Ruvers
RV
vk.com
image

Перемещение во второстепенного персонажа для реабилитации злодея

В любом случае, вразумить злодея за пару минут не получится. Да и далеко не все познается через теорию, поэтому впредь не стоит читать ему лекции об общих основополагающих принципах, которые на поверхности могут звучать глупо и бессмысленно. Ведь когда Лин Ся просто пересказывал все эти теории, вокруг них даже мухи от скуки падали замертво… Он по-прежнему свято верил, что сможет реабилитировать злодея. Может Юй Чжицзюэ и сказал подобные слова, однако он не позволил Лин Ся утонуть в озере и всегда беспокоился о Сун Сяоху. Это доказывает, что мальчик определенно не такой бессердечный и равнодушный, каким хочет казаться. По крайней мере, у него развито чувство товарищества. Найти место сбора кандидатов в ученики секты Шаоян не составило труда – достаточно было всего лишь пойти туда, где собралось больше всего людей. Расспросив окружающих, Лин Ся выяснил: все специально приглашенные гости останавливаются во внутренних VIP-комнатах секты. Но, само собой, мальчики при всем желании не смогли бы туда попасть. В итоге Лин Ся оставалось только зарегистрироваться и получить три талисмана с написанными от руки номерами. Благо, за это не потребовали плату. В наполненном людьми Чунмине кипела жизнь. Однако суета вокруг доставляла путникам немало беспокойства. В конце концов, не имея ни гроша за душой и не найдя даже охапки соломы, мальчикам пришлось ютиться в укромном уголке и спать, прижавшись к холодной стене. Посреди ночи Лин Ся заметил: прислонившееся к стене крошечное тельце Юй Чжицзюэ свернулось в три погибели. Юноша мягко положил его голову на свои колени, сделав из бедер импровизированную подушку. Когда же Лин Ся проснулся с первыми лучами солнца, его приветствовали грозно мерцающие глаза несмышленого и неблагодарного младшего братца. В ответ юноша лишь примирительно всепрощающе улыбнулся, разминая полностью онемевшие ноги. Утро второго дня началось с того, что они, схватив талисманы с номерами, бросились прямо на регистрационную площадку. У обоих и маковой росинки во рту не было. Лин Ся мысленно собрался с духом и затащил Юй Чжицзюэ прямо в гущу огромной толпы, растянувшейся во все четыре стороны, ища по пути Сун Сяоху. В месте проведения первого испытания присутствовали несколько старейшин секты Шаоян, а также последователи, следящие за дисциплиной. Приглашенных гостей юноша не обнаружил. Всего зарегистрировалось свыше тысячи человек, и Юй Чжицзюэ считался одним из самых молодых. Большинству кандидатов было от пятнадцати до двадцати лет, и буквально единицам – за тридцать. Главный закон этого мира гласит – сильный правит слабыми. К тому же, чем большей силой владеешь, тем дольше проживешь. Например, отцу Юй Чжицзюэ к моменту гибели исполнилось около двухсот, а матери – чуть более шестидесяти лет. Воистину, нарушение всех законов мироздания. Обычные люди, не практикующие развитие духовных сил, могут дожить до 70-80 лет. Как правило, определить, есть ли у человека способность к совершенствованию, можно до тридцати лет. Поэтому на этот раз секта выставила возрастной ценз до 35 лет. Без какого-либо вступительного слова кандидатов распределили на группы и увели многочисленные наблюдатели из последователей секты. Мальчики оказались разделены, но Лин Ся не беспокоился: он знал, что первый раунд представляет собой всего лишь испытание фундаментальной сущности и потенциала. К примеру, на этом этапе определяется, какими базовыми способностями обладает кандидат и насколько он физически развит (как обычная оценка состояния здоровья). Но, даже понимая, что все будет хорошо, юноша все равно непроизвольно подбодрил Юй Чжицзюэ парой слов. Не скрывая нетерпения на лице, тот все же дослушал его напутствия. Сформировав группы по пятьдесят человек, ученики секты Шаоян проводили каждую из них на отдельную испытательную площадку. Культивирование в этом мире подразумевает совершенствование пяти элементов. Достигнув успехов хотя бы в одном направлении, кандидат пройдет первое испытание. Благодаря своей колоссальной физической силе Лин Ся быстро преодолел первый раунд. К тому же, когда он прикоснулся к инструменту тестирования, в сотни раз усиливающего энергию кандидата, спящие в его теле энергетические частицы среагировали, и в лоне инструмента как по волшебству появилось маленькое семя, проросшее в два нежных лепесточка. Лин Ся пришел в полный восторг – он и подумать не мог, что это тело будет помимо сверхсилы обладать базовой древесной энергией. Хотя атакующая способность древесной энергии не столь грозна, как у элемента молнии, огня или воды, однако – это основа жизни и крайне редко встречающийся атрибут. Высокоуровневые совершенствующиеся с древесным элементом способны не только сокращать период роста духовных растений, но также ускорять исцеление физических ран и в целом увеличивать шансы на выживание. Иными словами, каждый такой совершенствующийся может рассчитывать на продажу духовных растений и накопление неприличного количества богатств! Хотя в этом мире прием таблеток на основе лекарственных трав не так эффективен, как в других романах про культивацию, он все же может помочь в повышении уровней. Конечно, подобный результат еще не гарантия того, что Лин Ся суждено оставить свой след в истории. Но благодаря выборочному оптимизму юноша не обратил внимания на сей факт. В группе из пятидесяти человек тест сдали лишь десять кандидатов. Благополучно справившись с первым раундом, Лин Ся указал свое имя и регистрационный номер, а также узнал, что о подробностях следующего испытания ему будет сообщено позже. Затем он незамедлительно направился в зону отдыха в поисках Юй Чжицзюэ. Издалека заметив мальчика, Лин Ся мгновенно напрягся. Ведь прямо сейчас окруженный внушительной толпой зевак Юй Чжицзюэ противостоял пятнадцати-шестнадцатилетнему мальчишке, одетому в экстравагантную одежду и носящему длинный меч за спиной. У Юй Чжицзюэ был разорван ворот, и сам он, казалось, вот-вот ринется в бой… Лин Ся рванул вперед, пробираясь через толпу, и встал, заслонив собой Юй Чжицзюэ. Он вежливо сложил руки в знак приветствия и спросил: «Дорогой друг, это мой младший брат. Позвольте узнать, что тут случилось?». Мальчишка презрительно оценил внешность и манеры Лин Ся, придя к выводу, что тот из бедной семьи без какой-либо поддержки со стороны и мгновенно ухмыльнулся: «Почему бы тебе не спросить своего миленького младшего братца? Его одежда, если не ошибаюсь, стоит максимум парочку энергетических монет 1-го уровня? Если этого недостаточно, могу дать еще немного». Закончив говорить, он беспечно бросил горсть энергетических монет 2-го уровня к ногам Лин Ся. Тот взглянул вниз: на земле валялось семь или восемь монет. Одна энергетическая монета 2-го уровня эквивалентна десяти монетам 1-го: этот парень не поскупился. Юноша не знал, что именно здесь произошло. Но, судя по всему, инициатор явно не Юй Чжицзюэ. Ведь оскорбительный тон и действия оппонента взбесили даже миролюбивого Лин Ся. Тогда, что уж говорить о мальчике, чьи гордость и высокомерие достигали небес, – разве он мог вести себя иначе? Демонстрировать такое ослиное упрямство… Да этот парень еще глупее, чем даже оригинальный «Эрдань»... Когда Лин Ся представил ситуацию под таким углом, весь его гнев мгновенно улетучился, и он улыбнулся в ответ: «Это лишнее. Рубашка моего младшего брата стоила всего несколько энергетических монет 1-го уровня, и этим деньгам будет безопаснее храниться в ваших собственных карманах. Кроме того, с сегодняшнего дня мы все станем частью одной секты, поэтому ни в коем случае не посмеем принять эти монеты». Договорив, юноша потянул за собой Юй Чжицзюэ, планируя покинуть это многолюдное место. В первом экзаменационном раунде Юй Чжицзюэ стоял в очереди перед этим мальчишкой. У парнишки обнаружились способности, встречающиеся раз в столетие, и он добился хороших оценок практически во всех тестах. Его имя – Сюй Янь. Он прибыл в секту Шаоян по рекомендации небольшой школы. Его участие в квалификационном экзамене – всего лишь формальность: фактически решение о становлении Сюй Яня учеником одного из знаменитых мастеров секты уже принято. Этот молодой человек всегда был самовлюбленным и привык смотреть на людей сверху вниз. А когда он заметил, что стоящий перед ним еще совсем юный мальчик превосходит его по всем параметрам, в его сердце мгновенно вспыхнули ревность и зависть. В итоге, во время одного из испытаний он намеренно повредил одежду Юй Чжицзюэ. Мальчик не понял, что Сюй Янь сделал этот нарочно. Но, когда перед его глазами появился образ измученного Лин Ся, неустанно трудившегося, чтобы заработать деньги на одежду для него и Сун Сяоху, – он не на шутку разозлился. Еще больше распалившись из-за отсутствия реакции со стороны Юй Чжицзюэ, Сюй Янь предпринял более провокационные действия в надежде его спровоцировать. Если бы Юй Чжицзюэ нанес удар первым, наблюдатели секты Шаоян, ответственные за поддержание мира и порядка, обязательно отстранили бы его от экзамена. А на самом Сюй Яне произошедшее никак бы не отразилось. Глядя на то, как мальчики уходят, Сюй Янь не осмелился их остановить: в конце концов, вокруг слишком много глаз. Но стоило ему вспомнить непоколебимую жажду убийства, мерцающую во взгляде Юй Чжицзюэ, как его сердце замерло от страха. Сюй Янь уже пересек черту, и, если они оба останутся в секте Шаоян, - в будущем определенно не миновать беды... Найти тихое и спокойное место было той еще проблемой, но как только они это сделали, Лин Ся немедленно осмотрел тело Юй Чжицзюэ и с беспокойством спросил: «Не считая одежды, ты в порядке?». Непривыкший к такому вниманию Юй Чжицзюэ отошел на несколько шагов назад, сжал кулаки и морозным тоном ответил: «А что со мной может быть не в порядке?! Хмф, если бы ты только не появился…». Лин Ся был в ужасе, непроизвольно постукивая Юй Чжицзюэ по лбу и ругаясь: «Дурак! Если бы я не появился, ты бы напал на него? А ничего, что он почти на голову выше тебя? К тому же, глядя на его меч, можно с уверенностью сказать, что он – культиватор меча, ведь так? Ты хотел, чтобы тебя лишили права принять участие в экзамене, а также упустить возможность вступить в секту?». Лин Ся беспомощно вздохнул, протер виски и снова вздохнул: «Прибегать к физическому насилию, особенно с применением грубой силы, – самым глупый метод из всех возможных! Только не говори, что не знал?». Растерянно стоя рядом, Юй Чжицзюэ прикоснулся к пострадавшему лбу и с неверием посмотрел на Лин Ся: «Ты, ты действительно посмел...». Увидев этот обиженно-возмущенный и несколько огорченный взгляд Юй Чжицзюэ, Лин Ся рассмеялся в глубине души. Прямо сейчас Великолепный Злодей – тот еще милашка! Этот крошечный, невероятно очаровательный братишка в настоящее время еще совсем ребенок, который знает только, как использовать грубую силу для решения любых проблем. Если сравнить с безжалостным и беспощадным, безгранично жестоким и совершенно безумным тираном из романа, то они будут столь же различны, как день и ночь... Юй Чжицзюэ вырос в секте Юйнюй – месте со строгими и давно устаревшими правилами. А женщина, которая только называлась матерью, и другие последователи относились к нему хуже, чем к грязи под ногами. Если его не били, то яростно ругали. А после того, как мальчик сбежал оттуда, он долгое время провел в одиночестве. Другими словами, у Юй Чжицзюэ действительно не было возможности научиться нормально взаимодействовать с окружающими людьми. Подумав об этом, Лин Ся почувствовал жалость и укол совести. Он отдернул руку, кашлянув: «Я пытаюсь сказать, что тебе еще многому предстоит научиться. Даже если человек тебе крайне неприятен, проявив свои искренние эмоции, разве ты не дашь ему шанс воспользоваться твоей слабостью?». …Твою ж мать! Это явно не то, чему стоит учить маленьких детишек! Юй Чжицзюэ опустил руку, задумавшись: «Понимаю. Даже если ты обычно много улыбаешься, далеко не все твои улыбки настоящие. Если другие узнают о том, что у тебя на душе, они могут обернуть эти знания против тебя. Лучший выход – скрыть истинные намерения, дождаться наиболее подходящей возможности, и уже тогда думать о том, как достичь намеченной цели, верно?». Столкнувшись с умозаключениями Великого и Ужасного Злодея, который взял два слова, а между ними вставил еще четыре, Лин Ся даже и не знал, что ответить. Чего и следовало ожидать. Книжный червь вроде него, разбирающийся лишь в теории, в жизни не осилит величественную и благородную, славную и почетную роль учителя для злодея! Блин блииинский! ┬┬﹏┬┬ Спустя какое-то время Лин Ся напряженно кивнул и ответил: «Что-то в этом роде... Но с другой стороны, если люди не обижают тебя, не следует обижать и их. Если кто-то пытается воспользоваться тобой, ты не должен сразу бездумно соглашаться или равнодушно отказываться. Всегда нужно помнить, что иногда прямой подход к решению вопросов может быть не таким полезным и эффективным, как косвенный. А ответ ударом на удар – это самый глупый выход из ситуации. Более того, даже если ты находишься выше других, не следует забывать, что каждый может ошибиться и нужно уметь прощать, сохраняя другим жизнь. В будущем великодушие может еще сыграть тебе на руку...». Юй Чжицзюэ задумчиво опустил глаза и вскоре, подняв голову, слегка улыбнулся Лин Ся, сказав: «Я понимаю». Увидев эту редкую улыбку на лице Юй Чжицзюэ, юноша наконец расслабился и вздохнул с облегчением. Усмехнувшись, он похлопал мальчика по плечу: «Ну, тогда ладно». «Старший брат Лин, А'Цзюэ!». Услышав знакомый голос, Лин Ся обернулся быстрее пули. Разумеется, приметная голова Сун Сяоху с волосами, похожими на колючки ежика, в настоящее время пробирались к ним через толпу. Волнение отражалось на его лице, а две ямочки на щеках вырисовывались с каждой улыбкой. Лин Ся поразило присутствие очаровательной и симпатичной одиннадцати или двенадцатилетней девочки, которая следовала за Сун Сяоху. Она разительно отличалась от коварной и непослушной богатой и знаменитой Цуй Юй. Хах, как и ожидалось от главного героя, на которого девочки слетаются быстрее, чем пчелы на мед!