Ruvers
RV
vk.com
image

Перемещение во второстепенного персонажа для реабилитации злодея

У говорящего был грубый и звучный голос. Его слова тут же эхом разлетелись по всей гостинице, вызвав бурную реакцию у присутствующих. Те, для кого его заявление оказалось новостью, поспешили поподробнее обо всем расспросить, а кто уже слышал эту весть – начали перешептываться друг с другом, обсуждая детали. Никто не заметил, как у сидящего в дальнем углу юноши после этих слова чуть не выпала из рук чаша с кашей. Су Мучжэ мгновенно поддержал ее, после чего забрал из рук Лин Ся и поставил на стол. Молодой человек с нотками удивления в голосе произнес: «Похоже, тебе уже нашли замену. Но, как бы там ни было, даже если главная ветвь этой секты устраивает брак, я не собираюсь тратить силы и время, проверяя эту информацию, ясно?». В конце концов, совсем скоро Юй Чжицзюэ станет главой всех совершенствующихся темных искусств и будет вынужден исполнять обязанности демонического лорда. Хоть в настоящее время под четким и слаженным контролем секты Цянь Кунь находится множество лояльных ей более мелких школ, но места трех Хранителей до сих пор пустуют. К тому же, некоторые небольшие секты до сих пор сомневаются в справедливости главенства Цянь Кунь над остальными. Учитывая, что кругом есть уши, они стараются не делать открытых заявлений. Но сейчас, когда секта Цянь Кунь занята подготовкой к предстоящим важным событиям, этот человек осмелился высказать свое мнение. Юй Чжицзюэ слишком молод и очень красив. Конечно, в сердцах многих людей подобные качества вызовут недоверие и зависть. Отказываясь видеть в нем нового верховного лорда, некоторые за глаза называли его красавчиком с титулом главы секты, демонстрируя тем самым свое презрение. При этом сплетни о нем как огонь распространялись по всему миру боевых искусств. Стоило только людям услышать его имя, как у них тут же вскипала кровь. А теперь вместе с Юй Чжицзюэ упоминалась еще и девушка из семьи Юй. Говорят, никто точно не знает, как она выглядит. Известно только, что эта девушка – будущая преемница семьи Юй, которая уже убила немало совершенствующихся из традиционных сект. А за голову ее предка из предыдущего поколения в мире традиционных культиваторов назначена высокая награда. Но Лин Ся не мог сейчас ни о чем думать: он внимательно прислушивался к разговорам вокруг, стараясь уловить побольше подробностей. И не мог поверить своим ушам. Его сердце сковал леденящий холод. Побледнев, он прикусил губу и спросил Су Мучжэ: «Говоря о главе секты Цянь Кунь, этот человек только что упомянул семью Дуван Юй - кто они такие?» Су Мучжэ не без толики злорадства пояснил: «Само собой, семья Юй – один их Хранителей твоего муженька. Дуван Юй более известна под именем «Второй Ду», так как в прошлом поколении один из ее членов был вторым из шести хранителей. Хоть старшая дочь семьи Юй пока еще не заняла его место, но ее влияние уже достаточно велико, ведь планомерно укреплялось на протяжении последних лет. Теперь положение этой девушки ничуть не уступает статусу хранителей. Очевидно, не так давно назначенный глава секты решил провернуть выгодную сделку, организовав брак со столь влиятельной персоной, чтобы стабилизировать и укрепить собственную репутацию. Черт! Этот новоявленный глава совершенно бессердечен и готов пойти на все ради своей выгоды!» У Лин Ся внезапно закружилась голова. В романе ни слова не говорилось о браке Юй Чжицзюэ. И юноша верил, что тот никогда его не предаст. С трудом сглотнув, он повернулся к разносящему сплетни человеку и спросил: «Могу я поинтересоваться, откуда старший брат узнал об этом?». «У восточных городских ворот вывешено объявление», – мужчина равнодушно указал пальцем в направлении ворот. Су Мучжэ быстро остановил Лин Ся и пригрозил: «А ну, стой! Ты – мой заложник. Если будешь вести себя так опрометчиво, я ведь и убить тебя могу!» Лин Ся приложил огромные усилия, чтобы выровнять прерывающееся дыхание. К счастью, Су Мучжэ все-таки решил отправится туда и все прояснить. Он быстро швырнул монеты на стол и вывел Лин Ся на улицу. Прибыв к восточным городским воротам, они увидели то самое объявление, вокруг которого столпилось много людей. В нем говорилось, что в скором времени между главой секты Цянь Кунь и дочерью из основной ветви семьи Юй намечается свадебное торжество. И церемония состоится через пятнадцать дней. Черные иероглифы на белом фоне были утверждены печатью главы секты Цянь Кунь. Знакомый изящный каллиграфический почерк без сомнений принадлежал Юй Чжицзюэ, доказывая подлинность этой новости. Су Мучжэ с травинкой в рту походил на собачонку с опущенным хвостом. Он безнадежно произнес: «Беда, так беда!». У Лин Ся моментально похолодели конечности, а грудь сдавило от резкой боли. Его захлестнуло отчаянное желание во что бы то ни стало увидеть Юй Чжицзюэ. Но прямо сейчас юноша ничего не мог сделать. Честно говоря, он не верил, что Юй Чжицзюэ мог вот так запросто избавиться от своих чувств к нему. Ведь, в конце концов, его любовь к Лин Ся не ведает никаких границ. Но, похоже, он действительно планирует жениться. Неудивительно, что Юй Чжицзюэ запретил ему спускаться с горы, заперев на столь крошечной площади. Очевидно, молодой человек просто боялся, что тот обо всем узнает... Черт! Представив, что совсем скоро превратится в любовницу, Лин Ся почувствовал себя на редкость паршиво. Заметив его покрасневшие глаза, а также совершенно потерянный и опустошенный вид, Су Мучжэ произнес с неожиданной каплей сочувствия: «Брат, все люди такие: их чувства вспыхивают и быстро угасают, а интерес теряется. К тому же, мужчины не могут родить ребенка. Поэтому вместо того, чтобы быть его домашней зверушкой, тебе следует поскорее...». «Иди к черту со своей зверушкой!», – Лин Ся так разозлился, что неосознанно повысил голос. Слова Су Мучжэ напрочь лишили его самоконтроля. «Я лишь говорю, что тебе не следует переживать из-за него. Человеческую речь не понимаешь? Если хочешь – могу повторить», – Су Мучжэ был ошеломлен. Раньше этот юноша всегда вел себя так тихо и покладисто, что походил на молодую замужнюю женщину. Так почему сейчас он ругается, как сапожник? Молодой человек заметил, что они привлекли к себе внимание нескольких прохожих и поспешно отвел Лин Ся в сторону, вновь повторив свои угрозы: «Ты слишком шумный. Смотри, как бы я тебя не убил!». В сердце Лин Ся бушевали неописуемые негодование и горе. Он впервые в жизни познал вкус любви, и ему тут же присвоили статус любовницы. Конечно, в глубине души юноша понимал: Су Мучжэ трудно признать свою ошибку, к тому же, он толком и не понимает, как на самом деле обстоят дела. Скрыв свой гнев под маской иронии, он произнес: «Сам то любишь поговорить, а мне, значит, запрещаешь? В таком случае, ты ничем не лучше!...», – Лин Ся ругался до тех пор, пока не почувствовал невыносимую боль в груди. К горлу подступил сладковатый ком, и юноша поспешно прикрыл рот рукой. Су Мучжэ с изумлением наблюдал, как Лин Ся вырвало кровью. Он торопливо подержал юношу, стараясь не привлекать внимание окружающих. Лин Ся задыхался, хватая ртом воздух и пытаясь отдышаться, его одежда увлажнилась от выступившего пота, а в глазах все поплыло из-за сильного головокружения. Не ведающий страха на протяжении всех шестнадцати лет своей жизни Су Мучжэ слегка запаниковал: «Тц! Не ожидал, что твои чувства так глубоки! Этот глава секты Цянь Кунь однозначно порочен и бессердечен. Я знаю, что у тебя на сердце: ты хочешь поскорее вернуться и лично во всем разобраться…». Лин Ся обессиленно оперся на плечо Су Мучжэ, когда его настиг еще один приступ тошноты. Сплюнув кровь, он прикрыл рот и бессвязно произнес: «Все из-за твоей дурацкой болтовни!…». Не договорив, юноша потерял сознание. Проснувшись, он обнаружил, что находится в маленькой повозке. А Су Мучжэ снаружи что-то напевал себе поднос. Боль и тошнота отступили, но юноша до сих пор чувствовал себя неважно. Услышав шорох, Су Мучжэ быстро поднял голову и спросил: «Проснулся?». Лин Ся спокойно поднялся и сел. Буря в его сердце уже стихла. Юноша произнес: «Разве при подобном раскладе я не бесполезен для тебя? Так как насчет того, чтобы меня отпустить?». Су Мучжэ поднял вверх указательный палец, отрицательно помахав им перед лицом Лин Ся: «Об этом не может быть и речи. Еще раз все обдумав, я задался вопросом: есть ли какие-либо гарантии того, что, найдя новую любовь, этот горе-глава забудет о предыдущей? К тому же, ты чуть не умер от потери крови, разве я могу тебя здесь бросить?». Лин Ся лишился дара речи. Он не знал, как ему следует теперь поступить. Для начала необходимо сесть и все хорошенько обдумать. Все пошло наперекосяк из-за этого язвительного человека, постоянно выводящего его из себя. Су Мучжэ задумчиво уставился на него и сказал: «Чуть ранее я проверил твой пульс. И неслабо удивился, обнаружив, что ты тоже совершенствующийся. Но твои внутренняя энергия и духовная сила запечатаны. Ты знаешь, почему? И, кстати говоря, тебя вырвало кровью вовсе не из-за раздражения – все из-за той самой печати». Шокированный Лин Ся тут же воскликнул: «Что ты сказал?!». Его духовная сила и внутренняя энергия действительно почти исчезли. Но Юй Чжицзюэ всегда говорил: всему виной его ослабленное тело. И утверждал, что потребуется некоторое время на полное восстановление. А кроме самого Юй Чжицзюэ больше никто не мог поставить эту печать! Глядя на столь бурную реакцию, Су Мучжэ догадался о его неведении. Он поднёс руку к подбородку и перешел к логическим рассуждениям: «Я думаю, ты – совершенствующийся, следующий правильному пути. Только не говори, что глава секты Цянь Кунь похитил и запер тебя? Он запечатал твою силу, а из-за долго заключения твоя ненависть постепенно превратилась в любовь. К сожалению, заполучив твое сердце, он им совсем не дорожил…». Лин Ся поленился что-либо ему объяснять. Он опустил голову, серьезно задумавшись о скрытых намерениях Юй Чжицзюэ. Но чем больше он думал, тем неспокойнее становилось у него на душе. Может быть, Юй Чжицзюэ испугался, что Лин Ся уйдет, как только узнает о предстоящем браке? И поэтому сделал его беспомощным, чтобы тот никуда не сбежал? Юноша больше не мог продолжать об этом думать. Повозка продолжала плавно раскачиваться, неуклонно двигаясь вперед. Су Мучжэ, передал Лин Ся целебные травы, которые тот принял не раздумывая. Сидя в тишине, единственное, чего он сейчас хотел – вылечить свое тело. А после, любыми возможными способами отыскать Юй Чжицзюэ и прояснить ситуацию! По правде, не убедись он во всем лично – никогда не поверит и, тем более, не смирится. Юноша спросил Су Мучжэ: «Можешь ли ты снять с меня печать?». Тот отхлебнул немного вина, прежде чем ответить: «Могу, но мне придется потратить огромное количество духовной силы. А какой смысл тратить столько сил на то, что не принесет мне никакой пользы? К тому же, сними я печать, ты ведь тут же сбежишь». И, проигнорировав окаменевшее лицо Лин Ся, со смехом добавил: «На самом деле твоя печать совершенно безвредна, и ее действие уже ослабло. Примерно лет так через десять-двадцать она и сама исчезнет». Лин Ся захотелось прибить его на месте! Как можно иметь дело с тем, у кого настолько ядовитый язык? А ведь фанатки считали его одним из главных красавчиков романа... Невольно юноша все равно возвращался к мыслям о Юй Чжицзюэ. Он уже заметил исчезновение Лин Ся? Как он на это отреагировал? Будет ли вообще его искать… Преодолевая одну область за другой, они миновали множество небольших сект темных искусств. При этом в каждой области Су Мучжэ спокойно изъяснялся на местном диалекте, легко справляясь со всеми возникающими в пути трудностями. Лин Ся даже невольно восхитился им в глубине души. Их путь лежал на запад. По дороге они постоянно слышали всевозможные сплетни и новости о предстоящем браке Юй Чжицзюэ, а также о том, какие подарки приготовили на торжество известные темные совершенствующиеся. Новые подробности заставляли Лин Ся чувствовать себя все более и более подавленным. Временами скучающий Су Мучжэ над ним подтрунивал, пытаясь развеять скуку. Но юноша был слишком удручен, чтобы обращать на него внимание. Поначалу он мог думать лишь о том, как бы поскорее сбежать. Но сейчас его сердце разбито. Если подумать, есть ли вообще смысл совершать побег? Зачем ему возвращаться? Чтобы увидеть Юй Чжицзюэ в красных церемониальных одеждах и произнести тост от имени старшего брата? Или чтобы снова оказаться запертым во дворце, делая вид, что все в порядке, и продолжая оставаться домашней зверушкой? Черт побери! И зачем он только вообще вновь вернулся в это мир? Лин Ся вяло и отрешенно смотрел на лошадь, тянущую их повозку. А вот Су Мучжэ на самом деле находился настороже: совсем недавно он обнаружил, что за ними по пятам следует неизвестный. Изменяющая внешность пилюля бесполезна против такого противника, поэтому он использовал маскировку. Иногда путники одевались и вели себя как отец с сыном, иной раз – как дедушка с внуком. Однажды Су Мучжэ даже сделал из них супружескую пару, наложив на Лин Ся макияж и превратив его в симпатичную барышню. Юноша лишь укоризненно взглянул на него, после чего отвернулся и продолжил спать. Понимая, что с каждым днем они уезжают все дальше и дальше от секты Цянь Кунь, Лин Ся глубоко вздохнул. Честно говоря, находиться на расстоянии друг от друга не так уж и плохо. Он никогда не сомневался в любви Юй Чжицзюэ, но до сих пор не мог отважиться окончательно принять его чувства. Раз Лин Ся путешествует вместе с Су Мучжэ, значит однажды обязательно наступит день, когда Юй Чжицзюэ встретится с Сун Сяоху. А к этому следует основательно подготовиться, а еще лучше – вообще постараться избежать. Поэтому в настоящий момент Лин Ся оставалось только смириться и последовать за Су Мучжэ. В конце концов, даже если последний еще совсем юнец, обожающий деньги и ненавидящий проигрывать, у него доброе сердце и он готов отдать за друзей жизнь. Если они с Су Мучжэ поладят, он не станет пытаться использовать Лин Ся как приманку. Таким образом, Юй Чжицзюэ избежит опасности. Но если в это время он будет блаженно наслаждаться сладким медовым месяцем, точно будет проклят на веки вечные!!!