать такого кокетливого тона, и, не дожидаясь, пока юноша успеет возразить, Юй Чжицзюэ уже выпустил ледяную волну из своего меча. Лин Ся оставалось лишь обеспокоенно наблюдать: учитывая характер Кэлань Миньэрбай, она, скорее всего, не убьёт мальчика, но, само собой, этот ребенок проиграет. Все-таки, по роману даже Сун Сяоху однажды оказался схвачен этой до ужаса озорной девчонкой: ему тогда было около шестнадцати-семнадцати лет, и немалую роль в этом сыграло его нежелание бить женщин. Спустя чуть более часа молчаливый и печальный юноша нес на спине израненного Юй Чжицзюэ, медленно поднимаясь на борт пиратского корабля. В конце концов, мальчик не смог избежать травм: Кэлань Миньэрбай – пользующаяся дурной славой гениальный культиватор темных искусств, которая также совершенствовалась с юных лет, а Юй Чжицзюэ, в добавок, немного моложе нее. Хотя ему удалось выдержать без малого два часа, он все же проиграл, а его духовный деревянный меч оказался разбит на несколько частей. Конечно, и девушка тоже пострадала – от удара мальчика у нее сломались два ребра. Остров, еще недавно заполненный яркими лесами, полностью разрушен… Это действительно была страшная битва. Если бы не тот мускулистый мужик, похожий на Мо Да*, который помог ему подняться на корабль, Лин Ся тоже мог бы пострадать. [П/п: Мо Да - персонаж из романа «Улыбающийся, гордый странник/мечник»] Юноша осторожно вытер пятна крови с Юй Чжицзюэ и вздохнул. Он действительно слишком слаб… Ему постоянно остается лишь смотреть, как ранят этих детишек. Никудышный из него получается старший брат. Мо Да привел его в небольшую грязную каюту на корабле и передал маленький флакон, усмехаясь: «Капитан сказала, что у нее виды на этого паренька, и она готова забрать его к себе, сделав своим мужем. Позаботься о нем и накорми нефритовой жабой из флакона, так он поправится через пару дней». «…», - Лин Ся машинально взял маленькую бутылочку, подергивая глазом. Какого черта, что за развитие событий такое! Может ли быть, что этот проклятый роман о жеребце в лице главного героя превратится в сложную сюжетную реванш-историю, в которой злодей завоюет всех девчонок протагониста? Дождавшись, когда Мо Да уйдет, юноша открыл флакон и, бросив быстрый взгляд на содержимое, сразу выкинул его в море. Когда он увидел то, что находится внутри, его пробрала дрожь: съев эту отраву, любой отправиться на свидание с костлявой, не так ли? Кроме того, нет эффективнее лекарства, чем кровь человека-панацеи… Лин Ся притянул голову Юй Чжицзюэ к себе, глубоко вздохнул и набрался смелости, неглубоко перерезав кровеносные сосуды на запястье, откуда быстро хлынула алая кровь. Скорее всего, раньше юноша ни за что бы не смог решиться на подобный акт членовредительства… Так сказать, это его капелька страданий за возможность оставаться в таком опасном мире! Вкус крови человека-панацеи довольно слабый, но находящийся без сознания Юй Чжицзюэ, не мог пить самостоятельно. Немного торопясь, Лин Ся позвал его: «А'Цзюэ? Проснись». До этого он и так уже потерял слишком много крови, и теперь у него вновь закружилась голова. Очевидно, у Юй Чжицзюэ тяжелые внутренние повреждения; немаловероятно, что сломаны кости. В ответ на его слова ресницы мальчика слегка задрожали, но глаза так и не открылись. Лин Ся вздохнул, засунул пальцы в рот Юй Чжицзюэ и слегка раздвинул зубы, благодаря чему струйка крови плавно полилась в его горло. Свежая охлаждающая жидкость, обладающая восхитительным ароматом лекарственных трав, струилась по горлу Юй Чжицзюэ, и он бессознательно сосал пальцы во рту, жадно обхватывая их языком. Мягкий и скользкий язык плотно обвился вокруг его пальцев, отчего странная приятная слабость сковала все тело Лин Ся, заставив его задрожать и чуть не отдернуть руку. В конце концов, он терпеливо дождался, пока рана на запястье не перестанет кровоточить, и только тогда вытащил пальцы, но его лицо уже успело немного нагреться. Черт! Хоть он всегда воспринимал Юй Чжицзюэ как младшего братика, но это было уж слишком аморально. Тело мальчика постепенно становилось все горячее, но крови человека-панацеи потребовалось несколько мгновений, чтобы начать действовать. Лин Ся на скорую руку перевязал запястье и изнурённо закрыл глаза, оперевшись на Юй Чжицзюэ. Сквозь легкую дремоту он ощущал, как кто-то пристально наблюдает за ним. Этот пронзительный и неотступный взгляд временами казался очень страстным, но иногда он был настолько неистовым, что это пугало. Юноша хотел увидеть, кому же принадлежит этот взгляд, но в полузабытье не смог открыть глаза. А после Лин Ся почувствовал нечто теплое и мягкое, нежно коснувшееся его губ и вызвавшее ощущения неуклюжести и опасного искушения. Эта освежающая атмосфера казалась знакомой, а прикосновения очень приятными. Разве ему уже не снилось нечто подобное? Может быть, он чересчур давно не выпускал пар, вот и видит теперь мокрые сны… Лин Ся ошеломленно приоткрыл губы, не в силах удержаться от ответа, и даже активно втягивал интимный язык другого в свой собственный рот. Он одинок уже очень и очень давно. Может, подсознательно юноша всегда надеялся поцеловать кого-то таким образом… Поначалу из-за неопытности их зубы несколько раз сталкивались, но, целуясь уже какое-то время, они оба вошли во вкус, сполна наслаждаясь процессом. А их волосы щекотали ушки и разгоряченные лица друг друга. Мягкие протяжные звуки, казалось, раздавались прямо над ухом юноши… Даже если он знал, что это всего лишь сон, чувства Лин Ся обострялись все больше и больше, а сердцебиение учащалось, и он уже не мог удержаться от удовлетворительного вздоха. Другая сторона, казалось, тоже была очень взволнована: хватка становилась все крепче и крепче, и юноша ощутил, как ладонь партнера слегка задрожала. От столь близкого контакта Лин Ся даже мог услышать удары двух сердец, бьющихся в унисон. До тех пор, пока рука юноши случайно не коснулась груди другого, и он не испытал шок... Хоть лицо девушки из сна не удавалось разглядеть отчетливо, все же, разве у нее может быть такая плоская грудь? Но Лин Ся действительно слишком устал, поэтому эта идея лишь на секунду завладела его сознанием, прежде чем он окончательно погрузился в глубокий сон. А когда очнулся, за окном уже наступила ночь. Выпрямившись, Юй Чжицзюэ сидел рядом с ним. А заметив, что тот просыпается, неестественно отвернулся и с толикой гнева в голосе быстро протараторил: «Почему ты позволил мне выпить твоей крови? Разве не знал, что уже и так потерял ее слишком много?». Лин Ся слегка улыбнулся: «Я не хотел и дальше обременять А'Цзюэ. Да и, к счастью, она оказалась полезной». «…Я никогда не говорил, что ты обуза для меня!», - Юй Чжицзюэ выглядел подавленным. Он и так чувствовал невероятный стыд из-за проигрыша женщине, а плачевный вид бледного Лин Ся с перевязанным запястьем сразу после пробуждения еще больше выбил его из колеи. Юноша не мог не дотронуться до волос мальчика: «Я знаю, но все равно хочу хоть немного помочь А'Цзюэ». Юй Чжицзюэ позволил ему погладить свою голову и тихо произнес: «Тебе не стоит беспокоиться, лучше позаботься о своих ранах. Эта женщина тоже ранена, а на корабле всего девять человек экипажа, - я найду хорошую возможность захватить судно, тебе не о чем волноваться». Мальчик говорил очень естественно, но в его голосе звучал намек на намерение убить любого, кто встанет у него на пути, и Лин Ся испугался, услышав это. Он хотел прояснить ситуацию, но внезапно услышал знакомый голос, стремительно донесшийся снаружи: «Ты, чертова женщина! Отпусти меня!». Это же Сун Сяоху! Юноша поспешно поднялся при помощи Юй Чжицзюэ и выглянул в окно, тут же обнаружив связанного Сяоху, валяющегося на палубе. Перевязанная Кэлань Миньэрбай с оголенными плечами по-прежнему крайне высокомерно улыбалась, приподняв своими нунчаками подбородок Сун Сяоху: «А ты выглядишь ничего так. Женись на мне и стань моим мужем». Эй, эй, эй, сестрица, а как же моральная целостность? Ты хочешь заарканить двух самых прелестных и очаровательных мальчиков и переписать историю, став главной героиней романа? Лин Ся потерял дар речи. Когда он сомневался, стоит ли вмешаться, его глаза невольно переместились на слабую и стройную фигуру рядом с Кэлань. Красивое лицо этой молодой леди обрамляли черные волосы, и хотя ее руки были связаны за спиной, а сама она выглядела встревоженной, но юноша мог видеть ее невероятный темперамент. Даже если до этого момента они никогда не встречались, сердце Лин Ся все равно в одночасье почти выпрыгнуло из груди. А сам он настолько разволновался, что чуть не ударился головой об оконную раму. Богиня наконец-то явилась!