Ruvers
RV
vk.com
image

Ныряя в синеву небес, не забудь расправить крылья

Парящие журавли

Реферальная ссылка на главу
<div><br>Лю Синь хмурился, сквозь сон слыша громкое перешептывание, плавающими голосами раздававшееся по комнате. Кто-то зло низко шипел и широкими шагами мерил помещение, словно не мог найти себе места. Тихий виноватый голос оправдывался и звучал время от времени совсем рядом с юношей. Лю Синь попытался уйти от прикосновения, когда его лба коснулось что-то влажное и холодное. Тело содрогалось от дрожи.<br><br></div><div>Детский голос, в совсем не свойственной ему манере попросил всех быть тише. Ладонь сжали тёплые руки.<br><br></div><div>Привкус от влитого снадобья вызывал тошноту, кислыми волнами подкатывая к самому горлу. Новая порция приятного отвара успокоила дрожь и озноб.<br><br></div><div>Спустя некоторое время Лю Синь приоткрыл глаза, моргая слабыми веками и едва различая фигуры, находящиеся возле его постели.<br><br></div><div>Лицо Тан Цзэмина расплываясь появилось перед юношей, загораживая собой остальных. Он что-то взволнованно быстро говорил ему, пока Гу Юшэнг не приподнял его за подмышки, оттаскивая от постели, сменяя его Сяо Вэнем:<br><br></div><div>– Лю Синь, не волнуйся, хорошо? Просто поспи, всё будет в порядке, – мягко сказал мужчина, улыбаясь дрожащими губами и кладя тёплую ладонь ему на лоб.<br><br></div><div>Все последние силы Лю Синя ушли на то, чтобы слабо моргнуть и прикрыть глаза, тяжело вдыхая приятный аромат чего-то горящего в глиняной плошке.<br><br></div><div>Лекарь не солгал. Юноша не знал, сколько прошло времени, но, открыв глаза снова, он уже не чувствовал ни тошноты, ни сводящего тело с ума озноба. В комнате было темно, и лишь одна свеча в лампе давала возможность рассмотреть, что он лежит в незнакомой большой комнате совершенно один. Чуть нахмурившись из-за немного кружащейся головы, Лю Синь поднял ослабевшую ладонь и нащупал тёплый компресс на лбу, который был пропитан каким-то отваром. Вперившись взглядом в тёмный потолок, он ещё какое-то время лежал неподвижно, ловя блики огня от свечей и стараясь окончательно прийти в себя, пока...<br><br></div><div><em>Цок, цок, цок.<br></em><br></div><div>– М? – Лю Синь нахмурился и приподнял голову, глядя перед собой и тут же раскрывая глаза шире.<br><br></div><div>На подоконнике большого окна сидело нечто огромное с топорщащимися рогами, чёрным клювом и массивными лапами.<br><br></div><div>Лю Синь резко приподнялся, вжимаясь в спинку кровати, во все глаза глядя на существо, которое продолжало рассматривать его немигающим взглядом, чуть склонив голову набок.<br><br></div><div>Неизвестно, сколько ещё они бы продолжили безмолвные гляделки, если бы дверь не открылась, впуская слабый свет с коридора, следом за которым последовал Сяо Вэнь, несущий таз с водой и несколько склянок. Мужчина замер, завидев бодрствующего Лю Синя, и облегченно улыбнулся, подходя к нему ближе:<br><br></div><div>– Ты наконец-то очнулся, – выдохнул он, аккуратно убирая компресс, который чуть съехал от резких движений юноши. – Что такое? – чуть нахмурился лекарь, видя, что Лю Синь не поворачивает к нему головы.<br><br></div><div>Юноша в ответ поднял руку и указал на окно. Переведя взгляд, Сяо Вэнь рассмеялся:<br><br></div><div>– Байлинь, не пугай нашего гостя, – протянул ладонь он, на что зверь, сидящий в окне, мигом спрыгнул на пол. Неведомое рогатое существо, за которое его принял Лю Синь, оказалось белоголовой гарпией¹ – огромной птицей с торчащими перьями на голове, что сейчас важно цокала когтистыми лапами по комнате до хозяина.<br><br></div><div>– Лю Синь, это Байлинь, – провёл между ними рукой Сяо Вэнь. – Байлинь, это Лю Синь,<br><br></div><div>Птица и юноша продолжали внимательно смотреть друг на друга, пока лекарь возился с отваром. Запрыгнув на кровать, гарпия в развалочку протопала почти до самого юноши, который чуть отстранился, и клювом поддела указательный палец его лежащей руки. Лю Синь хотел отстраниться, но был прерван мягким голосом Сяо Вэня:<br><br></div><div>– Не бойся, он так здоровается.<br><br></div><div>Птица чуть укусила его за палец, приподнимая руку и, подкинув её к верху, тут же подсунула свою большую голову. Лю Синь приподнял уголок губ, наблюдая за забавными манипуляциями зверя, и осторожно погладил перья на голове, которые на удивление оказались мягкими.<br><br></div><div>– Привет, Байлинь, – тихо прошептал юноша, на что птица тихо зарокотала.<br><br></div><div>– Ты ему нравишься, – довольно протянул лекарь, подавая снадобье в его свободную руку.<br><br></div><div>– Почему же я раньше его не видел?<br><br></div><div>– О, он был на задании, далеко от этих земель, – ответил мужчина, поворачиваясь к гарпии: – Ты принёс?<br><br></div><div>Птица на это не отрывая головы от руки юноши задрала пушистую лапу, на которой висел небольшой мешочек.<br><br></div><div>Сняв его с ноги зверя, Сяо Вэнь помахал им перед глазами, обращаясь к Лю Синю:<br><br></div><div>– Я не могу путешествовать в поисках редких трав, которые не растут в этой местности. Байлинь незаменимый помощник в этом деле. Кстати, тебе больше не нужно выполнять роль посыльного, этим обычно занимается он.<br><br></div><div>Со стороны двери послышался грохот. Повернув головы, оба мужчины с удивлением обнаружили стоящего в проёме Тан Цзэмина. Едва завидев, что юноша очнулся, он бросился к нему на постель, крепко прижимаясь.<br><br></div><div>– Ой, ой, задушишь ведь, – рассмеялся парень, поглаживая мальчика по спине.<br><br></div><div>– Прости, я отошел только на пять минут. Хотел сварить тебе кашу, чтобы ты поел, когда проснёшься.<br><br></div><div>Юноша прикрыл глаза, мягко улыбаясь и чуть отстраняя от себя Тан Цзэмина, который смотрел на него большими мокрыми глазами:<br><br></div><div>– Я сильно тебя напугал?<br><br></div><div>Тан Цзэмин поджал губы, вновь бросаясь на шею юноши и крепко сжимая его в объятиях. Он в самом деле напугал его: красная кровь, льющаяся изо рта и из носа Лю Синя, до сих пор стояла перед глазами. Он помнил, как замерло сердце, когда глаза юноши закатились и он рухнул на пол, хрипло, едва дыша.<br><br></div><div>Лю Синь смутно припоминал, что последнее, что он видел, – это кровавые пятна на своём халате.<br><br></div><div>– Что произошло?<br><br></div><div>Парень посмотрел на Сяо Вэня, который поджав губы уперся глазами в пол. Прежде чем он успел ещё что-либо сказать, мужчина торопливо выпалил:<br><br></div><div>– Лю Синь, прости меня, это моя вина, – он поднял взгляд на юношу, аккуратно присаживаясь рядом. – Я совсем не подумал, что это может быть тяжело для тебя. Цзэмин сказал нам, что все эти дни ты только завтракал, а приходя домой даже не ужинал. Скажи, ты... ел в городе?<br><br></div><div>Лю Синь чуть нахмурился и отрицательно покачал головой, на что Сяо Вэнь снова вздохнул и обхватил руками голову:<br><br></div><div>– Лю Синь, прости ме...<br><br></div><div>– Я сам виноват. Вэнь-гэ, не нужно так носиться со мной и просить прощения. Я взрослый человек и то, что я не уследил за своим питанием, – это только моя вина, не кори себя, – успокаивающе произнес он, не в силах смотреть, как этот человек убивается, казалось бы из-за пустякового дела. Юноша впервые видел, как тот волновался.<br><br></div><div>– Нет, Синь, всё не так. Травы, которые ты носил, они...<br><br></div><div>Мужчина замешкался, пытаясь подобрать слова, но так и не успел, будучи прерванным Гу Юшэнгом, появившимся в дверях и складывающим руки на груди:<br><br></div><div>– Этот идиот пытается сказать, что те самые травы, с которыми ты носился по городу, имеют одурманивающий эффект, который перебил твоё желание голода и усилил негативные эмоции. Паранойя, нервозность, слабость – целый букет, за который нужно поблагодарить Сяо Вэня, – под конец речи мужчина повернулся к лекарю, глядя на того во все глаза красноречивым взглядом.<br><br></div><div>Сяо Вэнь на это поник ещё пуще, казалось, и вовсе пытаясь провалиться сквозь землю. Он вздохнул:<br><br></div><div>– Прости Лю Синь, он прав, я винов...<br><br></div><div>– А-а-а, – замахал рукой юноша, нахмурившись, – хватит, хватит. Я понял и не виню тебя. Что было, то было. Ничего ведь страшного не произошло. Ну, упал в обморок и упал, не умираю же я, в конце концов, – закатив глаза, фыркнул он, тут же осекаясь и переводя чуть растерянный взгляд на Сяо Вэня: – Верно? Я же не умираю?<br><br></div><div>– Нет, конечно, нет, – улыбнулся Сяо Вэнь.<br><br></div><div>– Ну и хорошо.<br><br></div><div>Тан Цзэмин заворочался, и уткнулся холодным носом в шею Лю Синя, глубоко вдыхая. Юноша мягко похлопал его спине, привлекая внимание к птице, которая продолжала играться с его рукой.<br><br></div><div>Гу Юшэнг спросил:<br><br></div><div>– Почему ты такой непробиваемый? Ты хоть понимаешь, что могло произойти рухни ты где-то в городе или получи дозу отравления мощнее?<br><br></div><div>– Разве не ты постоянно говорил мне не накручивать себя лишними мыслями, ведь они могут свести с ума? Выдохни, всё обошлось, – вернул Лю Синь мужчине когда-то сказанные им же слова.<br><br></div><div>После нескольких мгновений тишины, разбавляемой щебетанием птицы, Гу Юшэнг ухмыльнулся:<br><br></div><div>– А ты мастер выворачивать слова, как я погляжу.<br><br></div><div>– Кто знает, может это мой дар, – лукаво улыбнулся Лю Синь, вскинув брови.<br><br></div><div>Мужчина покачал головой, закатывая глаза. Все трое смотрели на Байлиня, воркующего с Лю Синем, пока не были прерваны насмешливым криком Цзина, раздавшемся с кухни:<br><br></div><div>– Каша сгорела!<br><br><br></div><div>༄ ༄ ༄<br><br><br></div><div>До конца ночи Лю Синь осторожно ворочался на кровати, стараясь не разбудить Тан Цзэмина. Комната, в которой они находились, была второй хозяйской спальней в этом доме, которую выделил им Сяо Вэнь. Скоро нагрянут холода, а эта комната находилась аккурат над подвальной печью, поэтому всегда содержалась в тепле, в отличии от торцевой спальни, в которой они раньше жили. Лю Синь не стал отказываться и только поблагодарил мужчину, который всё крутился вокруг него, подливая отвары для восстановления сил. Лю Синь и впрямь чувствовал себя намного лучше; разум его наконец прояснился. Последние дни были словно в тумане. Он в самом деле не заметил ничего странного в том, что питался одной лишь кашей, заботливо приготовленной Тан Цзэмином. Если бы не она, неизвестно, насколько раньше Лю Синь бы свалился без сил. Почухивая ребёнка по макушке, юноша улыбался, до конца ночи так и не сомкнув глаз. Всё же Сяо Вэнь несколько переборщил со своими снадобьями, которые восстановили силы Лю Синя настолько, что прямо сейчас он был готов пробежать марафон, если не два.<br><br></div><div>Первым, что услышал юноша утром, выходя в коридор, едва завидев проблески солнечных лучей, был хмурый голос Гу Юшэнга:<br><br></div><div>– Ему ещё рано выходить, пусть останется дома, – произнес мужчина, спокойно орудуя палочками в рисе с водорослями.<br><br></div><div>– Праздник всё же... – тихо вздохнул Сяо Вэнь.<br><br></div><div>– Это не последний праздник в его жизни.<br><br></div><div>– Утречка! – бодро прошествовал на кухню Лю Синь, всем своим видом излучая жизнерадостность и неприятие слов Гу Юшэнга.<br><br></div><div>– Как ты себя чувствуешь? – внимательно глядя на него, спросил мужчина, откладывая палочки.<br><br></div><div>– Отлично, – не глядя на него, Лю Синь начал накладывать себе рис из общего горшочка, стоящего на столе.<br><br></div><div>Некоторое время стояла тишина, разбавляемая стуками приборов, пока юноша довольно не выдохнул:<br><br></div><div>– Как вкусно...<br><br></div><div>Каша была и правда что надо. Красные водоросли и мелко порубленные овощи ярко сочетались друг с другом, разбавляя чуть пресный вкус риса.<br><br></div><div>«Сяо Вэнь прекрасно готовит», – с улыбкой подумал Лю Синь, глядя в сторону лекаря. К его удивлению, вчерашние гнетущие мысли больше не лезли в голову.<br><br></div><div>– Не то что каша Шэнг-гэ, да? – усмехнулся Сяо Вэнь, стреляя взглядом в Гу Юшэнга.<br><br></div><div>Лю Синь мягко рассмеялся, вспоминая подгоревшую кашу мужчины, которая была первым блюдом, попробованным им в этом мире.<br><br></div><div>– Она не так уж плоха, Вэнь-гэ.<br><br></div><div>– Шутишь что ли? На военных переходах мы предпочитали обходиться корой деревьев, чем его стряпней. Шэнг-гэ совершенно несведущ в приготовлении даже самых обычных блюд, – легкомысленно рассмеялся Сяо Вэнь, на что Гу Юшэнг закатил глаза, складывая руки на груди. Оба мужчина не заметили запинки юноши, который вперил взгляд в стол.<br><br></div><div><em>Военные переходы?<br></em><br></div><div>В голове закрутилось всё, что было связано с Сяо Вэнем; вещи, на которые раньше Лю Синь закрывал глаза. Такие как вечно выпрямленная в ровную линию спина лекаря, никогда не склоняющаяся шея и пронзительный взгляд, который был мягче, чем у двоих остальных мужчин, но всё же нёс в себе силу и непоколебимую уверенность в разговоре с собеседниками. Его мягкие добрые глаза имели свойство меняться за доли секунды. Они не были свирепыми, нет, но что-то иногда едва уловимо поднималось из самых глубин его зрачков, расплываясь по мягкой медовой радужке, плавя её в жесткую медь. Иногда он смотрел на зарвавшихся богатых посетителей так, что они уходили, низко опустив голову и не смея ничего возразить в ответ. Лекарь никогда не пресмыкался перед Гу Юшэнгом и мог запросто наорать на него, смотря снизу вверх, не теряя при этом достоинства. Также он ловко орудовал ножом, управляясь с вязанками растений и с высеканием искр для огня. Все эти факты не столь бросались в глаза, но теперь, когда неосторожно брошенная фраза породила росток подозрений в Лю Сине, он постепенно пробивался в сознании юноши, обрастая всё новыми и новыми ветвями увиденных ранее действий.<br><br></div><div>Цокот когтистых лап раздался по коридору. Важно пройдясь по кухне в развалку, Байлинь запрыгнул на подушку рядом с сидящим Лю Синем и тут же зарылся клювом в миску с кашей, которую поставил перед ним Сяо Вэнь.<br><br></div><div>Юноша перевёл взгляд на гарпию и ошарашено понял, кем был этот самый зверь.<br><br></div><div><em>Чжаньшоу. Боевой зверь Сяо Вэня.<br></em><br></div><div>Делая выводы из увиденного, Лю Синь наконец-то понял, кем в самом деле являлся мужчина напротив него.<br><br></div><div><em>Великий генерал Сяо.<br></em><br></div><div>Лю Синь ничего не знал про остальных четверых. Все они были безымянными и упоминались лишь в начале. Ни имени, ни титулов остальных он не знал.<br><br></div><div>Цзин, тихо появившийся на кухне и опустившийся рядом с лекарем, привлек внимание юноши, что сканирующим взглядом окинул мужчину.<br><br></div><div><em>Он... тоже?<br></em><br></div><div>Отложив палочки в сторону, Лю Синь обхватил голову руками, пытаясь переварить только что полученную информацию, которую со скрипом перерабатывал его мозг.<br><br></div><div>– Что такое?<br><br></div><div>– Тебе плохо?<br><br></div><div>Послышались перебивающие друг друга голоса Цзина и Сяо Вэня.<br><br></div><div>«Всё в порядке, просто я слепой идиот».<br><br></div><div>Торопливый топот ног, бегущих по коридору, вывел юношу из состояния оцепенения. Тонкие руки, обнимающие его ладонь, потянули на себя, разворачивая. Переведя взгляд на взволнованного Тан Цзэмина, Лю Синь улыбнулся и пододвинул к нему миску с теплой кашей:<br><br></div><div>– Всё хорошо, я просто вспомнил, что сегодня Цисицзе, а мы с тобой совсем не подготовились.<br><br></div><div>– Тебе не стоит выходить сейчас, – нахмурился Гу Юшэнг.<br><br></div><div>Тяжело сглотнув и подняв взгляд на сидящих троих мужчин, юноша ухмыльнулся:<br><br></div><div>– С чего бы? Мы почти год провели в захолустье, единственной радостью и ярким пятном в котором была мэйхуа². Я ни за что не упущу возможность повеселиться сегодня вечером.<br><br></div><div>– Ты слишком слаб для этого, к тому же...<br><br></div><div>– Хватит! – взорвался Лю Синь, ударяя по столу и во все глаза смотря на мужчину.<br><br></div><div>Сяо Вэнь спокойно отложил палочки и вздохнул, всё также сидя с ровной спиной:<br><br></div><div>– Лю Синь...<br><br></div><div>– Я сказал, что пойду, значит, я пойду! Я не хрупкая дева и не домашний питомец, чтобы носиться со мной и трястись над каждым моим шагом!<br><br></div><div>Лю Синь и сам не понимал, что с ним творится. Злость накатила внезапной волной и слова вырывались прежде, чем юноша мог их обдумать. Было ли дело в том, что все трое мужчин, как оказалось, водили всё это время его за нос, или же дело было в самой его безалаберности и слепоте до этого момента – Лю Синь не знал. Но вот что он знал наверняка – он больше не позволит этим людям насмехаться над собой, выставляя себя слабаком.<br><br></div><div><em>Великие генералы? Подумаешь!<br></em><br></div><div>– Лю Синь, успокойся, – примирительно сказал Сяо Вэнь, подкладывая ему запеченных на открытом огне овощей. – Всё это воздействие дурманящих трав. Эффект ещё не полностью прошел.<br><br></div><div>– Всё со мной нормально! – отмахнулся Лю Синь, чувствуя себя неуютно под взглядами всех троих.<br><br></div><div>– Мы пойдём, – мягко сказал Тан Цзэмин, крепко сжимая его руку и проводя по костяшкам.<br><br></div><div>Действия ребёнка всегда успокаивающе действовали на юношу. Кивнув, он наконец выдохнул.<br><br><br></div><div>༄ ༄ ༄<br><br><br></div><div>Сяо Вэнь, более мирно отнесшийся к решению Лю Синя посетить праздник, едва покончив с завтраком, потащил их с Тан Цзэмином на улицу Дуньчжи – выбирать наряды для праздника. Юноша хотел было заупрямиться, но так и не смог отказать мужчине, который был так добр к нему. В действиях лекаря не было фальши, насмешки или высокомерия. Он действительно был интересным и производил умиротворяющее впечатление. Но так же в нём таилась и некая двойственность. Сяо Вэнь был человеком, который мог чинно ступать по грязи, поражая всех аурой благородного господина так, что все прохожие оборачивались ему в след, и не важно было – замаран подол его одеяний или же нет. Однако манеры эти были не просто дымкой, пускаемой в глаза, призванной возвысить себя в глазах окружающих. Скорее это было то, что вливается с молоком матери – впаивается в характер с самого рождения. Он не стремился напустить на себя дешевый излишний лоск и шарм, очаровывая людей; он обладал благородной простотой, спокойствием и расслабленностью наравне со строгостью и возвышенностью. Все его действия выходили простыми сами собой. Светлое открытое лицо светилось благородством, а умные глаза никогда не смотрели на собеседников свысока, что несомненно подкупало и располагало к нему. В его компании действительно было приятно и уютно находиться. Он и правда был очень умен. Беседуя с ним по дороге на разные темы, Лю Синь совсем не чувствовал себя грязным глупым оборванцем, коим считал себя ещё вчера. Сяо Вэнь спокойно и понятливо отвечал на все вопросы, которые задавал юноша, без напыщенности и выпендрежности своими познаниями. Лю Синь устыдился вчерашних мыслей и зависти, которой позволил пробраться в свой разум.<br><br></div><div>Посмотрев на Тан Цзэмина, идущего рядом, Лю Синь провёл по его плечам, крепче прижимая к себе и думая, что именно такой человек, как Сяо Вэнь и должен обучать мальчика, чтобы тот вырос благородным господином, следующим по правильному пути. И даже боевой зверь Сяо Вэня, слившийся с его душой, производил благоприятное впечатление – гордая птица спокойно топала рядом с Лю Синем, глядя на мелких воробьёв безмятежным взором, которые прыгали за ней вдоль дороги, стараясь ущипнуть её за хвост.<br><br></div><div>Переведя взгляд на марширующую рядом гарпию, Лю Синь рассмеялся:<br><br></div><div>– Почему же он не летит?<br><br></div><div>– А, это... Байлинь, покажи-ка, – подмигнул мужчина.<br><br></div><div>Птица, расправив огромные серые крылья, взмахнула ими, тут же взмывая в небо и зависая в паре десятков чжанов над землёй, разнося по округе волны поднявшейся пыли.<br><br></div><div>Лю Синь прикрыл глаза рукой, отступая на пару шагов и прижимая к себе хохочущего Тан Цзэмина. Кто-то кричал и махал кулаком в сторону птицы. Два старичка, играющие в открытой чайной рядом, заворчали, принявшись собирать попадавшие фигурки на игральной доске.<br><br></div><div>– Всё, всё, спускайся, – замахал руками Сяо Вэнь, на что птица мигом спикировала вниз, грохая лапами по земле и поднимая новую волну ветра, что снова сбила игральную доску и пару чайных чашек.<br><br></div><div>– Он потрясающий, – восхищенно выдохнул Лю Синь, подставляя руку под голову курлыкнувшей гарпии, что тут же протопала к нему.<br><br></div><div>– О, да, он невероятен... – любовно глядя на хищную птицу, сказал Сяо Вэнь. – Идёмте, не стоит задерживаться, уже скоро вечер, – поторопил он их.<br><br></div><div>Лавка, в которую привёл их лекарь, пестрила разными дорогими тканями, так и притягивающими взгляд. Она не шла ни в какое сравнение с той, которую ранее он посещал с Тан Цзэмином.<br><br></div><div>Расшитые сказочными картинными пао³ привлекли особое внимание Лю Синя. Подойдя к ним ближе, он осторожно провел рукой по жесткой ткани, испещренной серебряными нитями.<br><br></div><div>– Господин Сяо, давно не виделись! – прогремел громкий голос совсем рядом с Лю Синем, отчего тот отшатнулся, испугавшись.<br><br></div><div>– Ха-ха господин О, не пугайте моего спутника, – издал добродушный смешок Сяо Вэнь, видя как расширились глаза Лю Синя, когда он повернулся к огромному мужчине, возвышающемуся над ними на добрые две головы. Господин О представлял из себя исполинского размера человека с добродушной улыбкой и крепкой фигурой, обернутой в ярко-желтый наряд.<br><br></div><div>Уперев руки в бока, он белозубой улыбкой сверкал на всё помещение, оглядывая всех троих:<br><br></div><div>– Готовитесь к празднику, а?<br><br></div><div>– Господину О не занимать проницательности, – чуть прищурился в улыбке и кивнул Сяо Вэнь. – Но отчего же я не вижу других покупателей? Все остальные тканевые лавки вот-вот лопнут от количества людей, решивших, как и мы, подготовиться в последний момент.<br><br></div><div>Мужчина фыркнул и отмахнулся, всё также с улыбкой:<br><br></div><div>– Не люблю я толпу. Сегодня мы работаем на заказ. Здесь только я, а все мои прислужники с самого утра носятся с нарядами по всему городу. Тканям ведь, как и вашим растениям, – нужно пространство и должный уход. Что мне делать, если сюда нагрянет целая толпа, щупая всё, что на глаз попадётся, – надул щеки он, выглядя при этом донельзя комично.<br><br></div><div>Лю Синь тут же убрал руки за спину и чуть поджал губы.<br><br></div><div>– Молодому господину понравились эти халаты, верно? – повернулся к нему хозяин.<br><br></div><div>– Да... они очень красивые, – улыбнулся юноша, задирая голову, чтобы взглянуть на мужчину.<br><br></div><div>– Тогда советую взглянуть вот на эти, – господин О указал на соседнее помещение, скрываясь в нём. – Они ещё прекрасней, – низким голосом пропел он.<br><br></div><div>Лю Синь растерянно обернулся на Сяо Вэня и Тан Цзэмина.<br><br></div><div>– Иди, иди, – поторопил его Сяо Вэнь, – мы пока выберем несколько комплектов нижних халатов.<br><br></div><div>Улыбнувшись, Тан Цзэмин увернулся от руки Сяо Вэня и подбежал к Лю Синю, уводя его следом за хозяином лавки.<br><br></div><div>Следующие часы они провели в беготне по трем большим залам, увешанных одеяниями. Лю Синю казалось, что в такой лавке не чуждо одеваться и самому Императору. Здесь было всё, что душа пожелает: шелковые расшитые даопао⁴ с изящной вышивкой из бисера и белого золота; парадные шэньи⁵ с поразительной росписью из киновари и серебра; обувь, из самого дорогого материала, начиная от твёрдых сапог, украшенных искусно сплетёнными узелками и заканчивая лёгкими деревянными ивовыми башмачками с резьбой, нося которые невозможно было почувствовать их вес. Глаза Лю Синя разбегались от кружащихся цветов и вышивки, в которые его погрузил господин О. В какой-то момент юноше даже показалось, что его затянуло в сказочный вихрь, даже выхода из которого не было видно. Летающие драконы, белые лисы, парящие птицы – всё смешалось в одну прекрасную картину, насмотреться на которую он никак не мог.<br><br></div><div>Тан Цзэмин довольно быстро выбрал себе парадный цзиньчжуан, который состоял из белого нижнего халата и верхнего светло-синего, красиво сочетающегося с его глазами и черной заколкой с маленькими синими каменьями, которая держала высокий хвост мальчика. Серебристые наручи на маленьких ручках смотрелись особенно очаровательно, да так, что Лю Синю потребовалось некоторое время, чтобы убрать широкую улыбку со своего лица. Вскоре к их тканевому вихрю присоединился и Сяо Вэнь, выбирая себе пёстрый зелёный даопао, расшитый большими белыми черепахами. Гу Юшэнг, появившийся в дверях лавки стал неожиданностью для всех. Сидя чуть в стороне и помогая ребёнку правильно зашнуровать наручи, генерал не обращал внимания на троих мужчин в комнате, попутно отваживая от себя прыгающую птицу, что курлыкая носилась вокруг Тан Цзэмина с зелёной лентой в клюве.<br><br></div><div>– Господин О, все ваши наряды прекрасны, но я сомневаюсь, что у меня хватит денег на покупку двух сразу, – смущенно улыбнулся Лю Синь, вспоминая, что в его кошеле осталось не так много золота. Учитывая то, сколько стоил наряд Тан Цзэмина, он едва ли сможет позволить себе даже комплект исподнего в этой лавке.<br><br></div><div>Господин О тут же отмахнулся:<br><br></div><div>– Деньги? Пффф... Не думай о деньгах!<br><br></div><div>Глаз Лю Синя дёрнулся.<br><br></div><div>«Они издеваются надо мной?»<br><br></div><div>Господин О продолжил, мягко похлопывая Сяо Вэня по плечу:<br><br></div><div>– Я в долгу перед господином Сяо. Если бы не его своевременная помощь – я бы умер страшной смертью от яда, которым меня отравили другие торговцы, когда я только вышел на этот рынок. Все эти ткани – мой вам подарок. Пожалуйста, выбирайте всё, что душе угодно, – щедро махнул рукой он, решив пояснить свои действия, завидев взгляд Лю Синя.<br><br></div><div>Юноша потоптался на месте, недоверчиво глядя на Сяо Вэня, который уже зарылся в очередной ворох тканей с головой.<br><br></div><div>Гу Юшэнг искоса поглядывал на юношу, продолжая затягивать наручи.<br><br></div><div>Тан Цзэмин, нетерпеливо переступающий ногами, повернулся к нему всем корпусом:<br><br></div><div>– Ты всегда носишь серое. Господин О, есть ли у вас белый наряд?<br><br></div><div>– Хо-о-о... какой смышленый молодой человек, – протянул мужчина. Он постукивал себя пальцем по подбородку несколько секунд, после чего воскликнул: – Я знаю, что подойдёт! Идём! – в следующее мгновение юношу затащили в отельную комнату. И не то чтобы он сопротивлялся.<br><br></div><div>༄ ༄ ༄<br><br></div><div>Все трое мирно болтали о предстоящем празднике, и какие места стоит посетить первыми, потеряв время за разговором.<br><br></div><div>Отпив глоток ароматного крепкого чая, Гу Юшэнг закатил глаза на очередное безумное предложение Сяо Вэня, с которым Тан Цзэмин тут же согласился, сверкая глазами в предвкушении веселья. Они пересмеивались и подстрекали старшего мужчину отправиться с ними, когда в зал вышел Лю Синь, завёрнутый в несколько слоёв одежды.<br><br></div><div>Кристально белое широкополое пао было накинуто сверху на белый ханьфу⁶, расшитый серебряными нитями. Исходящие от кроя воротника, они спускались вниз по халату, образовывая клубящиеся облака на подоле. Такой же серебряный пояс, затянутый вокруг тонкой талии, был обвязан подвеской в виде двух крыльев из белого нефрита, переплетающихся с маленькими колокольчиками, что издавали приятный тонкий звук от каждого движения юноши. Верхняя накидка пао была лёгкой струящейся тканью, что казалась невесомой и колыхалась от малейшего дуновения ветра. Она мягко спускалась по его плечам, уходя за спину, а по всему шлейфу на ней были расшиты искусной вышивкой бело-серые журавли, расправившие свои крылья высоко в небе и парящие среди облаков.<br><br></div><div>Сяо Вэнь и Гу Юшэнг едва удержали чашки чая в ослабевших пальцах, во все глаза уставившись на юношу, словно видя его в другом свете.<br><br></div><div>Пока двое мужчин приходили в себя, Тан Цзэмин уже нёсся к Лю Синю, крепко обнимая того за талию и задирая голову со светящимися большими глазами:<br><br></div><div>– Ты очень красивый.<br><br><br></div><div>________________________<br><br></div><div>1. Гарпия – хищная птица из семейства ястребиных. Байлинь имеет окрас серого цвета с оттенками черного и белого в оперении; мощный черный клюв и желтые милые лапки со смертоносными черными когтями. Ростом он примерно полтора метра и 15 кг веса.<br><br></div><div>2. 梅花 (méihuā) – цветущая дикая слива. Ещё её называют зимним цветком, который входит в число «четырех благородных» растений Китая. Её цветение приходится на конец зимы – начало весны. Зимняя слива символизирует гордого и красивого человека с кристальной душой, несгибаемого и стойкого. Даже в сильные морозы эти деревья сохраняют в себе живые соки.<br><br></div><div>3. 袍 (páo) – длинная накидка, чаще всего на подкладке, но не в этом случае. На Лю Сине надета лёгкая ткань поверх основного верхнего халата.<br><br></div><div>4. 道袍 (dàopáo) – даосские широкие одежды с длинными рукавами и разлетающимся подолом.<br><br></div><div>5. 深衣 (shēnyī) – длинный запахнутый халат со сборками и широкими рукавами (парадная одежда).<br><br></div><div>6. 汉服 (hànfú) – классический вид этого халата: узкоманжетная, длинная до колен верхняя часть и узкая, длинная до пят юбка. Отличительной чертой является его поперечный воротник, правый отворот и пояс. Благодаря плоской выкройке, одежда становится широкой и свободной, при этом смотрясь утонченно и стройно.<br><br></div><div><br><br><br></div>