Ruvers
RV
vk.com
image

Ныряя в синеву небес, не забудь расправить крылья

Ловушка для охотника

Реферальная ссылка на главу
<div>Горы Сюэ были особенным местом на севере, но по какой-то причине не затронутые войной, располагаясь теперь за чертой новой границы.<br><br></div><div>Тан Цзэмин ожидал увидеть промерзлые серые камни, припорошенные снегом, так что цветущие яблони и сливы у подъёма стали для него неожиданностью.<br><br></div><div>Проходя мимо одного из таких деревьев и проводя по ветке сливы рукой, на которой остались красные лепестки, он услышал голос Лю Синя, идущего рядом:<br><br></div><div>– Эти горы полны духовной энергии, так что у их подножья деревья цветут по нескольку раз в году.<br><br></div><div>Тан Цзэмин понятливо кивнул, растирая красный лепесток в кашицу и чувствуя приятный аромат. Завидев впереди несколько яблонь, он взобрался на одно из деревьев, сорвав несколько плодов для Лю Синя.<br><br></div><div>Юноша с улыбкой принял красные налитые яблоки, обсыпанные льдистым снегом, и убрал в сумку, собираясь разделить их на всех на привале.<br><br></div><div>&nbsp;<br><br></div><div>༄ ༄ ༄<br><br></div><div>&nbsp;<br><br></div><div>Подъём в горы был не особо крутым поначалу, однако чем выше они поднимались, тем холодней становилось, и тем труднее был путь.<br><br></div><div>– До вершины ещё далеко! – крикнул Пэй Сунлинь сквозь порывистый ветер, поворачиваясь к спутникам. – Переночуем в пещере на следующем уровне!<br><br></div><div>Лю Синь поднял голову, но мало что увидел: ветер завывал, снося заснеженные шапки с деревьев, что бурей снежинок кружились повсюду.<br><br></div><div>– Дальше хуже! – хохотнул их проводник, цепляясь за поваленное дерево и подавая Сяо Вэню руку.<br><br></div><div>Троп на горе не было, так как немногие сюда поднимались, да и те после путников заносило снегом в считанные секунды. Как пробирался Пэй Сунлинь одному Богу известно, и, тем не менее, мужчина уверенно вёл их вперед, словно чувствуя направление.<br><br></div><div><em>Северянин никогда не заблудится в родных землях.<br></em><br></div><div>Им предстояло подняться на одну из самых высоких точек горного хребта и спуститься в ущелье – именно там обитали парящие лотосы. Лю Синь ни разу не пожалел, что купил добротную одежду для себя и ребёнка. В тёплых плащах до самого вечера сохранялось тепло, а сапоги так и вовсе не пропускали холод.<br><br></div><div>Уже сидя в пещере, которую они заприметили ближе к вечеру, и разведя огонь, Лю Синь краем сознания вспомнил, что ни разу даже не был в походах до этого дня. Смеясь над рассказами Сяо Вэня, сидя рядом с Тан Цзэмином, он вдруг напрягся, заслышав что-то вдалеке.<br><br></div><div>– Что такое? – спросил мальчик.<br><br></div><div>Когда все в пещере замолчали, то в тишине, разбавляемой только треском огня, все услышали вой.<br><br></div><div>– Волки, – просто сказал Пэй Сунлинь, отпивая горячего вина.<br><br></div><div>Лю Синь кивнул, поворачивая голову и глядя на полную луну на небосводе, окруженную звёздами.<br><br></div><div>Когда они уже укладывались спать, юноша, закутавшись в свой плащ, увидел, что Тан Цзэмин жалобно смотрит на него, лежа рядом под своим плащом.<br><br></div><div>Улыбнувшись, Лю Синь приподнял край своей мантии, и мальчик тут же юркнул под неё, прижимаясь ближе и утыкаясь холодным носом в его шею.<br><br></div><div>Лю Синь потрепал ребёнка по макушке и закрыл глаза, не замечая темного взгляда.<br><br></div><div>&nbsp;<br><br></div><div>༄ ༄ ༄<br><br></div><div>&nbsp;<br><br></div><div>Путь наверх становился всё тяжелее: ветер всё яростней, а снег холоднее.<br><br></div><div>По расчетам Пэй Сунлиня, уже через два дня они должны были достичь самой высокой точки и оттуда спуститься.<br><br></div><div>В горах в самом деле легко было заблудиться и Лю Синь старался подмечать хоть какие-то отличительные детали их пути, но лес сливался в единое целое и вскоре ему начало казаться, что они просто ходят кругами.<br><br></div><div>Когда он проходил мимо поваленного дерева, то незаметно для всех сделал насечку своим небольшим кинжалом, который подарил ему перед путешествием Сяо Вэнь. Лезвие было чуть извилистым, чем-то напоминая змею, а рукоять была украшена искусной резью и духовными небольшими камнями. Кинжал удобно лежал в руке; выкованный из платиноиридиевого сплава, он был необычайно лёгок в обращении и, по словам Сяо Вэня, мог пробить шкуру любого зверя. Раздумывая об ответном подарке, Лю Синь припомнил, что Сяо Вэнь ненавидел плохие запахи. Иной раз выходя в город и проходя мимо лавок со снедью или отдушками, он едва морщился, если ему не нравился запах, еле удерживая себя от того, чтобы не прикрыть лицо рукавом, считая это недостойным и постыдным действием, оскорбляющим других.<br><br></div><div>«Душистый веер станет отличным подарком», – подумал Лю Синь.<br><br></div><div>Он уже неплохо знал лекаря и его вкусы, так что решил остановиться именно на таком подарке и, если получится, расписать его лично, обратившись за помощью к своему новому другу.<br><br></div><div>Лю Синь смотрел себе под ноги, идя следом за Пэй Сунлинем и размышляя, пока вдруг не уперся глазами в поваленное дерево.<br><br></div><div>Подойдя ближе, он провёл пальцами по отметке, оставленной им же и, тяжело выдохнул, прикрывая глаза:<br><br></div><div>– Мы ходим кругами.<br><br></div><div>Заслышав, что все путники остановились позади него, он обернулся, тут же распахивая глаза шире, видя за спиной Цзина белоснежный силуэт.<br><br></div><div>– Сзади!<br><br></div><div>Следом за этим последовала череда хлопков и на них обрушились кучи снега. Недостаточно большие, чтобы скрыть с головой, но вполне для того, чтобы сбить их с ног.<br><br></div><div>Вынырнув из сугроба, Лю Синь принялся озираться по сторонам, видя, как его путники тоже встают.<br><br></div><div>– Цзэмин! – он с трудом пробрался к тому месту, где стоял мальчик и начал выкапывать его.<br><br></div><div>– Всё нормально, – ребёнок откинул капюшон, выбираясь из снега. – Я в порядке.<br><br></div><div>Осмотрев его с головы до ног и внимательно посмотрев в его глаза, подмечая живой блеск кристально синих озёр, он повернулся к спутникам, спрашивая у Пэй Сунлиня:<br><br></div><div>– Это шаньшэнь¹?<br><br></div><div>Мужчина кивнул, оттряхивая снег, и выдохнул, подняв руку в успокаивающем жесте:<br><br></div><div>– Не волнуйся, они не опасны, – завидев скептический взгляд юноши, он прикрыл глаза, кивая: – Ну, не все они. Это горные духи, они по большей части не причиняют вреда, так, балуются с путниками иногда.<br><br></div><div>Держа мальчика за руку, Лю Синь подошел ближе:<br><br></div><div>– Ну и что ему нужно было и как нам выбраться из ловушки? – спрашивая это, он достал из мешочка цянькунь сумку с токсинами и рогатку, вешая их на свой пояс.<br><br></div><div>Все трое мужчины тоже обнажили оружие.<br><br></div><div>– Да хрен их разбери, – ответил Пэй Сунлинь, почесывая в затылке. – В снежки, может, хочет поиграть? – хохотнул он, но завидев взгляд Лю Синя прокашлялся и продолжил: – Я встречаю их иногда, они не атакуют, а просто засыпают меня вот так снегом или листьями. Только пару раз они о чём-то просили. Просьбы всегда разные: притащить им что-то с подножья горы типа яблоневой ветки и камня или же слепить их фигурки, но они ещё ни разу не устраивали таких ловушек, чтобы не позволить путникам пройти.<br><br></div><div>– Возможно, этот дух боится появляться перед большим скоплением людей? – спросил Тан Цзэмин, оглядываясь по сторонам.<br><br></div><div>– Ладно, тогда поймаем его сами. Неизвестно сколько он собрался играть с нами, – сказал Цзин, вставая рядом с Лю Синем.<br><br></div><div>Юноша перевёл дыхание, невольно вспоминая те ощущения, что испытал в прошлый раз, когда на их пути возникло потустороннее существо. Судорожно сглотнув и слыша на задворках сознания дикий бычий рёв, он принялся озираться по сторонам, словно вот-вот из леса должна была выскочить лютая тварь, снося собой всё живое.<br><br></div><div>Солнце стояло ещё высоко, а снег, сдуваемый ветром, кружился вокруг них.<br><br></div><div>Тан Цзэмин крепче сжал его руку, успокаивающе поглаживая большим пальцем.<br><br></div><div>– Вэнь-гэ, – посмотрел Лю Синь на лекаря, тоже подошедшего ближе, – те ловушки для лотосов, они могут сработать на духе?<br><br></div><div>Мужчина задумчиво нахмурился, шаря глазами по снегу.<br><br></div><div>– Ты, – обратился подошедший Гу Юшэнг к Пэй Сунлиню, – бери Лю Синя и ребёнка, отведи их к ближайшей пещере и возвращайся.<br><br></div><div>– Нет, – сказал юноша, переводя взгляд на мужчину, – я останусь.<br><br></div><div>Гу Юшэнг тяжело выдохнул и повернулся к нему, мрачным голосом говоря:<br><br></div><div>– Уходи.<br><br></div><div>– Я сказал, я останусь! – громче ответил юноша, на что мужчина только крепче сжал рукоять своего меча, недовольно метая молнии глазами.<br><br></div><div>Окончательно успокаиваясь и принимая остаточный страх после пограничных земель, он утихомирил заполошно бившееся в груди сердце и вновь осмотрелся. Одна только мысль о чудовищах вводила его в леденящий всё тело ступор, но он понимал, что ему необходимо преодолеть этот страх. Шаньшэнь не наводил того ужаса, что он пережил. Дух выглядел так, словно был соткан из снега, чем-то напоминая силуэт человека – женщины, с парящими в снежном вихре белоснежными волосами и золотом мерцавшими глазами с чёрной точкой зрачка.<br><br></div><div>Он уже смирился с мыслью о том, что они обязательно столкнуться с чем-то подобным, иначе на его поясе не висела бы сумка с токсинами и он не стер себе руки до мозолей, натягивая тетиву рогатки день ото дня в последние недели.<br><br></div><div>– Так что, Вэнь-гэ, ловушки сработают? – спросил он, не обращая на Гу Юшэнга внимания.<br><br></div><div>Лекарь, наконец, поднял взгляд на Лю Синя:<br><br></div><div>– Если я усовершенствую несколько из них с помощью твоих токсинов, то да. Духи не любят железа. Адамас² страшен для них, только он может их приструнить, мне также нужна его пыль. Совсем немного, – лекарь перевёл взгляд на Гу Юшэнга и Цзина, указывая на их мечи.<br><br></div><div>Они расположились у скалы и развели костёр.<br><br></div><div>Пэй Сунлинь был заклинателем, хоть и не таким сильным, как хотел бы, не имея своего учителя. Сидя возле лекаря, он выполнял то, что тот просил: разводил огонь и посылал слабые потоки духовной энергии в колья ловушки. Лю Синь сидел рядом, повязав черный платок на лицо и смешивая токсины в плошке. Он знал, что они столкнуться с духами гор, поэтому как следует изучил то, как от них можно избавиться. Убить такое создание непросто, да и в этом не было необходимости – они были некими божествами, черпавшими энергию из мест, где обитали. Здешние шаньшэнь были сильны, но вряд ли действительно опасны, как проклятые чимэй или гуи. Лю Синь помнил лишь несколько случаев из книг, где описывалось нападение таких существ. Как хранители мест, они лишь защищали земли, в которых жили, не позволяя творить бесчинства. Чтобы разозлить горных духов, нужно было совершить что-то поистине ужасное в их землях, чтобы навлечь их гнев.<br><br></div><div>Закончив с приготовлениями, Сяо Вэнь встал, осматривая всех спутников и добавляя на колья адамасную пыль, которые мужчины сточили со своих мечей:<br><br></div><div>– Как только вы заманите его в ловушку, узнайте, что ему нужно, только после того, как мы исполним его просьбу, он нас отпустит.<br><br></div><div>Лю Синь забрал у лекаря три колышка и подошел к Тан Цзэмину.<br><br></div><div>Они рассредоточились по разным сторонам, договариваясь пускать красный фаер в случае поимки духа, и синий с периодичностью, чтобы найти друг друга.<br><br></div><div>– Тебе страшно? – спросил Тан Цзэмин, идя рядом и оглядываясь.<br><br></div><div>Лю Синь улыбнулся, отвечая:<br><br></div><div>– Не очень, а тебе?<br><br></div><div>Мальчик отрицательно покачал головой, подмечая, что до заката ещё далеко.<br><br></div><div>Они бродили по лесу, изредка натыкаясь на повторяющиеся деревья, делая насечки и видя мелькавшие меж стволами силуэты их спутников. Чаще всего встречался Гу Юшэнг, который всё не оставлял попыток предложить объединиться, на что юноша всегда отрицательно качал головой, говоря, что в ловушке духа нет никого, кроме них, по крайней мере, так говорилось в бестиарии. Видя, что мужчина не спешит опровергнуть его слова, так как и сам знал это, юноша облегченно выдохнул. Разделившись, они охватывали большую территорию, а значит, увеличивали шансы на поимку шаньшэнь.<br><br></div><div>Выбрав место для ловушки, и вбив треугольник кольев, Лю Синь заметил, что вокруг было слишком уж тихо и даже не было слышно изредка пролетающих птиц.<br><br></div><div>Тишина давила.<br><br></div><div>– Скорее всего, шаньшэнь выберет не нас, – сказал он, когда Тан Цзэмин сел рядом с ним, нарезая яблоко ножом и протягивая ему кусочек.<br><br></div><div>Мальчик прислонился к нему, положив голову на плечо, и медленно выдохнул:<br><br></div><div>– В Цайцюнь мы с тобой так и не видели нормального снега. Там он только таял, едва долетев до земли, – мальчик протянул руку и зачерпнул пригоршню снега, растерев её в руке. – Повсюду была только грязь и лужи.<br><br></div><div>Лю Синь покачал головой, вспоминая:<br><br></div><div>– Я никогда раньше снега не видел, так что для меня чудом была даже застылая грязь, – улыбнулся он.<br><br></div><div>Выросший на юге, он видел холод лишь на картинках, впрочем, не особо жалея и не собираясь переезжать, хоть иногда и хотелось встретить новый год в снегах и слепить пару снеговиков с друзьями. Но вспоминая о том, что друзей у него толком и не было, быстро отметал это желание.<br><br></div><div>В снегах всегда чувствуешь себя одиноким ещё больше.<br><br></div><div>– Ты не замёрз? – спросил Лю Синь, принявшись подогревать на костре чай.<br><br></div><div>Мальчик вновь набрал снега в руки и выдохнул:<br><br></div><div>– Мне тепло.<br><br></div><div>Лю Синь подметил, что в голосе мальчика слышался не только ответ на вопрос о его состоянии, но и нечто иное. То же проскальзывало и в Пэй Сунлине, когда он проводил рукой по давно не ощущавшему снегу, прикрывая глаза.<br><br></div><div>Часть родного дома всегда будет с ними, как бы далеко они ни были.<br><br></div><div>Думая о том, что Тан Цзэмин возможно последний раз пребывает на севере, Лю Синь вдруг испытал тоску, тянущую в груди.<br><br></div><div>Мальчик, одетый сейчас в меховую тёмную мантию с серебристым узором по кайме, всем видом излучал собой привыкшего к снегам человека, будто и сам был соткан из него. Он смотрел вдаль, перебирая в руках белоснежные хлопья, и о чём-то раздумывал, выглядя словно бы старше.<br><br></div><div><em>Истинный северянин и правитель этих земель по праву рождения.<br></em><br></div><div><em>Которое у него отняли.<br></em><br></div><div>Думая о том, какая боль свела Тан Цзэмина с ума по истории в книге, Лю Синь опустил глаза, тоже набирая в руки снег.<br><br></div><div>Холод мигом распространился от ладоней по всему телу.<br><br></div><div>«Могло ли быть так, что Тан Цзэмин вознамерился уничтожить империю за то, что та предала его народ, который до сих пор был в гонениях?» – раздумывал юноша, перебирая снежинки. – «Но тогда почему он не пощадил и оставшихся северян?»<br><br></div><div>Лю Синь понял, что упускает что-то важное, что-то, что ускользало, словно сквозь пальцы, как сухой снег.<br><br></div><div>Было время, когда он жалел, что не переписал часть прочтенного когда-то, чтобы оно не стерлось из памяти, которая уже начинала притуплять некоторые воспоминания. Но он всегда отбрасывал эти мысли, оправдывая себя тем, что если эту написанную им историю кто-нибудь обнаружит, то это может дать такой виток развитий, который будет не в силах остановить никто на свете.<br><br></div><div>«В любом случае, всё уже идёт по иному пути, стоит ли цепляться за сюжет?» – выдохнул он, смотря на мальчика.<br><br></div><div>Отбросив мысли, он не собирался более копаться в решениях прошлого, строя теории и предположения, которые могли завести его в водоворот не произошедших в этом мире событий. И которых он решительно собирался не допускать.<br><br></div><div>Они просидели почти до самого вечера, но заветные вспышки фаеров так и не разрезали небо.<br><br></div><div>Выдохнув, Лю Синь собрался уже собирать их вещи, желая переместиться в пещеру неподалеку на ночлег, когда вдруг увидел что-то красное у скалы.<br><br></div><div>– Я думал, что сливы цветут только у подножия, – пробормотал он.<br><br></div><div>Они с ребёнком подошли ближе, осматривая прекрасное раскидистое дерево.<br><br></div><div>Тан Цзэмин поднял руку, желая сорвать ветку, но Лю Синь остановил его.<br><br></div><div>– Ты мог бы привить её дома, – оглянулся на него мальчик и глаза его заледенели, подмечая что-то позади юноши.<br><br></div><div>Лю Синь мигом обернулся, тут же натыкаясь на белоснежный силуэт, стоящий рядом с местом их небольшого привала. Рядом стояла ловушка.<br><br></div><div>Шаньшэнь замер, внимательно осматривая их, после чего подлетел чуть ближе, зависая напротив Лю Синя.<br><br></div><div>Как юноша и предполагал, это была женщина. Высокая и худая, сотканная из снега, в беспорядке кружащегося вокруг неё тихим потоком. Она была словно погруженная в воду – её волосы мягко покачивались вокруг головы, а снежная мантия медленно колыхалась на порывистом ветру.<br><br></div><div>Поддёрнутые золотой пылью глаза спокойно смотрели на Лю Синя.<br><br></div><div>В следующее мгновение юноша чуть свёл брови, слыша словно сотни тихих голосов в голове, которые перемешались вместе с нечленораздельными словами, делая невозможным распознать то, что ему говорили.<br><br></div><div>– Я не понимаю тебя, – ответил юноша, не чувствуя исходящую от духа агрессию.<br><br></div><div>Было так тихо и спокойно внутри.<br><br></div><div>– Ты слышишь её? – спросил Тан Цзэмин, осматривая зависшего в воздухе духа с ног до головы.<br><br></div><div>– А ты разве нет?<br><br></div><div>Мальчик отрицательно покачал головой.<br><br></div><div>Шепот в голове не прекратился, а словно усилился, когда существо внимательней посмотрело на юношу, склонив голову к плечу.<br><br></div><div>– Я не понимаю, – вновь осторожно произнёс Лю Синь, боясь разгневать духа.<br><br></div><div>Глаза шаньшэнь вдруг блеснули злым золотом, после чего вдалеке послышался вой.<br><br></div><div>Зашипев, она внезапно приблизилась, и снежинки быстрее закружились вокруг неё. Поднявшаяся метель закрутила путников в вихрь, делая невозможным рассмотреть перед собой что-либо на расстоянии вытянутой руки.<br><br></div><div>Шепот становился всё громче, словно доносясь со всех сторон.<br><br></div><div>Лю Синь прикрыл лицо рукавом, стараясь ухватить и прижать к себе Тан Цзэмина.<br><br></div><div>– Я не отказываюсь помочь! Я просто не понимаю! – закричал Лю Синь.<br><br></div><div>Дело принимало серьёзные обороты.<br><br></div><div>Шаньшэнь вдруг приблизилась ещё ближе, занося руку над юношей, который всё ещё прикрывал глаза от режущих льдинок.<br><br></div><div>Завидев это, мальчик швырнул в духа ножом и, схватив Лю Синя за руку, побежал прочь.<br><br></div><div>Лезвие прошло сквозь шаньшэнь, которая, казалось, даже не заметила этого, наблюдая за двумя бегущими темными силуэтами.<br><br></div><div>Дюжина огромных свирепых волков приблизилась к ней, встав по бокам.<br><br></div><div>Указав в сторону юноши и ребёнка рукой, безмолвно отдавая приказ, она растворилась в снегах.<br><br></div><div>Серый волк, подняв голову, завыл, в следующее мгновение бросаясь в погоню.<br><br></div><div>Лю Синь и Тан Цзэмин бежали со всех ног сквозь снега и бурю вдоль скал, слыша рычание, следовавшее за ними попятам.<br><br></div><div>Юноша выпустил первый попавшийся фаер, который, не пролетев и пары чжан над землёй, вдруг потух в метели.<br><br></div><div>Не став более тратить припасы, Лю Синь потянулся за рогаткой и в следующее мгновение развернулся, припадая на одно колено и натягивая тетиву.<br><br></div><div>Пара волков, ринувшихся на них со скал, встретили разрывающиеся в воздухе мешочки сонных токсинов раскрытыми пастями, тут же падая и скуля.<br><br></div><div>Схватив за руку ребёнка, юноша бросился наутёк, слыша неотстающую стаю, двигавшуюся плотным скоплением. Шикнув на то, что не сможет перебить их всех, Лю Синь развязал несколько мешочков, оставляя позади пыль, которую тут же подхватил ветер, давая дорогу волкам.<br><br></div><div>Тан Цзэмин, не отстающий от юноши ни на шаг и видя панику на его лице, со злостью сцепил зубы, чувствуя ярость в груди. Что-то вырвалось из его нутра, что побудило его вскинуть руку, из которой вырвался поток духовной энергии. Несколько огромных ледяных глыб сорвались с утёса, падая за их спинами и отрезая их от зверей на пару мгновений. Но даже этого было недостаточно.<br><br></div><div>Где-то на краю трепещущего сознания Лю Синь уловил мысль о том, что если бы волки и в самом деле хотели догнать их, то уже сделали бы это. Но они словно вели их, играючи гоня вглубь леса.<br><br></div><div>Всё это было похоже на игру перед обедом, когда зверь нагонял аппетит, загоняя двух зайцев.<br><br></div><div>Черная мантия, развевающаяся на ветру за спиной Тан Цзэмина, вдруг была схвачена клыкастой пастью.<br><br></div><div>Рванувшись назад и от силы удара опустив руку юноши, Тан Цзэмин крикнул, утонув в вихре снега.<br><br></div><div>Волк трепал его за плащ, порыкивая, пока остальная стая нагоняла их.<br><br></div><div>– Цзэмин! – кричал Лю Синь сквозь снег, пытаясь рассмотреть тёмные силуэты.<br><br></div><div>Тан Цзэмин к тому времени уже развязал завязки плаща на шее, вырываясь из хватки и доставая из сапога ещё одно лезвие.<br><br></div><div>Рычащий огромный зверь разинув пасть шел на него, и мальчик, пригнувшись низко к земле и прокрутив нож в руке, успел нанести два удара вскользь по его оскаленной морде, прежде чем тот заскулил, но совсем не от ран.<br><br></div><div>Лю Синь выпускал очередь снарядов в волка, подходя ближе.<br><br></div><div>Достав ещё один, он, мерцая злыми глазами, с силой натянул тетиву и со свистом пустил токсин в полёт, целя прямо в рычащую пасть.<br><br></div><div>Волк простоял на дрожащих лапах несколько мгновений, успевший вдохнуть поток пыли, после чего закатил глаза и рухнул в снег.<br><br></div><div>Схватив мальчика за руку, Лю Синь собрался бежать, заслышав приближающуюся стаю, но не успели они сделать и пары шагов, как с утёсов перед ними полукругом спрыгнули звери, скаля зубастые пасти, кидаясь и тут же падая в снег, сваленные выстрелами юноши.<br><br></div><div>– Встань за моей спиной! – крикнул Лю Синь, вновь выпуская снаряд.<br><br></div><div>Тан Цзэмин не послушался, снимая с пояса юноши длинный кинжал и проворачивая тот в руке параллельно локтю.<br><br></div><div>Волк, рванувшийся к нему, заскулил и прикрыл лапой морду, получая ранение.<br><br></div><div>Свистящая натянутая цепь внутри Тан Цзэмина словно шарахнула по воротам, за которыми бесновались волны, и наружу сквозь щели вырвался неконтролируемый поток духовной энергии, сбивший ещё несколько ледяных глыб со скалы, преграждая путь паре волков к Лю Синю.<br><br></div><div>В следующее мгновение Тан Цзэмин пошатнулся, ощутив боль во всём теле.<br><br></div><div><em>Не используй свою силу... иначе ты навредишь себе.<br></em><br></div><div>Останавливая себя от того, чтобы упасть на колени и еле держась на ногах, мальчик сжал зубы и саданул кинжалом по боку зверя, подкравшемуся к Лю Синю сзади.<br><br></div><div>Юноша, в рукаве которого осталось не так много сонных токсинов, раздосадованно зашипел, пуская очередной снаряд в морду волка, вознамерившегося цапнуть Тан Цзэмина за лодыжку.<br><br></div><div>Ветер, быстро уносящий дурманную пыль, был совсем некстати, так что по итогу выходило, что на одного зверя требовалось несколько снарядов, вместо одного, да и то тогда, когда они приближались едва ли не вплотную.<br><br></div><div>Лю Синь нащупал в рукаве лишь токсины, способные убить волков. Скрипя зубами он ожесточил сердце и натянул тетиву в сторону вожака, который медленно подбирался к нему, разинув в оскале пасть, с клыков в которой капала слюна.<br><br></div><div>Когда он уже собирался разжать пальцы, сбоку неожиданно раздался громогласный рёв.<br><br></div><div>И волки и люди перевели головы в ту сторону, тут же отшатываясь.<br><br></div><div>Огромный белый медведь спускался по ущелью с горы и был уже рядом с ними, тяжело переступая лапами.<br><br></div><div>Волки, низко пригнувшись к земле, вдруг заскулили и, поджав хвосты, унеслись прочь, утаскивая за загривки своих бессознательных собратьев.<br><br></div><div>Вожак стаи на бегу поднял голову, увидев белоснежный силуэт на скале, внимательно следивший за ними. Виновато прижав уши, он завыл, скрываясь в снегах вслед за стаей.<br><br></div><div>Шаньшэнь перевела взгляд на медведя и тоже отступила, уносясь снегом.<br><br></div><div>Метель улеглась.<br><br></div><div>– Мы должны бежать, – хрипло сказал Тан Цзэмин, тянув замершего Лю Синя за руку.<br><br></div><div>– Нет, – тихо сказал юноша, смотря прямо перед собой и подмечая движение зверя, – если мы побежим, то он непременно атакует. Нам не уйти от него.<br><br></div><div>Судорожно переводя дыхание, Лю Синь опустил рогатку, со словами:<br><br></div><div>– Медленно, опустись на землю и не смотри ему в глаза, не провоцируй его.<br><br></div><div>Тан Цзэмин выдохнул, глядя на повернувшегося к ним белого медведя, который теперь шел на них, всё также громко рыча. Его клыки были во много раз больше, чем волчьи, а белоснежный мех толще, чем мог бы пробить кинжал.<br><br></div><div>– Ты уверен? – спросил он, пытаясь угомонить болезненную пульсацию во всём теле.<br><br></div><div>– Да, – Лю Синь встал на колени и прижался к земле, слыша, как Тан Цзэмини следует за ним, опускаясь рядом.<br><br></div><div>Медведь замер перед ними и рёв его прекратился.<br><br></div><div>Из прочтенных когда-то материалов Лю Синь помнил, что от дикого медведя невозможно спрятаться или сбежать – он непременно атакует и выследит цель, напав внезапно. Единственный возможный способ выжить при встрече – это притвориться мёртвым и ждать, пока зверь не уберётся прочь.<br><br></div><div>Они лежали уже некоторое время и, судя по тяжелому дыханию медведя, стоящего напротив Лю Синя, уходить он не собирался.<br><br></div><div>Юноша осторожно повернул голову, видя лежащего на снегу мальчика, губы которого уже посинели.<br><br></div><div>Тан Цзэмин постарался улыбнуться ему, слабо моргая. Потерявший в бою теплый плащ, теперь он оставался в одном только халате, обдуваемый ветрами. Опаляющий жар внутри и леденящий холод снаружи хлестали его со всех сторон, разносясь болью по кровотокам и меридианам.<br><br></div><div>Лю Синь судорожно раздумывал о том, почему зверь не уходит. Времени больше не было. Если они останутся здесь на дольше, то просто умрут от холода.<br><br></div><div>Осторожно заведя руку под себя, юноша нащупал последний, застрявший до этого в рукаве мешочек с сонным токсином.<br><br></div><div>Прислушавшись сквозь завывавший ветер, он понял, что животное стоит прямо перед ним.<br><br></div><div>Глубоко вдохнув леденящий всё нутро воздух, и собравшись с силами, в следующий миг Лю Синь вскинулся на колени и натянул тетиву в сторону зверя.<br><br></div><div>– Что... – округлил глаза он, замирая.<br><br></div><div>Огромный белый медведь стоял перед ним склонив голову, также, как и Лю Синь до этого, припав к земле.<br><br></div><div>&nbsp;<br><br></div><div>________________________<br><br></div><div>1. 山神 (shānshén) – горный дух, божество и защитник гор.<br><br></div><div>2. Адамас – мифический металл, служивший материалом для орудий Богов.<br><br></div>