Ruvers
RV
vk.com
image

Перемещение во второстепенного персонажа для реабилитации злодея

Выслушав вопрос Лин Ся, Юй Чжицзюэ только фыркнул, но ничего не сказал. А вот Сун Сяоху обрадовался и разволновался, в восторге произнеся: «Да, я слышал, что люди в городе тоже говорили нечто подобное». Юноша улыбнулся: «Ну, раз так, я пойду с вами». По оригинальной сюжетной линии, когда Сун Сяоху и Юй Чжицзюэ отправились в город Чунмин, эта глупая преданная собачонка, обеспокоившись, последовала за ними. Однако, из-за того, что главный герой, словно магнит, притягивал к себе всевозможные неприятности, вскоре после начала их путешествия этот второстепенные персонаж заблокировал собой смертельный удар, предназначавшийся герою, и погиб. Правда, деталей произошедшего Лин Ся не мог вспомнить, как ни старался. В конце концов, этот роман попал к нему в руки очень давно, и юноша уже подзабыл многие подробности. Несмотря на искреннее желание Лин Ся избежать смерти, даже если он покинет главного героя и останется в этом маленьком городке, чудесного возвращения домой все равно не будет. Единственное, что ему сейчас остается – следовать за парочкой детишек, и делать все постепенно, шаг за шагом, изменяя злодея. Когда-то давно, читая роман, Лин Ся больше всего нравилось следить за свирепыми и ожесточенными битвами между героем и злодеем, в которых они сражались не на жизнь, а на смерть. Теперь же, лично оказавшись в этом мире и глядя на миленьких братишек, похожих на свежеиспеченные булочки, юноша всей душой желал, чтобы подобные события никогда не произошли. Пусть, услышав слова Лин Ся, Юй Чжицзюэ не сказал ничего против, а лишь слегка нахмурил брови и сверкнул безукоризненно прекрасными глазами, было ясно как день – мальчик не особо рад такой перспективе. Ведь если подумать, Лин Ся для него не кто иной, как навязчивый незнакомец. И все, на что ранее мог рассчитывать этот обычно безмолвный и пустоголовый тупица, – полнейший игнор со стороны Юй Чжицзюэ. Оба мальчика жили по принципу «все свое ношу с собой»: не имея вещей, которые нужно было бы собрать в дорогу, они планировали отправиться незамедлительно. Глядя на этих детей, которые готовы были сразу же пуститься в путь, Лин Ся почувствовал, как задрожали уголки его губ, когда он смущенно произнес: «Может стоит хотя бы еду с собой взять?». Как только он договорил, Сун Сяоху со вздохом ответил: «Старший брат Лин, у нас нет денег на еду. Да и я умею охотиться». Ничего не говоря, Юй Чжицзюэ лишь презрительно взглянул на юношу, и тот мгновенно понял, насколько глупы его слова. Детишки перед ним смогли дожить до сих пор, полагаясь исключительно на себя и свои навыки выживания, и были явно намного сильнее, чем некоторые современные взрослые (к примеру, тот же Лин Ся), которые горох от чечевицы не отличат. Внезапно взгляд юноши наполнился жалостью и заботой. Когда он читал о них в романе, то не испытывал особых эмоций, все его внимание было сосредоточено лишь на пафосных и захватывающих сценах. Но сейчас, воочию глядя на этих героев, в нем пробудились совсем другие чувства. Параллельный мир разделен на четыре больших материка, и хотя Чунмин и Лунфей находятся на одном и том же южном континенте, они разделены более чем пятьюдесятью километрами. Если рассчитывать только на собственные ноги, быстро преодолеть такое расстояние не получится. К счастью, у людей этого мира необычайно крепкое тело и колоссальная выносливость. Даже весь день путешествуя по скалистым горным дорожкам, Лин Ся ощущал лишь легкую усталость: ни ноги, ни спина не болели. В дороге Сун Сяоху постоянно тараторил и смеялся, ведя себя дружелюбно и раскованно. Благодаря чему временами и от Юй Чжицзюэ можно было услышать несколько слов. Кроме того, мальчики увлеклись эдаким соревнованием в выдержке: ни один из них не хотел первым устраивать привал. Все это время наблюдавший за ними Лин Ся почти рыдал от умиления: если злодей на самом деле девушка – вот так странствовать с главным героем ведь крайне волнительно и романтично! На данный момент, они все еще считались самыми обычными детьми, без каких-либо духовных навыков, поэтому после целого дня пути оба выбились из сил. Ближе к заходу солнца мальчики отыскали уединенную пещеру и выстелили в ней пол толстым слоем листьев, а после Сун Сяоху поймал низкоуровневого дикого кролика. Также они собрали немного грибов и поджарили все это на ужин. Лин Ся и Сун Сяоху за обе щеки уплетали еду, давным-давно проголодавшись от физической нагрузки. Поначалу Юй Чжицзюэ приступил к трапезе в своей обычной изысканной манере, но, увидев, что еда быстро исчезает, тоже ускорился. Заметив это, юноша не удержался от улыбки. Рядом с пещерой находилась небольшая река, и когда Лин Ся умывался, он случайно заметил проплывающую неподалеку фигуру. И в одночасье его заблуждение, относительно того, что Юй Чжицзюэ – девушка, разрушилось в пух и прах. Почувствовав на себе странный взгляд, мальчик обратил на него внимание и ощетинился, словно обозленный детеныш леопарда: «На что уставился?!». Еще раз одним глазком взглянув на маленькую пипку в нижней части тела Юй Чжицзюэ, Лин Ся понуро побрел к пещере. Пространство пещеры было довольно узким, поэтому трем мальчикам пришлось хорошенько потесниться, чтобы в нем уместиться. Сун Сяоху скинул свои соломенные сандалии и прыгнул на листья, даже не вытерев начисто рот после еды. В радостном волнении он провозгласил: «А'Цзюэ, старший брат Лин, я хочу спать посредине». «...», - воистину, как и ожидалось от будущего Казановы сего романа, который инстинктивно хочет видеть кого-то слева и справа от себя! Лин Ся лег и закрыл глаза, собираясь спать, но Юй Чжицзюэ с презрительным выражением на лице продолжал стоять у входа в пещеру. Спустя какое-то время он наконец подошел, чтобы отвесить Сун Сяоху пинка и сказать: «Иди умойся». Ошеломленный мальчик ответил: «Но я не грязный». Юй Чжицзюэ нахмурился: раньше он никогда ни с кем не был так близок, не говоря уже о том, что Сун Сяоху храпел, разговаривал и даже брыкался во сне. Им уже доводилось спать под одной крышей, и даже лежа вдали друг от друга, Сун Сяоху все равно умудрялся мешать нормально отдыхать. К тому же, продолжал спать, как убитый, и после хорошего пинка! Юй Чжицзюэ уже вознамерился неутомимо простоять всю ночь напролет, прислонившись к стене, но испугался, что завтра это скажется на его состоянии. Он определенно не может проиграть Сун Сяоху. В результате мальчик неохотно обратился к Лин Ся: «Ты спишь посредине». Юноша вымылся, поэтому от него, по крайней мере, вряд ли будет исходить неприятный запах. Хотя это, без какой-либо на то причины, было сказано достаточно надменным и грубым тоном, Лин Ся уловил в его голосе следы неловкости и волнения. В настоящее время юноша изо всех сил старался встать на сторону великого злодея, поэтому, не задумываясь, быстро поднял и передвинул Сун Сяоху. А затем похлопал освободившуюся сторону и с улыбкой позвал: «Иди сюда». Описание, согласно которому «Эрдань» обладал колоссальной силой, и вправду оказалось не пустом звуком: передвинуть Сун Сяоху на другую сторону оказалось почти так же просто, как перенести цыпленка. Перед тем, как Сяоху успел отреагировать на произошедшее, Юй Чжицзюэ после небольшой заминки быстро лег, вплотную прижавшись к стене и по возможности стараясь не касаться Лин Ся. Он холодно уставился на юношу и предупредил: «Если повернешься и дотронешься до меня, я вышвырну тебя вон». «...», - думая о злодее, окутанном аурой самолюбия, вальяжности и величия, Лин Ся не мог удержаться от смеха. Юй Чжицзюэ, который сейчас в три погибели свернул свое маленькое тельце, на самом деле не обладал ни толикой благородной ауры. Вместо этого он напоминал котенка или щенка: переполненный ложной бравады, безвредный и немного миленький. Отчаянно подавляя желание рассмеяться, юноша закрыл глаза и пробормотал: «Понял». Сун Сяоху немного повозмущался, но затем втянул Лин Ся в бесцельную беседу на различные интересующие его темы. Юй Чжицзюэ был удивлен и одновременно рад: в прошлом, когда Сяоху начинал болтать, все заканчивалось его безудержными возмущенными воплями, но юноша грамотно поддерживал беседу. Чтобы Юй Чжицзюэ не чувствовал себя одиноким, Лин Ся лежал на спине. Используя периферийное зрение, он краем глаза наблюдал за маленьким неподвижным ребенком, свернувшимся в углу, и гадал, о чем тот думал. Юноша прочистил горло и, обдумав вопрос, спросил: «Сяоху, какая у тебя мечта? Хм, то есть, кем ты хочешь стать в будущем? Почему желаешь войти в секту Шаоян?». С блеском в глазах мальчик взволнованно ответил: «Я хочу стать сильнейшим из совершенствующихся! И чтобы все-все знали мое имя!». Как и ожидалось от пылкого чистокровного героя! Лин Ся потрепал ежикоподобную голову, и заверил: «Ты обязательно добьешься успеха». Следует отметить, что в дальнейшем, помимо культивирования темных искусств, главный герой освоит все остальные виды совершенствования! А сияние его подавляющей силы станет источником постоянного восхищения, зависти и бесконечной ненависти! Лин Ся с тем же вопросом обратился и к Юй Чжицзюэ: «А’Цзюэ, как насчет тебя?». Смутившись, Юй Чжицзюэ взглянул на него и ответил после небольшой паузы: «Я заставлю всех, кто косо смотрел на меня или унижал, познать истинный вкус отчаяния!». Его голос был четким и приятным для слуха. Если не брать в расчет сквозивший в нем слабый, совершенно не свойственный ребенку, холодный зрелый оттенок. «...». У Лин Ся мороз пробежал по коже, когда он невольно вспомнил безумные, нелепые последние слова: «Этот отвратительный мир... Должен быть полностью уничтожен...». И поэтому образование ребенка является обязательным и не может быть отложено! Если прямо сейчас, пока они еще совсем юные, не указать им правильный путь, мир будет обречен! После того, как Лин Ся некоторое время не отвечал, Юй Чжицзюэ не удержался от насмешки: «Ну?». Юноша сглотнул и осторожно произнес мягким тоном: «Мм, это тоже хорошая мечта, хаха. А'Цзюэ, ты обязательно станешь очень могущественным в будущем!». Конечно, Лин Ся всей душой желает направить Юй Чжицзюэ на путь истинный, но сейчас мальчик все еще смотрит на него исподлобья. Поэтому еще слишком рано пытаться его образумить. Сперва нужно познакомиться поближе… Сун Сяоху был немного любопытен их разговор, ведь до этого Юй Чжицзюэ никогда не говорил о себе. Кто те люди, что унижали его? Походили ли они на тех, кто кричал на Сяоху и обзывал его бродяжкой? В то же время мальчик далеко не глуп: он прекрасно понимал, что не должен лезть не в свое дело. Поэтому сдержался и не стал задавать лишних вопросов. Потратив слишком много сил в течение дня, Сун Сяоху быстро заснул, тут же начав пускать слюнки. Спустя какое-то время едва уловимый звук спокойного размеренного дыхания послышался и со стороны Юй Чжицзюэ. Только глаза Лин Ся оставались открытыми. Честно говоря, происходящее до сих пор казалось ему нереальным. Он будто видел очень реалистичный сон. Это ощущение ослабевало в течение дня, но с наступлением ночи сильнейшее чувство собственной беспомощности обрушилось на юношу волной цунами, сметающей все на своем пути. Хотя он лежал поверх толстого слоя листьев, все равно чувствовал жесткий холодный пол, а мрак пещеры заставлял его сердце трепетать от страха. Временами, в этом странном параллельном мире можно было услышать вопли неизвестных диких зверей. Лин Ся протянул руки, чтобы дотронуться до ладоней с обеих сторон от себя. Рука Сун Сяоху была грубой и горячей, в то время как температура тела Юй Чжицзюэ оказалась куда ниже. Несмотря на то, что обе ладони совсем маленькие, юноша все же почувствовал себя немного лучше. Раз уж он уже переместился в этот странный мир, будучи взрослым человеком, он не может оказаться менее надежным, чем эти детки, верно? Несмотря на то, что мощная аура Юй Чжицзюэ, отталкивающая всех вокруг куда подальше, в течение дня поражала своей силой, во сне мальчик вел себя весьма мирно, подсознательно пододвигаясь ближе к источнику тепла. Отчего его макушка пару раз прикоснулась к подбородку Лин Ся. От легкой щекотки юноша невольно улыбнулся. Подобная безмятежная ночная атмосфера мало-помалу успокаивает душу. Постепенно, Лин Ся тоже заснул. Проснувшись на следующее утро, Юй Чжицзюэ тут же изменился в лице, так как в этот момент он всем своим телом прижимался к Лин Ся, сжимая того в крепких объятиях. Разумеется, мальчик мгновенно вскочил. Обратив внимание на его презрительный и злобный взгляд, юноша невинно помахал рукой и заявил: «Я ничего не делал». Поначалу Лин Ся не мог заснуть, но, когда ему это все же удалось, его ожидала целая ночь мучений. Сун Сяоху не только крутился и вертелся, но и продолжал постоянно бормотать во сне. В то же время, относительно спокойный и молчаливый Юй Чжицзюэ безжалостно принял юношу за свою подушку и крепко-накрепко в него вцепился! Кроме того, температура тела мальчика оказалась на пару градусов ниже нормы, и со временем так и не поднялась. Светлая кожа ушек Юй Чжицзюэ явно покраснела, но он притворился спокойным и направился на выход со словами: «Пойду умоюсь». Когда мальчик спал один, он всегда сохранял чрезвычайную бдительность, и даже малейшие шорохи нарушали его сон. Но этой ночью он погрузился в глубокий сон без сновидений. Лишь смутно ощущал тепло во всем теле, и будто бы кто-то нежно и ласково гладил его по голове. Это чувство было столь необычным и приятным, что Юй Чжицзюэ даже не хотел просыпаться.