Ruvers
RV
vk.com
image

Перемещение во второстепенного персонажа для реабилитации злодея

Прошло два дня с тех пор, как Юй Чжицзюэ навещал его в последний раз. Лин Ся по-прежнему был ограничен пределами дворца, и каждый прожитый день в его сознании приравнивался к году жизни. Будучи запертым в четырех стенах, он не знал, высланы ли Сун Сяоху и остальные с территории секты Цянь Кунь или еще нет... Лин Ся не раз с раскаянием и сожалением смотрел на пульсирующую от фантомной боли ладонь: если бы только можно было повернуть время вспять, он бы ни за что не стал тогда размахивать руками... Его одиночество скрашивал только приходящий каждый день в одно и тоже время мастер по усовершенствованию оружия. Подумав о нем, Лин Ся внезапно вспомнил содержание романа и просиял. Хотя Юй Чжицзюэ наложил заклинание, не позволяющее юноше покидать пределы дворца, есть одно магическое устройство, которое может помочь! Однако раньше ему никогда не доводилось усовершенствовать артефакты такого высокого уровня, ведь у него не было ни необходимых подсобных материалов, ни нужного количества духовной энергии. При следующей встрече с мастером Лин Ся предложил ему обменяться некоторыми материалами, а также спросил, как можно уменьшить расход духовной энергии в процессе. Молодой человек в маске пристально посмотрел на Лин Ся, заставив того нервничать под долгим изучающим взглядом. Но результат превзошёл все ожидания – юноше были даны простые и понятные пояснения. Как только мастер ушел, Лин Ся, не теряя ни секунды, приступил к работе. Спустя несколько часов экспериментов ему наконец удалось усовершенствовать магическое устройство, способное разрушить ограничительный барьер. Лин Ся не раздумывая применил его, захватил с собой подаренную Юй Чжицзюэ нефритовую печать главы секты Цянь Кунь и выпрыгнул из окна. Уже стемнело. Лин Ся бежал со всех ног, едва различая дорогу в темноте.  При этом его присутствие скрывало специальное магическое устройство, которое он также взял с собой. Ему не терпелось выяснить, здесь ли еще Сун Сяоху с остальными. Может, темная Ци той злосчастной штуковины и довольно сильна, но чистая огненная энергия великого героя наверняка сможет ей противостоять. Он прокрался во двор, где остановились Сун Сяоху и компания, осторожно огляделся и крайне разочаровался – вокруг не было ни души. Даже стража отсутствовала. Очевидно, дом пустовал уже несколько дней. Раздумывая, что же теперь делать, Лин Ся отчаянно прикусил нижнюю губу. Сердце терзали тревога и беспокойство. Ему абсолютно не с кем посоветоваться, да и где Юй Чжицзюэ неизвестно. Но чем дольше та штуковина пробудет у него, тем опаснее. Лин Ся решил рискнуть и отправиться в зал для совещаний, чтобы попытать счастье – возможно, Юй Чжицзюэ окажется там. Тем более у него с собой нефритовая печать – охрана его не остановит. Задумчивый Лин Ся сделал всего шаг, когда его тело сковала адская боль. Опустившись на колени, он судорожно царапал землю обессиленными руками. Каждый вдох давался с колоссальным трудом. В то же время юноша смутно ощутил позади себя чье-то присутствие. Спустя несколько мгновений он потерял сознание, так и не разобравшись, кто стоял рядом с ним. Когда Лин Ся проснулся, боль в груди уже стихла. Над ним простиралась совершенно незнакомая сводчатая каменная крыша. Он приподнялся, опершись на руки, и с изумлением огляделся. Его сердце тут же пропустило удар. Куда ни глянь, кругом сплошь человекоподобные марионетки! Они бледны, словно зомби, но их кожа совершенно точно когда-то принадлежала живым людям. И все эти разновозрастные мужчины и женщины безжизненными пустыми глазами взирали на него. Лин Ся будто очутился в фильме ужасов. У него мгновенно волосы встали дыбом. Услышав сбоку какой-то шорох, юноша повернул застывшую от ужаса шею. У него вмиг расширились зрачки: всего в нескольких шагах Мин Цзэ усовершенствовал марионеток! Судя по всему, мужчина не заметил пробуждения Лин Ся: все его внимание было поглощено работой. В руках у него находилось обнажённое прекрасное женское тело. Держа его в объятиях, словно любимую женщину, он тщательно прорисовал изящные брови и соединил плоть металлическими нитями. А после восстановил все её конечности и поместил заготовку в ближайшую двухметровую печь. Лин Ся била крупная дрожь, когда он смотрел на происходящее со стороны. Он попытался сбежать, но на его плечо мгновенно опустилась ледяная рука марионетки. Почувствовав прикосновение трупного холода к коже, юноша невольно вздрогнул. – Хранитель Белой Бездны, что всё это значит? Мин Цзэ лениво повернул голову и встретился с ним взглядом. Как обычно, его лицо не выражало никаких эмоций. Он указал на тело внутри печи, словно на произведение искусства: – Эта мятежница – лидер клана Юй, затевающего восстание. В ее теле присутствует редкая чистая энергия Инь, поэтому из нее получится великолепная марионетка восьмого уровня, а то и выше. А вот твое тело сейчас далеко не в лучшем состоянии, оно сильно ослаблено. Но все же, из человека-панацеи наверняка можно получить марионетку по меньшей мере седьмого уровня. У Лин Ся волосы на голове зашевелились: на что он намекает? Мин Цзэ медленно подошёл и поднял мизинец. Лин Ся с ужасом обнаружил, что его ноги двигаются сами по себе и несут его прямиком к Мин Цзэ. Тот сжал шею Лин Ся, пронзив кожу острыми ногтями. Несколько капель тёплой крови упали на пол. Он погрузил палец глубже и убедился: температура соответствует живому человеку. – Мне доводилось слышать о запрещённой и давно забытой технике, которая может пересадить живую душу в чужое тело. Но ты просчитался – это тело уже мертво. Тебе меня не обмануть.  Из какой ты секты? И что тебе нужно от Великого главы? ‘Что? О чем он говорит?’ – никак не удавалось уловить суть его слов. Заметив изумление пленника, Мин Цзэ медленно ослабил хватку. Уголок его губ приподнялся в усмешке. – Я поместил душу марионетки в это мёртвое тело, поэтому теперь могу контролировать все твои движения… Договорив, он слегка пошевелил пальцем. Лин Ся моментально поднял правую руку и ударил себя по щеке. По комнате разлетелся звук хлесткого шлепка, а на губе юноши остался саднящий ушиб. У него на мгновение закружилась голова, а перед глазами поплыл туман. Он изо всех сил попытался успокоиться и понять смысл сказанного. После чего пристально посмотрел на мужчину и спросил: – Ты подозреваешь, что я фальшивка, и вовсе не тот, за кого себя выдаю? Хочешь сказать, А’Цзюэ принимает меня за другого? Хранитель ответил ледяным тоном: – Находясь в этом теле, ты мог перенять его воспоминания. Может, тебе удалось обмануть Великого владыку, но меня одурачить не выйдет. Мёртвого не воскресить. А теперь отвечай, из какой ты секты? Если не скажешь, я убью тебя! Лин Ся с ужасом наблюдал, как собственное тело действует вопреки разуму: правой рукой он безвольно взял кинжал и направил его прямо в середину левой ладони. Кинжал медленно пронзил её насквозь. Пока правая рука погружала кинжал все глубже, левая дрожала от нестерпимой боли. Когда кинжал наконец проткнул ладонь, он был резко извлечен. Со лба Лин Ся градом капал пот, а из глаз струились слёзы. От боли он не мог открыть глаза, с силой зажмурился и закусил побелевшие губы. Его худощавая слабая грудь быстро вздымалась из-за учащённого дыхания. Небрежным жестом Мин Цзэ заставил пленника опуститься на колени и равнодушно констатировал: – Душа марионетки уже поразила[1] сердце. Это одержимое тело долго не протянет. Полагаю, когда придет время, твоей душе некуда будет вернуться и она, вероятно, попросту рассеется. Когда Лин Ся наконец уловил смысл слов мучителя, его затуманенный взгляд прояснился. Значит, регулярные боли в груди были вызваны разлагающим влиянием души марионетки? Нужно как можно скорее встретиться с А’Цзюэ... Лин Ся поднял голову и пристально посмотрел на Мин Цзэ: – Ты должен знать, насколько важно это тело для Великого главы. Если я не вернусь вовремя, как, по-твоему, он поступит? Мин Цзэ холодно усмехнулся и наступил на раненую руку Лин Ся. Тот вскрикнул от боли. Черт! Как же не терпится отправить этого негодяя к предкам восемнадцатого колена! Пусть поскорее свидится со своим дедушкой! – Я прикрепил к тебе управляющую нить. Так что если снова покинешь дворец, – уголки губ Мин Цзэ снова дёрнулись, изогнувшись в гротескной улыбке, – это не останется незамеченным. Естественно, я не хочу, чтобы Великий владыка страдал, поэтому пока что закрою глаза на твою попытку бегства. Ты останешься во дворце. А если сделаешь хоть шаг за порог –  изведаешь кое-что пострашнее, чем смерть! Его глаза слегка сузились. Владыка уединился для совершенствования. Он совсем близок к прорыву и с помощью священного магического сокровища сможет перейти на следующий уровень. А прорвавшись, он наконец окончательно снимет печать с Двуглавого змея. Все произойдет до его становления Демоническим лордом и главой сект Тёмных искусств через полмесяца. И ничто не должно этому помешать. Неважно, что за личность прячется в этом теле, расследованием можно заняться после церемонии. В любом случае он уже под контролем и не сможет ни сбежать, ни что-нибудь выкинуть. Тем более, судя по всему, это тело долго не протянет. Поглотив силу священного сокровища, Великий владыка перестанет походить на своего отца, отринет сдерживающие его эмоции и будет единолично править миром! И когда тот момент наступит, разумеется, он уже позабудет об этом никчемном теле! Губы Мин Цзэ украсила восторженная злорадная улыбка. Его люди вернули Лин Ся во дворец. Юноша насквозь вымок от пота и напоминал рыбу, вынутую из воды. Все вещи перепачкались кровью, а нефритовая печать Юй Чжицзюэ была конфискована Мин Цзэ. Он понятия не имел, что означает «управляющая нить». Лин Ся обмотал раненую руку тканью и поспешно распространил духовную силу по энергетическим меридианам. Но не смог найти никаких отклонений. Бессердечный рассказ Мин Цзэ ошеломил Лин Ся. Его явно приняли за шпиона, посланного обмануть Юй Чжицзюэ. Впрочем, его и вправду можно назвать подселенцем... Но неужели это тело действительно умирает? Как долго он еще продержится? Мужун Сюэ — непревзойденный врачеватель. Во всем мире ей нет равных. Может быть, она поможет? Стоило только Лин Ся так подумать, как в груди вспыхнула сильнейшая боль. Во рту мгновенно появился металлический привкус, и юношу вырвало кровью. Какое-то время он в изумлении смотрел на лужу крови. Потом взял тряпку и вытер пол. Как же трагично складываются обстоятельства. О Юй Чжицзюэ ни слуху ни духу. И выйти нельзя из-за Мин Цзэ! А если все-таки получится улизнуть, без нефритовой печати его тут же поймают и встретиться с А’Цзюэ вновь не удастся! Шуй Юэ, как всегда, явился минута в минуту. Лин Ся не удержался и схватил его за рукав: – Где Великий глава? Мне нужно увидеть его по очень важному и срочному делу. Могу я попросить вас передать ему моё сообщение? Он знал, что вероятность успеха невелика, но в настоящий момент молодой человек единственный, с кем ему дозволено контактировать. Поэтому вся надежда только на него. Из-за чрезмерных усилий рана на руке Лин Ся вновь открылась. Темно-красная кровь просочилась сквозь повязку и запачкала чистый белый рукав мастера. – Я всего лишь простой ремесленник и не могу встречаться с Великим главой. Разочарованный Лин Ся опустил руку. Неужто тогдашняя пощечина так сильно разозлила Юй Чжицзюэ, что он больше не хочет его видеть?.. Лин Ся был не готов к обучению, и молодой человек ушёл. Чёрт! Умереть и перед смертью даже не повидать Юй Чжицзюэ из-за какой-то пощечины – это крайне несправедливо! От тоски и досады Лин Ся хотелось кричать что есть мочи, только вот сил оставалось все меньше и меньше… Раньше смерть его не пугала. Но теперь ему страшно. Никогда прежде Лин Ся не желал чего-то настолько отчаянно, как сейчас хотел быть рядом с Юй Чжицзюэ. Они ведь не смогут и дальше оставаться друг с другом, признаваться в любви, целоваться... Из-за подобных мыслей уголки его глаз тут же налились слезами. Ближе к полуночи погруженный в раздумья Лин Ся лежал и смотрел на ледяную стену. Внезапно раздался знакомый смех: – Пока ты отдыхаешь, нас преследовали и даже чуть было не убили. Какой там поспать – мы даже поесть не могли. Изумленный и обрадованный Лин Ся глазам не верил. Он сразу вскочил с кровати. – Су Мучжэ? – а заметив ежеподобную голову, юноша удивился еще сильнее, – Сяоху?  _______________ [1] В оригинале используется термин «инвазия» (侵染)