Ruvers
RV
vk.com
image

Перемещение во второстепенного персонажа для реабилитации злодея

Воспользовавшись возможностью, Лин Ся схватил Юй Чжицзюэ с Сун Сяоху и бросился к выходу из пещеры. Твою ж за ногу, хотя в будущем эти детишки и столкнутся с парой-тройкой опасностей во время пребывания в секте Шаоян, в романе ни слова не было о покушении на их жизнь! Мгновенно разгадав их план, мальчишка быстро сгруппировался и бросил им вслед пылающий кинжал огненного элемента. Однако тот не достиг своей цели и плотно впился в стену, в результате чего загорелись ближайшие сухие растения. Заметив это краем глаза, Лин Ся не раздумывая со всей силы бросил несколько камней размером с пиалу для риса в сторону мальчишки, попытавшись тем самым его задержать. А на улице по-прежнему дождь лил как из ведра, не позволяя даже толком открыть глаза. «Бежим, здесь нельзя оставаться!», – крикнул Лин Ся мальчикам, которых успел вытащить наружу. Казалось, от испуга они застыли на месте, поэтому юноша своими словами хотел привести их в чувства и заставить двигаться. Однако Юй Чжицзюэ внезапно отбросил его руку, безучастно отойдя в сторону: «Тупица, от чего ты убегаешь?». Юноша остановился, только сейчас осознав: в глазах Юй Чжицзюэ нет ни намека на страх. Точно также, как у Сун Сяоху, хотя тот и выглядел слегка взволнованным. Тогда-то он и вспомнил, в каком мире находится. Черт, да откуда в людях столько агрессии?! Мальчишка, уже стоявший у входа в пещеру, усмехнулся: «Больше не убегаете? Наконец поняли, что не сможете сбежать?». Юй Чжицзюэ пренебрежительно взглянул на Лин Ся, затем повернулся к мальчишке и спросил: «Кто ты на самом деле? Если не ошибаюсь, кинжал огненного элемента в твоей руке сделан из редко встречающегося камня, рассеивающего тьму. Зачем кому-то, способному позволить себе подобную вещицу, нападать на бедняков вроде нас?». Слегка удивившись, мальчишка направил на него свой изысканный кинжал, равнодушно ответив: «А у тебя зоркий глаз. Но, так как ваши дни все равно сочтены, пожалуй, вы можете узнать кто я». Договорив, он медленно положил в рот лекарственную таблетку. Как только эффект от изменяющей внешность пилюли постепенно сошел на нет, перед мальчиками появилось знакомое лицо. Юй Чжицзюэ с леденящим душу смехом произнес: «Еще посмотрим, кто сегодня умрет!». Лин Ся не смог сдержать подергивания губ, полностью лишившись дара речи! Из-за столь резкого поворота событий, он уже успел перебрать в уме множество возможных вариантов того, кто же является их врагом: от преследователей Юй Чжицзюэ до тех, кто увидел и позавидовал экстраординарной силе главного героя и будущего злодейского босса этого мира. Но никогда в жизни он не подумал бы, что мальчишка на самом деле окажется старшим братом богатой и знаменитой Цуй Юй – тем самым папенькиным сынком, который потопил их лодку, – Шан Янем! Девчушке же всего десять лет! Не говоря уже о том, что у Юй Чжицзюэ нет к ней ровным счетом никаких чувств!! Как это вообще могло стать причиной для изменения своей внешности и попытки убийства?! Цуй Юй долго ждала в Павильоне Любующихся Облаками, но первыми прибыли ее старшие братья. Сопротивляясь до самого конца, она была вынуждена вернуться назад с Мо Даем и остальными. Правда, девочка ворчала и жаловалась всю дорогу. Ведь она приложила столько усилий, чтобы не допустить присоединения Юй Чжицзюэ к секте Шаоян и заставить его последовать за ней в город Юньсяо, где он стал бы учеником ее отца. От ее нескончаемых причитаний Шан Яня захлестнули ненависть и ревность. Поэтому, увидев, что кто-то выпустил Сун Сяоху и помог ему пройти первый раунд экзамена, он тут же принял пилюлю и изменил свою внешность, тайно последовав за ними. При этом Шан Янь даже обездвижил другого зарегистрированного кандидата, встретившегося по пути, и занял его место. После чего ни на шаг не отставал от вошедших в лес мальчиков. Из-за ограничительного барьера, поднятого смотрителями секты Шаоян, использование магических орудий или слишком мощных заклинаний выдало бы его с головой. Вот почему он до сих пор скрывался и выжидал лучшего момента для нападения. Шан Янь относительно недолго совершенствовался, но, будучи прямым учеником правителя города Юньсяо, уже обладал необычайной силой. Поэтому ему не составило никакого труда скрываться так долго. Воспользовавшись резким изменением погоды, Шан Янь решительно предстал перед мальчиками и атаковал. «Эй!», – не желая больше тратить энергию на попытки угадать причину сложившейся ситуации, Лин Ся спросил в лоб, – «Ты же здесь не из-за своей младшей сестры, верно?». Стоило только упомянуть Цуй Юй, как Шан Янь незамедлительно достал свое магическое орудие с атрибутом молнии из вещевого мешка и, прикрываясь раскатами грома, метнул в мальчиков электрический разряд. Он очень хорошо знал характер своей младшей сестры: не убей он их сейчас, Цуй Юй наверняка прознает о произошедшем и всю оставшуюся жизнь будет его игнорировать! Как только Лин Ся увидел магическое орудие, он вспомнил случившее на озере и без промедления крикнул: «Уклоняйтесь!». Одновременно юноша поднял огромный булыжник и кинул его в Шан Яня. По счастливой случайности, камень врезался в фиолетовую молнию, разорвавшись на бесчисленные мелкие осколки, которые подобно пулям разлетелись во все стороны. Так как Юй Чжицзюэ и Сун Сяоху прекрасно умели прыгать, они мгновенно врассыпную отпрянули от места взрыва. Шан Янь на секунду задумался, а потом быстро направил свое магическое орудие на Лин Ся, ведь он – самый старший и, судя по всему, сильнейший из всей троицы. Напав на них в пещере, Шан Янь был отправлен в полет и хорошенько приложился о стену благодаря Лин Ся, да и его последнюю атаку тоже заблокировал именно он. Юноша изо всех сил попытался увернуться, но не смог тягаться со скорость молнии. В итоге, он оказался в крайне плачевном состоянии. Допустив одну малюсенькую ошибку, Лин Ся был поражен молнией и впечатался в землю. Его тело полностью парализовало, и он не мог даже пальцем пошевелить. Юй Чжицзюэ выхватил 15-ти сантиметровый нож, привязанный к его щиколотке и скрытый под тканью. Этот нож он прихватил с собой еще при побеге с Пика Святой Девы, и сейчас мальчик без колебаний бросился с ним к Шан Яню. Юй Чжицзюэ тайно изучил несколько приемов ведения боя, но еще не знал, как использовать духовную энергию. Шан Янь, одной рукой размахивая магическим орудием, а другой держа кинжал, обменивался ударами с Юй Чжицзюэ, при этом каждый его жест демонстрировал превосходное мастерство и ловкость. Сун Сяоху постарался быстро поднять Лин Ся и переместить его в безопасное место. Но для маленького ребенка тащить того, кто чуть ли не на голову выше его самого, – почти непосильная задача. Прикладывая неимоверные усилия, Сун Сяоху на миг потерял бдительность, и тут же ослепительно сверкнувшая молния настигла его сверху. В результате, мальчик свалился как подкошенный. Увидев, что две из трех намеченных целей повержены, Шан Янь возгордился. Ухмыльнувшись, он убрал магическое орудие и скользнул кинжалом по лезвию Юй Чжицзюэ, глубоко поранив ладонь мальчика. Тот приглушенно вскрикнул, а его собственный нож со звоном упал на землю. Внезапно Шан Янь пригвоздил руку Юй Чжицзюэ к каменной стене и позлорадствовал: «Разве не ты был таким смелым всего минуту назад? От чего же сейчас замолчал?». Говоря это, Шан Янь понемногу вонзал кинжал все глубже, наслаждаясь болезненным выражением лица кусавшего губы Юй Чжицзюэ, а затем с самодовольным видом резко вытащил кинжал. «Больно? Ничтожное отродье, ты посмел мечтать о моей младшей сестре?», – прижав кинжал к шее Юй Чжицзюэ, Шан Янь усмехнулся, – «Помнится, ты сказал: ‘еще посмотрим, кто сегодня умрет’. Ну, как теперь думаешь?». Крупные капли дождя падали на лицо промокшего до нитки Лин Ся, пока он беспомощно валялся в грязи. Юноша не мог двигаться, но слышал и видел все, что творилось вокруг. Его била безудержная дрожь из-за жестокости происходящего и беспокойства за детишек. Лин Ся больше не мог позволить себе такой роскоши, как пенять на себя за наивность. Одного взгляда на свирепые действия Шан Яня хватило, чтобы понять: прямо сейчас он всеми силами пытается их убить. Постоянно мысленно твердя ‘быстрее поднимайся, двигайся, двигайся…’, Лин Ся ожидающе взглянул на главного героя. Но, к сожалению, глаза Сяоху были плотно закрыты. Он совершенно точно без сознания!! Юй Чжицзюэ взглянул на кинжал, находящийся в нескольких миллиметрах от его горла, затем решительно посмотрел на противника и произнес: «Это еще не конец». Странный, убийственно-опасный красный свет мелькнул в его глазах. Заметив это, Шан Янь на секунду замешкался. Тонувший в волнах ярости и душевной боли Лин Ся внезапно поднялся. Обнаружив в себе силу, о которой и не подозревал, он схватил горсть камней и прорычал не своим голосом: «Сукин сын! Чертов молокосос, решил поиграть в опасную игру? Не стоило тебе этого делать!». Испугавшись, Шан Янь отчаянно ударил Лин Ся ногой. Покачнувшись, тот сделал пару шагов назад, но лишь еще пуще разозлился. Он что есть мочи запустил в Шан Яня зажатые в руке камни. Один из них угодил аккурат в правый глаз мальчишке. К настоящему моменту Шан Янь совершенствовался еще слишком мало и в основном полагался на магическое орудие для самозащиты. Ему только предстояло пройти начальную стадию совершенствования тела, поэтому под воздействием мощной силы Лин Ся мальчик мгновенно почувствовал острую боль и инстинктивно прикрыл глаз рукой. И сразу же Шан Янь ощутил холод в животе, а затем адскую боль. Не понимая, что происходит, он опустил голову и обнаружил нож, торчащий из его тела, а также свирепые неотрывно глядящие на него глаза. В его голове молниеносно проносилась одна мысль за другой. Почему тот смог подняться? Как он мог его не заметить?... Но, прежде чем Шан Янь нашел ответ, длинное лезвие в его теле было безжалостно прокручено несколько раз, и неописуемая агония и боль лишили его возможности дышать. Затем Юй Чжицзюэ резко отошел, и Шан Янь выпустил громкий, леденящий душу крик. Из его рта просочилась струйка крови, и он, зажав руками живот, сделал несколько шагов, прежде чем упасть. Лин Ся опустился на землю – он не мог поверить в сцену, разыгравшуюся прямо на его глазах. Электрический разряд разорвал облака, и в озарившем все вокруг свете юноша отчетливо увидел Юй Чжицзюэ, облокотившегося на каменную стену в бесплодных попытках отдышаться. Взглянув ему в глаза, Лин Ся заметил: все еще очень юное и нежное лицо Юй Чжицзюэ не отражало ни жажды убийства, ни агрессии, скорее оно было переполнено сомнениями и тревогой брошенного ребенка. Прозвучало еще несколько раскатов грома. Словно внезапно очнувшись ото сна, Юй Чжицзюэ посмотрел на нож в своей руке и на то, как капли дождя размывают кровавые струйки, текущие по лезвию к его запястью. Он тут же разжал кулак, облокотился рукой о каменную стену и опустил голову. Его вырвало, как будто тело пыталось исторгнуть все до последней капли. Он выплеснул всю накопившуюся обиду и негодование от несправедливого обращения, вложив их в один фатальный удар. Но теперь его сердце переполняла лишь отвратительная тошнота. Несмотря на сковывающий страх, Лин Ся быстро встал на ноги и, спотыкаясь, перенес бессознательного Сун Сяоху в пещеру. Убедившись, что сердце главного героя по-прежнему бьётся, юноша немного успокоился, хоть и продолжал дрожать всем телом. Он тотчас же вышел на улицу. За всю свою жизнь ему только трижды довелось столкнуться со смертью. Первым стал его дедушка. Лин Ся был еще ребенком. Увидев, как старик на кровати испустил последний вздох, он мог лишь наивно спросить рыдающую маму: «Что случилось с дедушкой?». Второй случай произошел на дороге, когда Лин Ся лицом к лицу столкнулся с изуродованным телом, вытащенным из покореженного автомобиля сотрудниками спецслужб. Тогда его сердце наполнилось жалостью и сочувствием. И последней стала девушка, в которую Лин Ся был тайно влюблён. Она утонула. В то время ему было всего лишь шестнадцать. Увидев ее труп на похоронах, он плакал почти до обморока. Только при поддержке двух одноклассников он не рухнул на пол. Однако в первый раз Лин Ся лично стал свидетелем убийства человека. И немыслимый ужас происходящего – реальный факт, а не сцена из какой-нибудь книги. Ему по-настоящему пришлось лицезреть, как жизнь угасает прямо на глазах! Но сейчас он знает, что не может отказаться от Юй Чжицзюэ: в данный момент его нельзя оставлять одного. ‘Это необходимая самозащита, а иначе умерли бы мы’, – снова и снова твердил про себя Лин Ся, изо всех сил стараясь передвигать ногами. И каждый его шаг становился все тверже и решительнее. Раньше все его слова о спасении злодея были лишь формой моральной поддержки и реакцией на ошибочное перемещение в этот мир. Только вот теперь, увидев душераздирающее выражение лица Юй Чжицзюэ, Лин Ся искренне, со всей серьезностью осознал и решил: он должен защитить этого ребенка! Ни при каких обстоятельствах и никогда в жизни он не допустит, чтобы Юй Чжицзюэ окончательно погрузился во тьму!