Ruvers
RV
vk.com
image

Перемещение во второстепенного персонажа для реабилитации злодея

Поскольку они оказались очень близко друг к другу, горячее дыхание окутало ухо Юй Чжицзюэ, в результате чего его чувствительные белые ушки мгновенно неестественно покраснели, а взгляд подернулся легкой дымкой. Но слова Лин Ся моментально заставили его вновь сконцентрироваться: естественно, мальчик знал, что такое человеческая панацея. Он схватил юношу за воротник и спросил: «Что здесь происходит?». «Старший сделал это, чтобы спасти мою жизнь, я расскажу все позже», – подумав кое о чем, Лин Ся запаниковал: если кровавый демон узнает Юй Чжицзюэ, тогда… Ни в коем случае нельзя позволить этому проблемному ребенку последовать за теми душегубами и положить конец всему миру! Юноша поспешно сжал руки мальчика и попросил: «Не приближайся к нему слишком близко. И не покидай меня». Юй Чжицзюэ изумленно отвернулся и холодно хмыкнул: «Понятно, разумеется, я буду защищать тебя, стоить ли так бояться?» «...» А пока они разговаривали, существо, по виду напоминающее орлана с белой меткой на голове, а по размеру – птеродактиля, красиво спланировало и приземлилось на нос корабля. От сильного удара судно порядочно тряхнуло. Юй Чжицзюэ молниеносно среагировал и уперся ногой в оконную раму, чтобы стабилизировать свое тело, а рукой схватил Лин Ся за талию, благодаря чему им удалось избежать мощного удара о стену. На судне насчитывалось около ста пассажиров, многие из которых занимались совершенствованием. Но, учитывая, что после смерти Юй Тяньсина кровавый демон провел в уединении долгие годы, о его силе знало очень мало учеников канонических сект среднего и низшего уровней. Однако, ощущение опасности, исходящее от Чу Иня, а также демонический зверь, на котором он прибыл, явно указывали, что с ним будет нелегко иметь дело. Один из учеников робко обратился к нему: «Ученик Чжуо Цинь из секты Сю Ян, просит прощения у старшего…». Только не успел он договорить, как в шоке обнаружил, что его тело невольно летит вперед! А когда молодой человек наконец пришел в себя, по его шее легко скользил холодный палец, словно даря ласки возлюбленному. Впоследствии тело ученика полностью оцепенело, и у него абсолютно не осталось сил, чтобы сопротивляться. Чу Инь приподнял свои немного раскосые глаза и безразлично произнес: «Мм, здоровое тело Ян, недурно». Его голос оказался очень своеобразным: грубый как у селезня, но в то же время вполне естественный. Не дожидаясь, пока остальные присутствующие отреагируют, Чу Инь потянулся к артерии на шее молодого человека и, ни секунды не колеблясь, прокусил ее, стремительно высосав всю кровь до последней капли. После чего опьянено прищурился, словно ведомый пагубным пристрастием. А широко распахнутые от страха глаза Чжуо Циня медленно вылазили из орбит, его конечности подергивались, а на лице отчетливо проступили синие вены, когда с него сошли все остальные краски. Быстро покончив с трапезой, живот Чу Иня слегка округлился. А его ненормально бледная кожа едва уловимо начала излучать красноватое сияние. Никто из оставшихся пассажиров корабля не успел среагировать, - все пребывали в шоке, а их сердца сковал липкий холод. Даже у соучеников Чжуо Циня не нашлось смелости сделать хотя бы шаг. «Что ты делаешь? Отпусти его!», - Лин Ся неожиданно услышал знакомый голос, раздавшийся где-то неподалеку. Он болезненно ударил себя по лбу, - как можно было забыть об этом дерзком храбреце Сун Сяоху? Но для такого врага главный герой с его нынешними силами не соперник! Даже будь они на суше, их уровни все равно отличались бы слишком сильно! Чу Инь окинул взглядом толпу и быстро обнаружил Сун Сяоху, спрыгнувшего с третьего этажа. Он гортанно рассмеялся и облизнул окровавленные губы, небрежно выкинув висящий на его руках труп в океан, после чего с сожалением вздохнул: «Эх, как жаль, заметь я тебя раньше, и мог бы испить куда лучшей крови». Сун Сяоху, во взгляде которого не было даже намека на страх, пристально уставился на него. В то же время А’Ли, почувствовав, что враг силен, спрыгнул с мальчика и слегка прижался к полу, приготовившись к броску, а его зрачки янтарного цвета сузились до размера тонкой полоски, убийственно глядя на белоголового орлана. Хоть крылатый демонический зверь и уступал А’Ли на один уровень, но теперешний ландшафт придал ему уверенности вплоть до того, что он даже презрительно смерил Фламму своими соевыми глазами, тем самым безумно разозлив последнего. А’Ли сжал зубы и уже не мог дождаться, когда же ему доведётся трансформироваться в истинную форму, чтобы до смерти закусать эту недоптицу! Все, кто умеет летать, так раздражают! Лин Ся глубоко вздохнул и посмотрел на Юй Чжицзюэ: «Похоже, ничего хорошего от нового пассажира ждать не стоит». Сердце мальчика заволокло убийственное намерение: еще один совершенствующийся, практикующий темные искусства, - могла ли его вызвать та ненавистная женщина? Как и следовало ожидать, нужно было покончить с ней еще тогда! Недолго думая, они развернулись и тоже спрыгнули вниз, Лин Ся крикнул: «Сяоху!». Юй Чжицзюэ тут же сжал духовный деревянный меч в руке и обернул его энергией воды, после чего установил барьер вокруг Лин Ся. Перед Чу Инем предстала группа из трех человек, включая магического зверя: кроме старшего, выглядящего слабоватым, два других мальчика по-настоящему прекрасны, а еще и Снежная Фламма… Его раскосые глаза казались настолько довольными, что практически лучились красным светом. Он попеременно смотрел то на Юй Чжицзюэ, то на Сун Сяоху, а затем пронзительно рассмеялся: «Я наконец-то нашел тебя!». У Лин Ся малость изменился цвет лица. Какой роман ни возьми, – от самого захудалого, до супер популярного, – в каждом найдется несколько сумасшедших либо извращенцев. И в этом произведении именно Чу Инь взял на себя столь неблагодарную роль. Кровавый наркоша, вампир, подозрительный сётаконщик… А чего стоит его по-собачьи верное отношение к демоническому лорду, – все читательницы же помирали от восторга с криками: «Ваааа, мега моэ!!». Лин Ся действительно хотел плюнуть: «Да хрен тебе!». Но ради главного героя и злодея-куна, на которых пускает слюни этот извращенец, можно и жизнью благородно пожертвовать… Только представьте: человек-панацея в дополнение к массе второстепенных персонажей данной области, полностью иссушенных кровавым демоном-куном… Хехех. Сун Сяоху больше не мог сдерживаться под пристальным змеиным взглядом Чу Иня и крикнул: «Кто ты, черт возьми? Ты практикуешь темные искусства? Традиционные секты никогда не допустят столь злых техник, как у тебя!». Интерес кровавого демона-куна был полностью захвачен страстным выступлением Сяоху. Грубым утиным голосом он нараспев произнес: «Верно~ И что же ты будешь делать? Хммм, милый ребенок, как твое имя?». «Сун Сяоху!», - у мальчика мурашки пробежали по коже от этой жуткой речи, и он сердито парировал: «А ты кто такой, черт побери?». Чу Инь с улыбкой поигрывал своими длинными бордовыми локонами: «Я? Меня зовут Чу Инь. Умммм, кажется, ваши так называемые традиционные мужи дали мне прозвище «Кровавый демон», и, на мой взгляд, оно звучит довольно неплохо». По мере того, как его слова достигали ушей некоторых присутствующих, они тут же вспомнили легенду о кровавом демоне, и в панике повынимали свое оружие. Кровавый демон – убийца-наркоман, даже более жестокий и страшный, чем предыдущий демонический лорд. К тому же, у него невероятное терпение: лишь раз завидев добычу, в дальнейшем он может преследовать ее годами! Чу Иня не заботили напуганные взгляды толпы: пара раскосых глаз с упоением следила за реакцией Сун Сяоху. Само собой разумеется, Сяоху не боялся. Он лишь собрал энергию в ладонях и ответил: «Мне все равно, какой ты там демон. И раз уж мы встретились, можешь забыть о том, чтобы кого-либо обижать!». У Лин Ся глаза закатились. Этот главный герой такой прямолинейный, из-за него у людей иногда даже слезы наворачиваются. Господи, как же разрыдаться то хочется. Главный герой-кун, ты может и неубиваемый, но вот моя жизнь пушечного мяса совершенно безнадежна! Чу Инь подумал о чем-то и засмеялся: «Так кто же из вас преподал этой непоседливой Би Юнь урок? Ты?». Юй Чжицзюэ застыл: так его в самом деле позвала эта женщина! Он галантно вышел вперед и посмотрел на Чу Иня: «Это я». Глаза кровавого демона оживились, - пара глаз скрупулёзно оценивала тело Юй Чжицзюэ, множество раз пробегая по нему с головы до пят. Лицо мальчика нисколечко не изменилось, но он был возмущен до глубины души: дай ему волю, и он бы с превеликим удовольствие вырвал эти раскосые глаза! «Чего ты ждешь?», - Юй Чжицзюэ медленно поднял духовный деревянный меч, - «Ты здесь, чтобы отомстить за ту безумную женщину?». Чу Инь хихикнул: «С такими слабыми техниками этой чертовой тупице лучше бы помереть где-нибудь по-тихому, - конечно, я здесь не ради нее. Так как мне все равно скучно, я не пожалел сил, чтобы добраться досюда». А пока он говорил, неотрывно смотрел на шею Юй Чжицзюэ, а потом и Сун Сяоху, после чего нежно провел пальцами по своим окровавленным губам. Рот Лин Ся дернулся: на этого злого, сумасшедшего, да ещё и вконец извращенного персонажа ну очень неприятно смотреть! У Сяоху скальп оцепенел под странным взглядом Чу Иня. Выпустив из рук сгусток огненной энергии мальчик с силой отправил его в сторону кровавого демона. Но тот лишь взмахнул рукавами, и огненный шар отклонился, попав аккурат в вершину корабля. Судно внезапно сотряслось, а стены из черного дерева мгновенно загорелись. Чу Инь радостно воскликнул: «Неплохо! А через пару лет станет еще лучше!». А’Ли больше не мог терпеть, он изменил свою форму и взревел, когда его острые когти нацелились на белоголового орлана в стремительной атаке. Тот рванулся ввысь и ударил его крыльями, отправив мощные потоки воздуха в сторону Фламмы. Корпус корабля тряхнуло еще сильнее. «…», с трудом балансируя, как только Лин Ся стабилизировал свое положение, опираясь на стенку каюты, он торопливо сказал: «А'Цзюэ, поспеши и помоги Сяоху!». Если корабль будет уничтожен, они окажутся посреди огромного океана, а демоническое чудовище противника сможет просто-напросто улететь… Поэтому юноша должен найти способ помочь А’Ли. Если удастся поранить белоголового орлана, Чу Инь окажется в ловушке, и не посмеет потопить корабль. Юй Чжицзюэ посмотрел на него: само собой, в душе мальчик не хотел присоединяться к Сяоху, но если нынешняя ситуация как-то отразится на безопасности Лин Ся… Элемент воды, смешанный с духовной энергией, мгновенно конденсировался в лед, - Юй Чжицзюэ внезапно отправил несколько ледяных лезвий в Чу Иня. Тот небрежно отодвинулся в сторону, но неожиданно духовный меч в мгновение ока оказался у него за спиной. Кровавый демон удобно схватился за кончик меча: он желал подольше поиграть с Юй Чжицзюэ. Вихрь концентрированной энергии превратился в бесчисленные тонкие иглы. Чу Инь не ожидал, что совершенствование мальчика будет настолько утонченным. Его пальцы оказались изрезаны в кровь. Но демон не злился, а лишь смеялся, страстно пожирая глазами Юй Чжицзюэ: «Очень хорошо». Мальчик цыкнул языком и сильно взмахнул клинком, отступив на несколько метров назад, где Сун Сяоху уже подготовился и издал громкое «А», выплеснув огромное количество электрической энергии. Юй Чжицзюэ прищурился: его водная стихия присоединилась к атаке, слившись с электрической энергией. В итоге, бесчисленные молнии вспыхивали на огромном водяном драконе. Глаза Чу Иня потемнели, а его духовная энергия быстро образовала вокруг него барьер. Бесконечные капли воды оказались на полу корабля, когда водяной дракон коснулся выставленного барьера. Эти мальчишки так быстро вынудили его перейти к защите… Кровавый демон бодро ухмыльнулся: «Вы великолепны ~~ Еще ~~». Юй Чжицзюэ сжал зубы: «Ты смерти ищешь!». Поскольку личность Чу Иня подразумевала, что он будет играть с ними минимум полдня, дразня, как кошка мышек, Лин Ся не особо беспокоился о детишках. Его внимание переключилось на А’Ли и белоголового орлана. А фоновые декорации ошеломленно отступили; кто-то попрятался в каютах, боясь оказаться втянутым в битву этой нелепо сильной группы из трех человек и двух зверей. У Лин Ся в запасе имелись артефакты различных элементов, которые он успел изготовить в течение дня. Но, похоже, такого, который сумел бы нанести ущерб летающему демоническому зверю седьмого уровня, у него не было. Однако, он мог, по крайней мере, приманить этого зверя. Юноша сжался, спрятался за деревянную бочку и вытащил атакующий артефакт 3его уровня дальнего действия. Лин Ся выполнил его в форме лука, основная часть которого сделана из энергетических камней металлического типа, а тетива - из довольно гибкого материала. Он медленно поднял стрелу, собрал духовную энергию и нацелился на белоголового орлана. Орел с белой отметиной на голове высокомерно кружил в небе, дразня А’Ли, но ловко маневрируя на расстоянии достаточном, чтобы избежать пламени Фламмы. У него хорошее зрение, а вот слух не очень. Как только зверь различил звук рассекаемого воздуха, было уже слишком поздно: резкий выстрел промелькнул со скоростью вспышки, и хотя стрела не смогла пробить его кожу, несколько перьев она все-таки отстрелить сумела. Этот вид орлана и без того встречается нечасто, да еще и самцы преобладают над самками. Они моногамны, поэтому большая часть белоголовых орланов вынуждена либо всю жизнь провести без пары, либо выбрать себе партнера мужского пола. Когда самки оценивают кандидатов, они уделяют большое внимание оперению. А стоит перьям орлана повредиться, отрастать они будут в прямом смысле три года. Поэтому, когда зверь увидел, что его перья пострадали, этот самец-натурал белоголового орлана чуть в обморок не упал: он издал протяжный вой, как будто стремясь так усмирить свое горе. Острыми орлиными глазами он сердито взглянул на группу людей, скрывающихся на палубе, но не нашел никаких подозрительных фигур.