Ruvers
RV
vk.com
image

Не подбирайте парней из мусорного ведра

<div>Глава 16. Записи ответного удара талантливого пушечного мяса (16)</div><div>&nbsp;</div><div>Выслушав всю историю, Ян Байхуа почувствовал, что голова чуть не взорвалась:&nbsp;</div><div>– Ян Сяоянь, ты с ума сошла?</div><div>&nbsp;</div><div>Ян Сяоянь заикалась сквозь рыдания:&nbsp;</div><div>– Брат, я действительно напугана. Юньду связалась со мной, и, судя по тому, что я слышала, они намерены привлечь меня к ответственности… Если ситуация действительно усугубится, что я скажу своим родителям? Что я должна сделать?</div><div>&nbsp;</div><div>От её слов у Ян Байхуа заболела голова.&nbsp;</div><div>– … Успокойся немного, не плачь. Что они тебе сказали?</div><div>&nbsp;</div><div>Ян Сяоянь сквозь слезы рассказала Ян Байхуа все подробности, которые смогла вспомнить.</div><div>&nbsp;</div><div>Отношение сотрудников Юньду было очень холодным. Они неоднократно спрашивали её, продала ли она одну и ту же песню двум разным компаниям, и после того, как она трижды подтвердила, что не продавала, звонивший попросил её пока не покидать город.</div><div>&nbsp;</div><div>Ян Байхуа: «……»</div><div>&nbsp;</div><div>Он чувствовал, что в этой ситуации что-то не так.</div><div>&nbsp;</div><div>Ян Сяоянь рыдала:&nbsp;</div><div>– Брат, пожалуйста, помоги мне, помоги мне. Найди брата Сяо Чэна и заставь его сказать что-нибудь от моего имени. Я не крала специально, просто мне они очень понравились… Если он займётся этим вопросом и выйдет сказать, что это его песня и спасёт меня, тогда я буду в порядке…</div><div>&nbsp;</div><div>Выражение лица Ян Байхуа было уродливым:&nbsp;</div><div>– Ты украла его песню и теперь хочешь, чтобы я поговорил с ним от твоего имени?</div><div>&nbsp;</div><div>Тон Ян Сяоянь внезапно стал резким:&nbsp;</div><div>– Брат, если ты не поговоришь вместо меня с братом Сяо Чэном, я всё расскажу второму дяде и остальным!</div><div>&nbsp;</div><div>– … Что ты собираешься им сказать?!</div><div>&nbsp;</div><div>Голос Ян Сяоянь был бескомпромиссным, и даже её хватка на телефоне стала жёсткой:&nbsp;</div><div>– Если со мной что-то случится, мой отец обязательно спросит меня о конкретных деталях того, что произошло. Когда это произойдёт, я могу сказать ему только правду, что ты и брат Сяо Чэн…</div><div>&nbsp;</div><div>В ушах Ян Байхуа зажужжало. Всё его тело затряслось от ярости:&nbsp;</div><div>– Ян Сяоянь!</div><div>&nbsp;</div><div>Голос Ян Сяоянь стал мягким. Она жалобно сказала:&nbsp;</div><div>– Брат, разве ты не заботишься обо мне больше всего? Так помоги мне хоть разок, хорошо?</div><div>&nbsp;</div><div>Закончив разговор, Ян Байхуа почувствовал ещё большее разочарование и замешательство. Строки кода перед ним превратились в группу жужжащих мух и комаров. После утренних трудностей и перерывов в работе, он вышел из офиса и направился прямо в офисное здание семейного бизнеса Чэн.&nbsp;</div><div>&nbsp;</div><div>Но ему нужно было подняться на частном лифте в офис Чэн Цзяня.</div><div>&nbsp;</div><div>Администратор на стойке регистрации вежливо спросила:&nbsp;</div><div>– Господин, у вас назначена встреча?</div><div>&nbsp;</div><div>Ян Байхуа стиснул зубы. Собираясь найти ресторан, в котором можно поесть, он неожиданно заметил изящного и симпатичного юношу в сером пальто и с коробкой для завтрака, вошедшего через вращающуюся дверь.</div><div>&nbsp;</div><div>Дома, когда он увидел, что уровень сожаления Ян Байхуа достиг 15, Чи Сяочи сказал 061: «Следи за GPS на машине Ян Байхуа».</div><div>&nbsp;</div><div>В тот момент, когда он выдвинулся, Чи Сяочи сразу же взял такси от своего дома до офиса компании Чэн.</div><div>&nbsp;</div><div>«Нам действительно нужно увидеть друг друга, – сказал Чи Сяочи. – В любом случае, машина Чэн Юаня уже довольно давно находится у Ян Байхуа. Пора мне вернуть её».</div><div>&nbsp;</div><div>О юноше хорошо заботились дома, и, поскольку ему не приходилось каждый день покупать продукты, чтобы готовить, его кожа стала намного светлее и розовее. Высококачественное пепельно-серое пальто придавало ему более эксклюзивный и сдержанный вид.</div><div>&nbsp;</div><div>Увидев Ян Байхуа, Чэн Юань остановился и секунду тупо смотрел, давая Ян Байхуа полную свободу действий, чтобы разыграть его «взгляд длящийся вечность».</div><div>&nbsp;</div><div>Восстановив самообладание, он притворился, что не знает Ян Байхуа, передав ланч-бокс Чэн Цзяня секретарю на стойке регистрации, прежде чем повернуться и выйти.</div><div>&nbsp;</div><div>Ян Байхуа ускорил шаг, следуя за ним и догнав Чэн Юаня:&nbsp;</div><div>– Сяо Чэн!</div><div>&nbsp;</div><div>Чэн Юань послушно остановился и указал на ресторан в гонконгском стиле:&nbsp;</div><div>– Зайдём поговорить туда. Не позволяй моему брату увидеть нас.</div><div>&nbsp;</div><div>Чэн Юаня и Ян Байхуа провели внутрь и усадили. Чэн Юань пролистал меню и заказал несколько блюд.</div><div>&nbsp;</div><div>У воссоединившегося со своим возлюбленным Ян Байхуа глаза наполнились улыбкой, но в глубине души он знал, что должен здесь делать, поэтому ему было трудно избежать чувства вины.&nbsp;</div><div>&nbsp;</div><div>Чи Сяочи наблюдал, как возрастает уровень сожаления. В мгновение ока оно уже прорвалось через двадцатые числа, но выражение его лица совсем не изменилось.</div><div>&nbsp;</div><div>На этот раз он ожидал, что уровень его сожаления достигнет 40. На данный момент он только подошёл к середине.</div><div>&nbsp;</div><div>Пока они ждали блюд, Ян Байхуа протянул руку и взял Чи Сяочи за руку:&nbsp;</div><div>– Сяо Чэн, я скучал по тебе.&nbsp;</div><div>&nbsp;</div><div>Чи Сяочи вздрогнул, искренне желая проблеваться.</div><div>&nbsp;</div><div>Между тем, с точки зрения Ян Байхуа глаза Чэн Юаня наполнились слезами, по-настоящему заставив его сердце болеть за него.</div><div>&nbsp;</div><div>К счастью, Ян Байхуа заботился о своём имидже, поэтому на мгновение схватив Чэн Юаня за руку, он ослабил хватку, быстро оглянувшись, чтобы убедиться, что никто не видел их интимных действий только что. Потом он слегка расслабил мышцы своего лица, спрашивая:&nbsp;</div><div>– Ты… Как у тебя дела в последнее время?</div><div>&nbsp;</div><div>Чэн Юань опустил голову, возясь со столовыми приборами:&nbsp;</div><div>– У меня всё хорошо.</div><div>&nbsp;</div><div>– Я смотрел твою прямую трансляцию.</div><div>&nbsp;</div><div>– Правда? – голос Чэн Юаня немного оживился, а в глазах вспыхнуло скрытое удивление. Но вскоре после этого он кое-что вспомнил и, опустив голову, сказал: – Как только я вернулся домой, мой телефон забрал брат.</div><div>&nbsp;</div><div>Ян Байхуа сказал нежным голосом:</div><div>– Я знаю. Твой старший брат слишком властный.</div><div>&nbsp;</div><div>Чэн Юань поднял голову:</div><div>– Не говори так о моём брате.</div><div>&nbsp;</div><div>Ян Байхуа улыбнулся:&nbsp;</div><div>– Хорошо, хорошо, я не буду говорить о нём. Давай поговорим о нас.</div><div>&nbsp;</div><div>– Что… о нас?</div><div>&nbsp;</div><div>В замешательстве Чэн Юань выглядел очень мягким и кротким. Его глаза затуманились прозрачной пеленой слёз, и Ян Байхуа подумал о щенке, которого он растил, когда был ребёнком.&nbsp;</div><div>&nbsp;</div><div>Прибыли закуски, а затем большая тарелка тушёного жёлтого горбыля, куриные крылышки, фаршированные рублеными креветками, и слегка обжаренная китайская капуста.&nbsp;</div><div>&nbsp;</div><div>Ян Байхуа и Чэн Юань ели, сидя лицом друг к другу. Никто из них не упомянул об инциденте, произошедшем несколько дней назад. Ян Байхуа рассказал о некоторых интересных вещах, которые произошли на работе, в ответ на это Чэн Юань несколько раз рассмеялся.</div><div>&nbsp;</div><div>Но, в конце концов, Ян Байхуа не забыл о причине своего приезда.&nbsp;</div><div>&nbsp;</div><div>Когда подали десерт, Ян Байхуа сказал:&nbsp;</div><div>– Ты уже слышал о проблеме Тан Хуань?</div><div>&nbsp;</div><div>Чэн Юань молчал. Он взял вилкой кусок горячего тоста и окунул его в ванильное мороженое:&nbsp;</div><div>– … Да.</div><div>&nbsp;</div><div>Ответив, Чи Сяочи обратил особое внимание на свой телефон.&nbsp;</div><div>&nbsp;</div><div>12:20.</div><div>&nbsp;</div><div>После разговора с ним Су Сюлунь попросил его пароль от Weibo, планируя использовать ресурсы отдела по связям с общественностью, чтобы помочь ему разослать разъясняющий пост в Weibo.</div><div>&nbsp;</div><div>Около 40 минут назад, за несколько минут до того, как Чэн Юань встретился с Ян Байхуа, сообщение Weibo уже было отправлено.</div><div>&nbsp;</div><div>Но после встречи с ним Ян Байхуа не смотрел на телефон, поэтому он, вероятно, всё ещё считал, что Ян Сяоянь скопировала оригинальные песни Чэн Юаня.&nbsp;</div><div>&nbsp;</div><div>Когда Ян Байхуа начал рассказывать ему всю историю о том, как это началось и что произошло, Чи Сяочи подтвердил, что это действительно так.</div><div>&nbsp;</div><div>Рассказав ему всё, Ян Байхуа снова захотел схватить Чэн Юаня за руки.&nbsp;</div><div>– Сяо Чэн, помоги мне, помоги Сяоянь, хорошо? Когда Сяоянь приехала в город учиться, мои родители доверили мне заботу о ней, поэтому, если что-то случится с Сяоянь, я не смогу объясниться с родителями.&nbsp;</div><div>&nbsp;</div><div>Чэн Юань спрятал обе руки под столом:&nbsp;</div><div>– … Но что бы ты ни говорил, это мои песни…</div><div>&nbsp;</div><div>Ян Байхуа сказал:&nbsp;</div><div>– Разве ты не спел их только в своей прямой трансляции?</div><div>&nbsp;</div><div>Чэн Юань сказал:&nbsp;</div><div>– Я уже подписал контракт с Синюнь…</div><div>&nbsp;</div><div>Ян Байхуа нахмурился:&nbsp;</div><div>– Почему ты не сказал мне об этом раньше? Когда это случилось?</div><div>&nbsp;</div><div>Чэн Юань, не отвечал, опустив голову.</div><div>&nbsp;</div><div>Затем Ян Байхуа спросил:&nbsp;</div><div>– Были ли они представлены публично?</div><div>&nbsp;</div><div>Чэн Юань был полностью потрясён. Он недоверчиво посмотрел на мужчину.</div><div>&nbsp;</div><div>Ян Байхуа подумал, что Чэн Юань не расслышал его чётко, и повторил свой вопрос:&nbsp;</div><div>– Их выпустили публично?</div><div>&nbsp;</div><div>– А если нет? – Чэн Юань стиснул зубы: – Что ты собираешься заставить меня сделать?</div><div>&nbsp;</div><div>Голос Ян Байхуа был тёплым, когда он убеждал:&nbsp;</div><div>– Сяо Чэн, пойми правильно, я ищу решение.</div><div>&nbsp;</div><div>– Какое решение?</div><div>&nbsp;</div><div>– Дело Сяоянь необходимо решить. Она ещё ребёнок. &nbsp;</div><div>&nbsp;</div><div>Чи Сяочи обратился к 061: «Ой, как мне грустно».&nbsp;</div><div>&nbsp;</div><div>061 чувствовал себя беспомощным: «……» Он не слышал ни капли искренности в его тоне.</div><div>&nbsp;</div><div>Закончив разговор с 061, Чи Сяочи стёр выражение Чэн Юаня со своего лица и прекратил небольшие движения. Он откинулся на спинку сиденья и холодно кивнул:&nbsp;</div><div>– Да, девятнадцатилетняя девочка, уже в том возрасте, когда её могут казнить за убийство.</div><div>&nbsp;</div><div>Услышав его беззаботный тон, Ян Байхуа почувствовал себя совершенно бессильным:&nbsp;</div><div>– Сяо Чэн, не устраивай истерику.&nbsp;</div><div>&nbsp;</div><div>– Истерика? – Чи Сяочи приподнял бровь: – Я очень занят, у меня нет времени играть с тобой в эту игру «любовников».</div><div>&nbsp;</div><div>– Сяо Чэн!</div><div>&nbsp;</div><div>– Зовешь меня для чего-то?</div><div>&nbsp;</div><div>– Ты… – Ян Байхуа глубоко вздохнул, заставляя себя успокоиться, – Сяо Чэн, мы оба взрослые. Ведя дела, нам нужно знать, как различать среди них важные и второстепенные. Если ты можешь уступить и признать, что продал песни Юньду…</div><div>&nbsp;</div><div>Чи Сяочи изобразил потрясение. Ему пришлось отодвинуться немного дальше, чтобы в поле его зрения влезло целиком это невероятно бесстыдное лицо.</div><div>&nbsp;</div><div>Он задал очень конструктивный вопрос.&nbsp;</div><div>– Почему?</div><div>&nbsp;</div><div>Ян Байхуа сказал:&nbsp;</div><div>– Сяоянь ещё молода. Она не может нести ответственность за такую ​​серьёзную вину…</div><div>&nbsp;</div><div>Чи Сяочи сказал:&nbsp;</div><div>– Очень хорошо. Я подписал контракт с Синюнь, так сколько ты собираешься заплатить мне за заранее оценённый ущерб и потерю моей репутации?</div><div>&nbsp;</div><div>– Сяо Чэн!</div><div>&nbsp;</div><div>– Ты ведь не планируешь ничего платить? Штраф за нарушение контракта лежит на мне, и я теряю репутацию. Ян Байхуа, почему я должен помогать тебе объяснять произошедшее?</div><div>&nbsp;</div><div>В ресторане было довольно тихо, поэтому их аргументы привлекли немало косых взглядов других посетителей. Лицо Ян Байхуа покраснело от смущения:&nbsp;</div><div>– Сяо Чэн! Я знаю, что у нас двоих раньше произошла ссора, но сейчас не время быть таким ребячливым…</div><div>&nbsp;</div><div>Чи Сяочи усмехнулся:&nbsp;</div><div>–&nbsp; Почему бы нам не пойти и не стать братьями по клятве? Что, чёрт возьми, ты о себе возомнил?</div><div>&nbsp;</div><div>Ян Байхуа не мог больше сдерживаться:&nbsp;</div><div>– Чэн Юань, мы на публике.</div><div>&nbsp;</div><div>Чи Сяочи парировал:&nbsp;</div><div>– Ты уже был настолько откровенно бесстыдным, и я не думал, что ты будешь бояться какой-то огласки.&nbsp;</div><div>&nbsp;</div><div>061 был ошарашен.</div><div>&nbsp;</div><div>Подождите, этот сценарий казался не совсем правильным.</div><div>&nbsp;</div><div>Он думал, что сценарий будет выглядеть так: Чэн Юань будет вести себя жалко, пробуждая сочувствие Ян Байхуа, что, в свою очередь, повысит уровень его сожаления.&nbsp;</div><div>&nbsp;</div><div>… Но разве это не означает явно просто отбросить все претензии на сердечность и жестоко разорвать его?</div><div>&nbsp;</div><div>Что его ещё больше удивляло, так это то, что по мере того, как доброжелательность Ян Байхуа к Чэн Юаню упала, как скала в море, уровень его сожаления не падал, а скорее повышался!</div><div>&nbsp;</div><div>Выражение лица Ян Байхуа стало невероятно уродливым:&nbsp;</div><div>– Сяо Чэн, не будь таким враждебным. Твои семейные обстоятельства намного лучше, чем у Сяоянь…</div><div>&nbsp;</div><div>Чи Сяочи выполнил упражнение на понимание прочитанного:&nbsp;</div><div>– Итак, ты утверждаешь, что моя семья богата, и поэтому я заслуживаю обвинения в плагиате, да?</div><div>&nbsp;</div><div>– Ты…</div><div>&nbsp;</div><div>– Богата моя семья или нет, не мне решать. Тебе следует найти моего брата.&nbsp;</div><div>&nbsp;</div><div>Голос Ян Байхуа задрожал:&nbsp;</div><div>– Чэн Юань, ты действительно бессердечный. Ты был тем, кто захотел расстаться. Если ты хочешь отомстить мне, зачем разрушать будущее моей младшей двоюродной сестры?</div><div>&nbsp;</div><div>– Это я велел ей красть? – голос Чи Сяочи резко повысился: – Это я держал твою сестру за руку, заставляя её воровать?</div><div>&nbsp;</div><div>Раньше обмен фразами между ними двумя всё ещё можно было считать тихим. Этим приёмом Чи Сяочи перехватил инициативу, нанеся удар первым, давая всем людям возможность понять, что тут происходит.</div><div>&nbsp;</div><div>Осознав, сколько внимания они привлекли, Ян Байхуа сразу же пришёл в ярость:&nbsp;</div><div>– Ты…</div><div>&nbsp;</div><div>Чи Сяочи встал, опершись двумя руками о стол. Он яростно приблизился к Ян Байхуа, его губы дрожали, на его глазах выступили слёзы:&nbsp;</div><div>– Она должна выяснить, у кого именно она украдена. А ты, Ян Байхуа, должен понять, что ты – конченный дурак.</div><div>&nbsp;</div><div>Закончив говорить, он поднял со стола маленькую урну для мусора и надел её прямо на голову Ян Байхуа.</div><div>&nbsp;</div><div>Оставшийся рыбный суп, куриные и рыбные кости вылились на лицо Ян Байхуа. Чи Сяочи выхватил ключи от машины из правой руки мужчины и вышел.&nbsp;</div><div>&nbsp;</div><div>Ян Байхуа изо всех сил постарался догнать его, пытаясь схватить Чи Сяочи, но его остановил официант:&nbsp;</div><div>– Господин, пожалуйста, оплатите счёт.</div><div>&nbsp;</div><div>Ян Байхуа как будто очнулся ото сна. Оглянувшись и увидев любопытные и презрительные взгляды окружающих, он почувствовал, как его лицо вспыхнуло. Пищевые отходы, стекавшие по его лицу, кололи его, из-за чего он чувствовал себя чрезвычайно болезненно. Он выглядел жалко, когда достал бумажник и поспешно оплатил счёт.</div><div>&nbsp;</div><div>К тому времени, как он смог снова погнаться за Чэн Юанем из ресторана, его и машины уже нигде не было видно.</div><div>&nbsp;</div><div>Он впал в жуткую ярость, ударил ногой по дереву у дороги, а затем, обхватив голову руками, начал расхаживать взад и вперёд. Он вытащил телефон, желая позвонить Чэн Юаню, но увидел, что на его домашней странице был пост в Weibo, который Чэн Юань отправил 50 минут назад.</div><div>&nbsp;</div><div>Он уже давно отмечал Weibo Чэн Юаня как представляющий особый интерес, поэтому Ян Байхуа уведомлялся обо всех его действиях.</div><div>&nbsp;</div><div>… 50 минут назад? Разве это не то самое время, когда они только столкнулись друг с другом?&nbsp;</div><div>&nbsp;</div><div>Ян Байхуа импульсивно открыл пост в Weibo.&nbsp;</div><div>&nbsp;</div><div>В первый раз прочитав его, он не смог понять, что читал. После второго прочтения он понял, что Чэн Юань имел в виду под своими последними словами перед уходом.</div><div>&nbsp;</div><div>… На самом деле это песни не Чэн Юаня, а чужие, выпущенные три года назад.</div><div>&nbsp;</div><div>Он только адаптировал их дома и отправил ему отредактированную версию, которая в конечном итоге была украдена Сяоянь после ряда недоразумений.</div><div>&nbsp;</div><div>Но почему он не объяснил?</div><div>&nbsp;</div><div>Ян Байхуа вспомнил весь ход их разговора, только чтобы понять, что он всё время разговаривал сам с собой.&nbsp;</div><div>&nbsp;</div><div>Вспышка гнева у Чэн Юаня произошла только после того, как он неоднократно просил его принять на себя падение вместо Сяоянь.</div><div>&nbsp;</div><div>Ян Байхуа обхватил голову руками с болезненным выражением на фоне сильного запаха рыбного супа.</div><div>&nbsp;</div><div>Когда Чи Сяочи ехал прямо домой, он поделился своими мыслями об этом опыте: «Избить кого-то и убежать – это действительно волнительно».</div><div>&nbsp;</div><div>061 без особого удивления объявил: «Уровень сожаления достиг 45».</div><div>&nbsp;</div><div>Чи Сяочи переключил передачу: «Я знаю».</div><div>&nbsp;</div><div>Затем 061 снова проверил комментарии на его Weibo: «У вас более трёх тысяч комментариев на Weibo».&nbsp;</div><div>&nbsp;</div><div>Чи Сяочи сказал: «Если сегодня к 18:00 они не превысят десяти тысяч, я возьму твою фамилию».&nbsp;</div><div>&nbsp;</div><div>Несмотря на то, что у него всё ещё возникало бесчисленное множество вопросов, 061 удивился: «Какая фамилия? Это 0 или 6?»</div><div>&nbsp;</div><div>Чи Сяочи засмеялся вместе с ним.</div><div>&nbsp;</div><div>Пошутив, 061 начал анализировать текущую ситуацию: «Вы уже вышли из ситуации. Для Тан Хуань, если она признает, что купила песни, окончательный вывод будет заключаться в том, что это Ян Сяоянь занималась плагиатом. Даже если Тан Хуань больше не будет восприниматься как человек, «наделённый даром музыки», её, по крайней мере, будут считать наполовину жертвой».</div><div>&nbsp;</div><div>Чи Сяочи сказал: «Если она не признает, чьё имя на самом деле должно стоять в колонке композитора, жертва сделает это за неё».</div><div>&nbsp;</div><div>«Будет ли Юньду выдвигать обвинения против Сяоянь? В конце концов, это всего лишь скандал, и если Юньду решит подавить эту новость…»</div><div>&nbsp;</div><div>«Подавить? Не предъявлять обвинения? – Чи Сяочи засмеялся: – Это не обычный скандал. Если певец будет заниматься плагиатом после того, как это подтвердят, появится пятно, которое останется с ним на всю жизнь. Они могут только заниматься поиском виновных с большей помпой. Уже сегодня, а может быть, завтра, Ян Сяоянь получит повестку в суд. Даже если Ян Байхуа снова попытается умолять меня, он не в состоянии предъявлять требования».&nbsp;</div><div>&nbsp;</div><div>В этот момент 061 убедился, что Чи Сяочи действительно отказывается идти с Ян Байхуа по пути эмоций.</div><div>&nbsp;</div><div>Он спросил: «Разве вы не боитесь, что после того, как вы поссоритесь с ним, это приведёт к провалу задачи?»</div><div>&nbsp;</div><div>Чи Сяочи спросил: «Я сейчас терплю поражение?»</div><div>&nbsp;</div><div>061: «… Вы рискуете?»&nbsp;</div><div>&nbsp;</div><div>Чи Сяочи: «Я экспериментирую».</div><div>&nbsp;</div><div>«Экспериментируете с чем?»</div><div>&nbsp;</div><div>Чи Сяочи остановил машину на красный свет и слегка улыбнулся: «Согласись, заставить людей признать свою неправоту и искренне сожалеть о своих действиях – непростая задача».</div><div>&nbsp;</div><div>061 кивнул.&nbsp;</div><div>&nbsp;</div><div>Раньше у него не было ни одного хозяина, который смог бы заполнить уровень сожаления, не заплатив за это своей жизнью.</div><div>&nbsp;</div><div>Чи Сяочи сказал: «В таком случае гораздо легче заставить его сожалеть о встрече со мной».</div>