Ruvers
RV
vk.com
image

Отель духов

Сводник. Часть 1

Джин, прекращай надоедать __________ Исфер повернулся, и его черные глаза намертво зафиксировались на собеседнике. Фейся даже заподозрил, что тот слегка выпрямился, потому что юноше пришлось вытянуть шею ради поддержания зрительного контакта. Небольшое изменение роста сделало взгляд Исфера еще более вальяжным, и, казалось, его ничуть не удивила услышанная просьба. Исфер в самом деле тот еще подлец. Фейся решил взять все в свои руки и медленно поднялся, поглядывая на черноволосую голову. А вот Исфер вообще не шелохнулся, так и продолжив смотреть вперед – на живот юноши. «Причина?». «Прям сейчас моя жизнь полнится бедностью, горестями и тяготами, - всего за месяц пребывания здесь он уже накопил задолженность в полторы тысячи долларов перед гостиницей, семьсот пятьдесят из которых – долг перед Хьюзом. «Отклонено», - послышался небрежный ответ. «Почему?», - хоть юноша и не рассчитывал на согласие, столь лаконичный отказ все равно вывел его из себя. «Люди, чья жизнь наполнена бедностью, горестями и тяготами, как правило, не имеют склонности к избыточному весу». Мастерски уничтожив все надежды Фейся, он вновь отправился плавать. Этот ежедневный ритуал выполняется согласно Божьей Воле, но, откровенно говоря, Исфер не думал, что это хоть как-то ему поможет. __________ Через час он вновь вышел к Фейся, до сих пор витающему в облаках у края бассейна. «Я не передумаю», - Исфер прошел мимо, оставляя после себя капли воды на полу. Юноша молча последовал за ним. Не обращая на него внимания, Исфер непринужденно шагнул в свою комнату. Данный этаж уникален тем, что помимо бассейна единственная комната здесь - это его спальня. К счастью, в ней не нашлось ничего необычного, что слегка ослабило бдительность Фейся. «Я здесь, чтобы просить тебя о помощи», - протараторил юноша, заметив, что тот направляется в ванную. «Твой наставник - Хьюз» Не видя иного выхода, юноша втиснулся между ним и дверью в ванную комнату: «Знаешь, мне кажется, ты более начитанный». Прости, Хьюз, я всего лишь должен немного его задобрить. Исфер посмотрел на охапку книг в руках Фейся: «Ты правда думаешь, что язык расы невидимых людей известен мне лучше, чем им самим?». «…Да, вот как раз и блеснёшь интеллектом», - юноша твердо решил, что если тот снова откажется, схватит его за талию и не позволит ему принять душ. Он уже приготовился к броску, когда Исфер ответил: «Отлично». «Э-э-э», - Фейся остановился, - «Имею в виду - великолепно! Буду ждать тебя снаружи». На самом деле он чувствовал себя немного разочарованным, ведь предполагал, что пресс Исфера будет очень упругим, но теперь ему уже не доведется это проверить. Юноша бродил по комнате, слушая шум бегущей воды, доносящийся из душевой. Несмотря на одинаковую планировку, комната Исфера явно отражала его натуру. Белые шторы, черные простыни, черно-белый шкаф; даже лампа излучала белоснежное свечение. Спальня казалась минималистичной до однообразия, очень напоминая манеру речи ее владельца. Если подумать, было бы хорошо, пожертвуй Джин парочку своих роз, чтобы немного оживить это место. Из открывшейся двери вышел одетый в костюм Исфер, окутываемый льющимися из-за спины клубами пара. «У тебя костюмы в ванной хранятся?», - разве они не намокнут из-за повышенной влажности? «Нет». Фейся указал на его облачение: «Но на тебе же...» Исфер поднял руку, и в ней мгновенно появился комплект аккуратно развешенной униформы. Тишина. Похоже, Фейся пришло время отказаться от ограниченного образа мыслей, заставляющего брать одежду из шкафа. Исфер положил одежду: «Что ты хотел спросить?». При этом Фейся с азартом открыл книгу и указал на замеченный ранее символ: «Вот это - буква ‘А’?», - пришло время дать волю его внутреннему гению. Исфер взглянул на него и размеренно ответил: «Это обозначение. Значит примерно то же, что и точка в твоем язык». ............... Фейся разочарованно вздохнул: «Ее слишком усложнили…». [1] __________ Если закрыть глаза на вечно монотонный тон, Исфер - довольно хороший учитель. По крайней мере, он терпелив, что очень порадовало Фейся. На самом деле, единственное, что требовалось от юноши, – сидеть и слушать, пока Исфер переводил тексты. Внезапно кое-что привлекло его внимание. «Хочешь сказать, что раса оборотней поражена болезнью, которая заставляет их жаждать человеческой плоти и крови при виде полной луны?». «Да». «Почему они не могут это вылечить?», - спросил Фейся, - «Разве между мирами не достаточно хорошие отношения? Неужели нельзя просто попросить Бога сделать с этим что-нибудь? Ну, к примеру, пусть болезнь вызывает не полная, а квадратная луна». Лицо Исфера скривилось в странном выражении, отчего юноша тут же запаниковал: «Шучу, шучу. Пожалуй, не стоит изменять форму луны, а то еще космонавты с краев попадают». «......». «Прости, можешь пойти выпить, если моя шутка показалась тебе слишком сухой». [2] «..........». Похоже, будет лучше, если он просто перестанет болтать. «На сегодня хватит», - наконец произнес Исфер, закрыв книгу и вернув ее Фейся. «Тогда я вернусь завтра», - неохотно сказал юноша. Но уже дойдя до дверей, кое-что неожиданно пришло ему на ум: «Подожди-ка. Поправь меня, если я ошибаюсь, но не послезавтра ли намечается полнолуние? Разве это не означает, что зарегистрированные сегодня гости-оборотни, начнут…?», - юноша был почти уверен, что является единственный человек на Ноевом ковчеге. «Да», - Исфер равнодушно констатировал смертный приговор Фейся. «Очевидно, они пробудут здесь пять дней». «Да». «Думаю, идея порезать луну не так и плоха», - сказал юноша со слезами на глазах. Исфер отрешенно уставился на него: «Отсюда нельзя увидеть луну. Вот почему они приезжают сюда каждый месяц». Молчание. «… Почему, черт возьми, ты не сказал об этом раньше?», - лицо юноши незамедлительно вернулось в норму: «Доброй ночи!». __________ Невзирая на заявление Исфера, Фейся решил на всякий случай расспросить Антонио. Он ведь явно разбирается в этой теме, верно? Не успел он закончить свой вопрос, как Антонио разразился гомерическим хохотом: «Ты отсталый или что? Разве одного взгляда на меня не достаточно?». Фейся тут же отошел подальше: «Только не говори мне, что ты...». «Хехех, да, он тот самый нулевой пациент». [3] До него донесся насмешливый голос Джина. Поняв, что бежать некуда, Фейся решил смириться с судьбой. «Почему ты всегда подкрадываешься к людям?». «Потому что ты никогда не оборачиваешься», - ответил Джин. «…Где Хьюз?». На лице Джина промелькнул след осторожности: «С какой целью интересуешься?». «Он - мой наставник. Разумеется, у меня есть к нему пару вопросов», - со вздохом произнес юноша. «К сожалению, он очень устал, хехе. Тебе придется подождать до завтра». Фейся стало стыдно за свои прошлые искаженные взгляды: как ни посмотри, а Аша и Дарк будут куда лучшей парой, чем Джин и Хьюз. Внезапно Джин наклонился, прошептав мрачным тоном: «Ты еще помнишь, что я сказал тебе при нашей первой встрече?». «Нет. Помню лишь, как на плече Хьюза отчаянно извивался осьминог». [4] «Хорошо. Хьюз мой». Юноша закатил глаза на Джина и повернулся, намереваясь уйти. Уже немало воды утекло с тех пор, как он покинул детский сад, и у него нет никакого желания туда возвращаться. Джин слегка ускорился, чтобы его догнать. «Что думаешь об Антонио?». «Помимо того, что у него в полнолуние возникают подозрительные мысли на мой счет? Ничего», - его все еще терзали сомнения, несмотря на то, что пребывание на Ноевом ковчеге должно обеспечить его безопасность. «Тогда тебе следует хорошенько подумать о нем». Шаги Фейся немного замедлились: «Неужели у него все-таки есть нехорошие мыслишки на мой счет?». Джин кивнул, насмешливо улыбаясь. «Но даже если бы я осмелился попробовать мясо оборотня... Кто его приготовит?», - Антонио здесь единственный шеф-повар. «…Я не это имел ввиду. Меня интересует, думал ли ты о том, чтобы нагнуть его, сделать своим…». Фейся широко распахнул глаза, в ужасе уставившись на Джина, словно у того внезапно выросла лишняя голова. «Что это за выражение?», - возмущенно усмехнулся Джин. «Вполне естественное выражение, которое возникнет у любого, кто услышит твою речь». «Ладно, хорошо. Если волнуешься, что у него вдруг случиться приступ бешенства… Можешь рассмотреть Дея». Видя, как Фейся застыл от удивления, Джин продолжил: «Хехе, не думай, что я не заметил, как ты краснел, находясь рядом с ним». «Ты пытаешься открыть гей-клуб?», - больше не сопротивляясь, спросил Фейся. «С чего ты взял?». «А иначе зачем еще тебе с таким энтузиазмом предлагать мне клубную карту? Ты ведь помнишь: я очень беден. На самом деле, у меня уже довольно внушительный долг. Если желаешь получить членские взносы – явно обратился не по адресу». «Кто сказал, что я предлагаю клубную карту? Я просто присматриваю за тобой и стремлюсь сделать твой будущий год здесь максимально комфортным». Ага. Ну и вдобавок следит за тем, чтобы Фейся держался подальше от его Хьюза. Видимо, каждый одинокий человек, чья нога когда-либо сюда вступала, бросался на Хьюза как бык на красную тряпку: иначе с чего бы этому парню так беспокоиться? «Говорил же: я не гей». «Хм, хочешь сказать, что никогда не думал о Дея в том самом смысле?». Как только эти слова слетели с уст вампира, из-за угла вывернул Дея. Тишина. Джин смутился. «…Я абсолютно уверен, что никогда не думал о том, чтобы его поджарить», - спустя некоторое время ответил юноша. [5] __________ [1] Точка на китайском языке выглядит так «。». А в языке невидимых людей используется один большой круг, окруженный четырьмя кругами поменьше. Поэтому Фейся сетует на то, что они подрисовали слишком много кругов. [2] А вот что юноша сказал на самом деле: «если тебе холодно, можешь расправить крылья и прикрыться». Его острота по повода обрезки луны в Китае называется «холодной шуткой» она забавна именно тем, что на самом деле совсем не смешна. Юмора в такой шутке ноль, а у публики она вызывает одну реакцию – полное отвращение. В китайской культуре единственный ответ на такую шутку – дрожь от чистого отвращения из-за того, насколько плоха такая острота. Вот почему юноша заботливо советует Исферу прикрыться. [3] Нулевой пациент - первый заразившийся пациент в популяции эпидемиологического исследования. [4] Фейся говорит о том, как Джин продолжал хвататься за Хьюза, когда они впервые встретились, сравнивая его пальцы с щупальцами осьминога. [5] Здесь юноша ведет речь о хун шао (буквально тушить [мясо]).