Ruvers
RV
vk.com
image

Перемещение во второстепенного персонажа для реабилитации злодея

Подумав о сильнейшей боли в том самом месте, Лин Ся предположил, что без кровотечения дело не обошлось. От одной только мысли об этом юноша тут же напугался: не грозит ли ему в дальнейшем геморрой? Но невыносимый стыд помешал проверить все ли там в порядке. Даже малейшие движения отдавались такой ужасной болью, что плакать хотелось. К тому же, из него вытекала вязкая и липкая подозрительная жидкость. А все вместе взятое рождало чувство сильнейшего, поистине невыносимого дискомфорта. Теперь он понял, как проявляется любовь между двумя мужчинами. Но вот как справиться с последствиями сего действа ему только предстояло узнать. Наконец Юй Чжицзюэ заметил его задумчивость и прошептал на ухо: «Я помогу тебе помыться». На этот раз они отправились уже не на горячий источник. Помимо него во дворце располагалась огромная роскошная ванна из белого нефрита. Ее бортики украшали многочисленные изысканные жемчужины, а вода мощным потоком подавалась прямо из позолоченной головы дракона. При этом вода оказалась настолько кристально чистой, что сквозь нее можно было разглядеть даже замысловатые узоры нефрита. Отправившись в ванную, Юй Чжицзюэ взял Лин Ся на руки. Негодующему юноше пришлось смириться с досадой и смущением, ведь так или иначе, а ноги его до сих пор не слушались: когда он попытался встать самостоятельно, тут же пошатнулся и, если бы не крепкие руки Юй Чжицзюэ, наверняка бы упал на пол. Он понятия не имел, как долго длилась их ночь любви, однако теперь у него не осталось ни капли сил. Наполнившая ванну вода оказалась не холодной, но и не горячей – самой что ни на есть приятной температуры. Облокотившемуся на бортик Лин Ся пришлось скрепя сердце повернуться спиной к Юй Чжицзюэ и, стойко превозмогая смущение, дожидаться, когда тот его вымоет. Юй Чжицзюэ аккуратно ввел в него палец, отчего юноша тут же напрягся. Крепко сжав кулаки, он отчаянно старался не проронить ни звука. В его памяти мгновенно всплыли образы недавно произошедших событий: переплетение взглядов, рук, тел, милые смущающие слова, жаркие поцелуи… Лицо Лин Ся залилось густым румянцем. Он закрыл глаза. Попытка усмирить ускоряющееся сердцебиение оказалась совершенно бесплодной. Честно говоря, позволять другому человеку делать нечто подобное – крайне неловко. Но возможность помочь сделала Юй Чжицзюэ поистине счастливым. Осознание сей простой истины бальзамом пролилось на сердце юноши. Молодой человек двумя пальцами слегка расширил отверстие. Поливая его водой, он многократно погружал пальцы внутрь до тех пор, пока оттуда не вылились остатки белесой жидкости со следами крови. Капельки крови напугали Юй Чжицзюэ, но в то же время у него возникло странное чувство удовлетворения. Это сделал он: все тело Лин Ся сплошь покрыто красно-фиолетовыми доказательствами его любви, каждая частичка отмечена им… Он мой. Не выдержав, молодой человек прижался к спине Лин Ся, обхватив того за талию и притянув к себе - Больно? - Н-нет, - смущенно ответил юноша. На самом деле, какими бы нежными ни были пальцы Юй Чжицзюэ, в них все равно есть сила, поэтому Лин Ся чувствовал незначительную боль. - Тебе понравилось? – в глубоком и мягком голосе молодого человека сквозили легкие нотки ожидания. Не слишком ли прямолинейно спрашивать о таком? В действительности было очень больно. Но также и приятно… Но Лин Ся до сих пор отказывался себе в этом признаваться… - …Не так уж плохо, - через некоторое время ответил смущенный донельзя юноша. - Мне очень понравилось. - Дыхание Юй Чжицзюэ явно разгорячилось, - В следующий раз тебе не будет больно. «...». Значит тех нескольких раз недостаточно… Заметив, что температура Юй Чжицзюэ вновь начала повышаться, Лин Ся поспешно произнёс: «А’Цзюэ, разве нам еще не пора выходить?» Тот взглянул на него, слегка нахмурившись, и несколько подавленно ответил: «Да». Он чувствовал: этого все еще недостаточно, чтобы окончательно им завладеть. Он хотел прижать Лин Ся к себе и никогда не отпускать; хотел, чтобы тот видел лишь Юй Чжицзюэ, чтобы с его уст срывалось только одно имя… Даже к их возвращению запахи в покоях почти не рассеялись. После купания следовало нанести лекарственную мазь. Конечно, этот процесс снова вызвал в юноше волну стыда. Но, в конце концов, они делали и более смущающие вещи. Поэтому Лин Ся попытался вести себя как ни в чем не бывало и лег на живот, после чего приподнял ягодицы и нешироко развел ноги. Эта поза выбила Юй Чжицзюэ из колеи. Но он быстро вернул душевное равновесие и нанес лекарство на покрасневшее и опухшее место: безусловно, сейчас он не сможет вынести еще один раз. Неожиданно молодой человек случайно коснулся внутренней стороны бедра Лин Ся и отчетливо почувствовал, как тот вздрогнул. Ему на ум тут же пришла та сцена, в которой эти стройные ноги плотно обвивали его талию. У него тут же невыносимо пересохло в горле. Когда лекарственная мазь начала действовать, она принесла с собой приятнейшую прохладу и быстро заставила боль отступить. Почувствовав облегчение и не дождавшись, пока Юй Чжицзюэ закончит, Лин Ся поспешно перевернулся. Все-таки эта позиция слишком больно бьёт по его гордости. - Тебе следует отдохнуть, - наклонившись, Юй Чжицзюэ вскользь коснулся губ Лин Ся в быстром поцелуе, едва ощутив его вкус, - А у меня еще есть кое-какие дела. Задержись он здесь еще хоть на минуту, и уже не сможет себя контролировать. Ошеломленный юноша наблюдал, как тот в мгновение ока переоделся и, не оглядываясь, покинул комнату. Не успевший даже рта открыть Лин Ся не удержался от гневной тирады: «Черт побери! Получил что хотел и уходишь?! Вот мерзавец!» Он яростно перевернулся, обхватив колени руками. Столько раз деля с ним ложе, он уже привык ощущать Юй Чжицзюэ под боком. Вскоре действие лекарственной мази усилилось. Измотанный юноша очень быстро погрузился в глубокий сон. И проспал до полудня следующего дня. Лекарство оказалось очень эффективным: жгучая боль полностью отступила. Только в сидячем положении ощущался легкий дискомфорт. Совершенствование инструментов требует слишком большого количества духовной энергии, поэтому юноша решил сперва увеличить здесь концентрацию энергии древесного элемента. Ранее человек в маске собрал для него много редких семян духовных растений, а пропитанные энергией Юй Чжицзюэ покои прекрасно подойдут для их выращивания. Проведя ревизию пространства цепи, юноша нашел немало полезного, в том числе горшок с землей, куда он тут же посадил имеющиеся семена. За время пребывания в Бессмертном Приветственном Павильоне он успел накопить солидный опыт по уходу за духовными растениями, поэтому нынешняя задача не вызвала никакой сложности. Посаженое растение – разновидность Травы Бессмертия. Ее духовная энергия помогает прояснить сознание и успокоить разум, а плоды обладают ранозаживляющими свойствами. Да и внешний вид радует глаз. Опустив семена в землю, Лин Ся попытался использовать свою духовную силу, чтобы ускорить прорастание. Небольшое количество циркулирующей по меридианам духовной энергии древесного типа мягко пролилось на крошечное семя в горшке, отчего из него тут же проклюнулись два нежно-зеленых листика. Обрадовавшись, Лин Ся со всей душой приступил к вливанию энергии в растение. В итоге через полдня оно вымахало на метр, и на нем даже завязались два розово-красных бутона. Юноша прервал передачу энергии и вытер пот со лба. Эта трава не особо редка на рынке, но за нее все равно можно выручить порядка трехсот энергетических камней. Что ж, по крайней мере на еду достопочтенному главе секты должно хватить… Еще минуту назад Лин Ся прекрасно себя чувствовал, но внезапно его грудь сдавило от боли. Он быстро прикрыл рот рукой, но все равно сквозь пальцы просочилась струйка алой крови. Юноша в оцепенении уставился на окровавленную руку. Что происходит? Разве предыдущие кровотечения не были вызваны нестабильным эмоциональным состоянием и ограничительной печатью? Но печать уже снята, так почему у него все равно идет кровь? Он что стал походить на хрупкую девушку? Может быть, его тело до сих пор не восстановилось... Пропустив энергию по меридианам, Лин Ся проверил свое состояние. Не обнаружив ничего необычного, он не стал обращать внимания на этот приступ и просто вытер кровь, а затем перенес горшок с растением в кабинет Юй Чжицзюэ. Трава бессмертия обладает невероятно изысканным ароматом, который способствует скорейшему восполнению сил и энергии. Теперь после многочасового чтения Юй Чжицзюэ наверняка будет чувствовать себя лучше, чем раньше, верно? Хоть Юй Чжицзюэ отчаянно торопился вернуться во дворец, он все же изрядно припозднился. Увидев Лин Ся, молодой человек тут же сжал его в объятиях и пылко поцеловал. Слишком поздно отреагировавший юноша едва не задохнулся. Почему Юй Чжицзюэ так взволнован? - Такое чувство, будто я не видел тебя целую вечность. Молодой человек смахнул нить слюны с губ Лин Ся. Лицо тяжело дышавшего юноши в мгновение ока залилось румянцем. В последнее время слова Юй Чжицзюэ часто ставят его в тупик. Не желая демонстрировать растерянности, он негромко произнес: - И я… Я постоянно думаю о тебе, А’Цзюэ. Он все-таки смог преодолеть стыд и произнес столь романтичные слова. Наверное, Юй Чжицзюэ и не доводилось раньше слышать ничего подобного. Конечно же, молодой человек тут же смутился, а его изящные, словно белый нефрит, щеки окрасились нежным румянцем. Все-таки видеть Юй Чжицзюэ таким – невероятно забавно. Но внезапно не успевший опомниться Лин Ся оказался захвачен в крепкие объятия и опрокинут на кровать. Проворно развязывая пояс юноши, Юй Чжицзюэ прошептал невероятно соблазнительным тоном: - Все еще болит? Недолго думая юноша отрицательно тряхнул головой. Но через мгновение, будто что-то осознав, поспешно утвердительно кивнул. Но его неумолимо продолжили раздевать. Лин Ся был ошеломлен. Неужели только-только вернувшись, Юй Чжицзюэ уже опять хочет это сделать? И даже не позволит ему морально подготовиться? Он торопливо спросил: - Ты уже поужинал?.. - Мне будет достаточно насытиться тобой, - глубоко дышавший Юй Чжицзюэ желал лишь как можно скорее избавиться от одежды, покрывающей прекрасное хрупкое тело перед ним. Безгранично смущенный Лин Ся изо всех сил попытался сесть. Разве он не слишком откровенен? Хотя мужчины в целом крайне прямолинейные создания... Но юноша не успел сесть – его ноги оказались широко разведены ногами Юй Чжицзюэ. Тот прищурился, окинув Лин Ся внимательным взглядом, и одобрительно заключил: - Отек уже спал. Заметив, как в обворожительных глазах молодого человека вспыхнул огонь страсти, юноша почувствовал себя до ужаса неловко и отчаянно попытался свести ноги. Немного подумав, Юй Чжицзюэ предложил: - Сегодня можем сменить позу. «...». Лин Ся мгновенно запаниковал и принялся искать пути к отступлению: - А’Цзюэ, подобные вещи не следует делать каждый день, иначе можно легко пораниться... Сделав вид, будто не услышал его слов, Юй Чжицзюэ наклонился и прильнул губами к артерии на шее Лин Ся. В то же время руки молодого человека мягко блуждали по телу юноши – он уже знал все его чувствительные места. Умелые ласки принесли с собой сладостный трепет. Реакция нижней части тела не заставила себя долго ждать. Задыхаясь, Лин Ся предпринял попытку сдержать напор Юй Чжицзюэ и отстраниться, но был вынужден сдаться, смирившись с судьбой. Набравшись мужества, он поднял слегка рассеянный, но уверенный взгляд к балдахину над кроватью. Его губы тут же оказались захвачены поцелуем, а кончик языка Юй Чжицзюэ проник в рот и начал неспешно исследовать все внутри. Влажные посасывания скользкого языка вызвали невыносимый жар во всем теле. Дойдя до этого этапа, Лин Ся отбросил все лишние мысли и ответил на поцелуй. Он ведь тоже мужчина и не может позволить себе оставаться пассивным до конца жизни. Лишь об одном печалилось его сердечко: такими темпами он когда-нибудь точно помрет… Значит так тому и быть! В любом случае он все равно никогда не сможет противостоять обаянию и пылкости великого и ужасного демонического лорда... !!! Когда он опомнился, палец Юй Чжицзюэ уже погрузился внутрь. Покрасневший до корней волос юноша быстро отвернулся, ожидая, пока тот закончит с приготовлениями. Некоторое время скользящие туда-сюда пальцы причиняли дискомфорт и небольшую боль, но чуть позже приятная слабость и томительное онемение снизу вверх разлилось по всему телу. Разгоряченному Лин Ся с трудом удавалось сдерживать голос. Неожиданно у него закружилась голова – ничего не сказав, Юй Чжицзюэ перевернул его, раздвинул ягодицы и быстро толкнулся внутрь, буквально в следующее мгновение войдя целиком. Лин Ся непроизвольно застонал: «Ааа». Ему потребовалось некоторое время, чтобы вновь начать дышать. Его захлестнули возмущение и гнев, а с уст посыпались проклятия: - Негодяй! Неужели нельзя помедленнее!? Юй Чжицзюэ наклонился, прижавшись к спине юноши, и прошептал ему на ухо: - Прости, я ничего не смог поделать. Ласкающий слух приятный низкий голос обнажил всю глубину его желания. Сердце Лин Ся волей-неволей ускорилось. Встав на колени позади него, Юй Чжицзюэ поддержал его за талию и начал двигаться. От каждого толчка по комнате разлетались неоднозначные хлюпающие звуки, интенсивность которых даже немного пугала. На этот раз удовольствие преобладало над болью куда явственнее. Лин Ся в смятении опустил голову и крепко сжал простыню руками, всем телом ощущая непрерывные мощные толчки. Вскоре Юй Чжицзюэ обхватил рукой его переднюю часть, поглаживая ее в такт движениям. Одновременная стимуляция с двух сторон оказалась практически непереносимой. Глаза Юй Чжицзюэ становились все темнее и темнее. Глядя на изящную талию и покачивающиеся округлые бедра, он не мог унять волнительного трепета. Молодой человек покрыл поцелуями чувствительную спину Лин Ся. Вид того, как юноша отчаянно борется с удовольствием приносил неописуемое наслаждение. - Мне нравится твой голос… Заметив, что Лин Ся продолжает сдерживать стоны, он слегка наклонился и сжал один из его сосков, не прекращая при этом двигаться. - В тебе так тепло и приятно... Как только эти бесстыдные слова коснулись ушей Лин Ся, его лицо тут же залилось алым румянцем, а губы соблазнительно приоткрылись, выпустив на волю мягкие приглушенный стоны. Юй Чжицзюэ повернул к себе его лицо и одарил бурным поцелуем, не прекращая покачивать бедрами. Из-за изменения положения их тел сменился и угол нажима на чувствительную точку: Лин Ся был окончательно побежден и мог лишь сдаться на милость победителю. Головокружение лишило его возможности рационально мыслить. Он не мог точно сказать, сколько все это длилось, но в один момент глаза закрылись сами собой, дыхание перехватило, а коленопреклоненные ноги ослабли – Лин Ся достиг пика блаженства. Задыхаясь, юноша обессиленно опустился на простыни. Движения Юй Чжицзюэ замедлились, став плавными и мягкими. Такой темп принес с собой отзвуки глубокого наслаждения, фактически заставив юношу потерять голову от удовольствия. Молодой человек перевернул находящегося в его объятиях Лин Ся и на миг завороженно замер, плененный видом рассеянного выражения лица юноши и его увлажнившихся благодатными слезами глаз. Он невольно ускорился, лаская руками и губами изможденное тело в своих объятиях. Лин Ся оставалось только закрыть глаза и сосредоточиться на движениях Юй Чжицзюэ, смутно отметив про себя, какие же все-таки сильные у того бедра… Когда юноша в очередной раз излился, силы окончательно его покинули. Однако Юй Чжицзюэ по-прежнему пребывал в приподнятом настроении. Выражая свое негодование, Лин Ся сердито укусил плечо молодого человека, оставив на нем четкий отпечаток зубов. Тот лишь насмешливо прищурился, а в элегантных миндалевидных глазах играли искорки восторга, при этом его движения сделались еще интенсивнее. Мучимый таким сладким способом едва ли не полночи Лин Ся уже больше не мог терпеть и сквозь слезы бесчисленное количество раз умолял Юй Чжицзюэ остановиться. Однако эти действия имели обратный эффект, заставляя сердце молодого человека биться еще чаще. Юноша даже не помнил, сколько раз кончил. В очередной раз задохнувшись от невыносимого блаженства, он потерял сознание. И проснулся только на следующий день после полудня, тут же потеряв дар речи: его болезненная поясница практически отказывалась шевелиться. Зато все остальное, на удивление, оказалось начисто вымыто. Только количество пурпурных следов любви уже не поддавалось исчислению: завидев такое, любой в смущении отведет взгляд. Черт! Он что переместился только для того, чтобы ублажать этого жеребца, заставляющего его покачивать бедрами в порыве взрослых утех? Так не может дальше продолжаться! Он сердито стиснул зубы, массируя все еще ноющую талию. Этот мерзавец Юй Чжицзюэ явно принимает Лин Ся за кусочек вкусного пирога! Если все так и продолжится, смерть от чрезмерного семяизвержения точно неминуема!