Ruvers
RV
vk.com
image

Перемещение во второстепенного персонажа для реабилитации злодея

Жутко, в самом деле крайне жутко... Жестоко, действительно очень жестоко... Лин Ся молча отвернулся, не в силах больше на это смотреть. И не только он - даже Сун Сяоху ошеломленно замер на месте. Великий злодей! Куда подевалась твоя изящная и великолепная стать? И что стало с твоей излюбленной бесчестной манерой использовать других для выполнения грязных дел, чтобы самому не марать руки? От них же ни следа не осталось... Возмутительно! Эта бедная девчушка же вот-вот с жизнью попрощается из-за тебя… В глубине своего сердца Лин Ся уже рвал и метал, заливаясь слезами. Все верно, Юй Чжицзюэ схоронил свой духовный деревянный меч и перешел непосредственно к технике тела! Этот мальчик, несомненно, гений среди гениев – от зрелища его четко выверенных безостановочных атак поистине захватывало дух. Кроме того, его ловкие движения безошибочно скользили по брешам в обороне золотой нити и нацеливались аккурат на жизненно важные органы сестренки. Сердце, живот, горло… Хотя Би Юнь реагировала почти молниеносно, но из-за своей кокетливой природы ее лицо быстро зарумянилось до самых ушек, а атаки стали беспорядочными. В итоге, она моментально и неоспоримо превратилась в подобие тряпичной куклы! Точно, тряпичная кукла: именно это определение как нельзя лучше описывало ситуацию. Лин Ся даже не мог восхититься мастерством Юй Чжицзюэ, ведь чувствовал себя просто невыносимо. Если бы в этом бою участвовал главной герой, он бы наверняка проиграл, так как не смог бы поднять руку на девушку. А этот глупый ребенок Юй Чжицзюэ не то, что рукой, ногой не гнушался! Не проявляя ни капли жалости, он бил и пинал, и даже нанёс несколько мощных ударов по тонкому носику и точеному подбородку сестрицы! Даже за красоту ни грамма снисхождения? Это настолько грубо и жестко, что уже пугает, ясно? Она была хорошей девочкой, но ее быстро превратили в грушу для битья… И в завершение последовал никому неизвестный удар ‘Прощай красотка’. Не оглядываясь, Юй Чжицзюэ мгновенно ударил девушку с разворота ногой. Би Юнь пролетела несколько метров, после чего крепко приложилась спиной о землю. Она с недоверием прикоснулась к избитым и распухшим щекам, когда на нее накатили волны разочарования и позора, а изо рта вырвался всхлип. Только вот ее рот оказался настолько изувечен, что рыдания доставляли еще большую боль. «…», - смиренный брат Лин был подавлен: он не знал, как справиться с такой всеобъемлющей человеческой трагедией. Смотря на позицию Юй Чжицзюэ по отношению к его же будущей девушке, становится совершенно ясно, что его искаженные взгляды на отношения между мужчиной и женщиной, необходимо править и еще раз править… Ведь для него, что мужчины, что женщины – все абсолютно одинаковы! А это все-таки девочка! Ну ладно, сцена романа, в которой злодей использует собственную женщину в качестве живого щита, еще страшнее… Зато теперь можно с уверенностью говорить, что Би Юнь больше не будет демонстрировать свою безумную любовь к Юй Чжицзюэ! Головы сестричек легко может вскружить изящный и утонченный злодейский босс, но они никогда не поведутся на простого и грубого маленького дьяволенка! Если бы только этот бой можно было записать и распространить, - Юй Чжицзюэ остался бы одинок до самой смерти, ибо все сестры мира единодушно осудили бы столь безжалостного человека! Пусть он и выглядит как самый настоящий ангел! Сун Сяоху наконец пришел в себя и крикнул: «А'Цзюэ, ты переходишь все границы! Как ты мог ударить девушку!». Юй Чжицзюэ медленно достал шелковый платок и вытер руки, после чего бросил его на землю и направился прямо к Лин Ся, равнодушно произнеся: «Пойдем. Сун Сяоху, хочешь остаться и осмотреть ее раны?». Сяоху покраснел от его слов и раздраженно пошел вперед. Би Юнь уничтожила меч Сюй Яна, и хоть Сяоху не был с ним слишком близок, все же они ученики одной секты, поэтому, естественно, он не остался бы с врагом. Сюй МинЯн поддержал Сюй Яна и скормил ему лекарственную пилюлю, после чего тот взревел, глядя на Би Юнь: «Брат Юй, оставив эту дьявольскую ведьму в живых, нам не миновать бесчисленных проблем!». Юй Чжицзюэ холодно посмотрел на него и сказал: «Если хочешь убить ее, сделай это сам». Сюй Ян оценил колокольчик и золотую нить рядом с Би Юнь, и, в конце концов, не набравшись смелости приблизиться к ней, он недовольно отступил. Лин Ся нерешительно взглянул на девушку и повернулся, чтобы догнать Юй Чжицзюэ. В любом случае, жители этого мира обладают до абсурда сильными телами, но единственная странность заключается в том, что мальчик действовал лично. Причем почти все его удары пришлись по ее лицу: он не наносил Би Юнь серьезных травм, а, казалось, просто хотел унизить девчонку… Ну а с такими ранами она, вероятно, не объявиться в ближайшие три-четыре дня. На самом деле даже хорошо, что эта девчушка получила подобный урок. По крайней мере, теперь она в курсе, что вокруг встречаются сильные люди и ей не стоит быть столь неосмотрительной и играться со слабыми, иначе можно вновь понести потери. Би Юнь внезапно выпрямилась, растерянно посмотрев в спину Юй Чжицзюэ и громко крикнув: «Ты, с фамилией Юй, я тебя ненавижу!». Ее слегка дрожавший голос звучал резко и покорно, а прежняя кокетливая привлекательность почти исчезла. Юй Чжицзюэ даже не оглянулся. Но, хотя он и выглядел спокойным, его шаги явно были быстрее, чем обычно. Он подозревал, что стоило ему действительно забить до смерти эту ненавистную женщину, и Лин Ся, этот сердобольный человек, наверняка какое-то время будет пытаться его вразумить. А тем временем Лин Ся, вдруг вспомнив кое-что из слов Сюй Яна, сильно удивился. Может сейчас Би Юнь и оказалась одна, но для выполнения задания демонической секты ее нынешних сил и опыта будет недостаточно. Может, рядом находится еще кто-то из темных культиваторов? «В чем дело?», - Юй Чжицзюэ приподнял брови: Лин Ся ведь не собирается утешать эту женщину, верно? Юноша отрицательно покачал головой: «Ни в чем, просто на этой территории перемешались хорошие и плохие люди, думаю, нам лучше побыстрее уйти отсюда». Чуть больше сотни километров отделяет их от морского побережья, добравшись до которого и преодолев океан, а затем и город ЮньСяо, они окажутся в Чунмине. Все путешествие займет примерно месяц. Сто километров можно преодолеть за один день, но из-за травмы Сюй Яна все может затянуться на неопределённый срок. Поэтому Юй Чжицзюэ решил, что он, Лин Ся и Сун Сяоху отправятся первыми, чтобы поскорее доставить магического зверя в секту Шаоян, а остальные не спеша их догонят. Не теряя времени и двигаясь всю ночь, троица сумела добраться до побережья на закате следующего дня. Корабль оказался довольно большим: три этажа делились на многочисленные комнаты и отсеки. Конечно, Юй Чжицзюэ купил билет с личной комнатой на самом верхнем этаже. Эта маленькая комнатушка, площадью меньше десяти квадратов, стоила им тысячи энергетических монет 1ого уровня. Мальчик купил два билета, что эквивалентно потере 20 000 юаней: у Лин Ся заболело сердце, стоило ему услышать о такой баснословной цене. Нельзя тратить деньги так неосмотрительно, даже если они у вас есть! Естественно, Юй Чжицзюэ и Лин Ся поселились в одной комнате, а Сун Сяоху делил с А’Ли другую. Сяоху был недоволен: «Почему? Со старшим братом Лином оказалось так непросто вновь встретиться, я тоже хочу с ним поболтать». На что Юй Чжицзюэ безо всякого выражения заметил: «Считаешь, что хорошо ведешь себя во сне?». «…», - Сун Сяоху досадливо вырисовывал круги на земле. Да какая разница – кто как спит: он резко выдернул клок шерсти А’Ли, как будто ощипывал курицу, из-за чего тот сердито царапнул ему лицо. Когда они закончили с ужином, уже наступила ночь. А спеша и торопясь весь день, каждый почувствовал усталость. Умывшись, мальчики разбрелись по комнатам. Погода становилась все теплее, а корабль мчался почти как пароход. Лин Ся открыл окна, чтобы впустить прохладный океанский ветерок. Он приятно размял спину и, естественно, снял верхнюю рубашку, бросив ее на стул сбоку. Раз уж здесь только он и этот дьяволенок Юй Чжицзюэ, а они оба парни, то в этом нет ничего страшного. Но как только он обернулся, увидел на себе взгляд мальчика. Довольно странный взгляд, будто Юй Чжицзюэ находился в трансе... Лин Ся подсознательно прикрыл грудь и возмутился: даже у ощипанной курицы есть чувство собственного достоинства, понятно? Хотя он и пытался совершенствоваться под палящим солнцем, следы от четырехлетнего вымачивания в лекарственном растворе не так то просто смыть. Прямо сейчас его кожа выглядит чуть ли не полупрозрачной, а если прибавить к этому то, что юноше так и не удалось нарастить мало-мальски приличной мускулатуры, - Лин Ся в самом деле напоминает холеную неженку… Кое-кто по фамилии Лин окончательно подрастерял весь настрой, но, попытавшись вести себя естественно, отпустил руки, мощно плюхнулся на кровать и сказал: «А'Цзюэ, пора спать». Только после этого Юй Чжицзюэ пришел в себя и произнес: «О». Мальчик спокойно снял внешнюю одежду и лег спиной к Лин Ся, однако его тело выглядело напряженным, и, казалось, он намеренно сохранял дистанцию. Стоило Лин Ся присмотреться чуть внимательнее, и он бы наверняка заметил, что ушки Юй Чжицзюэ покраснели. Но юноша не придал этому значения: хоть они уже какое-то время ночевали бок о бок, может быть, этот ребенок все еще не привык спать с другими людьми? Лин Ся закрыл глаза и моментально погрузился в сон. Но посреди ночи он ощутил странный дискомфорт, будто бы грудь тисками сдавило, и дышать стало сложнее. В итоге, ему пришлось открыть глаза. А наконец четко различив картинку перед глазами, юноша был ошеломлен, потому что Юй Чжицзюэ прилип к его груди. Нижняя рубашка мальчика успела где-то потеряться за время сна, и сейчас их обнажённые тела плотно прижимались друг к другу. Похоже, его снова превратили в подушку... Руки Юй Чжицзюэ крепко обнимали Лин Ся за талию, а влажное ровное дыхание еле ощутимо щекотало его грудь. К счастью, температура тела мальчика всегда была чуть ниже обычной, и он не потел, поэтому, если исключить небольшое удушье, объятия не доставляли неудобств. Только вот Юй Чжицзюэ сильно изменился за прошедшие четыре года: пусть его мышцы еще не обладают очевидной симметрией, но они уже прекрасны. У него очень неплохое тело. Лин Ся чувствовал, что их нынешнее положении уж слишком... Гомоэротично. Он нервничал, но не хотел будить Юй Чжицзюэ, поэтому попытался аккуратно убрать его руку со своей талии. Но мальчик лишь нахмурился и ещё крепче прижался к Лин Ся, напоминая ребенка, обнимающего любимую игрушку во время сна. «…», - взглянув на ситуацию под таким углом, юноша обрадовался. Он опустил голову и внимательно посмотрел на лицо спящего Юй Чжицзюэ: длинные ресницы, слегка покрасневшие губы, длинные прямые волосы, разбросанные по плечам и лицу, - он действительно напоминает ангелочка. Лин Ся постепенно расслабился и смиренно притворился подушкой великого злодея, уставившись в окно и рассеянно лицезрея ночное звёздное небо. Но когда он уже собирался вновь заснуть, дыхание Юй Чжицзюэ внезапно ускорилось, а обычно холодное тело начало нагреваться. Сонливость Лин Ся тут же как рукой сняло: что не так с этим ребенком? Он хотел оттолкнуть мальчика, но был ошарашен, как только его рука соприкоснулась с теплой и нежной кожей. Лин Ся совершенно ясно ощутил, как нечто твердое упирается ему в живот... Они оба мужчины, и если он скажет, что не знает, что это такое… То ему смело можно хорошенько навалять! А пока он размышлял, Юй Чжицзюэ начал двигаться... На самом деле его движения были довольно неловкими, и в каждом из них сквозила юношеская неопытность. У Лин Ся все тело разом напряглось: черт побери! С какого перепуга он оказался в роли надувной куклы? Уму непостижимо!