Ruvers
RV
vk.com
image

Не подбирайте парней из мусорного ведра

<div>Глава 07. Записи ответного удара талантливого пушечного мяса (07)</div><div>&nbsp;</div><div>Несколько дней спустя Чи Сяочи начал собираться, готовясь переехать в запасную квартиру Чэн Цзяня.&nbsp;</div><div>&nbsp;</div><div>Он специально пригласил компанию по переезду, чтобы та вывезла его любимое фортепиано из дома Ян Байхуа, используя предлог, чтобы «не вызвать подозрений у родителей».</div><div>&nbsp;</div><div>Без фортепиано гостиная стала выглядеть более пустой.</div><div>&nbsp;</div><div>Хотя они подложили подушечки под ножки, на том месте, где оно стояло, всё ещё остались белые отметины, которые выделялись на половицах вокруг него.</div><div>&nbsp;</div><div>Чи Сяочи приготовил ведро с чистой водой и начал мурлыкать, протирая пол.&nbsp;</div><div>&nbsp;</div><div>Ян Байхуа также был занят уборкой, готовясь к визиту родителей.</div><div>&nbsp;</div><div>Чэн Юань напевал песню, которую он включил для него в тот день, качая головой и выглядя невероятно счастливым.</div><div>&nbsp;</div><div>Его радостное настроение немного раздражало Ян Байхуа.</div><div>&nbsp;</div><div>Пока Чэн Юань учился в университете, он был фанатично одержим чем-то под названием «Инструментальный вокал», новаторским типом музыки. Это была совершенно забытая отрасль искусства, требовавшая высокого профессионализма, поэтому маленький оркестр Чэн Юаня за четыре года, прошедшие с момента его основания, насчитывал не более пяти человек.</div><div>&nbsp;</div><div>Ян Байхуа однажды посетил университет Чэн Юаня, чтобы посмотреть, как они выступают. Несколько студентов университета играли на бубне и скрипке, пели и танцевали в этой крошечной музыкальной комнате. Лирики не было, люди просто пели спонтанно, каждая мелодия подбиралась одна за другой и гармонизировалась.</div><div>&nbsp;</div><div>После того, как они закончили играть, Чэн Юань с гитарой в руках подбежал к Ян Байхуа.&nbsp;</div><div>&nbsp;</div><div>Ян Байхуа открутил крышку бутылки с водой и передал ему, поинтересовавшись:&nbsp;</div><div>– Вы, ребята, собираетесь где-нибудь выступать?</div><div>&nbsp;</div><div>Чэн Юань обнял бутылку с водой:&nbsp;</div><div>– Нет. Мы просто играем.</div><div>&nbsp;</div><div>Он сделал пару глотков и спросил:&nbsp;</div><div>– Тебе нравится?</div><div>&nbsp;</div><div>Ян Байхуа засмеялся, а затем сам задал вопрос:&nbsp;</div><div>– Ты счастлив?</div><div>&nbsp;</div><div>Чэн Юань улыбнулся, демонстрируя ряд маленьких белых зубов:&nbsp;</div><div>– Счастлив.</div><div>&nbsp;</div><div>Ян Байхуа помог ему поправить волосы:&nbsp;</div><div>– Если это делает тебя счастливым, то мне это нравится.</div><div>&nbsp;</div><div>В то время Чэн Юань был ещё юным студентом второго курса университета, который вырос погружённым в банку с мёдом [1], так что он мог знать? Его желание лишь поиграть было вполне естественно.&nbsp;</div><div>&nbsp;</div><div>… Но почему он до сих пор не вырос?</div><div>&nbsp;</div><div>Все четыре года обучения в университете его интересовала только «игра». Даже сейчас у него нет никаких навыков, чтобы обеспечить себя, он всё ещё надеялся поддержать себя музыкой. Может быть, он собирался просто «играть» всю жизнь?</div><div>&nbsp;</div><div>Чи Сяочи был слишком ленив, чтобы попытаться угадать текущие сложные мысли Ян Байхуа, и просто сосредоточился на своём мурлыканье.&nbsp;</div><div>&nbsp;</div><div>Ян Байхуа поставил чистую швабру на балкон для просушки, вытер руки и взъерошил волосы Чи Сяочи. Будто беспомощно уговаривая ребёнка, он сказал:&nbsp;</div><div>– Почему я чувствую, что ты действительно очень рад переехать?</div><div>&nbsp;</div><div>Чи Сяочи действительно был очень счастлив. Он даже хотел отпраздновать это фейерверком на 3 очка.</div><div>&nbsp;</div><div>В конце концов, он не хотел тратить 4 дополнительных очка каждый день на защиту своей безопасности от Ян Байхуа.&nbsp;</div><div>&nbsp;</div><div>Рот Чи Сяочи был полон несущихся поездов [2]:&nbsp;</div><div>– Нет-нет. Я давно не видел своего друга, и, поскольку я собираюсь остаться с ним, мы, наконец, сможем хорошо поболтать.</div><div>&nbsp;</div><div>Ян Байхуа незаметно нахмурился:&nbsp;</div><div>– Какой друг?</div><div>&nbsp;</div><div>Чи Сяочи сказал:&nbsp;</div><div>– Друг детства.</div><div>&nbsp;</div><div>– … Как его зовут?</div><div>&nbsp;</div><div>Чи Сяочи легко ответил:&nbsp;</div><div>– Лоу Ин.</div><div>&nbsp;</div><div>Он не знал, было ли это его собственным заблуждением, но в тот момент, когда он упомянул два слова «Лоу Ин», Ян Байхуа обнаружил, что выражение и тон «Чэн Юаня» стали невероятно мягкими, как если бы для него эти два слова были сокровищем, тщательно спрятанным в глубине его сердца, которое нельзя легко раскрыть другим. Только время от времени он вытаскивал его, бережно держа обеими руками, чтобы очистить и отполировать.</div><div>&nbsp;</div><div>Ян Байхуа насторожился:&nbsp;</div><div>– Почему я никогда не слышал, чтобы ты упоминал его раньше?</div><div>&nbsp;</div><div>Чи Сяочи ополоснул тряпку в ведре, затем отжал её руками:&nbsp;</div><div>– Он очень рано уехал из страны.</div><div>&nbsp;</div><div>Ян Байхуа только тогда понял, что ещё не прояснил очень важный вопрос:</div><div>– Ты только сказал мне, что нашёл место для проживания, а не то, где ты остановишься.</div><div>&nbsp;</div><div>Чи Сяочи сообщил название района, затем откинулся на спинку кресла и наслаждался тем, как изменилось выражение лица Ян Байхуа.</div><div>&nbsp;</div><div>Ежемесячная плата за недвижимость в этом районе была на целый уровень выше, чем зарплата Ян Байхуа.</div><div>&nbsp;</div><div>Система сказал: «Разве это не Чэн Цзянь…»</div><div>&nbsp;</div><div>Чи Сяочи попросил: «Ш-ш-ш, не говори. Просто сосредоточься на наслаждении».</div><div>&nbsp;</div><div>Система: «… Каком наслаждении?»</div><div>&nbsp;</div><div>Чи Сяочи: «Наслаждении подвесить кого-то и выбивать из него монеты».&nbsp;</div><div>&nbsp;</div><div>Система: «……»</div><div>&nbsp;</div><div>Сознание Ян Байхуа вернулось, и он спросил:&nbsp;</div><div>– Этот Лоу Ин… что он за человек?</div><div>&nbsp;</div><div>Чи Сяочи ответил:&nbsp;</div><div>– Он действительно хороший человек. Он был моим лучшим другом, когда я был младше.</div><div>&nbsp;</div><div>Тонкие губы Ян Байхуа сжались:&nbsp;</div><div>– Сяо Чэн, сколько времени прошло с момента вашей последней встречи?</div><div>&nbsp;</div><div>Чи Сяочи не пришлось думать, прежде чем ответить:&nbsp;</div><div>– Прошло уже более двенадцати лет.</div><div>&nbsp;</div><div>Услышав это, Ян Байхуа вздохнул с облегчением. Он сказал тихим, нежным голосом:&nbsp;</div><div>– Двенадцать лет, это долго. Он уже определённо не такой, каким был раньше.&nbsp;</div><div>&nbsp;</div><div>Чи Сяочи пожал плечами и невозмутимо сказал:&nbsp;</div><div>– Возможно.</div><div>&nbsp;</div><div>– Невозможно сказать, что находится в сердце мужчины. Он пригласил тебя остаться с ним. Ты хоть представляешь, каковы его намерения?</div><div>&nbsp;</div><div>Чи Сяочи посмотрел назад невинными кроличьими глазами Чэн Юаня, как будто понятия не имел, о чём говорил Ян Байхуа.</div><div>&nbsp;</div><div>Были люди, которые каждую минуту могли проводить вместе с другим человеком, но всё ещё не понимали чужое сердце.&nbsp;</div><div>&nbsp;</div><div>Видя, что Чэн Юань не принимает близко к сердцу его косвенный совет, Ян Байхуа ещё больше забеспокоился.</div><div>&nbsp;</div><div>Несмотря на то, что Чэн Юань обладал нежным и мягким характером, Ян Байхуа никогда не поднимался на тот же уровень, что и люди из круга его друзей.</div><div>&nbsp;</div><div>Каждый раз, когда появлялись друзья Чэн Юаня, это постоянно напоминало Ян Байхуа, что Чэн Юань – человек не того же мира, что и он.&nbsp;</div><div>&nbsp;</div><div>Ян Байхуа необходимо было вовлечь его в свой круг.</div><div>&nbsp;</div><div>Таким образом, благодаря тщательному планированию и убеждению он уже помог Чэн Юаню провести чёткую границу между ним и многими людьми из его круга друзей, которых он считал недостойным.&nbsp;</div><div>&nbsp;</div><div>Но кто же знал, что теперь появится этот Лоу Ин?</div><div>&nbsp;</div><div>Из-за этого разговора атмосфера между двумя людьми стала довольно неприятной.</div><div>&nbsp;</div><div>Если быть точным, то только Ян Байхуа чувствовал себя несчастным.</div><div>&nbsp;</div><div>Тем вечером он написал Чэн Юаню, чтобы сообщить ему, что менеджер в последнюю минуту назначил ему сверхурочную работу, поэтому он не вернётся сегодня вечером домой спать.</div><div>&nbsp;</div><div>Вскоре Чэн Юань отправил ответное сообщение: «Держись!». За ним даже шли три сердечка.&nbsp;</div><div>&nbsp;</div><div>Ян Байхуа: «……»</div><div>&nbsp;</div><div>Ответив на сообщение Ян Байхуа, Чи Сяочи лёг на большую мягкую кровать в квартире Чэн Цзяня и обратился к системе: «Интересно, какое лицо у него будет, когда он придёт домой и поймёт, что я уже съехал».</div><div>&nbsp;</div><div>Система подумал, что, вероятно, это будет лицо «-20 очков доброжелательности».&nbsp;</div><div>&nbsp;</div><div>Чи Сяочи лениво потянулся: «Его родители будут здесь послезавтра. Пока их ещё нет, он хочет, чтобы я ушёл, но после того, как я ушёл, он опять будет недоволен. Все мужчины – большие лжецы».</div><div>&nbsp;</div><div>Система восхищался спокойствием Чи Сяочи, но всё же не мог удержаться от напоминания: «Господин Чи, пожалуйста, обратите внимание на выполнение задания».</div><div>&nbsp;</div><div>В течение последних нескольких дней Чи Сяочи постоянно определял точный проходной уровень доброжелательности Ян Байхуа. Что касается уровня сожаления, единственного требования для выполнения задания, Чи Сяочи полностью его проигнорировал.</div><div>&nbsp;</div><div>Чи Сяочи в ответ задал вопрос: «Ты не устал?»&nbsp;</div><div>&nbsp;</div><div>Система: «… Эм?»</div><div>&nbsp;</div><div>Чи Сяочи сказал: «Ты постоянно называешь меня господином Чи. Уже прошло несколько замечательных дней, но мы всё ещё так незнакомы друг с другом?»</div><div>&nbsp;</div><div>Система не ответил.</div><div>&nbsp;</div><div>Он не был таким в прошлом и всегда строил хорошие отношения со своими предыдущими хозяевами.</div><div>&nbsp;</div><div>Он продолжал сохранять такое отношение, пока о нём не доложил восьмой хозяин.</div><div>&nbsp;</div><div>Начиная с девятого хозяина, он начал называть хозяев «Господин Икс».</div><div>&nbsp;</div><div>«Если это так, пусть будет так», – Чи Сяочи быстро различил опасения системы по его молчанию и великодушно сказал: «Лучше, если между нами будет меньше чувств, иначе, когда мне придётся, в конце концов, уйти, я боюсь, что тебе будет достаточно грустно, чтобы заплакать».&nbsp;</div><div>&nbsp;</div><div>Система: «……»</div><div>&nbsp;</div><div>Чи Сяочи: «Потому что ты никогда не сможешь найти другого такого замечательного хозяина, как я, который позволит тебе смотреть фильмы в собственной голове посреди ночи».</div><div>&nbsp;</div><div>Система: «…………»</div><div>&nbsp;</div><div>Чи Сяочи продолжил: «В следующий раз не забудь не использовать общее вещание».&nbsp;</div><div>&nbsp;</div><div>Система повинился: «…… Извините».</div><div>&nbsp;</div><div>«Ничего страшного, я давно не смотрел эти фильмы, поэтому было приятно пересмотреть их вместе с тобой».</div><div>&nbsp;</div><div>Помимо чувства вины, система всё ещё таил некоторые сомнения: «Господин Чи, разве вы не использовали карту Гипноза?»</div><div>&nbsp;</div><div>Все очки доброжелательности, которые он заработал за последние несколько дней, были потрачены на карты Гипноза. Сначала он «накачивал» Ян Байхуа, а затем «накачал» себя, заставляя систему чувствовать, что его перевели с работы обычной системы на теневого торговца наркотиками.&nbsp;</div><div>&nbsp;</div><div>«Я чутко сплю», – сказал Чи Сяочи. – «Кроме того, это карта Гипноза, а не карта Мёртвой свиньи».</div><div>&nbsp;</div><div>Система снова извинился: «Сожалею».</div><div>&nbsp;</div><div>Чи Сяочи спросил: «Разве мои фильмы не хороши?»</div><div>&nbsp;</div><div>«… Они хорошие».&nbsp;</div><div>&nbsp;</div><div>«Очень хорошо. Поскольку ты можешь загружать мои фильмы, в будущем, после того как я выполню все задания и вернусь, возможно, ты всё ещё сможешь меня видеть».</div><div>&nbsp;</div><div>Услышав, что сказал Чи Сяочи, система спросил: «Вы хотите вернуться в свой изначальный мир?»</div><div>&nbsp;</div><div>Чи Сяочи приподнял бровь: «Конечно».&nbsp;</div><div>&nbsp;</div><div>Система горько посмеивался про себя.</div><div>&nbsp;</div><div>Система 061 служил «Системой восстановления гунов-отбросов», которая являлась всего лишь одним ответвлением из многих мировых систем. Все без исключения хозяева, выполняющие эти миссии, попали в опасную для жизни катастрофу в своих мирах.</div><div>&nbsp;</div><div>Как только их мозговые волны приближались к грани рассеяния, они захватывались основной системой. Затем подведомственные системы, распространявшие волны на каждый параллельный мир, сопровождали их.&nbsp;</div><div>&nbsp;</div><div>Основная система подписывает контракт с хозяевами, назначает их системам и заставляет их выполнять определённые задачи.</div><div>&nbsp;</div><div>Успешно пройдя десять миров, хозяева могли загадать желание. После исполнения этого желания контракт автоматически расторгался.</div><div>&nbsp;</div><div>Что касается их физических тел в первоначальном мире, система могла гарантировать только то, что их основные потребности выживания были удовлетворены.</div><div>&nbsp;</div><div>Из личных чатов между системами 061 узнал, что почти все их хозяева хотели «вернуться домой», когда впервые вошли.</div><div>&nbsp;</div><div>Однако течение времени в мирах задач было таким же, как и в реальности хозяина.</div><div>&nbsp;</div><div>Не нужно говорить, что это – значит для человека месяцами или даже годами лежать в постели, как труп.</div><div>&nbsp;</div><div>Этого момента было достаточно, чтобы заставить каждого предыдущего хозяина 061 изменить своё желание во второй половине своей миссии.&nbsp;</div><div>&nbsp;</div><div>Половина причины, по которым 061 так стремился к эффективности, заключалась в том, чтобы как можно быстрее отправить хозяев домой, но по сей день ему ни разу не удалось этого достигнуть.</div><div>&nbsp;</div><div>Не терпя неудач, все они предпочли остаться в одном из своих миров задач и оставили свои первоначальные тела умирать.</div><div>&nbsp;</div><div>Причина, по которой он побуждал Чи Сяочи действовать быстро, заключалась в страхе, что он слишком долго останется в мирах задач и забудет, откуда он пришёл.</div><div>&nbsp;</div><div>За последние несколько дней 061 много прочитал о Чи Сяочи. Он также видел настоящую внешность Чи Сяочи в его фильмах.</div><div>&nbsp;</div><div>Его внешний вид оказался даже более поразительным, чем он предполагал.&nbsp;</div><div>&nbsp;</div><div>Выражение его глаз было тихим. Лицо постоянно отражало вялость удовлетворения желаний. Копна густых чёрных волос средней длины была собрана в простой хвост, что делало его шею особенно длинной и стройной. Его тело было крепким и поджарым, с тонкой костной структурой и отчётливыми ямочками на спине, но без перекаченных мускулов.</div><div>&nbsp;</div><div>Даже когда он играл юношу из рыбацкой деревни, он привнёс с собой благородный темперамент, который выделял его, давая жизнь подростку с «сердцем выше неба» [3], но с совершенно несчастной судьбой.</div><div>&nbsp;</div><div>Однако, в отличие от благородной внешности, Чи Сяочи имел на удивление посредственное происхождение.&nbsp;</div><div>&nbsp;</div><div>Его отец был рабочим на фабрике по производству зубных щеток, а мать работала в маленькой местной мастерской по производству продуктов питания. Его прародиной была небольшая разрушенная квартира в многоквартирном доме типа общежития. У него были не очень хорошие отношения с родителями, а после того, как он попал в развлекательную сферу, у него так и не появилось особо близких друзей. Его опыт отношений был нулевым. Тем не менее, он очень популярен среди старейшин и знаменитостей в кругу, особенно у гениального сценариста Сунь Гуанжэня.</div><div>&nbsp;</div><div>Принимая во внимание всю информацию и данные, 061 посчитал, что для Чи Сяочи его карьера была, вероятно, самым важным для него в первоначальном мире и главным, с чем он не мог смириться.</div><div>&nbsp;</div><div>Именно по этой причине его напоминание Чи Сяочи было наполнено скрытым смыслом: «Вы были так успешны в своём изначальном мире, поэтому, если вы не вернётесь назад, будет очень жаль».</div><div>&nbsp;</div><div>Неожиданно Чи Сяочи сказал: «Не стоит жалеть ни о чём ».&nbsp;</div><div>&nbsp;</div><div>«Мне нужно вернуться. Потому что кроме меня некому подмести его могилу».</div><div>&nbsp;</div><div>Система: «……»</div><div>&nbsp;</div><div>Он подумал о кладбище Бэйман, затем подумал о «Лоу Ине», о котором Чи Сяочи сказал Ян Байхуа, и задумался.&nbsp;</div><div>&nbsp;</div><div>«Лоу Ин – ваш друг?»</div><div>&nbsp;</div><div>Чи Сяочи не ответил. Он потянулся к прикроватной тумбочке.</div><div>&nbsp;</div><div>Туда он положил снотворное, купленное сегодня.</div><div>&nbsp;</div><div>В эти выходные, он не смог пообщаться с Ян Байхуа и не смог получить много очков доброжелательности, поэтому не хотел расходовать едва проходящие очки, что заработал с таким трудом.</div><div>&nbsp;</div><div>Ключевые события ещё не произошли, и если уровень доброжелательности упадёт слишком низко, будет сложно предотвратить неожиданные события. Поэтому он решил сберечь очки и использовать снотворное, как обычный человек.</div><div>&nbsp;</div><div>Он вытащил таблетку, подумал, затем вытащил вторую и без воды просто проглотил их насухо.</div><div>&nbsp;</div><div>После приёма таблеток Чи Сяочи ответил на вопрос системы: «Он мой лучший друг».&nbsp;</div><div>&nbsp;</div><div>… Тот же самый ответ, который он дал Ян Байхуа.</div><div>&nbsp;</div><div>061 хотел спросить: «Имеет ли какое-то отношение к нему ваша неспособность уснуть?», но сдержался, когда слова почти сорвались с его уст.</div><div>&nbsp;</div><div>Системе не о чем беспокоиться. Как он и сказал, один из них был человеком, а другой – системой, поэтому им не нужно слишком сильно сближаться друг с другом. В конце концов, однажды придёт время расстаться.</div><div>&nbsp;</div><div>Система решил быть холодной, лишённой эмоций системой.</div><div>&nbsp;</div><div>Он должен убедить хозяина больше думать о задаче.</div><div>&nbsp;</div><div>Постепенно начало действовать снотворное.&nbsp;</div><div>&nbsp;</div><div>Выслушав призыв системы, Чи Сяочи крепче сжал одеяла и лениво зевнул: «У меня есть три плана, как сломать заговор, план А, план Б и план на случай непредвиденных обстоятельств – С».</div><div>&nbsp;</div><div>061: «…… Да?»</div><div>&nbsp;</div><div>Чи Сяочи поднял руки и заложил их за голову: «Ты помнишь, что я просил тебя сделать, когда мы впервые прибыли сюда?»</div><div>&nbsp;</div><div>061, очевидно, помнил, но на самом деле он не понимал цели инструкций Чи Сяочи.&nbsp;</div><div>&nbsp;</div><div>Он попросил 061 повторить исходные события три раза, а в некоторых случаях он смотрел их более трёх раз.</div><div>&nbsp;</div><div>Он просил лично испытать то отчаяние, которое Чэн Юань испытал перед самоубийством, и даже попросил 061 рассказать о некоторых подробностях.</div><div>&nbsp;</div><div>После этого он какое-то время поиграл с телефоном Чэн Юаня.</div><div>&nbsp;</div><div>Чи Сяочи закрыл глаза: «… Девять очков сожаления можно считать его стартовой ценой. Мы можем действовать медленно, без спешки».</div><div>______________________</div><div>&nbsp;</div><div>[1] 蜜罐 [mìguàn] – банка меда. Образно: обеспеченность, комфортные условия проживания, привилегированная среда.</div><div>[2] 满嘴跑火车 [mǎnzuǐ pǎohuǒchē] – полон рот несущихся поездов, изо рта состав за составом гонит. Образно: говорить что попало, не думая; нести невесть что.</div><div>[3] 心比天高 [xīn bǐ tiāngāo] – «сердце выше неба». Означает высокомерие сердца или мышление за пределами реальности. Идиома из романа «Сон в красном тереме» (红楼梦) Цин Сюэциня.</div>