Ruvers
RV
vk.com
image

Начало сезона ветров

Суматошная

Реферальная ссылка на главу
<div>Самые нетерпеливые зеваки принялись разворачивать лодки — Ярмарку немедленно нужно было осчастливить новой сплетней. Другие, в надежде еще на какие-то интересные события, сгрудились рядом с мостом, попутно строя догадки, как же эдакое разужасное несчастье могло случиться.<br><br></div><div>Бородатый Ифаре, хмуро зыркнув на Скари, принялся вглядываться в воду на месте утонувшей лодки. Одна из женщин, толстая продавщица бус, сварливо крикнула ему:<br><br></div><div>— Что, сокровища еще ищешь?<br><br></div><div>Ифаре буркнул, вглядываясь в воду:<br><br></div><div>— Мало ли, вдруг там тоже важное что-то найдется. Улика какая-то.<br><br></div><div>— Ты смотри, какой нахал, — изумилась тетка, — люди прям смотрят, а он всех уликов себе заграбастать решил!<br><br></div><div>Скари, тем временем брезгливо обшаривавшая мокрую одежду покойника, не обратила на них особого внимания: у Птиц других ценных пропаж все равно не было.<br><br></div><div>Требор присела на корточки рядом, с интересом наблюдая за поисками. Гренка посматривал то на хозяйку, то — строго — на зрителей. Те старались держаться поближе к мосту, но подальше от берега: любой, без разрешения ступивший на земли Птиц, тем самым приговаривался к смерти и, хотя в экстренных случаях на подобное нарушение смотрели сквозь пальцы, рисковать никому не хотелось.<br><br></div><div>Больше ничего интересного у покойника не нашлось, только из внутреннего кармана Скари вытащила что-то вроде стального кулона с причудливо переплетенной стеклянной трубочкой внутри. Кое-где подвеску украшали вставки из блеклого зеленого стекла. Скари протянула находку Требор; та повертела украшение в руках и пожала плечами.<br><br></div><div>— Первый раз такую ерунду вижу. Что это его на зеленое тянет? Видно же, что стекляшки.<br><br></div><div>— Летят! — вдруг восторженно пискнула одна из женщин.<br><br></div><div>Задрав голову вслед за зеваками, Скари увидела четырех Воронов, явно направлявшихся к мосту. Быстро встав, она почти машинально обтерла железку краем рубахи и сунула в карман. Требор лениво поднялась и хлопнула рукой по бедру, подзывая пса.<br><br></div><div>— Ладно, поплыла я. Бар скоро откроется. Расскажешь потом, чем дело кончилось.<br><br></div><div>Не глядя на небо, она запрыгнула в свою лодку и направилась в сторону Ярмарки. Остальные тоже пришли в движение, но отплыли не слишком далеко. Ифаре, чуть слышно прошипев что-то вроде: «О, уже и стервятники налетели», продолжил вглядываться в воду.<br><br></div><div>Рыжий спаситель неудачливого вора тоже откланялся, с сожалением протараторив, что его ждут неотложные дела (хотя похоже, что он не хотел даже пальцем влезать в историю с человеком, посягнувшим на имущество Птиц).<br><br></div><div>Первый Ворон спланировал на мост и обернулся бледной девочкой-подростком в черном платье. Она по инерции пробежала еще несколько шагов, попыталась изобразить великосветский поклон (больше похожий на удар лбом по невидимке) и, бросившись к Скари, повисла у нее на шее, чуть не свалив при этом в воду:<br><br></div><div>— Ура! — обернувшись на остальных Воронов, она заорала: — Скорей сюда, Скари кого-то убила!<br><br></div><div>— Ингирэ, это не…<br><br></div><div>— А тебе ногти красным накрасят? А череп ты же нам подаришь, да? Супер, вы с Готье еще даже не женаты, а ты ему уже череп подаришь! А чем это ты ему башку разбила, молотком что ли? Или шею сначала свернула? Или ты его зарезала? У нас в морге в том месяце похожий был жмурик, он…<br><br></div><div>Тем временем на мост опустились юноша и две девушки: бледные, с длинными иссиня-черными волосами и в черных же шелковых одеждах, так блестевших и переливавшихся на солнце, что все трое казались охваченными темным огнем. С лодок донеслись взволнованные, чуть не постанывающие вздохи.<br><br></div><div>Юноша посмотрел на покойника. Потом на Скари. Его брови взлетели: схватив ее за запястье, он задрал испачканный кровью рукав и осмотрел руку. Убедившись, что ран нет, он расслабился и отступил назад.<br><br></div><div>— Восхитительно, — усмехнулся он, прокручивая на пальце одно из многочисленных черных колец. — Теперь я должен буду появиться на празднике в паре с мокрым окровавленным чудищем. С другой стороны, после той эпопеи с репейником, когда мне объявили, что тебя остригли и я обречен всю жизнь жить с лысой женой, мне уже ничего не страшно. Знаешь, как я ревел тогда?<br><br></div><div>Приблизившись, он церемонно поцеловал руку Скари (лодки повытягивали шеи), потом взглянул на тело и замер.<br><br></div><div>— Святые гарпии, это что, тот ворюга?! Ну ты даешь.<br><br></div><div>— Да это не я. Он в мост почему-то на лодке врезался. И украшения пропавшие уже у меня. Нужно доложить, кто там этим делом занимается.<br><br></div><div>— О, — возликовала Ингирэ, — череп вора! А давайте мы ему один из тех изумрудов в лобешник вштырим!<br><br></div><div>Тем временем старшая из девушек, Криоль, обняла и коротко поцеловала Скари в щеку, обдав запахом тяжелых сладких духов. Средняя — Рекира — лишь вежливо кивнула ей и подошла к покойнику. Склонившись над трупом, она потрогала пальцем рану на голове и вполголоса обратилась к брату:<br><br></div><div>— Похоже, не из-за мозга все-таки. Смотри, как грудь продавлена.<br><br></div><div>— Понятно?! Это не мозг, так-то, — шепотом волновались лодки. — А вдруг это Улика?<br><br></div><div>Под гомон зевак Рекира с Готье вполголоса принялись рассуждать о причине смерти. Тем временем Скари, все еще гревшаяся в объятиях Криоль, пыталась понять, какой драной гарпии активно разыскиваемого вора вообще занесло на их земли?<br><br></div><div>Перешептывание «летит» послышалось второй раз и скоро на мост опустился белый Кречет, тут же обернувшийся средних лет длинноносой, коротко остриженной женщиной в военной форме. Чуть поклонившись, она с недоумением взглянула на труп, потом перевела взгляд на Скари:<br><br></div><div>— Господин Саган интересуется, прислать ли за вами лошадь.<br><br></div><div>— Нет, спасибо, Раан.<br><br></div><div>Лейтенант Раан, с недавних пор помощница Сагана, всегда смотрела с такой тщательно отрепетированной жалостью, что ей хотелось врезать. Носком сапога вычертив на мосту колючку, как будто в попытке защититься, Скари ровно проговорила:<br><br></div><div>— Сперва лети к Воронам, пусть кто-то из слуг заберет тело. А потом возвращайся домой и когда появится кто-то из свиты, скажи, что мне нужно будет доложить о произошедшем. Вон, свидетелей, кстати, могу указать.<br><br></div><div>На лодках произошло шевеление: за историей с вором было увлекательно наблюдать, но вот оказаться втянутым в нее не хотелось никому. Стоило Раан улететь, как многие, выкрикнув Скари ободрительные слова и пожелания держаться, тут же отчалили; не прошло и нескольких минут, как река возле моста опустела.<br><br></div><div>— Нам тоже пора, — Рекира поднялась, вытирая руки, — мне нужно кое с кем переговорить до бала.<br><br></div><div>— Я пойду со Скари, — отозвалась Криоль быстро.<br><br></div><div>— Ладно, — вздохнул Готье. — Присмотри заодно, чтобы она больше никуда не влезла по дороге. Хотя, впрочем, что это я… А ты, — повернувшись к Скари, он наконец улыбнулся и дернул ее за мокрый подол рубашки: — пожалуйста, не тони мне тут. Очень неэстетичная смерть, знаешь ли.<br><br></div><div>— Конечно, знаю! — наигранно возмутилась Скари. — Когда нас в детстве к вам привозили, кто меня сразу тащил в морг с воплями: «Смотри, какой у нас покойник страшенный»? Порушил мне детство, а потом ему мокрая невеста не нравится!<br><br></div><div>— Я порушил?! Ты же каждый раз потом впереди меня бежала, и меня же за руку волокла, и на поворотах об стену прикладывала! Лысая бежала!<br><br></div><div>Вскоре три Ворона исчезли в небе. Отсмеявшись, Криоль прерывисто вздохнула и дернула ворот платья, на мгновение обнажив грубый шрам на ключице. Потом взглянула на Скари:<br><br></div><div>— Может, зайдешь домой, переоденешься?<br><br></div><div>— Высохнет по дороге. Да и все равно парадные тряпки в замке. Смотри лучше, что я еще нашла, — пошарив в кармане, Скари вытащила кулон. — Видишь, с орнаментом!<br><br></div><div>Криоль засмеялась:<br><br></div><div>— Даже не сомневалась, что узоры тебя волнуют гораздо больше изумрудов.<br><br></div><div>Рассмотрев железку, она вежливо восхитилась — сама Криоль интересовалась алхимией и не могла даже отличить твердый карандаш от мягкого, однако наметанный долгой дружбой глаз безошибочно определил, что хвалить.<br><br></div><div>Наконец они сошли с моста и отправились по тропинке к видневшемуся на одном из склонов белоснежному замку. Настроение у обеих слегка испортилось.<br><br></div><div>Криоль сорвала придорожный цветок. Рассеянно покрутив его в руках, она задумчиво глянула на истекающий соком стебель, лизнула его, скривилась, сплюнула и добавила:<br><br></div><div>— Даже не верится, что когда-то мы так ждали этот день и так мечтали поскорей вырасти.<br><br></div><div>Скари только вздохнула.<br><br></div><div>Для клана Птиц эта ночь была самой важной в году: сегодня с последними лучами солнца расцветали Звезды: светящиеся синие цветы, росшие только на вершинах Белых гор. И, определенно, это были настоящие Звезды, а не те смехотворные подделки, которым поклонялись остальные (по древним-то текстам о «звездах» известно было только то, что они светятся, что они маленькие и находятся вдали от земли — и у каждого клана они были свои).<br><br></div><div>Все птицы, жившие окрест, после торжественного раута в принимавших замках улетали любоваться этими цветами; Скари же по понятным причинам приходилось оставаться, как маленькому ребенку. Впрочем, главной проблемой было даже не это, а сочувствующие, ни на минуту не позволявшие ей забыть о своем несчастье. Увы, игнорировать подобные мероприятия она тоже не могла — пока оставался последний шанс пройти испытание, дочь Лорда-Кречета была обязана посещать все официальные собрания, даже эту… моральную мясорубку с фейерверком.<br><br></div><div>У Криоль была другая проблема.<br><br></div><div>Старшая из сестер Воронов научилась превращаться в птицу первой из их поколения, задолго до обычного возраста: просто однажды, будучи в гостях на церемонии, сама в шутку забежала на предназначенный для первого превращения пьедестал — и тут же обернулась. Конечно, от нее тут же принялись ждать невероятных свершений в плане полета, но бедняга и обычный-то уровень тянула с большим трудом: даже короткие по общим меркам воздушные путешествия отнимали у нее массу сил.<br><br></div><div>Неудивительно, что провал Скари стал причиной сближения — по крайней мере, так у них была компания для прогулок пешком. Впрочем, нередко Криоль навещала подругу и в башне: они пили кофе или вино, Скари при этом рисовала очередной заказ, а Криоль проводила один из своих алхимических опытов, просто любовалась рекой или по необходимости позировала — и обе девушки были очень довольны молчаливым понимающим присутствием друг друга.<br><br></div><div>Сейчас они хором спели свою любимую песню о великом полководце, который вел в битву армию змей и лучше всех умел танцевать чечетку, а потом еще ту вторую, грустную; сплели, как в детстве, по венку (один Криоль на голову, второй на шею), и пожевали по стебельку сладкой травы; ее соком Скари нарисовала на их руках по выдуманному значку на удачу.<br><br></div><div>Собственно, их семьи дружили уже много лет, с детства Сагана и Готье. По словам родителей, первая встреча трехлетних наследников благородных Домов состоялась зимой. Едва познакомившись, они тут же что-то не поделили, сцепились и мигом изваляли друг друга в снегу, а поскольку из-за мороза оба были укутаны как колобки, происходящее быстро стало напоминать битву двух разъяренных снежков. Взрослые не разнимали их хотя бы потому, что не могли разогнуться от хохота, так что скоро «благородные наследники» помирились сами по себе и с тех пор сдружились.<br><br></div><div>Постепенно в эту дружбу вливались и новые дети обеих семей. Правда, после активных совместных игр им нередко приходилось слегка реанимировать друг друга; пред светлые очи родителей они показывались уже с профессионально обработанными царапинами и ожогами, вправленными вывихами и состриженными в месте опала волосами. «Когда-нибудь вы так свои головы принесете в аккуратных коробочках!» — выходили из себя старшие.<br><br></div><div>Впрочем, они сделали из этой дружбы свои выводы и скоро между семьями были намечены два перекрестных брака — Сагана с Криоль и Готье со Скари. Союзы были условно равными — хотя хищные Дома ценились для родословной несколько выше, родной дядя Готье и Криоль стал Выжившим — а это было важным преимуществом для любой семьи, заботящейся о хорошей наследственности.<br><br></div><div>Спутницы подошли к замку, когда солнце уже поднялось над вершинами гор. Высаженные вокруг поющие деревья приветствовали их переливчатым свитом: стволы этих растений были испещрены переплетенными отверстиями, от ветра выводившими причудиливые рулады. Перед дверью девушки слегка коснулись рук друг друга, что значило: ну, держись. Криоль предстоял полет к звездам — не самое легкое испытание и для гораздо более сильных птиц. Скари — несколько особо визгливо сочувствующих гостей.</div>