Ruvers
RV
vk.com
image

Перемещение во второстепенного персонажа для реабилитации злодея

Реферальная ссылка на главу
<div>У Лин Цзюэ тут же засветились глаза.<br><br>– Лин Ся, я так рад, – задушевно воскликнул мальчик.<br><br>Раздавшийся в полночной темноте низкий, чрезвычайно мелодичный голос переполняло истинное счастье.<br><br>Почувствовав себя не в своей тарелке, Лин Ся отвел взгляд и второпях осмотрел рану Лин Цзюэ. Лишь удостоверившись, что кровотечения нет, он вздохнул с облегчением. Однако юноша пребывал в полнейшем недоумении и как ни старался, не мог сказать, какие злые силы заставили его потерять голову. Кто бы мог подумать, что он когда-нибудь сотворит нечто настолько непристойное!<br><br>Мальчик притянул к себе Лин Ся, увлекая мигом одеревеневшего юношу улечься на кровать, а после крайне естественно прильнул к нему и крепко сжал его руку. Лицо Лин Цзюэ украшал яркий румянец неописуемого счастья. Лин Ся не осмеливался взглянуть в глаза мальчику. Ему оставалось лишь лежать ровно, как полено, и бороться с невесть откуда взявшимся желанием разрыдаться от души.<br><br>Разве он не самый невезучий перемещенец всех времен и народов?<br><br>По прибытии в иной мир ему вместо прекрасной девчушки повстречался какой-то извращенец. А теперь он еще и приставал к несовершеннолетнему ребенку… Но раз уж так случилось, Лин Ся обязательно возьмет на себя ответственность за произошедшее!<br><br>На следующее утро вокруг глаз Лин Ся расцвели темные круги. Ночью Лин Цзюэ не позволил себе ничего лишнего и мирно заснул, но так и не отпустил руку юноши. В результате та окончательно онемела.<br><br>Лин Ся больше нисколько не сомневался: мальчик действительно питает к нему нежные чувства. Из-за исходившего от него ослепительного сияния неподдельной радости, юноша не находил в себе смелости посмотреть Лин Цзюэ в глаза.<br><br>Борясь с неловкостью, он быстро оделся и привел себя в порядок, после чего подготовил чистую воду, смочил полотенце и аккуратно протер Лин Цзюэ. Тот слегка смутился, но вскоре закрыл глаза и, словно послушный маленький котенок, позволил Лин Ся закончить начатое.<br><br>Покормив мальчика, Лин Ся быстро нашел причину, чтобы выйти, ведь ему нужно было как можно скорее успокоиться и привести в порядок скачущие мысли. Честно говоря, его не на шутку встревожили регулярные головные боли. Ничего подобного раньше не было! Может, всему виной нервное перенапряжение?<br><br>На плече Лин Ся расположился насупившийся Дабай. Хмурая птичка словно бы пребывала в тех же расстроенных чувствах, что и ее хозяин.<br><br>Люди, напоминающие охрану, в самом деле никак не воспрепятствовали передвижению Лин Ся, поэтому юноша смело отправился на поиски уединенного места и довольно скоро расположился в павильоне у воды.<br><br>– Дабай, – пробормотал Лин Ся, бездумно глядя на плавающих в пруду карпов, – мужчинам не следует быть вместе. Это неправильно.<br><br>Зверь прикрыл глаза. Самец с самцом – тоже неправильно.<br><br>В былые времена его спокойной жизни в пещере постоянно мешал один назойливый белоголовый орлан. Дабай с громкими криками беспощадно его атаковал. Но тот не желал униматься на протяжении нескольких месяцев. В конце концов, после очередной стычки израненный орлан все же сдался.<br><br>А Лин Ся по натуре слишком добр и слаб, что не может не удручать.<br><br>Юноша тяжело вздохнул. Неожиданно Дабай забеспокоился и болезненно вцепился когтями в его плечо. Не успел Лин Ся понять в чем дело, а позади уже раздался знакомый приятный голос:<br><br>– О чем задумался, Лин?<br><br>Юноша вздрогнул и поспешно поднялся на ноги. И действительно, к нему медленно приближался тот самый «Юй».<br><br>Лин Ся окаменел. Лицо молодого человека по-прежнему скрывала маска. В тени раскидистой ивы его фигура, преисполненная изяществом и достоинством, выглядела столь же живописно, как образы на полотнах классических картин. Лин Ся не мог решить, как же его поприветствовать: улыбка будет излишней, но и косой взгляд тоже неуместен…<br><br>Пока он сомневался, Юй Чжицзюэ неспешно подошел, наклонил голову и окинул внимательным взглядом задумчивого юношу:<br><br>– Кажется, ты чем-то обеспокоен.<br><br>Лин Ся похолодел. Этот таинственный человек, кажется, весьма настойчив. Если он узнает о них с Лин Цзюэ...<br><br>– Ничего подобного, – заверил юноша, отведя взгляд.<br><br>Ему очень хотелось ответить: «Если бы ты позволил нам с А’Цзюэ уйти, то и беспокоиться было бы не о чем». Но, конечно, он не осмелился сказать подобную дерзость.<br><br>Молодой человек молча сел на бамбуковую скамью и улыбнулся, не сводя глаз с Лин Ся:<br><br>– Редко мы так спокойно разговариваем.<br><br>…Твою ж, снова и снова закрываешь меня в маленькой темной комнате и делаешь все, что душе угодно. Как после такого можно спокойно разговаривать?<br><br>– Да, – бесстрастно произнес Лин Ся.<br><br>– Почему во время наших бесед ты так немногословен? – Юй Чжицзюэ слегка прищурился и продолжил, – Когда я увидел тебя с тем А’Цзюэ, ты светился от счастья.<br><br>Лин Ся испугался и тотчас взволнованно возразил:<br><br>– Он мой младший брат. Естественно, мы довольно близки.<br><br>– Всего лишь брат?<br><br>&nbsp;Юй Чжицзюэ медленно повернул голову, а уголки его глаз слегка приподнялись из-за скрытой улыбки.<br><br>– Но разве он смотрит на тебя как младший брат?<br><br>Когда Лин Ся вспомнил события предыдущей ночи, выражение его лица сразу стало немного неестественным. После небольшой паузы юноша наконец ответил, но незаметно для самого себя слегка повысил голос:<br><br>– Его превосходительству не следует приписывать собственный образ мыслей всем остальным людям.<br><br>Легкая улыбка Юй Чжицзюэ обнажила зубы белее благородного нефрита. У Лин Ся тут же непроизвольно затрепетало сердце. К счастью, Юй Чжицзюэ не стал продолжать дискуссию, лишь похлопал по скамье возле себя и попросил:<br><br>– Посиди со мной.<br><br>Юноша взглянул на Дабая. Тот никчемно восседал на его плече, старательно притворяясь спящим. Лин Ся медленно опустился на скамью, и теперь их с Юй Чжицзюэ разделяло всего несколько сантиметров*. Юноша напряженно выпрямился.<br><br>[П/п: конкретнее, три кулака]<br><br>Человек в маске не двигался, хотя прошло уже немало времени. Мало-помалу Лин Ся расслабился и украдкой боковым зрением взглянул на таинственного незнакомца. Немного приподнятый точеный подбородок, манящие изгибы алых тонких губ, бархатистая сияющая кожа – даже самый драгоценный нефрит не сравнится с его красотой.<br><br>Чем дольше он наблюдал, тем жарче в нем разгорались неясные сомнения. Лин Ся больше не мог сдерживаться – он повернулся и внимательно осмотрел молодого человека.<br><br>– Так пристально смотришь. – Юй Чжицзюэ повернул голову в его сторону, дотронулся рукой до уголка глаза Лин Ся и со смехом предположил, – Неужто влюбился в меня?<br><br>Юноша проигнорировал его насмешку, глубоко вздохнул про себя и неожиданно попытался сорвать маску с собеседника.<br><br>Но Юй Чжицзюэ быстро перехватил его руку и с улыбкой произнес:<br><br>– Всё ещё хочешь взглянуть на меня? Обязательно, но чуть позже.<br><br>Лин Ся с силой вырвал руку и не моргая уставился в глаза Юй Чжицзюэ, после чего медленно прикрыл верхнюю часть его лица и пристально посмотрел на губы с подбородком.<br><br>Его дыхание непроизвольно ускорилось, а руки бесконтрольно задрожали.<br><br>Те же глаза, губы, подбородок, кожа...<br><br>Человек в маске всегда казался Лин Ся немного знакомым. Хотя каждая их встреча поднимала сумятицу в душе юноши, все же пока он пребывал в полнейшей темноте, в его сознании четко отпечатался запах этого мужчины. На этот раз незнакомца впервые не окутывал аромат благовоний, и его запах… очень сильно напомнил Лин Цзюэ.<br><br>Однако один сильный и высокий, а другой – маленький и слабый. Совершенно разные возраст и голоса... Да и характеры ничуть не похожи, верно?<br><br>Заметив сомнения в глазах Лин Ся, Юй Чжицзюэ непринужденно усмехнулся:<br><br>– Если будешь так пристально на меня смотреть, я снова захочу до тебя дотронуться.<br><br>Юноша гневно стиснул зубы, но в душе его по-прежнему терзали сомнения.<br><br>Почему Лин Цзюэ появился вскоре после встречи с человеком в маске? К тому же, Лин Ся ни разу не видел их вместе в одно и то же время… В его сознании мгновенно вспыхнуло множество мыслей. Все события, связанные с человеком в маске, один за другим всплывали в памяти и выстраивались в упорядоченную картину, словно бы запутанный клубок постепенно превращался в длинную нить.<br><br>Внезапно юноша обхватил голову руками и слегка нагнулся. Его дыхание самопроизвольно ускорилось, а с уст сорвался болезненный стон.<br><br>Юй Чжицзюэ поспешно обнял Лин Ся и передал ему свою духовную энергию. Сильнейшая головная боль лишила юношу сил. В поисках поддержки он невольно обнял человека в маске, не переставая бормотать в бреду:<br><br>– А’Цзюэ, А’Цзюэ…<br><br>Юй Чжицзюэ с болью в сердце перебирал увлажнившиеся от холодного пота волосы любимого и успокаивал, глядя в его затуманенные глаза:<br><br>– Я здесь, Лин. Очень больно?<br><br>Он расспросил Шуй Юэ и предшественника из темного артефакта. Как выяснилось, воспоминания Лин Ся могут восстановиться сами собой, однако процесс будет очень болезненным. Вмиг побледневшее лицо возлюбленного заставило Юй Чжицзюэ всей душой возжелать оказаться на его месте и вынести муки вместо него.<br><br>Я!! Такой!! Дурак!!<br><br>Лин Ся затрясло от злости. Он резко оттолкнул Юй Чжицзюэ, поднялся и не спуская с него глаз спросил ледяным тоном:<br><br>– А’Цзюэ?<br><br>Юй Чжицзюэ замер на долю секунды, а затем не спеша снял маску и с восхищением произнес:<br><br>– Всего за одну ночь твоя духовная сила настолько возросла, что ты смог раскрыть мою маскировку. Лин, ты очень быстро учишься и прекрасно справился.<br><br>На самом деле, будь Лин Ся чуть внимательнее, он бы непременно заметил неестественное поведение Юй Чжицзюэ, но эмоции притупили остроту разума. Хотя внешне Юй Чжицзюэ сохранял самообладание, в его сердце полноправно властвовала паника. Он совершенно не ожидал, что Лин Ся так быстро все узнает. В какое-то мгновение ему даже захотелось убежать отсюда без оглядки.<br><br>В обоих своих обличиях он хорошо ладил с Лин Ся и в результате немного увлекся.<br><br>Бесстыжий мерзавец! Самый настоящий король экран! Такая игра, безусловно, достойна Оскара! Как тебя еще земля носит?! Чертов лжец!<br><br>Лин Ся потерял дар речи от гнева. Он сжал зубы и молча уставился на человека перед собой. Конечно же! Разве не очевидно, что это взрослая версия Лин Цзюэ? Лицо молодого человека несравненно прекрасно, в темных глазах феникса мерцают блики полуденного солнца, а уголок правого глаза украшает маленькая бордовая родинка в виде слезы. Ослепительно прекрасен… Чтоб он провалился!<br><br>Дабай спрятался за углом и тайком подглядывал за происходящим. Это же господин его предыдущего хозяина. Он чем-то разозлил Лин Ся?<br><br>Глаза юноши нагревались все сильнее, и он ничего не мог с этим поделать. Окружающий пейзаж начал постепенно расплываться из-за пелены предательских слез.<br><br>Спустя какое-то время Лин Ся через силу нарушил молчание. Его голос дрожал так, будто бы вот-вот сорвется.<br><br>– Шутка его превосходительства удалась на славу. Только зачем это было нужно?<br><br>Пришедшие на ум воспоминания о жизни с Лин Цзюэ вызвали сильнейшее смятение. Лин Ся никак не мог поверить, что застенчивый и невинный, очаровательный и добросовестный мальчик – это всего лишь маскировка стоящего перед ним извращенца. Неужели все пережитое было ложь?<br><br>У Лин Ся нестерпимо заныло сердце. Он крепко сжал кулаки.<br><br>Слезы на глазах любимого подняли в душе Юй Чжицзюэ волны сожаления и раскаяния. Он спонтанно обнял юношу и произнес:<br><br>– Лин, не злись... Клянусь, А’Цзюэ настоящий! А’Цзюэ любит тебя и это никогда не изменится!<br><br>Лин Ся с гневной руганью вырывался изо всех сил:<br><br>– Чертов извращенец! Проваливай! Подонок! Подлец! Отпусти!<br><br>Его кулак стремительно приблизился к носу Юй Чжицзюэ, но тот и не подумал уклониться. Но Лин Ся остановился сам: он никак не мог ударить пусть и повзрослевшее, но все же лицо А’Цзюэ!<br><br>Однако ничто не помешало ему выбрать иное место для атаки: юноша с размаху ударил того кулаком в живот и тут же отчетливо ощутил, как у Юй Чжицзюэ сжались мышцы пресса.<br><br>– А рана все-таки настоящая? Болит? – злорадно усмехнулся юноша.<br><br>Юй Чжицзюэ слегка улыбнулся, ослабил руки и сказал:<br><br>– Терпимо. Бей сколько душе угодно. Чем дольше, тем лучше. Только не злись.<br><br>Глядя на его снисходительное и любящее выражение лица, Лин Ся окончательно закипел от злости и не церемонясь бил что есть сил. Даже ноги не остались без дела. Удары и пинки сыпались на Юй Чжицзюэ один за другим.<br><br>Какими бы сильными и безжалостными ни были наносимые удары, Юй Чжицзюэ продолжал стоять без движения, словно каменный истукан. Вскоре на губах у него выступила кровь.<br><br>Лишь когда задыхающийся вспотевший Лин Ся окончательно выбился из сил, он наконец-то остановился. Юй Чжицзюэ быстро схватил его за запястье и крепко прижал к себе.<br><br>– Бессовестный подлец! Немедленно отпусти меня! – сердито приказал юноша.<br><br>Поскольку физическая сила уже полностью иссякла и Лин Ся не мог сопротивляться, он что есть мочи вгрызся в плечо Юй Чжицзюэ. У того тут же выступила кровь.<br><br>Внезапно опустевшее сознание озарила мысль, от которой у юноши задергались уголки глаз. &nbsp;Черт!&nbsp; Разве ж этот мерзавец не разыграл сцену из романа тетушки Цюн Яо*? Демонстрируй свое актерское мастерство кому-нибудь другому!<br><br>[П/п: Цюн Яо – китайская писательница, прославившаяся своими любовными романами]<br><br>Не выдержав подобного зрелища, Дабай уже давно тайком улетел скучать в одиночестве.<br><br>Отчаянно вырываясь, юноша случайно разорвал ворот Юй Чжицзюэ. Теперь ничто не скрывало багровые синяки и окровавленное плечо. Стараясь не смотреть ему в глаза, Лин Ся отрешенно спросил:<br><br>– Что ты все-таки затеял?<br><br>Так как юноша совсем выбился из сил, его голос прозвучал чуть тише обычного и казался обманчиво мягким.<br><br>– Лин, мое настоящее имя Юй Чжицзюэ, – молодой человек беспомощно улыбнулся и позволил опирающему на его грудь Лин Ся расположиться поудобнее. – Можешь называть меня А’Цзюэ.<br><br>Лин Ся тотчас покраснел от гнева и рассмеялся, а после язвительно подчеркнул:<br><br>– А раньше ты так сентиментально называл меня старшим братом. Почему же сейчас зовешь по-другому?<br><br>Юй Чжицзюэ крепко схватил его руку и прижал ее к своему лицу.<br><br>– Если хочешь, я буду называть тебя старшим братом. Только не злись, ладно? – не моргая глядя в глаза Лин Ся нежно произнес молодой человек.<br><br>– ...Да никогда! – не сумев освободить руку, Лин Ся равнодушно пообещал, – Надеюсь, когда-нибудь твои игры сведут тебя в могилу. На досуге я обязательно об этом помолюсь!<br><br>Чем больше он думал, тем сильнее злился. Пробуждение физического влечения, падение в озеро и искусственное дыхание, трогательное самопожертвование, первый поцелуй под покровом ночи…<br><br>Блин! Какой же он все-таки лжец! Надо признать, игра дрянного извращенца заслуживает похвалы!<br><br>Как жаль, что нельзя загрызть этого «А’Цзюэ» до смерти! Пропади пропадом, чертов мошенник!<br><br>– Если ты все еще злишься, можешь ударить меня ножом, – Юй Чжицзюэ положил голову на плечо Лин Ся и признался с нотками безысходности в голосе, – я просто хотел быть рядом с тобой…<br><br>Лин Ся прервал его злорадным смешком:<br><br>– В чем дело? Устал от жизни?<br><br>– …Очень устал, – немного подумав, серьезно ответил Юй Чжицзюэ.<br><br>У Лин Ся дыханье перехватило от возмущения.</div>