Ruvers
RV
vk.com
image

Перемещение во второстепенного персонажа для реабилитации злодея

Реферальная ссылка на главу
<div>Голодный взгляд Лин Ся пробежал по жареному блинчику. Выждав пару секунд, он смело взял предложенную еду, то и дело поглядывая на Сун Сяоху. Раньше в голове юноши царил сплошной сумбур. Теперь же, немного переведя дух, он наконец вспомнил это странное имя - «Эрдань[1]», и человека, которому оно принадлежало!<br><br>Начало выдуманного романа посвящено описанию детства главного героя и злодея, а также постепенному зарождению их крепкой дружбы. Естественно, главная цель такого введения – заложить основу для их дальнейших взаимно разрушительных отношений «любви-ненависти». Тогда-то в нескольких сценах и фигурировал этот персонаж из массовки.<br><br>В последствии, его трагическая смерть послужила причиной пробуждения сил не только главного героя, но и злодея. Описать этого персонажа не сложно: туповат, простоват, зато силен как бык. И имя ему – «Эрдань». Они с главным героем – бездомные дети, вместе просившие милостыню на улицах и разделявшие все тяготы того нелегкого времени. Его основная роль: верный пес героя! Вдобавок, это смущающее и странное имя «Эрдань» фактически дано ему главным героем…<br><br>Похоже, его нынешняя личность – преданный, недалекий верный песик.<br><br>Вспоминая сюжет, Лин Ся жадно поедал блин и даже проглотил заляпанные пылью места. При этом утешая себя тем, что на блинчике не грязь, а отпечатки пальцев сильного и истинно выдающегося гения!<br><br>Видя, с каким удовольствием он ест, носящий священный ореол непобедимого героя Сун Сяоху с радостью воскликнул: «Эрдань, ешь помедленнее, не подавись...».<br><br>Не успел он договорить, как юноша схватился за горло, неудержимо раскашлявшись. Несмотря на аппетитный вид, блинчик оказался твердым и черствым. Очевидно, ему уже не один день!<br><br>Сун Сяоху быстро принес потрескавшуюся чашу с водой и протянул ее Лин Ся: «Вот, выпей».<br><br>Ясно как день: мальчик уже привык к неуклюжести своего друга.<br><br>С другой стороны, на лице Юй Чжицзюэ отразилось презрение. Отступив на несколько метров назад и нахмурив тонко очерченные брови, он заявил: «Неужели этот дурак может быть еще глупее? Даже поесть нормально не может!».<br><br>Сделав несколько глотков ледяной воды и мгновенно задрожав от холода, Лин Ся похлопал себя по груди, выравнивая дыхание. Он ужаснулся в своем сердце: конечно, по сравнению с главным героем, рожденным в хорошей и доброй семье, злодей, даже будучи ребенком, уже так жесток! Ни грамма доброты или уважения к окружающим!<br><br>Юноша прищурился, изучая свое размытое отражение в воде чаши. Его нынешнее лицо оказалось ничуть не чище, чем у героя. И хотя в воображении Лин Ся Эрдань был дурачком с косыми глазами и кривым ртом, на деле черты его лица вполне себе обычны, а глаза – выразительны. Он выглядел на четыре-пять лет старше мальчиков.<br><br>Облегченно вздохнув, юноша продолжил уплетать оставшийся полузасохший блинчик, запивая его водой, и посмотрел на будущего злодейского босса, молча вспоминая сюжет.<br><br>Ни на что не годный автор описал детство Юй Чжицзюэ всего лишь парой фраз. Как-никак, он не главный герой. Но можно предположить, что за свою жизнь мальчик наверняка столкнулся со множеством трагичных и суровых испытаний, ведь его не любили ни отец, ни мать.<br><br>Отец Юй Чжицзюэ – пользующийся дурной славой глава культиваторов темных искусств – Юй Тяньсин, за которого оказалась вынуждена выйти замуж мать мальчика – Юй Линлун. Она же – предыдущая Божественная Жрица секты Юйнюй[2]. И это привело к страшным последствиям. С самого рождения Юй Чжицзюэ в лучшем случае игнорировали, а в худшем – ребенок подвергался откровенному насилию. Какое-то время пара противостояла друг другу, но в конечном итоге, они вместе отправились на небеса. Юный Юй Чжицзюэ, от начала и до конца наблюдавший за трагическим развитием их отношений, сбежал со снежных вершин Пика Святой Девы, где родился и вырос. Долгое время он блуждал по миру, пока не прибыл в обычный провинциальный городок Лунфэй, в котором встретил главного героя.<br><br>Но даже герою Юй Чжицзюэ не открыл своего сердца. Правда, благодаря благотворному влиянию ГГ, он стал уже не столь мрачным и равнодушным. Но после того, как им исполнилось тринадцать лет мальчики вместе пережили несколько неприятных происшествий, и в душе Юй Чжицзюэ пробудилось чувство зависти к главному герою.<br><br>Стоит отметить, что Юй Чжицзюэ описан в романе как гений, встречающийся раз в столетие. И на начальных этапах культивирования он опережал героя. Все ж таки мальчик унаследовал хорошие гены. Однако позднее главный герой-весельчак с легкостью его превзошел, отчего сердце и разум Юй Чжицзюэ становились все более и более нестабильными.<br><br>Так, после череды глупых недопониманий и сражений, они начали постепенно отдаляться друг от друга, и в итоге окончательно рассорились. В конце концов, Юй Чжицзюэ превратился в безжалостного и порочного человека, уничтожившего мир...<br><br>Однако, кто бы что ни говорил, а глядя на этого мальчугана, у которого кровь с молоком намешана, сжимающего кулачки и притворяющегося невозмутимым, Лин Ся просто не мог воспринимать его тем страшным злодеем из романа. Юноша даже подумал про себя: аах, ясно же, что он всего лишь дерзкий, но миленький младший братик!<br><br>Юй Чжицзюэ быстро заметил его странный взгляд. Мальчик с отвращением повернул голову и холодно спросил: «Эй, тормоз, на что уставился?».<br><br>«...», - как же хочется хорошенько ущипнуть эти вредные щечки.<br><br>Лин Ся медленно поднялся с земли, тут же несказанно обрадовавшись: он выше мальчиков более чем на пол головы.<br><br>Посмотрев на детишек, юноша крайне серьезно поднял указательный палец и помахал им из стороны в сторону: «Не называйте меня «Эрдань» и тем более – «дурак». Меня зовут Лин Ся!».<br><br>Неважно, насколько поразительными и ужасающими вырастут эти детки, сейчас на их лицах застыло одинаковое выражение: = 口 =<br><br>Паника Лин Ся, вызванная перемещением, постепенно ослабевала, а настроение довольно быстро улучшалось.<br><br>Верно, даже если он брошен в этот вероломный параллельный мир с высокой смертностью, нужно с оптимизмом смотреть в будущее. По крайней мере, есть шанс встретить богиню сердца! А значит, все не так плохо.<br><br>Обмануть юного, наивного и оптимистичного героя не составило труда. Он послушно сидел на стопке соломы напротив Лин Ся, скрестив ноги, и очень внимательно слушал его объяснения, изредка моргая. Юноша быстро припомнил парочку распространенных драматических клише, чтобы описать свое прошлое. А именно: его якобы выгнала из дома мачеха, затем он упал и ударился головой, отчего временно позабыл многое из своей жизни…<br><br>Сяоху сочувствующе вздохнул: «Похоже, даже с матерью не обязательно будешь счастлив... Но я все равно хочу найти свою семью».<br><br>Лин Ся посмотрел на задумчивое лицо невинного героя, запачканное грязью и напоминающее окрас трехцветной кошки. Конечно, в этом мире такие праведные черты характера – поистине потрясающая редкость…<br><br>Действительно, основные цели главного героя – поиск родителей, обучение боевым искусствам и развитие всевозможных форм силы. Стать учеником мастера, собрать гарем, победить злодея или найти соратников и товарищей – лишь второстепенные задачи.<br><br>Юй Чжицзюэ подошел к услышанному куда более скептически. Совершенно не разделяя энтузиазма ГГ, он сжал кулаки и взглянул на Лин Ся, прежде чем спросить: «Значит, ты не помнишь откуда родом? Или как пришел сюда?».<br><br>Внезапно юноша ощутил слабое, еле заметное давление.<br><br>Он помолчал минуту, затем посмотрел на Юй Чжицзюэ.<br><br>В отличие от доверчивого Сун Сяоху, светящиеся, как звезды в ночном небе, глаза Юй Чжицзюэ были полны настороженностью и враждебностью. Малиновая родинка под краем глаза заставляла его кожу выглядеть белее нефрита, а длинные и гладкие черные волосы были аккуратно убраны назад. Возможно, из-за долгого недоедания он казался немного слабее и тоньше, чем здоровый и крепкий герой.<br><br>Лин Ся быстро опомнился: Юй Чжицзюэ – главный злодей, который в будущем уничтожит мир! Совсем недавно юноша неосознанно отнесся к нему, как к ребенку... А ранее придуманный рассказ, содержал столько сюжетных дыр, что им можно было обмануть только простодушного ГГ!<br><br>Хотя по прошествии достаточного количества времени главный герой тоже созреет и уже, вероятно, не будет таким наивным и легковерным. К слову сказать, популярности этого выдуманного романа хватало, чтобы на страничках обсуждений читательницы радостно фантазировали и сочиняли фанфики с участием Юй Чжицзюэ и Сун Сяоху. Преимущественно роли распределялись так: «невинный снаружи, но безжалостный внутри» главный герой – актив, а злобный двуличный Юй Чжицзюэ – пассив.<br><br>Лин Ся принял расслабленную позу, сделал лицо попроще и постарался стереть с него следы всякого рода мыслительной деятельности: «Мм, я не помню ничего кроме того, что фамилия моего отца «Лин», а полное имя «Лин Чжиюань». А в названии родного города есть «огонь» или что-то подобное».<br><br>Услышав такие подробности, Юй Чжицзюэ поверил ему процентов на 70-80. Предыдущий «Эрдань» уже несколько лет бродил по этому маленькому городку, и никто из местных не знал, откуда он пришел. Поэтому, составив очень подробный рассказ, Лин Ся, наоборот, выглядел бы подозрительно. Произнеся одно уклончивое «Мгм», Юй Чжицзюэ отвернулся: в конце концов ему незачем интересоваться каким-то грязным дураком.<br><br>Более того, если бы не Сун Сяоху, заботящийся об этом идиоте, он определенно и взглядом бы не удостоил этого уличного попрошайку.<br><br>Сун Сяоху, вообще не заметив настороженности Юй Чжицзюэ, рассмеялся, раскрывая симпатичные ямочки: «Тогда Эр... Лин Ся, почему бы тебе теперь не считать меня частью своей семьи?».<br><br>Юноша кивнул и улыбнулся, ответив: «Конечно, ты должен называть меня старшим братом. Я давно думаю о Сяоху как о младшем братике».<br><br>А про себя порадовался: так или иначе, а это ведь сам главный герой! Удивительный и могучий! Сейчас лучшее время, чтобы втереться к нему в доверие, тем самым обеспечив себе мощную поддержку в будущем, хахахаха!<br><br>Сун Сяоху, моргнув, улыбнулся так широко, что стали видны все 32 зуба, и выкрикнул чистым четким голосом: «Старший брат Лин!».<br><br>Лин Ся почувствовал такое самодовольство, что его эго взлетело почти до небес. Он не мог не потянуться, чтобы погладить голову героя, за милую душу теребя короткие и колючие волосы, похожие на иголки ежа.<br><br>Отчего Сун Сяоху немного смутился. С тех пор как он покинул горы и спустился сюда, то есть за все время путешествия, найти кого-то, кто был бы вежлив или желал дать ему денег, уже считалось весьма удачным. Большинство окружающих просто презирали и избегали мальчика из-за неопрятного внешнего вида. Обращался ли кто-либо хоть когда-нибудь с ним также душевно? Даже обладая оптимистичным и беззаботным темпераментом, Сун Сяоху очень хотел иметь семью, поэтому прямо сейчас его глаза невольно увлажнились.<br><br>Юй Чжицзюэ стоял в изумлении, ошеломленный благоговейной и ласковой братской сценой перед собой. Его дружба с Сун Сяоху базировалась исключительно на том, что мальчик считал потенциал главного героя довольно неплохим. Но эта сцена. Их ранее взаимодействие было довольно бесстрастным; с каких пор они так сблизились?<br><br>Полностью удовлетворившись, Лин Ся убрал руку и перевел взгляд на Юй Чжицзюэ, выжидающе глядя на него. Стать старшим братом как главному герою, так и злодею, - это ж мечта всей жизни! Более того, он давно хотел потискать щечки злодея!<br><br>Разумеется, «невинный снаружи, но безжалостный внутри» Сун Сяоху сразу уловил его замысел и повернулся к Юй Чжицзюэ, призывая: «А’Цзюэ[3], поторопись и поприветствуй старшего брат».<br><br>Лин Ся не мог прекратить смеяться про себя, наблюдая, как тот на секунду опешил.<br><br>В результате, еще мгновение назад настороженное лицо Мистера Великого Злодея быстро покраснело от смущения.<br><br>Юй Чжицзюэ сердито бросил: «Называй его как хочешь, хоть старшим братом, но какое отношение это имеет ко мне?».<br><br>Он свирепо посмотрел на Сун Сяоху и ушел, взмахнув рукавами.<br><br>________________<br><br>[1] Грубо можно перевести как «Второе яйцо» - довольно глупое имя<br><br>[2] «Красивая сказочная дева». Секта состоит исключительно из женщин-последовательниц.<br><br>[3] А’ (阿) префикс обычно добавляется к последней части имени человека, чтобы сделать привлекательный или знакомый псевдоним; например, А’Цзюэ - отсылка к Юй Чжицзюэ.</div>