Ruvers
RV
vk.com
image

Перемещение во второстепенного персонажа для реабилитации злодея

<div>Небольшая комната, в которой разместился Лин Ся, – это временное место жительства недавно принятых учеников главы секты. Все остальные уже давно отправились туда, куда были распределены. Иными словами, его пребывание здесь стало возможным лишь благодаря отблеску славы Сун Сяоху и Юй Чжицзюэ.<br><br>Лин Ся по-прежнему волновался о людях из города Юньсяо. Не желая воскрешать плохие воспоминания у Юй Чжицзюэ, он тайно расспросил о них Сун Сяоху. Тот тут же ответил: «Я слышал от Фэн Ло, что эти люди до сих пор здесь... Они говорят, что их младший брат исчез неподалеку, и пока его не найдут, никуда не уйдут».<br><br>Конечно, хоть юноша понятия об этом не имел, но Цуй Юй тоже настаивала на том, чтобы задержаться в секте Шаоян. После окончания экзамена Мо Дай несколько раз пытался убедить ее, объясняя, что Юй Чжицзюэ только вступил в секту, поэтому просить Фэн Шумина передать его им совершенно неуместно и т.д. Наконец Цуй Юй пошла ему навстречу, заявив, что они обязательно вернутся к этому вопросу, как только она расскажет обо всем отцу. Несмотря на своеволие, она далеко не глупа и прекрасно понимала – это дело не так просто. Хоть своевременное исчезновение Шан Яня дало им повод задержаться, дальше полагаться на это уже нельзя.<br><br>Лин Ся охватила дрожь. Возможно, тогда ему следовало проявить твердость и уничтожить тело со всеми следами. Но сейчас уже слишком поздно сожалеть. К тому же, даже получив еще один шанс, юноша все равно не смог бы этого сделать... Теперь ему остается только молиться, чтобы труп Шан Яня не обнаружили.<br><br>Он вновь дотошно напомнил Сун Сяоху, чтобы тот ни в коем случае никому не проболтался о случившемся. Мальчик понимающе кивнул в ответ.<br><br>Фэн Ло и Сун Сяоху уже успели подружиться, поэтому, увидев Лин Ся, девочка вежливо кивнула в знак приветствия, хотя и вела себя довольно сдержанно. Юноша знал: старшинство в этом мире зависит не столько от возраста, сколько от силы, а статус непосредственного ученика главы секты дарует совершенно уникальное положение. Похоже, если следовать местным правилам, ему действительно стоит обращаться к Фэн Ло – «старшая сестра», а к Сун Сяоху и Юй Чжицзюэ – «старшие братья»…<br><br>От такого положения дел гордость Лин Ся залилась горькими слезами.<br><br>Самое интересное, в этом мире можно точно определить статус человека, лишь взглянув на его одежду, поистине воплощая в жизнь суждение «встречают по одежке». Так, ученики главы секты носят одежду черного цвета с золотой отделкой, личные ученики других старейшин – черный цвет с серебряной отделкой, ученики с небольшим уклоном третьего ранга – длинные серые одежды, и наконец внешние ученики, такие как Лин Ся, имеют право надевать только темно-синие одежды, похожие на облачение слуг.<br><br>Хотя юноша много и не ждал от сего мира, его все равно потрясла такая строгая феодальная система. Поместье, в котором он находится, – далеко не самое подходящее место для поправки здоровья. К тому же, его раны уже не угрожают жизни, поэтому Лин Ся решил отправиться в Бессмертный Приветственный Павильон.<br><br>Когда он уведомил мальчиков, Сун Сяоху не сказал ничего против, лишь приподнял губы и усмехнулся: «Тогда я навещу тебя сразу, как выпадет возможность. Старший брат Лин, ты тоже почаще к нам приходи».<br><br>В конце концов, теперь Сяоху – личный ученик главы секты, поэтому перед Фэн Ло юноша не стал как обычно ерошить его короткие волосы. Он просто кивнул и с улыбкой заверил: «Да, обязательно приду, когда будет время».<br><br>Юй Чжицзюэ отреагировал еще равнодушнее. Окинув Лин Ся мимолетным взглядом, он быстро отвернулся и бросил: «Усердно тренируйся, чтобы в следующий раз тебя не избили как беспомощного поросенка».<br><br>«...Хорошо» – юноша едва не лишился дара речи: у этого ребенка всегда был такой острый язычок?<br><br>Со вступлением в секту у мальчиков появлялось много безотлагательных дел. К примеру, расселение по комнатам, изучение основных правил и т. д. Сейчас они походили на сотрудников, которые только-только устроились на новую работу, поэтому Лин Ся запретил им себя провожать. Однако, пройдя уже приличное расстояние и обернувшись, он обнаружил: мальчики все еще смотрят ему вслед. У него мгновенно потеплело на сердце.<br><br>Хоть эти места и являются частью одной и той же секты, расстояние между хребтом Каменный Лес, где совершенствуются непосредственные ученики главы секты, и Бессмертным Приветственным Павильоном обычно занимало около двух часов пути. Вместе с Лин Ся в Павильон распределили еще четверых молодых людей. Они последовали за учеником, отвечающим за новичков, и ушли после окончания экзамена.<br><br>Регулярно спрашивая дорогу, юноша брел вперед, то ускоряясь, то вновь замедляясь.<br><br>Его нога сильно пострадала в поединке с Сюй Янем: медленная ходьба не доставляла никаких проблем, а вот более энергичные движения бередили рану, причиняя невыносимую боль. Поэтому прошло четыре часа, прежде чем он наконец-то добрался до Бессмертного Приветственного Павильона. Уже опустились сумерки.<br><br>Павильон располагался у подножия небольшого пика, относящегося к горному хребту Чунмин. Правда, несмотря на запоминающееся название, Павильон занимал далеко не самое высокое положение в секте Шаоян. На нем лежала ответственность главным образом за лекарственные поля секты, древесину, рисовые угодья и другие подобные второстепенные вопросы. Здесь учеников ожидали тяжелый физический труд и лишь самые основные указания по совершенствованию. Несмотря на гордое звание учеников, последователи, попавшие сюда, больше походили на работников с неполной занятостью, отвечающих за всевозможные нужды секты. К тому же, с минимальной ежемесячной зарплатой.<br><br>Ранее, читая роман, Лин Ся практически пропустил эту часть истории. В конце концов, он рассчитывал на героическую эпопею и у него не было ни малейшего интереса лицезреть страдания главного героя. А сейчас он всем сердцем пожалел о таком отношении, ведь теперь все неудачи, предназначавшиеся Сяоху, ожидают его самого!<br><br>Двум последователям, охранявшим главные ворота, на вид не дашь больше тридцати, но с первого взгляда понятно – они давно отказались от совершенствования. Лин Ся быстро снял с талии и передал им именную табличку, показав любезную и дружелюбную улыбку: «Приветствую старших братьев. Из-за травмы ноги я передвигался медленно, надеюсь на ваше понимание!».<br><br>Однако его лицо по-прежнему украшали синяки, а глаза оставались опухшими, поэтому результат сего выражения доброй воли вряд ли можно считать эффективным.<br><br>Стражники внимательно осмотрели Лин Ся: предположительно, у него нет никакой поддержки. Также они не видели, чтобы он приносил подарки ради покровительства, как делали другие ученики, поэтому их лица мгновенно омрачились.<br><br>Упитанный ученик-привратник несколько нетерпеливо махнул рукой и гаркнул: «Все прибыли еще вчера, а ты почему умудрился опоздать? Шишу[1] Гуан Сюйцзы находится в главном зале. Поторопись!»<br><br>Не мешкая, Лин Ся поклонился им и, хромая, начал подниматься по лестнице. Подъем от главных ворот до вершины горы занял еще час.<br><br>Как и ожидалось, внутри зала уже никого не было – другие вновь прибывшие ученики, естественно, разбрелись по комнатам. «Шишу Гуан Сюйцзы», которого упомянули привратники, – это главный управляющий в Бессмертном Приветственном Павильоне. На вид ему около тридцати лет, худощавое телосложение. Мрачные глаза и слегка заостренный подбородок выдавали в нем того, с которым довольно трудно найти общий язык.<br><br>Заметив склонившегося в поклоне Лин Ся, он и не подумал приказать ему подняться. Лишь не спеша поднял чашу и неторопливо отхлебнул чай, осматривая юношу вдоль и поперек. Лин Ся опустил голову, беззвучно проклиная судьбу-злодейку: ну почему им пришлось встретиться так скоро?!<br><br>Не прошло и полгода, когда Гуан Сюйцзы наконец допил чай и велел Лин Ся подняться, рассеянно спросив: «Раз ты вступил в секту Шаоян, у тебя должны быть какие-то способности, верно?»<br><br>Юноша быстро и уважительно ответил: «Ученик обладает сверхчеловеческой физической силой».<br><br>Гуан Сюйцзы неожиданно воскликнул: «Неплохо, неплохо! Они в конце концов прислали кого-то полезного. Завтра Юань Хуэй покажет тебе участок Трав Вечернего Тумана, который тебе предстоит поливать. Юань Хуэй, проводи младшего брата Лина в комнату отдыха».<br><br>Лин Ся понятия не имел, о какой траве шла речь или какого размера тот участок, но сейчас ему оставалось только уйти. Он боялся, что Гуан Сюйцзы накажет его за опоздание, поэтому намеренно преувеличил травму ноги. Кроме того, он действительно был крайне истощен и благодаря походке походил на Ли Те-гуай[2]. Хотя неизвестно, обратил ли Гуан Сюйцзы на это внимание или же нет.<br><br>Юань Хуэй на первый взгляд показался Лин Ся честным и внимательным человеком. У юноши сложилось о нем довольно приятное впечатление. Пока молодой человек шел впереди, указывая путь, Лин Ся воспользовался возможностью и спросил: «Старший брат Юань, а где расположены спальни учеников?»<br><br>Парень взглянул на него, а затем очень медленно произнес: «Пустых комнат больше не осталось, поэтому пока что мы можем предложить брату Лину только сарай для дров. С жильем в Бессмертном Приветственном Павильоне всегда были проблемы, но, как только закончатся эти напряжённые дни, Шишу обязательно прикажет построить еще одну спальню».<br><br>У Лин Ся не оставалось выбора, кроме как смириться со своей плохонькой удачей. Он не заподозрил подвоха в словах собеседника.<br><br>В панике прибежав сюда, юноша проигнорировал сильнейший голод, поэтому продолжил расспрос: «Старший брат Юань, прости за беспокойство, но где обычно подают ужин?»<br><br>Юань Хуэй обернулся, указав на здание неподалеку, и ответил: «Там. Каждый день трижды раздаются звуки колокола. Время сегодняшнего ужина уже прошло... Хмм, я могу пройтись по спальням и посмотреть, остались ли у младших братьев остатки с ужина».<br><br>– Не стоит беспокоиться, старший брат, на самом деле я не голоден.<br><br>Каким бы толстокожим ни был Лин Ся, сейчас даже он уловил пренебрежительное отношение брата Юаня.<br><br>Последние события сильно его потрепали, но подаренных заботливой Фэн Ло лекарств осталось совсем мало.<br><br>Во всяком случае, ему не в новинку испытывать чувство голода. На самом деле, после определенного момента даже пустой желудок перестает доставлять беспокойство.<br><br>Конечно же, услышав ответ Лин Ся, Юань Хуэй больше и не вспоминал об этом.<br><br>Юноша последовал за ним на склад и получил простой тонкий матрас. Для тех, кто занимается совершенствованием, такие вещи не имеют большого значения. Кроме того, вместе с мальчиками он уже не раз спал на листьях и грубой соломе.<br><br>Сарай для дров в Бессмертном Приветственном Павильоне оказался относительно просторным, да и свободного места здесь хватало. Лин Ся положил матрас и поблагодарил брата Юаня. Тот окинул его пренебрежительным взглядом и молча вышел. Юноша облегченно вздохнул: к счастью, на складе нашлась масляная лампа.<br><br>Лин Ся встряхнул и расстелил матрас, после чего нанес на раны лекарственную мазь и аккуратно улегся, погасив лампу.<br><br>Может, вокруг темно и холодно, но по крайней мере безопасно. Поблизости нет смертоносных магических зверей, да и сражаться ни с кем не надо... Интересно, чем сейчас занимаются детишки?..<br><br>Лин Ся возился и долго крутился, прежде чем наконец-то заснуть, и все равно несколько раз за ночь просыпался от назойливого жужжания комаров.<br><br>На следующий день ни свет ни заря его разбудил колокольный звон. Не утруждая себя водными процедурами, он поспешно выбежал на улицу, когда первые лучи солнца едва озарили небосвод. Поскольку Лин Ся не знал дороги, когда он нашел нужное место, уже вновь опоздал, а другие ученики успели выстроиться в ровные ряды.<br><br>Гуан Сюйцзы гневно посмотрел на него и крикнул: «Лин Ся! Подойди!»<br><br>Юноша обливался слезами: он чувствовал себя младшеклашкой, который опоздал на первый урок и попался директору…<br><br>Поспешно подойдя, Лин Ся уважительно поклонился: «Неразумный ученик заблудился в пути и опоздал. Смиренно прошу Шишу назначить наказание».<br><br>Когда Гуан Сюйцзы увидел столь безукоризненные манеры, выражение его лица немного смягчилось. Он кивнул и изрек: «Хм, учитывая, что сегодня твой первый день, я не буду слишком сурово тебя наказывать. Однако, каждый должен помнить правила секты и соблюдать дисциплину! Так как я сказал тебе полить участок Трав Вечернего Тумана, твое наказание – закончить его весь до конца дня. Питание запрещено до тех пор, пока не выполнишь задание».<br><br>От сложных и несколько сочувствующих взглядов старших учеников у Лин Ся тут же появилось дурное предчувствие.<br><br>Он понятия не имел, какого размера этот «участок». Но, как только другой ученик привел его в нужное место, Лин Ся чуть не упал в обморок от гнева.<br><br>Какого черта?! Предполагалось, что размер участка будет от силы с баскетбольную площадку, на деле же оказалось, что он величиной с футбольное поле! Похоже, Гуан Сюйцзы решил устроить показательную демонстрацию для новичков, а Лин Ся оказался козлом отпущения…<br><br>Когда он увидел коромысло и два ведра, заботливо подготовленные для доставки воды, чуть не подпрыгнул от ярости.<br><br>Черт! Что за шутки?! Сколько же раз придется сбегать туда-сюда, чтобы все это полить?!<br><br>________________________________________<br><br>[1] 师叔 shīshú - дядюшка-наставник <br><br>[2] Ли Те-гуай (Ли «железная клюка», иногда Те-гуай Ли) - один из самых популярных героев цикла о Восьми бессмертных (китайская даосская мифология). Его образ сложился на основе преданий о различных бессмертных-хромцах. Ли обычно изображается высоким человеком с темным лицом, большими глазами, курчавой бородой и курчавыми волосами, схваченными железным обручем. Он хром и ходит с железным посохом.</div>