Ruvers
RV
vk.com
image

Ныряя в синеву небес, не забудь расправить крылья

Пепел и грушевое вино

Реферальная ссылка на главу
<div>– Цзоцзай... – выдохнул Гу Юшэнг, переведя взгляд с лезвия на мужчину, которого до сих пор держал за грудки.<br><br></div><div>– Гу Юшэнг, ты и правда не видишь ничего, дальше своего носа... – выдохнул Сяо Вэнь, опуская меч.<br><br></div><div>– Почему его меч у тебя?<br><br></div><div>Переведя взгляд на двоих мужчин, которые оттолкнувшись друг от друга встали напротив него, хозяин лавки усмехнулся, вгоняя длинное лезвие обратно в тёмно-синие ножны.<br><br></div><div>– Потому что когда я услышал весть о нападении демонов, то был на полпути на север. У меня было два выбора: вернуться за своим мечом в императорский дворец, или же отправиться на подмогу, – лекарь посмотрел на Гу Юшэнга. – Я выбрал второе.<br><br></div><div>– Какого черта ты вообще делал без меча в пути?<br><br></div><div>– Мы несколько лет не виделись с тобой до этого, но... до тебя ведь должны были дойти слухи о том, что я оставил битвы после войны и посвятил себя целительству? Я никогда не был воином, в отличие от вас всех, – усмехнулся лекарь, подходя к столу и поднимая его, ставя на место. – Когда я прибыл в ту ночь в земли Тана, у меня не было оружия, я справлялся только своими силами, выводя людей почти на самой границе. Из-за перемещений я был истощен и не смог бы вывести всех. Нас было порядка тысячи человек, когда демоны окружили нас у подножия горы. И именно тогда Цзин и пришел нам на помощь, отдавая мне свой меч.<br><br></div><div>Все трое снова окунулись в воспоминания тех времен. Гу Юшэнг прикрыл глаза, вспоминая цепь событий, приведшую их к этому разговору.<br><br></div><div>Двенадцать лет пронеслись как один миг.<br><br></div><div>~~~<br><br></div><div>Словно через похмельную муть, он видел пепельный туман, спустившийся почти до самой земли и прорезаемый вспышками бликов огней, от бегущих в страхе людей. Мимо пронеслась горящая лошадь, издавая мучительное ржание, оставляя за собой запах палёной плоти. Испещрённый парящими угольками туман вновь окутал всю местность. Вокруг было тихо. Оглянувшись, Гу Юшэнг сглотнул горькую от дыма слюну и, перехватив крепче свой меч, двинулся вперед, оставляя пограничную стражу позади. Трескучий рокот разрезал гнетущую тишину, справа раздался оглушительный взрыв. Было всего несколько слепых мгновений, за которые генерал снёс голову ревущей рогатой твари, что вылезла из разлома в земле и мчалась на него, желая насадить того на свои колья, на которых уже висело несколько тел. Не став задерживаться, он стремглав бросился в единственный видимый проблеск света, замирая на холме от вида преисподней, что разверзлась по всем северным землям.<br><br></div><div>Земля горела под ногами в прямом смысле.<br><br></div><div>Прорываясь вперед, он отбивал атаку за атакой своим мечом, прорубая себе путь. Все поселения горели, отовсюду слышались крики и вой. Между горящими домами и деревнями носились чёрные тени, появляясь лишь на мгновенье, чтобы утащить очередную жертву под её последний крик. Человеческий взгляд был неспособен разглядеть чудовищ, что появлялись из мрака, сотканные казалось самой тенью, и только острый взор генерала ясно видел окровавленные голодные пасти разевавшиеся в атаке на людей.<br><br></div><div>Отряд Гу Юшэнга отбивался на восточной стороне, уводя людей в горы. Он видел горящие факелы, что змеями разрезали пути, пробираясь всё выше. Опустив взгляд вниз, генерал увидел как полдюжины людей, петляя по проулкам, пытались уйти от преследований демонов, которые играючи загоняли их в ловушку, словно потешаясь над их беспомощностью. Гу Юшэнг почти слышал их глумливый смех, так похожий на рокот. Встав на свой меч и взмыв вверх, через мгновение он уже опустился на залитую кровью улицу. Выбиваясь из сил, он провёл сотни сражений в те двенадцать дней, спас тысячи жизней, отправляя их на границу в сопровождении своих людей. Некогда серебристая броня покрылась копотью и черной кровью, делая генерала похожим на одного из прислужников царства демонов; длинные тёмные волосы слиплись от крови, хлеща по лицу. Занося свой меч снова и снова, он потерял счёт срубленным головам. Тёмное небо то и дело разрезали вспышки фейерверков – сигнальные огни, просящие о помощи. Людей всё сложнее было отличить от демонов: окровавленные, бегущие и тянущие к нему свои рваные руки, они ревели и хрипели, и было сложно понять, хотели ли они оторвать куски его плоти или взывали о помощи. Доверяя своему мечу, он был подобен смерчу в те дни – отдаваясь во власть инстинктам, он молниеносно рубил только тех тварей, на которых металл в его руке рвался сам собой. Не оставляя ни одну тварь живой на своём пути, он рвался вперед. Огненное пламя лезвия плавило демонскую плоть, танцуя в кровавом вихре. Меч словно пел в руке, под дрожащие волны невидимой силы, проливая вонючую черную кровь.<br><br></div><div>Передвигаясь из города в город, следуя за вспышками сигнальных огней, он не помнил, в каком городе остановился, запертый полчищем демонов и кучкой людей. Стадо горящего скота, согнанное со всех окружающих деревень, блокировало выходы из города. С залитыми клубящейся темнотой глазами, они топтали людей под своими мощными копытами и разносили огонь, перекидывающийся с домов на деревья и с тел на тела. Всё смешалось в одно зловонное мрачное месиво, разрезаемое вспышками света с неба, запахом пороха и гнилых внутренностей. Видя свет сигнальных вспышек, генерал было ринулся к нему, но был остановлен вспыхнувшей землёй, что словно каменная болезнь пожрала собой всю почву. Разбитая местами серебристая броня генерала не могла спасти его от жара огня преисподней, который начал лизать его ноги. Наступающие твари всё прибывали нескончаемым потоком, вылезая из темноты и загоняя его словно зверя обратно в город; подобно черной реке, разливаясь по всем княжеским землям.<br><br></div><div>Гу Юшэнг уже не помнил, когда атаки вдруг стихли.<br><br></div><div>Он остановился лишь тогда, когда из под окровавленного тела демона, которого он зарубил мигом ранее, раздался плач и копошение. Затуманенный взор принял эти движение за попытки подняться, а разум уже отдал приказ – <em>заноси меч.<br></em><br></div><div>Лезвие заблокировала рука в броне из черного железа.<br><br></div><div>Переведя обезумевший взгляд, Гу Юшэнг встретился с точно таким же. Мужчина, залитый черной кровью с головы до пят, тяжело дышал, смотря на него и осторожно понукая опустить меч. Из-под тела демона выбралась женщина, прижимающая свёрток с ребёнком к груди, и ринулась прочь. Переведя взгляд на руки остановившего его человека, генерал увидел в них большой чёрный лук, что тут же был возведён, чтобы пустить стрелу куда-то за спину Гу Юшэнга, который уловил лишь свист возле своей шеи, не отрывая взгляда от человека напротив.<br><br></div><div>Тварь позади оглушающе взвыла.<br><br></div><div>– Всё кончено, – ровно произнёс голос.<br><br></div><div>– Где твой меч? – хрипло выдохнул генерал, впервые за несколько дней чувствуя, как усталость выкручивает всё тело.<br><br></div><div>В ответ был свист нескольких стрел, что были выпущены в выползающих из горящих домов тварей.<br><br></div><div>– Ты видел... что произойдёт?<br><br></div><div>– Всё кончено.<br><br></div><div>Стрелы оглушительно свистели, добивая остатки демонов.<br><br></div><div>Несколько выстрелов оборвали жизни людей, что были на последнем издыхании, заканчивая их мучения и даря долгожданный покой.<br><br></div><div>Генерал всё смотрел на человека напротив, опустив свой меч. В пылу сражения все мысли улетучились, с воем влетая в его сознание прямо сейчас:<br><br></div><div>– Почему ты не предупредил?! – взревел Гу Юшэнг, хватая за волосы мужчину и подтягивая к себе ближе, задирая его голову и всматриваясь в залитое кровью лицо.<br><br></div><div>– Всё кончено... – померкнувший взгляд тёмно-зелёных глаз заволокла туманная дымка.<br><br></div><div>Спокойные глаза смотрели на генерала с обессиленной болью, что мерцала на дне. Дрожащее уставшее тело безвольно висело на руках, цепляясь за плечи генерала, чтобы устоять.<br><br></div><div>– Твоя вина... – отшвырнул его генерал, задыхаясь, – это всё... твоя вина!<br><br></div><div>Принявшись срывать с ослабевшего тела обломки чёрной брони, он рычал и откидывал в сторону тяжелый металл, проклиная человека, который даже не пытался защититься, принимая жестокость как данность.<br><br></div><div>– Шэнг-гэ, я... – слабо произнес он.<br><br></div><div>– Заговоришь со мной ещё хоть раз, я перережу тебе глотку, – яростно зашипел генерал, в следующую секунду вставляя в рот мужчины лезвие своего набедренного кинжала. – Ну же блядь... дай только повод...<br><br></div><div>Человек, не пытавшийся вырваться, лишь слабо дышал, во все глаза смотря на озверевшего человека над собой.<br><br></div><div>– Смотри, Цзин, – Гу Юшэнг приподнял мужчину, задирая его голову, вцепляясь в его длинные волосы и шепча, показывая на горящую деревню, улицы которой были залиты кровью с сгрудившимися трупами, что уже начали разлагаться, – всё это твоя вина. Это ты не предупредил нас.<br><br></div><div>Откинув мужчину, Гу Юшэнг стряхнул вонючую кровь со своего меча и, кинув последний взгляд на лежавшего на земле человека в одном изодранном халате, схватил чёрную броню и оставил того под горящим навесом.<br><br></div><div>~~~<br><br></div><div>– Всё это уже не важно... – выдохнул лекарь, проводя по лицу ладонью. – То, что прошло, уже не вернуть. Ни к чему эти дрязги сейчас. Лучшее, и единственное, что мы сейчас можем сделать, это прожить жизнь и молиться, что застанем тот момент, когда они снова...<br><br></div><div>– Ты знаешь, кого мы привели с собой? – прервал его вынырнувший из воспоминаний Гу Юшэнг.<br><br></div><div>Уловив тяжелый вздох, генерал повернулся к мужчине, обходя Цзина по дуге и останавливаясь за спиной Сяо Вэня, который аккуратно расставлял склянки на полке.<br><br></div><div>– Кого? – незаинтересованно спросил лекарь, поднимая с пола чудом не разбившийся сосуд с редкими травами, над вытяжкой из которых корпел весь последний месяц.<br><br></div><div>– Тан Цзэмина.<br><br></div><div>Послышался звук разбившегося стекла.<br><br></div><div>Выпущенная из вмиг одеревеневших пальцев склянка разбилась о пол.<br><br></div><div>По комнате поплыл мягкий приятный запах.<br><br></div><div>– Что ты сказал? – обернулся мужчина, неверяще уставившись на генерала.<br><br></div><div>– Имя этого ребёнка – Тан Цзэмин, – продолжил Цзин, подходя ближе. – Он родной сын Тан Цзычэна.<br><br></div><div>Сяо Вэнь опустил глаза, цепляясь едва дрожащими руками за полы своего халата и глубоко вдыхая накалившийся воздух, отходя от полки и кроша под своими сапогами стекло. Усевшись на стул, он поднял взгляд на обоих мужчин:<br><br></div><div>– Это значит...<br><br></div><div>– Да. Ничего ещё не потеряно.<br><br><br></div><div>༄ ༄ ༄<br><br><br></div><div>– Ха-ха, ты видел лицо торговца? – смеялся Лю Синь по пути обратно. Он только что сбил цену за овощи у нахального торгаша, который пытался одурачить его, завидев в нём неместного.<br><br></div><div>– Он так кипел от злости, что стал похож на глиняный горшок, – усмехнулся Тан Цзэмин, вспоминая, как Лю Синь ловко перекидывался словами с худосочным мужчиной, сбивая цену почти вдвое и накладывая отборные овощи в маленькую корзинку, которую выбил от него в дар.<br><br></div><div>Рассмеявшись, они вывернули из-за угла, заходя во двор, в котором до сих пор стояли их лошади. Игуй, подняв свою чёрную морду, заржал и дернулся подойти к ним, но был остановлен привязью.<br><br></div><div>Подбежав к своему коню, Тан Цзэмин погладил того между больших умных глаз и скормил морковку, которую вытянул из корзинки, что нёс.<br><br></div><div>Юноша усмехнулся и подошёл к ребёнку, посмотрев на свою пегую лошадь. Та никак не отреагировала на них, медленно продолжая жевать сено, уперевшись в глазами в стену напротив.<br><br></div><div>– Разбалуешь его, будет потом есть одни только свежие овощи, – сказал Лю Синь, видя, как рука мальчика вновь тянется к корзинке.<br><br></div><div>Тан Цзэмин, сверкнув глазами, быстро схватил ещё одну морковку, скармливая её Игую, который довольно хрустел и перетаптывался на месте.<br><br></div><div>– Брал бы ты пример со своего коня, – улыбнулся юноша, поглаживая зверя по шее и накручивая на палец сизую прядь.<br><br></div><div>– Ага, – кивнул мальчик, отходя и намереваясь вытащить ещё одну морковку, – надо скормить ему побольше, чтобы он привык. Глядишь, и я заражусь его аппетитом.<br><br></div><div>Лю Синь покивал с улыбкой, после чего распахнул глаза и обернулся к ребёнку:<br><br></div><div>– Постой-ка, – задохнулся от возмущения парень, – ты... ах ты...<br><br></div><div>Носясь за мальчишкой по всему двору, он смеялся от понимания, что его провела двенадцатилетка, которая вознамерилась скормить своему коню всю корзинку с овощами.<br><br></div><div>Отсмеявшись, он обнял Тан Цзэмина за плечи и повёл к травной лавке.<br><br></div><div>Чуть нахмурившись и занеся руку, он неуверенно постучал. Они ходили по рынку довольно долго, и Лю Синь надеялся, что за это время трое мужчин успели обсудить всё, что нужно. Если же нет, то через две улицы находилась аллея с увеселениями, с которой слышались звуки начавшегося недавно представления.<br><br></div><div>Дверь распахнулась сразу, как только Лю Синь успел ударить лишь раз.<br><br></div><div>– Наконец-то вы пришли! – воодушевлённо произнёс лекарь, распахивая дверь шире и подгоняя их внутрь.<br><br></div><div>Лю Синь, растерявшийся от такого энтузиазма, чуть оторопел и ближе прижал к себе Тан Цзэмина, проходя в лавку.<br><br></div><div>Следы от погрома были благополучно убраны буквально за несколько минут до прихода юноши и ребёнка. Двое мужчин, сидя за разными концами стола, допивали остатки вина.<br><br></div><div>– Ох... тяжело, наверное. Давай помогу, – беря у Лю Синя свёртки с одеждой и корзинку, пропел лекарь.<br><br></div><div>– А, да... спасибо.<br><br></div><div>Подойдя ближе, юноша поставил на стол бочонок грушевого вина, что он купил в одной винодельне неподалеку.<br><br></div><div>– Вот. Хозяин очень расхваливал его, – почувствовав неловкость, он кивнул молчавшему мужчине и перевел взгляд на Гу Юшэнга, снимая со своего пояса кошель с золотом и кладя тот на стол. – Я немного потратил.<br><br></div><div>Мужчина слабо кивнул, отпивая вино.<br><br></div><div>– Моё имя Сяо Вэнь, – вновь привлёк к себе внимание низкорослый лекарь, растягивая губы в улыбку.<br><br></div><div>– Меня зовут Лю Синь, – обернувшись, поклонился юноша, – а это Тан Цзэмин.<br><br></div><div>Мальчик рядом некоторое время смотрел на мужчину, который сразу же перевел на него свой внимательный взгляд, и коротко кивнул, подходя к Лю Синю ближе.<br><br></div><div>– Вы, должно быть, устали с дороги? Я покажу ваши комнаты, – указал в сторону лестницы Сяо Вэнь, перехватывая узелок.<br><br></div><div>Поблагодарив мужчину и поднявшись за ним следом, они зашли в небольшую комнатку в конце коридора.<br><br></div><div>– Вот. Места немного, но зато комнат вдоволь.<br><br></div><div>– Всё в порядке, спасибо, господин Сяо, – снова поклонился Лю Синь.<br><br></div><div>– Ты не намного младше, так что можешь обращаться ко мне просто Вэнь-гэ, – отсмеиваясь, замахал руками тот.<br><br></div><div>– Хорошо.<br><br></div><div>– Пойдём, я покажу тебе твою комнату, – потянулся к Тан Цзэмину мужчина.<br><br></div><div>Пригнувшись, мальчик шустро юркнул под узкой ладонью и нырнул в комнату, обнимая Лю Синя за пояс:<br><br></div><div>– Я останусь с отцом.<br><br></div><div>– С от...отцом? – поперхнулся лекарь, в следующее мгновение скрывая свою растерянность за улыбкой и переводя взгляд на юношу.<br><br></div><div>– Да, спасибо вам за вашу доброту, старший брат, но мы останемся вместе.<br><br></div><div>Лю Синь провёл по напряженным плечам мальчика рукой. Они слишком многое пережили, чтобы разлучаться в незнакомом месте. Да и утруждать хозяина с подготовкой ещё одной комнаты в самом деле не хотелось.<br><br></div><div>– Что ж... – неловко поджав губы, кивнул лекарь, передавая им сверток с одеждой, – отдыхайте. Чуть позже я позову к ужину.<br><br></div><div>– Спасибо за заботу.<br><br><br></div><div>༄ ༄ ༄<br><br><br></div><div>Спустившись по лестнице вниз, Сяо Вэнь перехватил чарку вина, которую уже поднёс к своему рту Цзин, и опрокинул в себя, чуть поморщившись.<br><br></div><div>– Почему Тан Цзэмин зовёт этого юношу отцом?<br><br></div><div>Гу Юшэнг подлил ароматного грушевого вина в свою чашу и выдохнул, прежде чем выпить:<br><br></div><div>– Он привязался к нему.<br><br></div><div>– Такие привязанности ему ни к чему, – сухо сказал Цзин, отбирая свою чашку у лекаря и вновь наполняя её.<br><br></div><div>– Так он знает, что Лю Синь ему не родной отец?<br><br></div><div>– Вроде того, – фыркнул Гу Юшэнг.<br><br></div><div>– Тогда всё в порядке.<br><br></div><div>– Мм? – Цзин вновь поморщился, наблюдая, как его наполненная чарка снова кочует в чужие руки.<br><br></div><div>– Кому, как не нам – сиротам войны, понять такую привязанность? Вы помните, как в ученичестве я звал нашего старшего брата отцом и везде бегал за ним, в первые годы обучения? – тень грустной улыбки скользнула на лицо Сяо Вэня.<br><br></div><div>– Он был старше тебя всего на тринадцать лет и плевался, когда ты таскался за ним, дергая за подол его халата, – усмехнулся Гу Юшэнг.<br><br></div><div>– А потом он попросил называть его шишу¹? – подал голос Цзин, на что Гу Юшэнг поджал губы и отвернулся.<br><br></div><div>– Да, верно, – рассмеялся Сяо Вэнь, предпочитая не замечать напряженной атмосферы между этими двумя.<br><br></div><div>Иногда лучшее решение проблемы – это её игнорирование.<br><br></div><div>– Почему же ты до сих пор зовешь его старшим братом?<br><br></div><div>Кинув взгляд на Цзина, Сяо Вэнь вздёрнул свои брови, снова отбирая у него вино:<br><br></div><div>– Я уже вырос, какой он мне шишу?<br><br></div><div>Все трое хмыкнули и посмотрели в разные стороны.<br><br></div><div>– Верно, мы постарели, – тихо сказал Гу Юшэнг, проводя по своей щетине и уставшему лицу ладонью.<br><br></div><div>В комнате вновь повисла тишина, разрезаемая лишь стуками чашек о стол и льющимся вином. Все трое вспоминали давно минувшие дни, когда такие сборища были частыми и заканчивались всегда по-разному. Даже в то время Сяо Вэнь так и норовил отобрать чьё-то вино, приговаривая, что сам он предпочитает целебный чай, но в лечебных целях можно и пропустить иногда по чарке. В ушах всех троих разносились радостные приветственные выкрикивания и смех, но трое людей напротив друг друга, прошедшие через груды трупов и реки крови, были уже закалены жизнью и всё, что им оставалось, это прислушиваться к отдалённым голосам, возрождая в памяти лучшие годы их жизни.<br><br></div><div>Окинув взглядом двоих мужчин, Гу Юшэнг усмехнулся, опрокидывая в себя глоток грушевого вина.<br><br><br></div><div>________________________________<br><br></div><div>1. Шишу (shìshū) – младший брат матери/отца по ученичеству. Т.е. дядя (некровный родственник).<br><br></div><div><br><br><br></div>