Ruvers
RV
vk.com
image

Перемещение во второстепенного персонажа для реабилитации злодея

Казалось, невыносимый холод мог заморозить даже мысли. Дрожа всем телом, юноша желал лишь одного – поскорее покинуть это место. Но его сковала неодолимая слабость, напрочь лишившая всяческих сил. Даже окоченевшие пальцы отказывались слушаться, сгибаясь лишь наполовину. Приложив немало усилий, Лин Ся попытался закричать, но в итоге у него получилось только слегка приоткрыть губы. Он не смог произнести ни слова. Создавалось впечатление, будто каждая его клеточка пребывает в глубокой заморозке. Только глаза оставались подвижными. А в окружающей пронзительной тишине не раздавалось ни единого звука, словно даже сам Бог позабыл об этом месте. ‘Что это за место?’. ‘Здесь кто-нибудь есть?’. ‘Так же можно и до смерти замёрзнуть!’, – юноша мог лишь кричать и стенать в глубине своей души. Внезапно кое-что вспомнив, он отчаянно попытался сконцентрировать духовную энергию и энергетические частицы. Но стоило им хоть немного накопиться, как они тут же рассеивались, и даже спустя долгое время его попытки не увенчались успехом. Внутри Лин Ся ощущал лишь пронизывающий до костей холод. А разросшиеся повсюду ледяные сталактиты, покрытые ослепительным белым снегом, говорили о том, что он находится в какой-то пещере… В прошлый раз его спас человек в маске, но кто помог сейчас? И где Юй Чжицзюэ? Неужели вновь прошло четыре года? Однако, его нынешнее положение явно серьезнее, чем было тогда, ведь синюшный оттенок безмятежно покоящихся на животе рук поистине способен напугать кого-угодно. Не сложно догадаться, что и лицо, и тело выглядят аналогичным образом и пребывают в довольно плачевном состоянии. Да и подобная поза больше подходит мертвецу, а не живому. Учитывая, что здесь невероятно холодно и рядом нет ни души, это место – что-то вроде морга, ведь так? Сердце Лин Ся продолжало обливаться слезами. Казалось, что здесь даже время остановилось – каждая минута тянулась целую вечность, и невозможно было определить, сколько времени прошло с момента его пробуждения. Наконец снаружи раздался шум, похожий на скрип открывающихся каменных дверей. После чего до юноши издалека донесся звук мягкой размеренной поступи. Шаги становились все ближе и ближе. Учитывая, что текущая ситуация пока неясна, он поспешно закрыл глаза. Осторожность лишней не будет, не стоит действовать опрометчиво. В последний раз он переместился крайне не вовремя. Но, скорее всего, победу в той битве одержал Мин Цзэ, ведь иначе Юй Чжицзюэ вряд ли бы смог выжить. А значит, немаловероятно, что они находятся в одном и том же месте... Когда звук шагов наконец замер рядом с ним, в помещении вновь воцарилась звенящая тишина. У Лин Ся в груди тут же подпрыгнуло до сих пор полузамерзшее сердце – он почувствовал на себе чей-то пристальный взгляд. Вскоре к нему опустилась теплая рука. Прикоснувшись ко лбу, мягкие пальцы медленно спустились вниз, проследив линию переносицы и с непостижимой нежностью упав аккурат на жесткие заледеневшие губы. От столь неоднозначных действий юноша мгновенно смутился. Он хотел посмотреть на рядом стоящего, но не знал, стоит ли сейчас открывать глаза. В это самое время тот произнес: «Лин Ся, ты спишь уже слишком долго». Голос, явно принадлежащий молодому человеку, оказался изумительно привлекательным, глубоким и мелодичным, словно звучание виолончели. Его уникальный тембр эхом отдавался в ушах, вызывая крайне странные ощущения. Хоть юноша и не мог понять, кому принадлежит этот голос, его сердце все равно забилось в ускоренном темпе. Не шелохнувшись, он вспоминал всех, кого когда-либо знал, пытаясь понять, чей же это голос. Но так и не нашел ответа, заключив, что никогда его раньше не слышал. Честно говоря, в его душу даже закралась зависть к обладателю голоса. Имея подобные данные, наверняка не составит никакого труда покорить любую понравившуюся девушку, верно? Спустя какое-то время неизвестный медленно повернулся и направился к выходу. Лин Ся быстро открыл глаза, попытавшись разглядеть внешность уходящего. Но успел лишь мельком окинуть взглядом его роскошную одежду алого цвета. На спине молодого человека золотыми нитями вышит восхитительный пион, а на талии повязан украшенный нефритовыми вставками и жемчугом пояс, который, казалось, делал его спину еще шире и внушительнее. Невероятно ошеломительное зрелище, прекрасно гармонирующее с длинными иссиня-черными волосами, а также прямой и стройной спиной. Будто что-то почувствовав, молодой человек внезапно обернулся, и через мгновение их взгляды пересеклись. Долей секунды хватило Лин Ся, чтобы окинуть взором безукоризненно прекрасные глаза и темно-красную родинку. Его зрачки тут же сузились – перед ним же взрослый Юй Чжицзюэ! Это открытие ошеломило юношу: какое-то время он мог лишь молча наблюдать за ним, не зная, что и сказать. Правда, в настоящее время его собственные лицо и тело заморожены, так что он в любом случае не сможет ничего сказать. Положение Лин Ся не позволяло отчетливо разглядеть молодого человека. Сквозь ледяной гроб он мог видеть лишь размытый силуэт лица и слегка приподнятые в удивлении брови. Внезапно его сердце болезненно сжалось – юноша понял: стоящий перед ним Юй Чжицзюэ уже превратился в злодея! Но разве это имеет значение? Не важно, злодей или ученик секты Шаоян. Он – все тот же Юй Чжицзюэ... У Лин Ся перехватило дыхание. Но это странно: уже столько времени прошло, так почему Юй Чжицзюэ до сих пор не подошел? Юноша изо всех сил постарался позвать его, но смог лишь беззвучно выдохнуть. Молодой человек будто только что очнулся ото сна. Он медленно направился к Лин Ся, не сводя с него глаз. При этом от каждого его шага веяло элегантной грациозностью. Когда же юноша наконец смог разглядеть его лицо, оно показалось ему чересчур ослепительным… Этот ребенок... Вырос, став еще очаровательнее, чем описывается в романе! Его великолепная кожа напоминала драгоценный нефрит, а заостренные брови походили на заточенные мечи. При этом пара больших слегка суженных глаз казалась настолько безукоризненной и бездонной, что окружающие просто не осмеливались на нее взглянуть. Эти некогда бесхитростные глаза теперь покрылись непроницаемой завесой, полностью лишавшей других возможности заглянуть ему в душу. Очень волнующий взгляд. Ровная и прямая переносица, идеальные тонкие и привлекательные губы с легким красноватым оттенком, а также длинные угольно-черные волосы, опускающиеся ниже плеч – все это делало его совершенством во плоти… У Лин Ся слов не было: так это правда, и истинной любовью автора в самом деле является злодей? С такой умопомрачительной внешностью ему точно не составит никакого труда соблазнить хоть весь гарем героя. Видя, что молодой человек подходит все ближе, юноша невольно начал волноваться. Нынешнему Юй Чжицзюэ около восемнадцати-девятнадцати лет: неужто вновь пролетело четыре года? Да что за шутки?! Что же ему следует сказать? Нет, сперва нужно оттаять, а уж потом об этом думать! Наконец Юй Чжицзюэ подошел к ледяному гробу. Он прищурился, но по-прежнему ничего не говорил. Поскольку за исключением глаз, тело все еще отказывалось его слушаться, юноша с трудом выдохнул, едва пошевелив губами и попытавшись сказать: прекрати просто смотреть! Поскорее вытащи меня отсюда! Я до смерти замерз! Как будто уловив мельчайшие движения губ и разобрав слова, Юй Чжицзюэ внезапно снял с себя верхнюю одежду и накрыл ею Лин Ся. После чего протянул руку и обхватил юношу за плечи, а второй рукой подхватил его под коленями и притянул к себе. В итоге Лин Ся оказался крепко прижат к груди молодого человека. «...», - юноша был крайне смущен: не слишком ли неловкое это положение? Если уж переносить, то хотя бы на спине! Разве двое взрослых мужчин в подобном виде не будут выглядеть странно? Изо всех сил попытавшись отодвинуться, Лин Ся ничего не смог поделать: его тело до сих пор представляло собой ледяную статую. Ему осталось только прижаться к теплому Юй Чжицзюэ и притвориться мертвым. Не теряя ни секунды, молодой человек шагнул вперёд, мгновенно покинув это место. Его скорость поистине поразительна! Мощный ветер, обдувающий лицо Лин Ся, приносил с собой едва ощутимую боль. Юноша наблюдал за быстро ускользающим меняющимся пейзажем: похоже, они находятся где-то в горах. Не успела прогореть и одна палочка ладана, как они наконец миновали бесконечные снега, и земля вокруг постепенно покрылась пышной зеленью. Преодолев участок, заросший цветущей растительностью, Юй Чжицзюэ начал подниматься в гору. Почувствовав, как быстро у него колотится сердце, Лин Ся ощутил лёгкое чувство вины за свое тяжелое тело. Вскоре на их пути появилась вооруженная мечами организованная группа людей в черной униформе и доспехах. Это наверняка те самые солдаты из могучей армии под командованием великого злодея... Завидев их, Лин Ся тут же напрягся: была бы на то его воля – с удовольствием под землю бы провалился, да состояние не позволяет. Заметь эти люди, что их Верховный Владыка как принцессу несет на руках мужчину, разве его репутации не придет окончательный и бесповоротный конец? Будто почувствовав беспокойство юноши, Юй Чжицзюэ незамедлительно отреагировал - звук его неповторимого голоса мгновенно разлетелся по округе, ошеломляя своей подавляющей мощью: «На колени!». Сразу после этого удивленный Лин Ся обнаружил, как солдаты без колебаний единодушно опустились на колени и склонили головы. Ни один из них не осмеливался взглянуть на своего повелителя. Похоже, Юй Чжицзюэ действительно вырос... Черт! Только не говорите, что сюжет продвинулся уже до той стадии, на которой они с Сяоху разорвали все отношения и одержимы лишь отчаянным желанием убить друг друга? А тем временем на вершине горы все отчетливее проявлялось грандиозное и величественное сооружение, напоминающее собой настоящий дворец. Юй Чжицзюэ ускорился, перейдя на столь стремительный темп, что у Лин Ся мгновенно закружилась голова. Не долго думая, юноша закрыл глаза. В любом случае, пока они двигаются с такой скоростью, обычные люди все равно не смогут их увидеть. Наконец Юй Чжицзюэ прибыл на место, остановился и приказал: «Все вон!». Подчиненные и слуги быстро и слажено покинули дворцовый зал. Осмотревшись, юноша пришел к выводу, что они находятся в спальне Юй Чжицзюэ. Стены, столы, стулья… У него слегка дернулись уголки губ: даже став взрослым, злодей по-прежнему любит все элегантное и утонченное? Почему здесь так много редких необычайных украшений, превратившихся в предметы обихода? Стоит ли сказать спасибо хотя бы за то, что в воздухе не витает аромат райских садов? Юй Чжицзюэ занес его внутрь, где Лин Ся тут же бросилось в глаза нечто совершенно невероятное. Он не знал смеяться ему или плакать – прямо посреди комнаты находилась впечатляющих размеров кровать. При этом ложе было достаточно широким, чтобы на нем могли свободно уместиться человек пять-шесть. А края балдахина оказались увенчаны изящными жемчужными нитями. И откуда только у него взялась такая тяга к роскоши? Но вот чувство прекрасного у великого и ужасного злодея его не то, что не красит, а скорее делает похожим на того, кому в экстренном порядке требуется надлежащее лечение! Не отрывая от Лин Ся безмерно глубокого и внимательного взгляда, Юй Чжицзюэ аккуратно наклонился и осторожно положил его на кровать. При этом глаза молодого человека не выдавали ни следа того, что творилось у него на душе. От такого взгляда юноша почувствовал себя неуютно. В настоящее время он явно выглядит далеко не лучшим образом, наверняка напоминая замерзшую мумию. Уголок губ Лин Ся слегка приподнялся, когда юноша попытался ему улыбнуться, как всегда делал прежде. И вновь, с тех пор как юноша покинул этот мир, в его жизни минуло лишь несколько месяцев, а для Юй Чжицзюэ прошли долгие годы, очевидно, наполненные скорбью и печалью! Неожиданно Юй Чжицзюэ будто опомнился и начал быстро развязывать пояс Лин Ся. Шокированный юноша тут же побледнел пуще прежнего: что он делает, черт побери? Раздевая его, молодой человек пояснил: «Ты пять лет провел в Тысячелетнем Ледяном Дворце, поэтому какое-то время не сможешь двигаться. Мне необходимо найти способ, как поскорее тебя отогреть». Лин Ся облегченно вздохнул. И то верно – было бы неплохо согреться, ведь пробирающий до костей холод так и не покинул его тело. А пока он с грустью глядел на свое нынешнее печальное состояние, Юй Чжицзюэ за пару секунд снял с него всю одежду. Вот уж точно, скоростные навыки раздевания взрослого злодея действительно достойны похвалы! А дальше предполагалось, что тот позовет прислугу и велит им принести горячей воды или теплое одеяло. Но последующие действия молодого человека внезапно заставили его сердце почти выскочить из груди - Юй Чжицзюэ снял собственное одеяние еще быстрее, чем мгновение назад одежду с Лин Ся! С трудом дыша, юноша смущенно отвел взгляд. Какого черта здесь вообще происходит - как Юй Чжицзюэ умудрился вырасти настолько прекрасным?! Даже легендарные кубики, о которых Лин Ся мог только мечтать, - и те на месте! Такое великолепное тело вообще не должно существовать ни в одном из миров! Юй Чжицзюэ быстро лег рядом с юношей, прильнув к нему. Лежа лицом к лицу, между ними не осталось ни миллиметра свободного пространства. Протянув руку, молодой человек обнял Лин Ся за талию, при этом его ноги тесно прижались к ногам юноши, а их длинные волосы перемешались. Только вот у одного локоны блестящие и шелковистые, а у другого – тусклые и безжизненные. Даже если его кожа все еще оставалась замёрзшей и онемевшей, закрыв глаза, Лин Ся очень отчетливо ощущал прижимающееся к нему взрослое тело: его гладкую и упругую кожу, а также рельефные внушительные и удивительно крепкие мышцы. Как же он благодарен за то, что Юй Чжицзюэ сейчас не может видеть его лица. Ему еще никогда не доводилось находиться в таком смущающем положении, да и разве происходящее сейчас не слишком аморально? Ничего подобного не было в сюжете этого злополучного романа! Но совсем скоро Лин Ся обнаружил, что тело Юй Чжицзюэ покрыто плотным слоем ци. Благодаря чему его температура была куда выше, чем обычно, к тому же в Лин Ся непрерывным потоком вливались бесчисленные тончайшие струйки духовной энергии. Почувствовав себя немного лучше, юноша почти расслабился. В этот момент Юй Чжицзюэ опустил голову, и до Лин Ся донесся притягательный соблазнительный голос, эхом отразившийся в его ушах: «Так ты быстрее восстановишься». Юноша замер, почувствовав, как на его губы опустилось нечто мягкое и теплое – губы Юй Чжицзюэ. Его сердце порывалось вырваться из груди. Прошло ведь уже так много лет. Неужели он до сих пор испытывает эти чувства? Дыхание молодого человека оставалось ровным и размеренным. Но, хоть поцелуй и казался довольно спокойным, он продолжал медленно углубляться. Влажный, теплый и проворный язык Юй Чжицзюэ быстро раздвинул зубы Лин Ся, скользнув внутрь. Юноша вздрогнул - его собственный язык еле шевелится, так почему вкусовые рецепторы прекрасно функционируют? Вкус поцелуя остался точно таким же, каким он его запомнил. Сердце растерянного юноши обливаюсь горькими слезами, ведь ему вовсе не было противно…