Ruvers
RV
vk.com
image

Ныряя в синеву небес, не забудь расправить крылья

Яотин

Реферальная ссылка на главу
<div>Четыре всадника ступали по вымощенному белыми каменьями мосту. Гул со всех сторон приглушал стук копыт, который сопровождал их на всём отрезке пути. Лю Синь крутил головой из стороны в сторону, оглядывая идущих мимо людей, и никак не мог насмотреться на буйство красок. Когда они въехали в город, пройдя через массивные синие ворота, Лю Синь удивился ещё больше: по улицам сновали люди в красивых, опрятных одеждах; мимо проезжали экипажи и паланкины, развозя местную знать; отовсюду слышались голоса. Запах свежей выпечки привлёк его особое внимание: доносившийся из многочисленных лавок, он словно зазывал и манил к себе путников. Разномастные изделия на витринах привлекали своей красотой и поражали воображение. Здесь были и свежий хлеб, и мясные баозцы, и рисовые пудинги с красными бобами, все разукрашенные разными красками с причудливыми узорами. Повернувшись в другую сторону можно было увидеть чайную, из которой даже в этой какофонии запахов можно было уловить нотки молочного чая и медовых шариков с кунжутом, что к ним подавали.<br><br></div><div>Лю Синь сглотнул вязкую слюну и оглянулся на Тан Цзэмина, который шел чуть позади него. Сразу же наткнувшись на взгляд синих глаз, юноша улыбнулся и поравнялся с ним, указывая на всё, что привлекало его внимание. Мальчик кивал, лишь на мгновение отрывая взгляд от парня и снова возвращался к нему. Лю Синь широко улыбался и светился от счастья. Плача в душе он катался от удовольствия, кутаясь в эти запахи и краски, и всё не мог поверить, что те ужасы остались позади. Суетливые горожане казалось и не ведали, что творится всего в нескольких днях пути от них. Занятые своей жизнью, они крутились и вертелись по своим делам. Здесь не было слышно ни плача, ни горестных стенаний, что до сих пор звучали на задворках сознания юноши. Теперь же приглушаемые гулом большого города.<br><br></div><div>Мимо прошел огромных размеров рогатый бык, тяжело ступая и грохоча копытами за ведущим его мужчиной. Лю Синь задрал голову, чтобы обсмотреть зверя, который по размерам уступал разве что слону, и потрясенно выдохнул. За быком тянулся большой обоз с находящимися в нём людьми. Сидящие на лавках расположенных вдоль бортов, они спокойно обмахивались веерами, о чем-то переговариваясь и шутя. Юноша проводил их взглядом и тут же отвлёкся на Тан Цзэмина, тянущего его за рукав и указывающего на высокие красивые дома.<br><br></div><div>Широкие улицы были заполнены людьми, оставляя главную дорогу, по которой двигались кареты и паланкины, свободной. Ступая по каменистой земле, Лю Синь думал о том, что в этом городе действительно можно было жить, а не выживать. Здесь было всё, что нужно для хорошей жизни и не было смрада и вони погибели.<br><br></div><div>Город был столь огромен, что с пригорка не видно было задних укрепленных стен.<br><br></div><div>Юноша неловко поправил на себе одежду, осматривая местных, что были разодеты в одежды из шелка и льна, расшитые пестрящими рисунками цветов и облаков.<br><br></div><div>– К какому княжеству принадлежит это город? – поравнявшись с Гу Юшэнгом, спросил он.<br><br></div><div>– Ни к какому. Это торговый город, он находится под юрисдикцией гильдии купцов. Они держат ответ напрямую перед Императорским дворцом и находятся под защитой местной стражи, – мужчина кивнул на солдат с копьями в синих одеждах, патрулирующих город.<br><br></div><div>– Неподчиненный город? Разве такое возможно? – удивился парень.<br><br></div><div>Гу Юшэнг усмехнулся, чуть склонив голову и, повернувшись к нему, ответил:<br><br></div><div>– Их несколько по всей империи. Купцы, на которых были наложены налоги, основали свои города. Видя, как их ремесло процветает, у императорского двора не осталось ничего, кроме того, как позволить им создать свои города и напрямую сотрудничать с ними.<br><br></div><div>– Но разве это не неподчинение приказам Императора?<br><br></div><div>– Верно, но в те годы уже пролилось много крови, и никто не хотел новой бойни. Поэтому, главное управление во главе с остальными министрами пошли на этот уступок. Они всё же обложили эти города налогами – напрямую к императорскому двору, но более щадящими, чтобы вспышки восстаний ремесленников не разразились по всей империи. Так, были созданы города, не платящие дань князьям.<br><br></div><div>Мимо прошел тучный мужчина в расшитых золотом одеждах, за которым тянулся длинный расшитый белыми цветами подол. Слуги, которые были одеты в простые светлые одежды из хлопка, поспевали за ним, придерживая подол и отгоняя прохожих, уступая дорогу своему господину.<br><br></div><div>– Это...<br><br></div><div>– Да, один из купцов. Гильдией правит Дун Чжунши – один из тех, кто поднял то восстание. Он очень влиятелен не только в Яотине, но и во всей империи.<br><br></div><div>Гу Юшэнг указал рукой на пригорок впереди, на котором виднелась огромная многоэтажная резиденция. Словно лицо этого города, она была расположена так, что её было видно со всех въездов.<br><br></div><div>– Здесь так красиво... – восхищенно выдохнул Лю Синь.<br><br></div><div>– Ты ещё столицу не видел, – Гу Юшэнг вновь перевёл на него свой взгляд. – Или видел?<br><br></div><div>– Ха-ха нет конечно. Что такой бедняк, как я, забыл бы в столице, – отмахнулся юноша.<br><br></div><div>Мужчина хмыкнул и кивнул.<br><br></div><div>Четверо всадников свернули на улицу и, проехав между палаткой, из которой доносился прекрасный жасминовый аромат, на прилавках которой были изысканные стеклянные изделия и лавкой с парфянскими гобеленовыми коврами, путники выехали на соседнюю аллею. Здесь было намного тише, чем на главной улице. Спешившись, Гу Юшэнг подвёл своего коня к поильне, что стояла во дворе, и оглянулся. Все трое последовали за ним.<br><br></div><div>Остановившись у одной из закрытых травных лавок, из которой слышался запах полыни и серы, Гу Юшэнг некоторое время молчал, словно собираясь с силами, после чего глубоко втянул в себя воздух и постучал.<br><br></div><div>За дверью послышался шум и чей-то невнятный возглас. Все четверо стояли в тишине, будто не замечая звука грохочущих склянок и ругани хозяина лавки, пока тот пробирался ко входу.<br><br></div><div>– Чтоб вас всех, ну ясно ведь написано, что закрыта лавка, закрыта! Кто мне будет оплачивать, если я в срок не успею доделать заказ и где я буду ловить парящие лотосы, ну что за...? – ворчание становилось отчётливей.<br><br></div><div>Лю Синь приподнял бровь и перевёл взгляд на Тан Цзэмина, который тут же повернул к нему голову, также непонимающе уставившись на него.<br><br></div><div>– Уф божечки... – дверь наконец-то открылась, являя путникам низкорослого молодого мужчину лет тридцати, улыбка которого застыла на лице, как только он увидел Гу Юшэнга. Переведя быстрый взгляд на их молчаливого спутника, который стоял рядом с Тан Цзэмином, в следующее мгновение он уже яростно пытался запереть дверь, даже ничего не сказав, но Гу Юшэнг резво протиснул свой сапог между дверью и косяком.<br><br></div><div>– Лавка закрыта, написано же, приходите как-нибудь... в другой... жизни... – пыхтел мужчина, изо всех сил упираясь ногами, подпирая дверь спиной и пытаясь её закрыть.<br><br></div><div>– Надо поговорить, – молчавший весь путь до этого момента мужчина, вдруг закатил глаза и пнул ногой дверь.<br><br></div><div>Отлетевший хозяин врезался в стеллаж аккурат напротив двери, опрокинув с того пару склянок.<br><br></div><div>– Ай-яя... больно же... – заныл он, потирая ушибленную спину.<br><br></div><div>Все четверо прошли внутрь. Лю Синь мигом прикрыл дверь и обнял Тан Цзэмина за плечи, отводя чуть в сторону от странной троицы.<br><br></div><div>– Давненько не виделись, столько лет прошл... – раскрыв руки, вдруг усмехнулся мужчина.<br><br></div><div>– Двенадцать, – тяжело отрезал Гу Юшэнг и все присутствующие замолчали, почувствовав гнетущую атмосферу, что затопила комнату.<br><br></div><div>Кашлянув, хозяин лавки опустил руки, и улыбка пропала с его лица, сменяясь тяжелой тенью, что поднялась из глубин его светло-карих глаз.<br><br></div><div>– Я принесу чай, – кивнув, выдохнул он.<br><br></div><div>– Вина, – вновь подал голос молчаливый путник, усаживаясь за стол.<br><br></div><div>Удрученно покачав головой, хозяин кивнул и направился в соседнюю комнату.<br><br></div><div>– Лю Синь, – Гу Юшэнг отстегнул кошель с золотом со своего пояса и протянул его парню. – Будь добр, купите новую одежду и пообедайте.<br><br></div><div>Юноша только кивнул. Заглянув в глаза генерала он понял, что лучше не спорить. Взяв кошель он развернулся и, взяв за руку Тан Цзэмина, вывел его на улицу.<br><br></div><div>– И вина. Этого мало, – сказал им вслед молчаливый мужчина, окидывая взглядом кувшин, что принёс хозяин лавки.<br><br><br></div><div>༄ ༄ ༄<br><br><br></div><div>Всю дорогу до торговой улицы, которую они проезжали ранее, Лю Синь размышлял о произошедшем. Поминая весь путь и меч Гу Юшэнга, с которым ловко обращались оба мужчины, Лю Синь хмурился всё больше и больше.<br><br></div><div>Волна неясной тревоги затопила грудь.<br><br></div><div>– О чём ты думаешь? – спросил Тан Цзэмин, чуть качнув их сплетенными руками, привлекая внимание.<br><br></div><div>– Думаю о том, какую одежду нам взять и какой цвет подойдёт тебе больше, – улыбнулся Лю Синь.<br><br></div><div>– Я хочу чёрную.<br><br></div><div>– Чёрную? Как у Гу Юшэнга?<br><br></div><div>– М, – утвердительно качнул головой ребёнок.<br><br></div><div>– Ты хочешь быть похожим на него?<br><br></div><div>– Он сильный и он может защитить тебя, – серьёзно посмотрел на него Тан Цзэмин, крепче сжав его руку.<br><br></div><div>– Только не начни хмуриться и ворчать, как он. Боюсь, моё сердце этого не выдержит, – рассмеялся Лю Синь, пальцами другой руки слегка поглаживая ребёнка по голове и глубоко втягивая воздух. Он старался&nbsp; прогнать тревогу, которая всё нарастала, когда он думал о последних словах мальчика. А также он думал о том нездоровом блеске в глазах Гу Юшэнга, когда он выносил приговор.<br><br>«... Я наконец начал вспоминать то, кем я когда-то был», – вспомнив слова мужчины, Лю Синь почувствовал холодок, пробежавший по спине.<br><br></div><div>Тан Цзэмин выдернул его из неприятных дум. Он прищурился, мягко улыбаясь:<br><br></div><div>– Давай погуляем по городу?<br><br></div><div>С этой улыбкой будто солнце засветило ярче. Качнув их сцепленными руками, Лю Синь улыбнулся в ответ и вывел ребёнка на кишащую людьми улицу.<br><br></div><div>Они проходили мимо бесчисленных лавок со снедью, одеждой и инструментами. Редко, но всё же встречались закутки с талисманами, оберегами и камнями силы, способными помочь в культивировании и тренировках. Основная сосредоточенность товаров, интересных заклинателям, находилась на другой улице. Здесь же промышляли мелкие торговцы, надеявшиеся всучить второсортные товары несведущим людям, что сновали туда-сюда. Знающие же всегда знали, куда идти.<br><br></div><div>Лю Синь не сосредотачивал внимание на таких лавках, обходя их стороной и по-прежнему держа ребёнка за руку, отводя чуть в сторону, если особо рьяные торговцы норовили всучить ему что-нибудь. Как бы интересно ему ни было, он предпочитал не рисковать и не вызывать интерес у Тан Цзэмина, подходя к торговцам и рассматривая интересный товар. Но на самом деле, он сдерживался изо всех сил, чтобы не рвануть к заклинательским товарам, чтобы рассмотреть все талисманы и потрогать камни силы, утоляя тем самым своё любопытство. Попав в этот мир и полгода проведя в полуразрушенной деревне, он наконец впервые увидел часть этого странного мира. Глаза разбегались, цепляясь за странный покрой одежды у местных, неведомые доныне виды блюд и странную внешность животных. Взять хотя бы трёх огромных котов, что были размером с овцу: они лениво спали на ящиках, греясь под лучами солнца и, казалось, совсем не обращали внимания на людей, как и те на них. Окрас их был разношерстный, из двух пегих выделялся один – тёмно-серый, с проблесками серебристого меха, как будто на кота добротно сыпанули сахарной посыпкой, оставив ту лишь на кончиках шерсти.<br><br></div><div>Они мало походили на боевых зверей, что упоминались в книге.<br><br></div><div>Лю Синь знал, что в этом мире у каждого сильного заклинателя был свой чжаньшоу – зверь, с которым можно было объединяться силами и которые имели ту же природу, что и их хозяин, таким образом подпитывая их природную магию, увеличивая силу во много раз.<br><br></div><div>Разделённые на ранги, от пятого до первого, они подчинялись лишь тогда, когда сами того желали, и принимали в себя частицу души хозяина, сливаясь с ним воедино.<br><br></div><div>Звери неохотно шли на контакт с людьми – немногие из них добровольно отказывались от свободы и решали следовать за человеком. Но если удалось заполучить такого зверя – вряд ли в бою найдётся помощник сподручней и сильней. Таких тандемов было исключительно мало.<br><br></div><div>Так и не дойдя до этого момента в книге, Лю Синь не знал, заполучил ли Тан Цзэмин такого зверя, а если и заполучил, то как и какого.<br><br></div><div>Улыбнувшись и посмотрев на ребёнка, Лю Синь указал ему на котов:<br><br></div><div>– Видел таких раньше?<br><br></div><div>Тан Цзэмин задумался и ничего не ответил. Он снова посмотрел на Лю Синя сосредоточенным взглядом.<br><br></div><div>Три кота не были боевыми зверями. Они принадлежали к пятой – низшей – категории и не обладали природной силой, однако, были всё ещё способны сливаться с человеком и следовать за ним.<br><br></div><div>– Хочешь посмотреть поближе?<br><br></div><div>Тан Цзэмин тут же закивал и потянул его за руку вперёд.<br><br></div><div>Подойдя ближе, Лю Синь заметил худого мужчину, который чистил сапоги, сидя на деревянном кресле рядом с животными.<br><br></div><div>– Господин, это ваши коты? – спросил Лю Синь, глядя на так и не повернувшегося мужчину.<br><br></div><div>Увидев в ответ сухой кивок, юноша улыбнулся:<br><br></div><div>– Разрешите нам погладить их?<br><br></div><div>Мужчина вновь промолчал и, протянув руку, провёл по двум пальцем большим, намекая, что это будет не бесплатно. Лю Синь опустил взгляд на Тан Цзэмина, который во все глаза заинтересованно следил за котами и вздохнул.<br><br></div><div>Что ж... У него не было своих денег и он в самом деле не думал, что тратить чужие деньги на развлечения будет уместно, но решив, что сам объяснит всё Гу Юшэнгу, выложил на ладонь мужчины одну золотую монету. Слишком уж сильно хотелось побаловать ребёнка и себя.<br><br></div><div>Подведя мальчика к трём котам, они нерешительно замерли. Большой серый зверь распахнул свои дымчатые глаза и немигающе уставился на них. Лю Синь медленно протянул руку, под внимательным взглядом кота, и осторожно вплёл ладонь в его шерсть.<br><br></div><div>– Такая... жесткая, – потрясенно выдохнул он.<br><br></div><div>Привыкший к мягкой кошачьей шерсти, он совсем не ожидал, что мех этого зверя будет таким грубым.<br><br></div><div>Кот зевнул во всю клыкастую пасть и перевёл взгляд на Тан Цзэмина. Мальчик более уверенно протянул руку к голове животного. И не успел Лю Синь остановить его, как тот схватился за клык зверя. Боясь сделать резкое движение и ухудшить ситуацию, юноша опасливо выдохнул:<br><br></div><div>– Цзэмин, не надо...<br><br></div><div>Зверь замер, прищурив мерцавшие глаза, и уставился на ребёнка, который подтянул его к себе за клык поближе, почти утыкаясь носом в нос.<br><br></div><div>– Хм... острые, – провёл он большим пальцем по острию зуба.<br><br></div><div>Кот моргнул и мотнул головой, мягко стряхивая руку мальчика. После чего, высунув язык, провёл им по всей ладони Тан Цзэмина.<br><br></div><div>– Фу... слюняво, – затряс тот рукой.<br><br></div><div>Лю Синь облегченно рассмеялся, наблюдая как два остальных кота проснулись и теперь потягивались, стоя на больших коробах с пшеном, на которых мирно спали до этого. Спрыгнув на землю, двое закружили вокруг них, мягко потираясь и ластясь.<br><br></div><div>Юноша и мальчик смеясь оглядывались на них, пока большой серый кот не спрыгнул на землю и не уперся носом прямо в поясной мешок Лю Синя.<br><br></div><div>– А... – понял юноша, снимая сумку и развязывая её. – Им можно дать мяса? – он повернулся к хозяину, чтобы спросить, но того уже и след простыл. Посмотрев снова на котов и поняв, что его провели, он в сердцах сплюнул о потраченных впустую деньгах.<br><br></div><div>Раскрыв мешок, он опустил его на землю, позволяя трём мордам сражаться за остатки вяленого мяса.<br><br></div><div>Проведя по шерсти всех троих напоследок, Лю Синь взял Тан Цзэмина за руку и повёл к лапшичной лавке, что уже давно дразнила своим запахом двух изголодавшихся путников.<br><br></div><div>– Давай поедим, неизвестно, когда те трое закончат.<br><br></div><div>Выбрав для себя лапшу со свежими овощами под кунжутным соусом, Лю Синь поставил перед мальчиком порцию лапши с рубленой говядиной, приправленной красным перцем и мелко порезанным зелёным луком с овощами. Видя, как мальчик уныло выковыривает зелень, Лю Синь рассмеялся и стал перекладывать перья в свою миску, оставляя куски перца и капусты.<br><br></div><div>– Цзэмин, ты не можешь всё время есть одно мясо. Овощи тоже важны. От их своевременного поступления в организм зависит энергетический подъем и возможность чувствовать себя полным сил и энергии. Ты ведь хочешь стать сильным, как Гу Юшэнг? А ведь он ест овощи.<br><br></div><div>Мальчик поджал губы и отодвинул капусту.<br><br></div><div>– Я хочу есть только те овощи, которые ты готовишь.<br><br></div><div>– Хорошо, хорошо, – погладил его по макушке юноша, переключаясь на еду.<br><br></div><div>Заказав после обильной трапезы ароматный зеленый чай и несколько пирожных, Лю Синь с нетерпением ждал, пока прислужник заставит их стол.<br><br></div><div>Запах османтусовых пирожных витал над столом. И так уже сытый Лю Синь чувствовал, что может съесть хоть коробку сладкой снеди.<br><br></div><div>Взяв из подставки новые палочки для еды, он протянул пару Цзэмину и указал своими на османтусовое желе:<br><br></div><div>– Хочешь попробовать это?<br><br></div><div>Завидев кивок ребёнка, Лю Синь начал подкладывать сладости на тарелку мальчика, тихо приговаривая:<br><br></div><div>– Согласно легенде, этот десерт создал искусный кондитер с юга, чем покорил правителя тех земель, в ответ на что тот даже отдал ему свою единственную дочь в жены. Последующие свои изделия кондитер называл именно в её честь. Для этого десерта он использовал клейкую рисовую муку, сахар и душистый османтус, что цветёт почти круглый год. Кроме того, этот десерт помогает от кашля и жара. Теперь, если заболеем, можем не пить горькие лекарства, а просто съесть пару кусочков желе, – воодушевлённо вещал Лю Синь.<br><br></div><div>Цзэмин, который не сводил взгляда с его улыбки, тихо сказал:<br><br></div><div>– Давай не будем болеть.<br><br></div><div>– Мм, – юноша засмеялся и начал подкладывать ему квадратный пирог с бобовой пастой, присыпанной красной и зелёной стружкой с сахаром.<br><br></div><div>Видя, как мальчик нерешительно, возможно впервые, пробует десерты, Лю Синь затаил дыхание, не притрагиваясь к своей порции:<br><br></div><div>– Ну как, нравится?<br><br></div><div>– Да, – растянул губы мальчик, поднимая свои глаза и облизываясь.<br><br></div><div>– Ешь побольше, дядюшка Гу сегодня платит, – засмеялся Лю Синь, принимаясь за еду.<br><br></div><div>После обеда они гуляли по улицам города, иногда подходя к лавкам с диковинными товарами и глазея до тех пор, пока торговцы, понявшие что они ничего не собираются покупать, ненавязчиво не отгоняли их своим поведением – принимаясь обслуживать других покупателей.<br><br></div><div>Проходя мимо закутка с масками, Лю Синь оцепенел, встречаясь глазами с чудовищной мордой. Шарахнувшись в сторону, он только через мгновение понял, что это всего лишь слепок прожорливого Тао-те – звериная маска, устрашающего вида, с рогами, круглыми выпуклыми глазами и грозными клыками, символизирующими звериную мощь, способную победить врага. Тао-те считали защитником, способным защитить от злых духов.<br><br></div><div>– Ты в порядке? – спросил Тан Цзэмин, поглаживая его ладонь.<br><br></div><div>– Да... да, – кивнул юноша, глубоко втягивая воздух и обходя лавку стороной.<br><br></div><div>Тан Цзэмин посмотрел в сторону масок хмурым взглядом и последовал за Лю Синем.<br><br></div><div>Зайдя в лавку с одеждой, юноша долго выбирал, что купить. Слушая рекомендации мастера о том, какая ткань подойдёт ему больше всего, Лю Синь перемерил с десяток разноцветных халатов из самых разных материалов: узорчатого шелка «дама», муара, пике и кэсы, что представляли собой целые картины и миры, притягивающие взгляд. От вышитых цветов, бабочек и рыбок до драконов, священных лошадей, священных собак Го, и фантастических птиц, приносящих удачу и счастье. Каждый сюжет захватывал и завораживал. Лю Синь потерялся в разнообразии выбора и запахов тканей. Но в итоге, поумерив свой пыл и скромно посмотрев на мастера, он выбрал для себя простой, серый немаркий халат, три тёмных цзиньчжуана¹ для своих спутников и комплекты нижних одежд. Присмотрев металлические резные наручи, юноша не смог пройти мимо. Долго держа их в руках, он всё-таки попросил мастера завернуть и их тоже.<br><br></div><div>Уходя из тканой лавки, Лю Синь пообещал себе, что когда заработает достаточно денег, то обязательно сможет покупать для себя и Тан Цзэмина красивую одежду от которой невозможно будет оторвать взгляд, ну а пока... и серый халат вполне неплох.<br><br><br></div><div>༄ ༄ ༄<br><br><br></div><div>За дверями травной лавки, стояла гнетущая тишина. Трое мужчин сидя напротив друг друга сверлили глазами стол, словно тот помог бы им первыми начать разговор впервые за долгие годы.<br><br></div><div>Спустя некоторое время, хозяин лавки тяжело вздохнул и первым подал голос:<br><br></div><div>– Значит... всё это время вы были вместе?<br><br></div><div>Гу Юшэнг хмыкнул и отвернул голову, складывая руки на груди.<br><br></div><div>Молчаливый мужчина опустил свои глаза на чарку с вином и, опрокинув ту в себя в один глоток, шарахнул ей по столу, с вызовом смотря на Гу Юшэнга:<br><br></div><div>– Мы были вместе, Шэнг-гэ?<br><br></div><div>Видя, что старший из них не собирается отвечать, хозяин лавки вновь вздохнул:<br><br></div><div>– Вы не общались?<br><br></div><div>– Пусть скажет спасибо, что я его пополам не разрубил.<br><br></div><div>– А духу бы хватило?!<br><br></div><div>Двое мужчин вперили друг в друга свои ненавистные взгляды.<br><br></div><div>– Вы же были друзьями, что случилось? – растерянно спросил молодой мужчина.<br><br></div><div>– Все мы когда-то были друзьями, – Гу Юшэнг прикрыл глаза, откидываясь на спинку стула.<br><br></div><div>Тяжелые воспоминания накрыли всех троих. Невозможность сдвинуться с мертвой точки сковывала по рукам и ногам. Хозяин лавки потёр переносицу и встал, подходя к стеллажу, начиная составлять на него упавшие склянки.<br><br></div><div>Он сказал:<br><br></div><div>– Я не знаю, зачем вы пришли спустя столько лет... Если ради того, чтобы проведать меня, то ладно. Выпейте вина и, пожалуйста, уходите. Я не собираюсь слушать, как вы собачитесь друг с другом. Последний раз, когда я вас видел, вы... Я не хочу пережить даже отдалённо похожие моменты на ту ночь, – голос мужчины дрожал, но он упорно пытался произносить слова ровно и четко, глубоко вздыхая после каждого предложения.<br><br></div><div>Двое других мужчин, вскользь окинули друг друга тяжелыми взглядами и отвернулись.<br><br></div><div>– Ты гонишь нас после стольких лет. Сяо Вэнь ты... – начал Гу Юшэнг.<br><br></div><div>– Я – что? – последовал тяжелый вопрос. – Прошло двенадцать лет. Я не хочу ворошить прошлое и раздирать старые раны ради того, чтобы опять помирить вас двоих.<br><br></div><div>– Дело не в этом.<br><br></div><div>– А в чем?<br><br></div><div>– Может быть в том, что ты праздно жил все эти годы, даже не вспоминая о той ночи! А когда на пороге появились твои старые товарищи, ты гонишь их взашей?! – не выдержал мужчина, откидывая чашу вина.<br><br></div><div>– Праздно жил? Ты хоть знаешь, с какой болью в сердце я жил всё это время? – повернулся к ним Сяо Вэнь, тяжело дыша и смаргивая стоящие в глазах горячие слёзы. – Ты не имеешь права говорить такие вещи! Мысль об этом была столь невыносима, что я в зеркало смотреться не мог со стыда. Мы подвели нашего друга... Все мы подвели, – судорожно вздохнул он, под конец своей речи понизив голос до хриплого шепота.<br><br></div><div>– Всё не так, как ты думаешь, – Гу Юшэнг прикрыл глаза, а когда снова открыл их, то посмотрел на мужчину, сидящего напротив, кивая на него. – Если бы ты рассказал о грядущем бедствии заранее, этого можно было бы избежать.<br><br></div><div>Тяжелые слова, сорвавшиеся с губ, были тем, что все трое боялись услышать.<br><br></div><div>– Эй, Гу Юшэнг, – мрачно хмыкнули в ответ, – ты можешь презирать или ненавидеть меня всю оставшуюся жизнь. Можешь не разговаривать со мной и смотреть как на грязь под ногами, но не смей наговаривать на меня. Слышишь, ты! – рванулся вперед мужчина.<br><br></div><div>– Цзин! – прикрикнул хозяин.<br><br></div><div>Гу Юшэнг прищурился и выплюнул:<br><br></div><div>– Ты даже меч свой и тот не уберег. Чего тебе печалиться о смерти друга?<br><br></div><div>Невысказанная за многие годы обида ядом лилась с искривленных от злости губ. Увидев в глазах напротив вспыхнувшие яростные угли, Гу Юшэнг откинул в сторону стол и ринулся вперед, занося руку для удара.<br><br></div><div>– Человек, неспособный видеть дальше своего носа, не может быть моим противником! Недостоин! – отбили атаку, занося ногу по дуге для ответного удара.<br><br></div><div>Шум разбитых склянок и разломанных вещей заполонил всё маленькое помещение. Не обращая внимания на крики хозяина лавки, они продолжали нападать друг на друга как два бешеных пса, стараясь причинить противнику не столько физическую боль, сколько моральную, выплескивая старые обиды. Сыпля ядом и оскорблениями, они едва успели уловить вспышку света, скользнувшую со стороны третьего мужчины.<br><br></div><div>Замерев и мигом повернувшись, они увидели острие длинного меча, направленное на них. На эфесе был золотой дракон, извергающий пустую сейчас линию, расчерчивающую лезвие.<br><br></div><div><br>___________________________<br><br></div><div>1. 劲装 Цзиньчжуан – это более облегающая одежда (по сравнению с обычными свободными, струящимися одеждами) с закрепленными рукавами или наручами, чтобы сделать движения более легкими и менее ограничительными. Его обычно носят практикующие боевые искусства, чтобы облегчить бой.<br><br></div><div><br><br><br></div>