Ruvers
RV
vk.com
image

Ныряя в синеву небес, не забудь расправить крылья

Первые аккорды

Реферальная ссылка на главу
<div>Стоял жаркий осенний день и солнечные лучи припекали землю, прогревая её остатками тепла перед зимними холодами, когда командир отряда стражников, отвечающих за охрану периметра военного полигона, вышел через задние ворота, обмахиваясь круглым веером и сетуя на жаркую погоду. Зачерпнув ковш воды из бочки, он в три больших глотка осушил его и прошел мимо патрульных. Трое стражников низшего ранга вытянулись по стройке смирно, приветствуя командира, хотя ещё мгновение назад стояли в развалку, умирая от жары и жажды.<br><br></div><div>Не удостоив подчинённых и взглядом, он спешно прошел к подвёденному помощником коню и, вскочив на него, отправился в свою резиденцию.<br><br></div><div>Все трое стражников вмиг выдохнули и привалились к стене. День стоял воистину жаркий и узкие парапеты крыш над задними небольшими воротами не давали ни цуня тени.<br><br></div><div>Самый младший из стражников жалостливо протянул:<br><br></div><div>– Хорошо быть командиром... Наверное сейчас он до конца дня будет развлекаться и пить холодное вино, пожевывая фруктовый лёд, а нам стой тут...<br><br></div><div>– Ещё и бродяга этот только душу травит, – поддержал его самый старший, лет сорока, глядя в сторону человека в бамбуковой шляпе, на плечах которого лежала парчовая накидка, вся испещренная дырами. Бездомный играл на пипе, неуверенно перебирая струны, сидя неподалёку от них – у одной из приближенных кузниц.<br><br></div><div>Мужчина чуть помладше своего товарища усмехнулся:<br><br></div><div>– Как насчет того, чтобы сегодня вечером посетить первый весёлый дом на улице Хундэн? Говорят новая партия сестриц там просто загляденье, – воодушевился он, прикрывая глаза и втягивая раскалённый воздух.<br><br></div><div>Старший хмыкнул, складывая руки на груди и прищурившись глядя на солнце:<br><br></div><div>– Думай, что болтаешь. Девицы того дома только знать обслуживают, куда тебе, оборванцу, на своё жалование туда соваться? Да тебя на порог не пустят!<br><br></div><div>– Эй! – взвился мужчина в ответ.<br><br></div><div>Младший же стражник, пока его товарищи переругивались, смотрел перед собой, лениво моргая и мечтая лишь о фруктовом льде, да о чарке вина.<br><br></div><div>На выдохе он прикрыл глаза, а когда вновь открыл их, то увидел, как на пригорок перед военным полигоном въезжает открытая повозка, тянутая двумя ослами, медленно бредущими за морковкой. Человек, управлявший экипажем, посмеивался и рассказывал истории трём миловидным девушкам позади себя, которые смущенно хихикали и прикрывали раскрашенные красной яшмой губки, то и дело лукаво сверкая подведёнными лисьими глазами в сторону их провожатого. Разодетые в пестрящие шелковые наряды, что едва прикрывали их белоснежные лодыжки, они выставляли ножки за борт экипажа, демонстрируя себя во всей красе.<br><br></div><div>– Господин, – протянула одна из них, – долго ещё?<br><br></div><div>Кучер ласково улыбнулся, оборачиваясь к ней, и мягко отвечая:<br><br></div><div>– Ещё немного, госпожа. Резиденция главы лодочного производства вон за тем холмом.<br><br></div><div>Двое стражников оставили перебранку и вперились в повозку хищными взглядами, подмечая несколько бочонков вина и женщин.<br><br></div><div>Средний стражник выступил вперед, опираясь на своё копьё, и громко произнёс:<br><br></div><div>– А ну стой!<br><br></div><div>Кучер натянул поводья ослов.<br><br></div><div>– Че надо? – протянул он, переводя на стражника свой ленивый взгляд.<br><br></div><div>– Кто такой и куда ты идёшь?<br><br></div><div>– Ослеп что ли? – скривил губы извозчик и указал кивком головы на повозку. – Везу вино и женщин господину Хэ.<br><br></div><div>Трое стражников закружили вокруг экипажа. Средний, рассматривая разукрашенных красивых дам, тут же расплылся в лощеной улыбке, в ответ на что те захихикали, перешептываясь.<br><br></div><div>– Дайте пройти, – закатил глаза кучер. – Если опоздаю к главе, он с меня три шкуры спустит.<br><br></div><div>Старший мужчина хмыкнул:<br><br></div><div>– Господин Хэ является важной фигурой в Яотине, как же мы можем так просто тебя отпустить? – вскинул он бровь. – Вдруг вино отравлено?<br><br></div><div>– Точно, точно! – поддержал самый младший, подходя к бочонкам ближе, уже чувствуя приятную прохладу, исходящую от них. – Глава судостроения ни за что не простит нас, если мы пропустим абы кого в его дом.<br><br></div><div>– Поставками ведь обычно занимается таверна старины Чэня с красной улицы, ты-то кто такой?<br><br></div><div>Кучер закатил глаза и спрыгнул с повозки, равняясь с мужчинами.<br><br></div><div>– Теперь поставкой займётся «хмельной соболь», – хмыкнул он, с щелчком раскрывая веер с расписными налитыми женскими грудями и медленно обмахиваясь им, давая вдоволь насмотреться на своё мастерство. Наклонившись к мужчинам, Шуя Ганъюн заговорщически произнёс: – Говорят, пару дней назад прислужник старины Чэня доставил вино господину Хэ, которое было слегка горьковатым, словно туда кто-то помочился. Разразившись скотской бранью, он прогнал взашей поставщиков, отказавшись сотрудничать с ними, – видя, как стражники заинтересованно вскинулись горячей историей, мужчина продолжил: – К тому же, «хмельной соболь» лучший по производству вина в Яотине, разве не слышали?<br><br></div><div>Старший стражник провёл рукой по своей короткой бородке и прищурился:<br><br></div><div>– Если так, то мы тем более не можем позволить тебе пройти, не сняв пробу. Как же мы потом в глаза господину Хэ смотреть будем, если ты оплошаешь или вино испортилось в такую погоду?<br><br></div><div>Двое остальных судорожно закивали и убрали свои копья за спину.<br><br></div><div>Шуя Ганъюн размышлял некоторое время, покачивая головой и прикрывая глаза:<br><br></div><div>– На самом деле, я и впрямь приехал слишком рано. Просто сестрицы, – он повернулся к девушкам в повозке, мягко выдыхая, – так нетерпеливы и соскучились по ласке, что я хотел как можно скорее доставить их к господину, – стоя спиной к мужчинам, Шуя Ганъюн вскинул бровь, глядя на куртизанок, которые тут же оживились, вставая со своих мест.<br><br></div><div>– Вот и славно, – хлопнул его по плечу средний мужчина. – Младший брат, вскрывай бочонок! – подойдя ближе к девушкам вместе со старшим товарищем, он начал помогать им спускаться, внутри трепеща от прикосновений к их белоснежным рукам.<br><br></div><div>Вся небольшая компания передвинулась чуть ближе к стене и холму, чтобы видеть обзор на въезжающих на гору, а с другой стороны дороги и вовсе не часто кто-то спускался, предпочитая объезд по более плавному спуску.<br><br></div><div>– Бродяга! – крикнул старший мужчина, – сыграй что-нибудь весёлое!<br><br></div><div>Бездомный, поправив свою бамбуковую шляпу, заиграл быстрый мотив, перебирая первые струны, и запел нежным голосом:<br><br></div><div>– Странно всем, что двери я закрыла, в терем, где храню белила. Царь спустился из приемной залы, но его я не встречала. Без конца смотрю, смотрю весь день я, в этот царский сад весенний. Там, я слышу, говор раздается: кто-то меж кустов... смеётся¹.<br><br></div><div>&nbsp;<br><br></div><div>Шуя Ганъюн не скупясь подливал вино, а женщины, расправив изящные плечи и опустив наконец веера, явили себя во всей красе, подпевая песням и ухаживая за мужчинами, оглаживая и разминая их мышцы и ласково касаясь их белоснежными пальчиками, тут же игриво отстраняясь, если те пытались схватить их.<br><br></div><div>– Какое странное вино... – протянул самый младший, смотря в чарку и сидя на телеге.<br><br></div><div>Шуя Ганъюн хмыкнул, оглядывая помеченный красной точкой бочонок:<br><br></div><div>– Лучшее в Яотине. Ты такого точно ещё не пробовал.<br><br></div><div>Тот в ответ лишь закивал, медленно моргая.<br><br></div><div>Двое других мужчин выпили ещё по нескольку чарок, пока морок не свалил их в бесформенную груду у стены.<br><br></div><div>Оглядев всех троих, Шуя Ганъюн вынул из кармана мешочек с деньгами и кинул одной из куртизанок, которая ловко его перехватила, растягивая губы в улыбку.<br><br></div><div>Мужчина обернулся, свистнув.<br><br></div><div>Бродяга, до этого перебиравший струны, резко сорвал шляпу и скинул драный плащ со своих плеч.<br><br></div><div>– Думал, задохнусь, – жадно хватал ртом воздух Лю Синь, оглядывая троих стражников.<br><br></div><div>– Поделишься рецептом токсина? – вскинул бровь Шуя Ганъюн, указывая на отрубившихся мужчин. – Это ж какая экономия!<br><br></div><div>Лю Синь подошел ближе, видя, как со стороны пригорка меж кустов мелькает фигура Го Тайцюна, поднимавшегося наверх.<br><br></div><div>– У тебя и так вина вдоволь, на чем это ты экономить собрался? – прыснул парень.<br><br></div><div>Шуя Ганъюн пожал плечами и, опрокинув в себя чарку с другим вином, посмотрел на третьего подошедшего юношу.<br><br></div><div>– Цайтянь уже внутри. Времени не так много, она пробудет там по поручению главы гильдии до самого вечера, поспешите, – парень кивнул в сторону входа с торца, в который вносили ранее утром провиант и который сейчас не охранялся.<br><br></div><div>Уже на бегу, просматривая карту, нарисованную Ма Цайтянь, Лю Синь то и дело тормозил и выглядывал из-за углов, чтобы никому не попасться. К их удивлению, охраны было и впрямь мало.<br><br></div><div>Го Тайцюн тихо шепнул, стоя позади Лю Синя, на очередном повороте:<br><br></div><div>– В самом деле, кому в голову взбредёт пробираться на военный полигон самих стражников?<br><br></div><div>Лю Синь, не глядя на него, протянул кулак, который Го Тайцюн тут же отбил своим.<br><br></div><div>Они проскочили мимо пустых сейчас палаток и взобрались на средней высоты забор, выглядывая из-за него на полигон, по которому сновали стражники.<br><br></div><div>Командир отряда, то и дело раздавал приказы, проходя мимо рядов и поправляя чуть покосившиеся при ударах боевые шесты.<br><br></div><div>– Несмотря на слабости задней атаки, противостоять такому приёму сложно. Если вы проводите его, пока враг пытается вас атаковать – оборот вокруг себя позволит увернуться от атаки и быстро нанести встречный удар. Лучше всего использовать задний удар копья, когда враг пытается сократить дистанцию...<br><br></div><div>– Есть! – радостно зашептал Го Тайцюн, во все глаза наблюдая за тренировкой, жадно вслушиваясь в наставления, пока Лю Синь быстро зарисовывал позы и делал заметки.<br><br></div><div>&nbsp;<br><br></div><div>༄ ༄ ༄<br><br></div><div>&nbsp;<br><br></div><div>Уже вечером, когда вся компания вновь собравшись на заднем дворе бурно обсуждала увиденное, Лю Синь от души хохотал, пересказывая, как Го Тайцюн чуть ли не разрыдался на поле под свои восхищённые всхлипывания и тихий щенячий скулёж.<br><br></div><div>– Спасибо вам всем! – поклонился парень, смотря на друзей покрасневшими глазами.<br><br></div><div>– И даже мне? – подмигнул ему Шуя Ганъюн.<br><br></div><div>– Тц, – шикнули на него в ответ. Пораздумав немного, парень всё же буркнул: – Ладно, тебе тоже, – завидев самодовольство юноши, который мягко пихнул Ма Цайтянь в плечо, указывая на себя пальцем, он прищурился.<br><br></div><div>Лю Синь покачал головой и обвёл взглядом тренировочную площадку Го Тайцюна, прикидывая, сколько всего тут нужно переделать, начиная от грубо связанных чучел, до криво выточенных копей.<br><br></div><div>– Сыграй нам, Синь, – развалившись на лавке возле Ма Цайтянь, попросил Шуя Ганъюн, подливая всем вина.<br><br></div><div>Юноша усмехнулся, отпивая из чарки:<br><br></div><div>– Те несколько аккордов, которыми ты меня обучил... разве ты не наслушался их за весь день?<br><br></div><div>Го Тайцюн прокашлялся и, заложив руки за спину, в точности, как и командир на полигоне, прошелся по всему двору, копируя его хмурый голос:<br><br></div><div>– Мастерству нет предела!<br><br></div><div>Под смех друзей, Лю Синь поставил на бедро пипу и принялся перебирать струны.<br><br></div><div>&nbsp;<br><br></div><div>༄ ༄ ༄<br><br></div><div>&nbsp;<br><br></div><div>Когда поздно вечером юноша вернулся домой, то обнаружил Тан Цзэмина, заставляющего блюдами стол. Сегодня мальчик вновь отказался пойти с ним в город, предпочитая остаться дома и позаниматься с книгами. Видя, как Тан Цзэмин старается, Лю Синь не мог не нарадоваться, с каждым днём чувствуя в своём сердце нежность столь глубокую, что хотелось затискать мальчишку в объятиях и не отпускать ни на миг.<br><br></div><div>Юноша усмехнулся, вспоминая события прошедшего дня и его подготовки, впервые в жизни ощущая себя настолько живым, совершая преступление, что ему невольно становилось стыдно. Впрочем, видя светящееся лицо Го Тайцюна и его невесты, Лю Синь отметал сомнения прочь. Они и впрямь не совершили ничего ужасного, продумав всё до мелочей. Единственное, о чем он жалел, так это о том, что в один из дней случайно прокололся на создании токсинов, способных вырубить человека.<br><br></div><div>~~~<br><br></div><div>Они с Сяо Вэнем создали лишь один экземпляр, который юноша по случайности прихватил с собой и который в его сумке нашел Го Тайцюн, забравшись в неё в поисках пирожных, которые Лю Синь иногда приносил с собой.<br><br></div><div>– Ты принёс чай? – спросил он, случайно вдыхая порошок из маленького мешочка. Моргнув пару раз, он замер на мгновение и, закатив глаза, рухнул наземь на глазах у остолбеневших друзей.<br><br></div><div>Шуя Ганъюн в тот вечер хохотал как безумный, пока Лю Синь тряс парня и хлестал по щекам, пытаясь привести его в себя до тех пор, пока Сы Мянь не вылила на жениха ушат ледяной воды.<br><br></div><div>Очнувшись, Го Тайцюн потёр глаза и, оглядев друзей, перевёл взгляд на мешочек рядом с Лю Синем, выдыхая:<br><br></div><div>– Какой странный чай...<br><br></div><div>Хохочущего Шуя Ганъюна утихомирила вторая порция ледяной воды, вылитой уже на него.<br><br></div><div>~~~<br><br></div><div>Посмеиваясь, Лю Синь не заметил внимательный взгляд ребёнка, который закончил расставлять чашки и теперь смотрел на него. Отложив свою сумку, юноша потёр плечо и уселся за стол, осматривая пустующую гостиную.<br><br></div><div>– А где Сяо Вэнь?<br><br></div><div>Мальчик опустился напротив, пододвигая к Лю Синю миску с стручковой фасолью, вымоченной в рисовом отваре, после чего отвечая:<br><br></div><div>– Он уехал на срочный вызов и сказал, что вернётся завтра.<br><br></div><div>– А Цзин?<br><br></div><div>– Медитирует, наверное. Сказал не отвлекать его.<br><br></div><div>Лю Синь отпил чай из чашки и выдохнул:<br><br></div><div>– Надо отнести ему потом ужин, а то опять запрётся у себя на несколько дней без еды.<br><br></div><div>Мальчик не ответил, подсаживаясь ближе к юноше и подливая ему чай.<br><br></div><div>Они болтали весь вечер, смеясь над событиями сегодняшнего дня. Тан Цзэмин уже сотню раз пожалел, что выбрал тренировку с Цзином, вместо того, чтобы отправиться с Лю Синем. Уговорив взять его в следующий раз с собой и завидев кивок юноши, который некоторое время раздумывал, он радостно выдохнул.<br><br></div><div>Закончив с ужином, мальчик спустился на нижний этаж, где располагалась купальня, и принялся зажигать свечи. Бочки с водой привозили несколько раз в неделю, и вода всегда была свежей, что не могло не радовать Лю Синя, который до сих пор помнил ледяную воду в Цайцюнь, содрогаясь от одного только фантомного воспоминания о холоде.<br><br></div><div>Набрав бадью, мальчик ждал, пока юноша спустится и смотрел в подогретую на огне воду, видя своё расплывающееся тёмное отражение. Он помнил предостерегающие слова Цзина о том, что ему нельзя пользоваться своей силой понапрасну, но ещё он помнил то, что не всё рассказал мужчине – помимо бушующих волн, в нём было кое-что ещё.<br><br></div><div>Что-то, что в отличие от безобидных капель, он не мог контролировать.<br><br></div><div>Тан Цзэмин посмотрел на свою руку, чуть хмурясь. Будто по наитию, он медленно подошел к одной из бочек с холодной водой и опустил в неё кончики пальцев.<br><br></div><div>Звуки шагов Лю Синя уже раздавались на лестнице, когда мальчик выдернул руку из бурлящего кипятка.<br><br></div><div>&nbsp;<br><br></div><div>༄ ༄ ༄<br><br></div><div>&nbsp;<br><br></div><div>В четырехстах ли от Яотина ближе к югу.<br><br></div><div>&nbsp;<br><br></div><div>Таверна Шуйлянь располагалась на одной из самых оживлённых улиц этого небольшого городка. Шум и гам слышались отовсюду, перемежаемые громкими выкриками гостей, подзываемых прислужников, которые носились словно и вовсе не касаясь земли, стараясь обслужить всех. Место было часто проходимое, гостей было много, и никто не обращал внимания на серьёзного мужчину, сидящего у большого окна, попивающего чай.<br><br></div><div>Гу Юшэнг ждал уже довольно долго, когда напротив него вдруг возникло две фигуры, опускаясь и чуть кланяясь. Дождавшись, пока подбежавший прислужник принесёт их заказ, оба человека поздоровались враз:<br><br></div><div>– Господин Гу.<br><br></div><div>Генерал окинул взглядом двоих мужчин и обратился к одному из них:<br><br></div><div>– Вернул свой второй клинок?<br><br></div><div>Люй Бувэй вздёрнул уголок губ, проводя большим пальцем по рукояти своего лезвия, которое он не видел уже очень давно, и которое приятным весом наконец лежало на поясе, сохраняя баланс другой стороны.<br><br></div><div>– Когда лжекнязь Ли направился в столицу, я просто влез в его казну снова, – усмехнулся он. – Этот идиот даже замки не поменял.<br><br></div><div>Гу Юшэнг перевёл взгляд на Фу Линцзяо, сидящего рядом со своим главнокомандующим. Увидев, что внимание генерала обращено к нему, мужчина чуть склонил голову, отвечая на молчаливый вопрос:<br><br></div><div>– Я перехватил посыльного князя Ли в столице и лично доставил сообщение Его Величеству, как вы и велели.<br><br></div><div>Гу Юшэнг выдохнул и повернул голову к окну, чуть прищуриваясь.<br><br></div><div>Люй Бувэй, видя неопределённое настроение генерала, произнёс:<br><br></div><div>– Любопытно было бы взглянуть на выражение лица Ли Чуаньфана, когда Император будет выслушивать доклад от него и как заставит его замолчать о том, что вы вернулись, чтобы вся империя не узнала, – подумав, он осторожно добавил: – Восток ведь не распространит весть?<br><br></div><div>– Восток подчиняется мне, – отрезал генерал.<br><br></div><div>Главнокомандующий кивнул и отпил чай, переводя тему:<br><br></div><div>– Господин Гу, как быть с северянами на горе? Они едва справляются. Земля вырождается, запасов всё меньше, а зима уже близко.<br><br></div><div>Всё внутри сжалось, в ожидании ответа. Как бы ни храбрился и ни показывал свою уверенность Люй Бувэй перед подчинёнными и северянами, у него не было возможности справиться с таким бедствием, как всеобщий гнёт всей империи и голод, который уже давал о себе знать. Все поля и угодья принадлежали Ли Чуаньфану и наместникам, отвернувшихся от севера. Он чувствовал невыносимый стыд перед северянами и своими подчиненными, неспособный действовать и развернуться в данном положении. Он понимал, что обещания генерала Гу не могут быть нарушены, он – человек слова и лучший друг их погибшего князя, однако быть втянутым в политические дрязги – значит поставить себя и своих людей под удар. Но другого выхода не было.<br><br></div><div>В письме, которое он получил совсем недавно, говорилось, что через пять лет генерал Гу переправит оставшихся северян и пограничников на восток, а до тех пор, они должны были служить и не пускать никого на север, подчиняясь приказам князя и обо всём ему докладывая.<br><br></div><div>«За эту правду я пожертвую своей жизнью ради вас, господин.» – ответил тогда Люй Бувэй, доверяя границы севера восточному князю и всецело ему вверяя свою жизнь и жизни своих людей.<br><br></div><div>Повернувшись к собеседникам Гу Юшэнг ответил, глядя на Фу Линцзяо:<br><br></div><div>– Отправляйся в мои земли с приказом, – мужчина протянул ему свиток, запечатанный своим жетоном на черном сургуче. – Это гарантия помощи границе на пять лет от лица востока. Мои письма могут перехватить, я не могу отправлять сообщения о своих планах напрямую, – мужчина провёл большим пальцем по остальным. – Пока что.<br><br></div><div>Оба пограничника вновь склонили головы, безмолвно принимая приказ и испуская едва уловимые выдохи.<br><br></div><div>– Вашему племяннику передать что-нибудь лично? – спросил Фу Линцзяо.<br><br></div><div>Поразмыслив немного, Гу Юшэнг ответил:<br><br></div><div>– Не нужно.<br><br></div><div>После того, как все дела были обсуждены, Люй Бувэй вдруг спросил:<br><br></div><div>– Что будет, если Император не лишит лжекнязя Ли титула и власти за предательство северных границ, не беря в расчет наше донесение?<br><br></div><div>Генерал долго раздумывал о чём-то, после чего произнёс ровным голосом:<br><br></div><div>– Для начала, он должен будет отправить своих шпионов на север, чтобы узнать всю правду. Но если даже после этого он не лишит предателя головы, то это будет значить лишь одно.<br><br></div><div>– Что же? – спросил Люй Бувэй.<br><br></div><div>– Его Величество предал не только север, но и всю Империю.<br><br></div><div>Встреча была короткой.<br><br></div><div>Дождавшись, пока оба пограничника отправятся в путь первыми, генерал встал и прошел к выходу из таверны, проходя мимо человека в тёмных одеждах, на которого, как и на него, не обращали внимания.<br><br></div><div>Накинув капюшон на голову, человек исчез, ступив на свою тень за углом.<br><br></div><div>&nbsp;<br><br></div><div>______________________<br><br></div><div>1. «Фрейлина Бань Цзеюй» – стихотворение из цикла «Дом Хуанфу Юэ в долине облаков» авторства Ван Вэя – китайского поэта и музыканта, представителя китайской поэзии эпохи Тан.<br><br></div>