Ruvers
RV
vk.com
image

Ныряя в синеву небес, не забудь расправить крылья

Рассвет

Реферальная ссылка на главу
<div>Духи тут же подлетели ближе, обступив его полукругом. Отовсюду послышался предостерегающие голоса, которые влетели в его голову подобно накатам дождя.<br><br></div><div>Не выдержав, Лю Синь зло и отчаянно закричал:<br><br></div><div>– Что-то я не вижу здесь ваших Богов, гнева которых вы так боитесь!<br><br></div><div>Впервые со дня его вхождения во временную петлю Лю Синь вдруг почувствовал, что на его плечи лёг неподъёмный груз, который давил на него ответственностью за все жизни так, что он едва мог дышать.<br><br></div><div>Если сегодня они проиграют, то вся империя падёт, погибнут тысячи жизней.<br><br></div><div>Повернувшись в сторону между скал, вид с которых открывался на императорские земли вдали, Лю Синь едва не согнулся напополам.<br><br></div><div>Знал ли Император, знали ли все те люди, которые считают северян проклятыми, что лишь одна сотня людей отдаёт свои жизни и души из ночи в ночь вот уже много лет, чтобы они могли и дальше жить спокойно, думая, что одержали победу.<br><br></div><div>Где был восхваляемый всей империей Император, где были те самый Боги, которые видели бедствие жизней и не предпринимали ничего, кроме молчаливого созерцания?<br><br></div><div>Шаньшэнь умолкли и Лю Синь облегченно выдохнул от блаженной тишины, что была редкостью в его голове. Но это продлилось недолго:<br><br></div><div>– Эти истерзанные души слишком слабы, чтобы выйти из петли. Даже если тебе удастся спасти хоть кого-нибудь, то нет уверенности в том, что он не развеется прахом.<br><br></div><div>Лю Синь обернулся на неё, глядя сухими покрасневшими глазами:<br><br></div><div>– Я хотя бы попытаюсь.<br><br></div><div>Его тело было истощено и ослаблено бесконечными сражениями и бессонными ночами, боль которых он переносил и днём, едва засыпая на несколько часов и вновь готовясь к сражению, от которого не сбежать.<br><br></div><div>Маленький дух подлетел к нему и накрыл своей холодной ладонью его руку. Лю Синь выдохнул и содрогнулся от тёплого потока духовной силы, что потекла в его тело, оживляя изможденное сердце, разгоняя по венам горячую кровь.<br><br></div><div>Отовсюду к нему потянулись руки, делясь своей силой и подпитывая его.<br><br></div><div>Спустя время Лю Синь отошел на пару шагов, обводя полупрозрачных шаньшэнь горящими жизнью глазами и благодарно кивая.<br><br></div><div>Главная шаньшэнь выступила вперёд, поднимая руки, в которых с мерцанием появился меч в белоснежных ножнах, покрытых серебряными узорами клубящихся облаков.<br><br></div><div>Она протянула руки к Лю Синю, который замешкавшись лишь на мгновение, вынул сверкающую сталь из ножен.<br><br></div><div>Чистый звук разнёсся над полем, оседая тихой кружащейся пылью в голове, которая принесла уверенность и покой в его разум.<br><br></div><div>– Этот меч должен был стать нашим даром, по окончании последнего двенадцатого дня, – тихо прозвучал голос в его голове. – Но теперь демоны видят тебя. Сейчас как никогда кстати для такого подарка.<br><br></div><div>Лю Синь положил лезвие на своё предплечье, не отрывая от него глаз, и удобней перехватил длинную рукоять из белого железа с нефритовой ивовой лозой, филигрань которого была из серебряного плетения, огибающее весь эфес.<br><br></div><div>– У него есть имя?<br><br></div><div>Шаньшэнь улыбнулась уголком губ и отрицательно покачала головой:<br><br></div><div>– Меч, как и всё живое – имеет душу. Дай ему имя, и он будет служить только тебе.<br><br></div><div>Лю Синь вновь опустил глаза на девственно-чистую сталь и на выдохе произнёс слово, которое словно само по себе сорвалось с губ:<br><br></div><div>– Лимин¹.<br><br></div><div>Сталь мягко задрожала и засветилась ещё ярче, словно оживая. Два иероглифа вспыхнули на лезвии у самой рукояти, принимая имя.<br><br></div><div>Лю Синь почувствовал тепло в ладони и содрогнулся всем телом, в ответ принимая меч и прикрывая глаза, чувствуя духовную связь, что крепко сцепила их души.<br><br></div><div>&nbsp;<br><br></div><div>༄ ༄ ༄<br><br></div><div>&nbsp;<br><br></div><div>Уже ночью, идя по полю боя в шаг с командующими, Лю Синь вспомнил том, что сказал ему Ван Цзянь, во время их короткой тренировки, на которых мужчина обучал его азам ведения боя, чтобы он не погиб и знал, как использовать сталь в своих руках.<br><br></div><div>Отбив атаку, мужчина сказал:<br><br></div><div>– Если ты хочешь сражаться в полную силу, то у тебя не должно быть ничего, что отвлекало бы разум. Забудь обо всём и о том, что тебя держит. В бою есть только меч, ты и враг.<br><br></div><div>Ведя меч по наклону и отбивая атаку, юноша воспротивился такому мнению:<br><br></div><div>– Вы неправы! Если я забуду о том, кто я и для чего сражаюсь, то считай я уже проиграл.<br><br></div><div>Шагая по снегу, Лю Синь повернув голову и увидел призрачный маленький силуэт, который кивнул ему с улыбкой, сияя чистыми синими глазами и тут же растворился по ветру.<br><br></div><div>Командир отряда лучников что-то ворчал себе под нос по левую сторону от Лю Синя и приговаривал, что раз они всё испробовали, то нет никакого шанса победить вражескую армию.<br><br></div><div>Зайдя за одну из скал перед горой, в которой зиял провал, уходящий вниз, поддернутый сейчас несокрушимым барьером, Лю Синь остановился, вскидывая бровь:<br><br></div><div>– Мы ещё не использовали это.<br><br></div><div>Все командующие распахнули глаза, подходя ближе.<br><br></div><div>Ван Цзянь довольно сверкнул глазами и одобрительно покачал головой.<br><br></div><div>&nbsp;<br><br></div><div>༄ ༄ ༄<br><br></div><div>&nbsp;<br><br></div><div>Демонская рать с рёвом неслась по лесу, подгоняемая трубящим горном, снося своими телами деревья и разбивая камни.<br><br></div><div>Подобно чёрной туче они с прыжком настигли холма, на мгновение покрыв собой звёздное небо, чувствуя задор и бурлящую голодную кровь, которую желали утолить с помощью горстки людей.<br><br></div><div>Рёв прекратился в одно мгновение, когда звери увидели чистое белое поле перед собой, сияющее в ночной тьме пустотой, на котором не было и духа живых людей.<br><br></div><div>С тихим рыком они медленно спускались с холма меж небольших сугробов, крутя рогатыми головами по сторонам, в поисках обещанной живой плоти, которую хотело разорвать всё их существо.<br><br></div><div>Но на поле не было ни людей, ни их следов пребывания.<br><br></div><div>Огромный бык, идущей впереди, тихо ступал тяжелыми лапами, под которыми снег тут же таял, и осматривал заветную гору впереди.<br><br></div><div>Звук возводящегося щелчка, раздавшийся в оглушительной тишине, привлёк его внимание.<br><br></div><div>Опустив голову, тварь замерла, в следующую секунду заходясь в хриплом болезненном вое, как и все демоны позади, пронзённые лезвиями капканов, пробивших их грудь насквозь и с лязганьем огромных стальных пастей пережевывающих их.<br><br></div><div>Копьеносцы, вынырнувшие из сугробов меж демонов, принялись ожесточенно пронзать их, снося головы, которые валунами покатились по склону.<br><br></div><div>– Цепи! – раздался крик командира отряда малых и больших секир.<br><br></div><div>Появившиеся из снега люди натянули железные тяги, стаскивая мёртвые туши вниз и освобождая ловушки, которые с прежним запалом принялись жевать и пронзать вторую волну демонов.<br><br></div><div>Приказ прозвучал три раза, прежде чем оставшийся отряд людей ринулся вниз, оставляя демонов на холме.<br><br></div><div>– Стрелы!<br><br></div><div>Свист летящих древок опылённых в духовных кристаллах подобно стае диких гусей настигли чёрную плоть, с клёкотом неся с собой смерть.<br><br></div><div>Лю Синь припал на одно колено, держа перед собой зажженный фаер, как и десяток людей рядом, заслышав приказ Ван Цзяня он направил его на пригорок, выпуская светящиеся вспышки, грохотом и клубами жара пронёсшимися по снегу, сметая новую волну чёрной рати.<br><br></div><div>Запах пороха и дыма опустился на всё поле, через несколько мгновений уносясь ветром и открывая вид на сотни лежащих мёртвых демонов, ступая на которые пробирались к людям новые твари.<br><br></div><div>Воины медленно отступали к горе, без страха глядя на войско.<br><br></div><div>– Ждём! – громко крикнул Лю Синь, увидев, как один из солдат хотел ринуться вперёд, обнажив меч. – Ждём!<br><br></div><div>Спрыгнувшие три быка вниз к холму принялись крадучись подбираться к людям, когда череда оглушительных взрывов пронеслась по пригорку, равняя его с землёй и снося демонов ударной волной.<br><br></div><div>Лучники окровавленными пальцами натягивали тетиву, без устали выпуская град стрел.<br><br></div><div>Оттолкнувшись о камень, Лю Синь снёс голову твари, несшейся прямо на них.<br><br></div><div>Прокрутив лёгкий меч в руке, он рыскал глазами по полю, подмечая, что демонское войско заметно поредело. Как и людское.<br><br></div><div>Сильные порывы ветра поднимали в воздух пыль и грязный снег, местами затмевая обзор.<br><br></div><div>Кроме Лю Синя, никто из солдат раньше не видел такого жестоко бедствия своими глазами.<br><br></div><div>И даже храбрые воины и командиры отрядов, которые прошли не через одну битву, сейчас были скованы ужасом, видя, как погибают их друзья и товарищи, разрываемые демонами.<br><br></div><div>Оставшаяся сотня тварей носилась по полю, топча людей, словно яблоки.<br><br></div><div>Лю Синя пробрало до костей осознание того, что и сегодня они могут проиграть.<br><br></div><div>Сжав руку на мече крепче, он мотнул головой, отгоняя мысли.<br><br></div><div>В какой-то момент демоны собрались в ряды, обступая воинов, что бились поодиночке, на что те только с обреченной уверенностью во взгляде изо всех сил собирали вокруг себя всё новых тварей, привлекая внимание. Когда демоны окружали их в плотное кольцо, люди обхватывали себя руками и с криком расправляли их, выпуская ударную волну ци, разрывая свою плоть и сметая демонов вокруг себя.<br><br></div><div>Подобно вспышками жестоких фейерверков, они озаряли кровавое поле, жертвуя собой, чтобы утащить как можно больше тварей за собой.<br><br></div><div>Женщина, которая всегда наказывала Лю Синя за то, что он шатается без дела, завидев, как её супруг унёс собой дюжину тварей, растянула окровавленные губы в скорбную улыбку и, откинув копьё, с криком выпустила ци одной из последних.<br><br></div><div>Густой запах крови, казалось, забил все лёгкие выживших, нахлынув с новым порывом ветра.<br><br></div><div>Изо всех сил стараясь вдохнуть немного воздуха, Лю Синь повернул голову, видя Ван Цзяня, защищающего провал в горе, разрубая демонов своим духовным мечом.<br><br></div><div>Срубив очередную тварь, Лю Синь глазами нашел бойкого мальчишку, кружащего в смертельном танце с длинным мечом наперевес.<br><br></div><div>Все прошлые разы этот ребёнок погибал разной жестокой смертью, и сколько бы раз Лю Синь не приходил к нему на помощь, – погибель настигала его несмотря ни на что.<br><br></div><div>Лю Синь бы хотел разорвать всё войско разом, не щадя ни одну скулящую тварь, но его сил было попросту недостаточно. Ярость, рвавшаяся из груди, не могла найти выхода и опаляла его изнутри, лишь всполохами вырываясь наружу, чтобы срубить очередного демона.<br><br></div><div>Вспоминая все те дни, когда мальчишка, с большим ему шлемом, кружился рядом с ним, рассказывая истории из своей жизни и храбрился перед битвой, дрожащими руками затачивая стрелы и копья, Лю Синь подавил в груди горестный рёв.<br><br></div><div>Почти обезумев, он с трудом прорывался в середину сражения в этом бушующем кровавом море, сражая тварь за тварью и крича имя ребёнка, который перемещался, гонимый черными волнами.<br><br></div><div>– Юэ-эр!... Юэ-эр, где ты?... – звал Лю Синь, оглядываясь по сторонам.<br><br></div><div>«Прости меня, глупый ребёнок, прости, что не уберёг тебя все те разы...»<br><br></div><div>Оглядываясь по сторонам, словно в тумане сквозь толщу воды, он кричал изо всех сил, вскользь добивая войско и видя оставшийся десяток людей против полусотни тварей.<br><br></div><div>Ван Цзянь загонял в угол демонов, когда его спину закрыл собой командир отряда копьеносцев и, мазнув по Лю Синю пустым мёртвым взглядом, рухнул на землю.<br><br></div><div>Горло Лю Синя перехватило от ужаса, а глаза покраснели, когда он услышал задушенные хрипы людей, которых демоны принялись рвать особенно извращенно, словно предвкушая сладкую победу и пожирая их плоть.<br><br></div><div>В звоне мечей и лязга ловушек он едва различил тихий крик.<br><br></div><div>Сай Юэ наставлял меч на идущего на него быка, в страхе отступая к большим камням у склона, не замечая ещё двоих за своей спиной, что уже неслись, наставляя рога.<br><br></div><div>Сменив траекторию, Лю Синь крепче перехватил свой меч.<br><br></div><div>– Пригнись! – крикнул он мальчику, на что тот тут же нырнув низ, а пара быков закололи друг друга, замерев над ним.<br><br></div><div>Испуганный окровавленный с ног до головы, малец с трудом отполз на дрожащих руках и тут же развернулся, барахтая ногами по снегу, видя двух сцепившихся тварей.<br><br></div><div>Заметив движение сбоку, он обернулся, с криком прикрывая голову, видя несущегося на него быка.<br><br></div><div>Не успела тварь достичь его, как рухнула замертво, сраженная длинным мечом, пробившим её голову.<br><br></div><div>Лю Синь подоспел как раз вовремя, чтобы оттащить Сай Юэ от троих быков, пробороздивших место, где он сидел.<br><br></div><div>Схватив дрожащего мальчика за руку и вырвав свой меч, Лю Синь побежал, петляя между камней.<br><br></div><div>– Юэ-эр, слушай меня внимательно... – обернулся на него юноша и замер.<br><br></div><div>Дрожащий мальчик стоял, прикрыв лицо руками, и всхлипывал. Его худое тело била сильная дрожь, а зубы стучали между всхлипами так, что, казалось, заглушали собой всё сражение.<br><br></div><div>Испустив долгий выдох, Лю Синь поджал губы и притянул мальчика к себе, на что тот горестно завыл, цепляясь за его спину.<br><br></div><div>– Старший брат, мне так страшно...<br><br></div><div>– Тише, тише... – смаргивал слёзы Лю Синь, утешая мальчишку и видя за его спиной умирающих людей, крики которых заполонили собой всё поле.<br><br></div><div>«Этот глупый ребёнок...»<br><br></div><div>Сколько бы раз Ван Цзянь и Лю Синь не говорили ему спрятаться за камнями, тот всегда выбегал на поле битвы, желая помочь товарищам, вспоминая рассказы своего храброго отца о далёком прошлом.<br><br></div><div>И как бы страшно ни было, он всегда рвался вперёд, едва видя сквозь слёзы носящихся тварей, но вспоминая, что дома его ждёт младшая сестра, которой тоже сейчас было страшно, он и не думал сдаваться.<br><br></div><div>– Слушай меня, – оторвался от него юноша, обхватывая заплаканное лицо руками и проводя большими пальцами, убирая волосы и слёзы. – Спрячься за этими камнями.<br><br></div><div>– Нет... нет, я с... смогу, – зажмурился мальчик и потряс головой.<br><br></div><div>Тряхнув его за плечи, Лю Синь уставился на него:<br><br></div><div>– Ты хочешь вернуться к своей младшей сестре?<br><br></div><div>– Откуда ты...<br><br></div><div>– Если ты хочешь вновь встретиться с ней, тогда послушай меня сейчас и спрячься за камнями. Мы одержим победу и без тебя, ты должен выжить. Понял?<br><br></div><div>Дрожа, мальчик смотрел на него, едва шевеля трясущимися губами.<br><br></div><div>Крепко обняв его, Лю Синь хрипло выдохнул:<br><br></div><div>– Умоляю тебя, пообещай мне остаться, слышишь?<br><br></div><div>– Ос... останусь. Я останусь, старший брат.<br><br></div><div>Сжав его плечи руками, и опустив его на землю, Лю Синь стянул свой чёрный плащ, оставаясь в белом халате, укрывая Сай Юэ им в тени камней.<br><br></div><div>– Нет ничего зазорного в том, чтобы выжить. Ты понял?<br><br></div><div>Внимательно смотря в лицо испуганного ребёнка и его тёплые голубые глаза, что сейчас сверкали от слёз и страха, Лю Синь вновь провёл ладонью по его лицу, большим пальцем стирая солёную влагу.<br><br></div><div>– Чтобы не случилось – не выходи на поле.<br><br></div><div>Заслышав рёв совсем рядом, юноша напоследок накинул на голову мальчика капюшон и мигом сорвался с места.<br><br></div><div>Каждое движение Лю Синя было четким и выверенным – меч словно пел в руке, зная, куда нужно бить.<br><br></div><div>Ван Цзянь, стоя плечом к плечу с командиром отряда лучников, повернув голову увидел белоснежный кружащийся вихрь, в котором Лю Синь рубил тварей одну за одной, охваченный яростью битвы.<br><br></div><div>Вокруг него были уже груды трупов, а земля пропиталась кровью настолько, что сапоги увязали по щиколотку, утопая в грязи.<br><br></div><div>Белоснежный меч сверкал подобно морозному инею, разбивая замёрзшие остекленевшие рога, обрывая вой и скулёж.<br><br></div><div>Так выглядел ад на земле или они сами уже были в аду?<br><br></div><div>Сжав крепче свой духовный меч, мужчина срубил голову очередному демону, что окружили их, наставляя рога.<br><br></div><div>Трое выживших против тридцати никогда не живших.<br><br></div><div>Ван Цзянь был слишком далеко, чтобы Лю Синь мог оценить его состояние, но даже издали он видел страшные раны обоих мужчин на груди.<br><br></div><div>Командир отряда лучников схватил сразу четыре стрелы, со свистом отправляя в полёт, сражая демонов возле Лю Синя, на что юноша благодарно кивнул, вонзая меч в третий глаз твари.<br><br></div><div>«Этот парень...» – подумал мужчина, чувствуя в своём сердце уверенность и покой, выпуская стрелу за стрелой, кружась подобно смерчу, выпускающему из себя смерть с клёкотом наконечников с чёрным оперением, каждый из которых достигал своей цели.<br><br></div><div>Три огромных быка чёрной тучей напрыгнули с неба, вставая прямо перед мужчинами, ведя остальное войско.<br><br></div><div>Командир отряда лучников без устали натягивал окровавленную тетиву, выпуская длинные стрелы, успев сразить двоих из трёх, пока с криком не прикрыл спину своего командующего, заходясь в хриплом стоне и поднимаясь над головой демона.<br><br></div><div>– Брат!<br><br></div><div>Ван Цзянь, выплюнув глоток крови, стоя на одном колене, был сам похож на демона в этот момент, в следующее мгновение несясь на оставшееся войско с криком.<br><br></div><div>Лю Синь пронзил голову оставшегося рядом с ним демона, когда увидел последнюю погибель главнокомандующего оставшихся северян.<br><br></div><div>Он не успел добежать до смерча сражения, когда Ван Цзянь был пронзён последним демоном в грудь, с выдохом вонзая в него свой меч по самую рукоять, падая вместе с тварью на окровавленный снег.<br><br></div><div>Тишина, оглушительно накрывшая мёртвое поле на несколько долгих мгновений, была разрезана свистящими черными клинками тёмной духовной энергии, что атаковали Лю Синя последними залпами в грудь, затихая.<br><br></div><div>Упав на колени и оперевшись на меч, с которого тяжелыми каплями стекала демоническая черная кровь, вновь обнажая снежно-белый цвет, Лю Синь хрипло выдыхал клубы пара.<br><br></div><div>Солнце ещё не взошло. Они победили.<br><br></div><div>Хотя мертвёцы на земле застыли в кровавой картине, тёмная энергия заполонила всё поле, прижимая юношу к земле.<br><br></div><div>Лю Синь чувствовал, словно девятый вал обрушился на его сердце.<br><br></div><div>Он заходился в рыданиях, смотря на тела людей и чувствуя, как душа беснуется и рвётся уйти вместе с ними в последний путь.<br><br></div><div>– Ифу, – послышался голос позади.<br><br></div><div>Едва дыша повернув голову, юноша встал на дрожащих ногах и обернулся, медленно моргая горящими от слёз глазами, едва различая что-то перед собой.<br><br></div><div>Тёплая рука прикоснулась к его лицу, вытирая слёзы и давая обзор на мальчика, перед собой.<br><br></div><div>– Ифу, пойдём домой... Ифу, пойдём со мной...<br><br></div><div>Протянув дрожащую руку Лю Синь слабо улыбнулся, уже чувствуя призрачные объятия, делая шаг и падая, проходя сквозь иллюзию.<br><br></div><div>Содрогаясь от холодного ветра, который с новым порывом окружил его, Лю Синь поднял голову, завидев движение впереди.<br><br></div><div>Кровь, хлынувшая фонтаном, окропила его руки, лежащие на снегу.<br><br></div><div>Поймав глоток воздуха, юноша распахнул глаза, чувствуя ужас, инеем сковавший всё тело от открывшейся картины.<br><br></div><div>Смеющиеся прищуренные глаза сверкали, глядя на него, пока клыки зверя с лязгом сильнее вцеплялись в шею лежащего на земле мальчика, который тянул к нему руки, глядя на него широко распахнутыми лазурными глазами.<br><br></div><div>Зверь рвал шею Сай Юэ, вгрызаясь и разнося капли крови по белому снегу подобно уродливым фейерверкам, знаменуя свою победу в этом проигранном сражении.<br><br></div><div>Лю Синь страшно закричал не чувствуя под собой земли и падая в снег, не успев толком подняться, на коленях подползая к ребёнку.<br><br></div><div>Лис, вцепившись крепче, приподнял маленькое тело и швырнул его в сторону.<br><br></div><div>Звук разбивающейся плоти о камни вырвал из груди юноши яростный крик, поглотивший его безумием.<br><br></div><div>– Глупец, я же говорил тебе выбрать верную сторону, – с рычащими нотками в голосе рассмеялся черный лис, обходя человека по кругу, сияя окровавленной пастью и облизываясь. – Вот оно, чувство настоящего поражения. Твой дух сломлен, а я... я найду новый способ пробраться в царство живых. Может не сейчас, может через года или десятилетия, но в конечном итоге такие жалкие люди как ты будут теми, кто проиграют.<br><br></div><div>Видя разбитого человека перед собой, лис измывался, лающе смеясь и чувствуя запах победы над человеком, что словно вино текло в его глотку раскалённой кровью ребёнка.<br><br></div><div>– Ифу, – опустился перед юношей Тан Цзэмин, сжимая руку на его плече. – Пока ты можешь дышать, ты можешь сражаться. Вставай.<br><br></div><div>Приподняв голову и содрогаясь от сильного озноба, что сковал всё его тело, Лю Синь медленно встал с земли, тянутый за руки ребёнком, смотря перед собой и сжимая свой меч, глубоко втягивая окровавленный воздух, обволакивающий его лёгкие.<br><br></div><div>Тан Цзэмин стоял прямо перед ним, смотря серьёзными глазами снизу вверх и сжимая его окровавленную руку на мече.<br><br></div><div>– Дыши, ифу. Ты учил меня тому, что если драки можно избежать, то этим надо воспользоваться, но если бой неизбежен, сражаться нужно изо всех оставшихся сил. Подними свой меч и держи его крепче, – мальчик перевёл глаза ему за спину, почти сразу же возвращая серьёзный взгляд на него и кивая.<br><br></div><div>Задушенный холодный воздух опалил всё его тело, когда пальцы Лю Синя под тёплой ладонью мальчика сжались на рукояти, вонзаясь в ивовую лозу, которая сладко задрожала в предвкушении, делясь своей силой, как с братом.<br><br></div><div>Медленно развернувшись, юноша сделал насколько шагов до зверя по кругу, ведя его, на что раздразненный демон пригнулся к земле, готовясь к последней атаке.<br><br></div><div>Лис сделал всего несколько прыжков, как вдруг зарычал, пронзённый последним капканом, лежащим меж скал.<br><br></div><div>Длинное лезвие пробило его бедро насквозь, возвышаясь из тела окровавленным пиком.<br><br></div><div>Лю Синь медленно подходил ближе, сжимая в руке свой меч, что уже подобно вьюге выл, умоляя пустить его в бой.<br><br></div><div>Юноша сжал свои пальцы на шкирке зверя, особенно медленно поднимая его тело, ведя по лезвию ближе к себе и расширяя рану, пока демон скуля рычал, заходясь в болезненном крике, чувствуя, как плоть словно плавится и шипит под действием хрустальной духовной пыли.<br><br></div><div>Приподняв тварь на уровень своего лица, Лю Синь смотрел на него покрасневшими глазами, в которых полыхала злость и ужас. В следующее мгновение юноша завёл руку, безжалостно вонзая сталь в грудь демона и прикрывая глаза от яростного крика, вонзая лезвие вновь и вновь, превращая висящую шкуру в окровавленное месиво.<br><br></div><div>Демон лающе безумно хохотал, принимая с воем каждый удар, пока не был отброшен в камень, о который разбился, всё ещё барахтаясь на снегу и хрипя. Дойдя до него, Лю Синь присел на колени и, подняв лезвие над собой, со свистом рассёк воздух, видя напоследок прищуренные глаза демона, который растворился по ветру за секунды до последней атаки, за цунь до встречи с мечом.<br><br></div><div>Белоснежная сталь вонзилась в окровавленную замёрзшую землю, разнося по полю чистый звон.<br><br></div><div>Не успев оглянуться, Лю Синь услышал задушенный всхлип, мгновенно вырвавший его из кровавого безумия, застилавшего глаза.<br><br></div><div>Оставив меч, он дополз до лежащего окровавленного ребёнка и приподнял его на руках, прижимая к груди.<br><br></div><div>Накрыв его разодранную шею дрожащей рукой, Лю Синь смотрел в лазурные чистые глаза, из которых нескончаемым потоком текли горячие слёзы.<br><br></div><div>Мальчик порывался что-то сказать, но из его рта вылетали только хрипы, сопровождаемые потоком крови, заливающей его грудь и Лю Синя, который баюкал его в своих объятиях, сглатывая тяжелый ком в горле и слёзы, что болью лились по его лицу.<br><br></div><div>– Юэ-эр, прости меня... – прохрипел Лю Синь, заходясь в рыданиях. – Пожалуйста, прости меня...<br><br></div><div>Сай Юэ что-то шептал окровавленными губами, так что юноше пришлось наклониться, чтобы расслышать:<br><br></div><div>– Мы ведь... победили?...<br><br></div><div>Отстранившись от него, Лю Синь провёл ладонью по его щеке, стирая кровь и слёзы, и, постаравшись улыбнуться, кивнул.<br><br></div><div>Небо уже посерело, освещая сотни трупов на поле.<br><br></div><div>– Мы победили, Юэ-эр.<br><br></div><div>Мальчик дёрнул уголком губ, сжимая его ладонь своей, и произнёс чуть громче:<br><br></div><div>– Я... возвращаюсь домой. Я возвращаюсь к семье. Отец и мать... ждут меня. Они всё ещё ждут...<br><br></div><div>Зайдясь в хриплом кашле, он захлебнулся кровью, прижимаясь к груди юноши крепче и вдруг замирая с тихим выдохом.<br><br></div><div>Лю Синь горестно в ужасе закричал, что есть мочи и поднял голову к первым лучам солнца, коснувшимся гор.<br><br></div><div>Баюкая кости, завёрнутые в свой тёмный плащ, Лю Синь разомкнул дрожащие губы, смотря на поле, усыпанное телами, в следующую секунду проваливаясь в спасительную темноту.<br><br></div><div>&nbsp;<br><br></div><div>__________________________<br><br></div><div>1. 黎明 (límíng) – рассвет.<br><br></div>