Ruvers
RV
vk.com
image

Медиум

Пугающий набросок

<div>Глава 03. Пугающий набросок<br><br><br>Фань Цзяло спустился на лифте на парковку и быстро нашел машину первоначального Фань Цзяло. Хотя он, казалось, и не был знаком с вождением, однако был полон интереса к нему. Он тщательно осмотрел приборную панель и ознакомился с различными функциями, прежде чем, наконец, положил руки на руль и рычаг переключения передач. Его темные глаза ярко сияли, как у маленького ребенка с новой игрушкой. <br><br>Ознакомившись с настройками автомобиля, он закрыл глаза и в этот момент, казалось, вспомнил, как им пользоваться. Он плавно управлял «стальной машиной», непосредственно запуская зажигание, нажимая на педаль газа и выезжая с парковки с невероятной скоростью. Машина несколько раз качнулась, пока направлялась к выходу, и выглядела так, словно может разбиться, но вскоре стабилизировалась, а затем исчезла на дороге.<br><br>Через полчаса Фань Цзяло приехал в развлекательную компанию Xinghui и добрался до офиса своего агента, Цао Сяофэна. Он постучал в дверь, чтобы объявить о своем прибытии, но как только он открыл ее, пепельница пролетела над его головой и врезалась в стену.<br><br>– О, черт возьми, ты наконец-то здесь! Где ты был последние три дня? Умер? Я бы предпочел, чтобы ты действительно умер, тогда я мог бы устроить похороны, бросить твои гнилые вещи и твой гроб в мусоросжигатель, уничтожив их полностью! Может быть, тогда я смог бы спасти хоть что-то!<br><br>– Ты знаешь, как ужасно пострадали STARS из-за тебя? Несколько одобрений, которые я только что получил, были раздавлены тобой! Ты хочешь быть сольным артистом? Ты можешь уйти в чертово соло сейчас! Если бы я знал, что ты окажешься таким, в тот день, когда ты предложил выступать самостоятельно, я бы отпустил тебя с твоими ресурсами! <br><br>Фань Цзяло подобрал пепельницу и положил ее обратно на стол, спокойное выражение его лица не изменилось. В воспоминаниях оригинального Фань Цзяло отношение Цао Сяофэна к нему сильно отличалось от того, каким оно было в настоящее время. Он всегда был полон лести, когда смотрел на него, но теперь тот же самый человек бессмысленно ругал его. Конечно же, смена отношения в свете невыгодной ситуации произошла быстрее, чем вы перевернули бы страницу в книге.<br><br>На протяжении всей своей тирады Цао Сяофэн даже не думал о том, чтобы бросить взгляд на юношу. Он бодро встал и сказал ясным голосом, подавляя свой гнев: <br>– Идем. Господин Лю хочет видеть тебя.<br><br>Фань Цзяло молча последовал за Цао Сяофэном. Его темные глаза время от времени исследовали интерьер компании. Его лицо не выражало ни паники, ни страха. Вместо этого он вел себя как турист, проявляющий интерес к зданию, в которое он случайно зашел.<br><br>Они прошли по коридору и поднялись в лифте на 28-й этаж, прежде чем попасть в офис заместителя генерального директора. В этот момент секретарь остановил их у двери и неторопливо сказал: <br>– Господин Лю все еще занят. Пожалуйста, подождите снаружи до дальнейшего уведомления.<br><br>– Ах, хорошо, – Цао Сяофэн кивнул и ответил поклоном, затем повернулся, чтобы взглянуть на Фань Цзяло.<br><br>Первоначальное намерение секретаря состояло в том, чтобы Фань Цзяло стоял у двери, дожидаясь приглашения заместителя генерального директора Лю. Неожиданно оказалось, что юноша, похоже, не испытывает никаких угрызений совести, даже не понимая, какие большие проблемы он создал. Он направился прямо в зону отдыха, нашел мягкий диван, сел и не спеша достал свой мобильный, чтобы просмотреть интернет.<br><br>В настоящее время, получив доступ к интернету, любой обнаружит, что черный материал на Фань Цзяло в тренде. Всевозможные злобные комментарии на разных языках уже плотно заняли его страницу в Weibo. Число поклонников в начальный период его становления кумиром достигало отметки в 10 миллионов, но теперь оно составляло 20 миллионов. Казалось, что половина этих последователей специально добавила его Weibo просто чтобы ругать его, а остальные были поклонниками, которые постепенно превращались в антифанатов или отчаянно отступали в беспорядке. Осталось лишь несколько верных поклонников, которые, к сожалению, были растоптаны большинством пользователей интернета, как только они появились, получив титул «повреждения мозга».<br><br>Если бы он был звездой, которая позволяла мнению пользователей сети влиять на свое настроение, он бы потерпел крах. Однако, совершенно не похожий ни на одну из этих звезд, Фань Цзяло не закрывал свои комментарии Weibo и не прятался в углу, чтобы плакать. Напротив, он оставался совершенно невозмутимым, даже когда читал всевозможные новости о себе и, казалось, проявлял к ним большой интерес. <br><br>Увидев его беспечность, Цао Сяофэн снова почувствовал желание обругать его. Однако, прежде чем смог это сделать, он заметил двух высоких и красивых молодых людей, спешащих в их сторону. Это были Гао Ицзэ и Сунь Ин, два других члена STARS.<br><br>– А вот и вы, – Цао Сяофэн немедленно подошел к ним, чтобы поприветствовать, с выражением полнейшего беспокойства на лице.<br><br>Все трое стояли на одном месте и быстро переговаривались друг с другом, и, судя по обрывкам их разговора, казалось, что они обсуждают вопрос о способах очистить имя. Одной рукой придерживая лоб, он спокойно разглядывал двух товарищей по команде первоначального Фань Цзяло. Постепенно его безразличие бессознательно превратилось в сосредоточенность, а затем и в интерес. Если присмотреться повнимательнее, то можно было заметить, что его зрачки сузились в две вертикальные линии, совсем как у зверя, и темнота в них непостижимо глубока.<br><br>Гао Ицзэ внезапно стало холодно. Он не мог не взглянуть в сторону зоны отдыха и понял, что виновник их нынешнего беспорядочного положения также присутствовал здесь. Сразу же на его лице показалось выражение ненависти к железу, не ставшему сталью [1], но он до сих пор воздерживался от каких-либо дальнейших шагов. В этот самый момент Сунь Ин также заметил Фань Цзяло, но он не обладал таким же уровнем самообладания, как лидер, и сразу же закатал рукава, готовый к драке. <br><br>Цао Сяофэн быстро отстранил его и прошептал: <br>– Это общественное место. Пожалуйста, обрати внимание. Не знаю, сколько глаз сейчас смотрят на всех вас. Не беспокойся.<br><br>Гао Ицзэ прижал ладонь к плечу Сунь Ина и склонился к его уху, чтобы добавить еще несколько слов и успокоить юношу, который выглядел так, словно собирался взорваться.<br><br>Казалось, что легендарно занятый господин Лю услышал шум снаружи, так как он громко крикнул из своего кабинета: <br>– Сяо Цзэ и Сяо Ин, вы здесь? Быстро заходите.<br><br>Услышав это, они перестали пялиться на Фань Цзяло и вошли в кабинет. <br><br>Сотрудники 28-го этажа постоянно проходили мимо зоны отдыха, но ни один человек не собирался заботиться о Фань Цзяло. Все просто относились к нему так, будто он пустое место. Для других сотрудников не было секретом, что господин Лю вызвал сегодня Фань Цзяло в компанию, собираясь начать подготовку, чтобы убрать его.<br><br>В прошлом, перед лицом семьи Фэнов, Чжао Вэньянь, отвечавший за Xinghui Entertainment, заботился о Фань Цзяло. Но на этот раз Чжао Вэньянь сделал только минимум, отбросив слухи и горячие поиски его собственных отношений с Фань Цзяло, и не скрыл никаких новостей о просочившемся черном материале. Это дало понять, что он не собирается справляться с этим вопросом, и скорее будет стоять в стороне и смотреть, как разворачивается драма.<br><br>Понимая эти намерения, так называемые подчиненные последовали примеру своего начальника, и несколько планов опровержения, разработанных для Фань Цзяло Департаментом по связям с общественностью, были отменены вышестоящими. Вместо этого они сосредоточились на том, чтобы очистить репутацию двух оставшихся членов группы, чтобы они прояснили свои отношения с Фань Цзяло.<br><br>При правильном поведении Гао Ицзэ и Сунь Ин смогут завоевать еще большую популярность и внимание. Компания готовилась направить общественное мнение в лучшую сторону, в результате чего эти два участника показали бы себя жертвами неправомерного насилия со стороны фанатов и противопоставили бы свое поведение многим ошибкам Фань Цзяло. <br><br>Такая тактика была похожа на добавление инея к снегу [2] для Фань Цзяло. Его карьера и будущее будут полностью разрушены, если этот план одобрят и успешно воплотят. В настоящее время, однако, он не проявил никаких следов беспокойства и вместо этого одолжил у секретаря блокнот и ручку, после чего начал медленно рисовать.<br><br>В кабинете остальные трое обсуждали проблему с господином Лю более получаса, после чего Сунь Ин вышел первым, а Цао Сяофэн и Гао Ицзэ остались, чтобы продолжить обсуждение контрмер. В случае с Гао Ицзэ, независимо от того, был ли это талант или только внешность, он принадлежал к вершине индустрии развлечений и являлся кумиром с самой высокой популярностью в их группе. Понятно, что компания будет уделять ему больше внимания.<br><br>Отношения Сунь Ина и Гао Ицзэ были ближе, чем у братьев, поэтому Сунь Ин не завидовал тому, что компания предпочла Гао Ицзэ. Выйдя из кабинета и закрыв за собой дверь, Сунь Ин подошел к Фань Цзяло и прошептал: <br>– Давай поговорим на лестничной клетке.<br><br>– Поговорим о чем? – спросил его со слабой улыбкой Фань Цзяло и положил ручку. <br><br>– Просто иди со мной! – Сунь Ин схватил его за воротник и потащил прочь. Сотрудники, проходившие мимо, знали, что Сунь Ин может ударить его, но они, тем не менее. не помешали утащить Фань Цзяло. <br><br>Почему они должны заботиться о его жизни или смерти?<br><br>С громким стуком Сунь Ин распахнул дверь на лестницу. Затем он швырнул Фань Цзяло об стену с силой, достаточной, чтобы чуть не сломать ему позвоночник. Наконец, редкое выражение боли можно было увидеть на лице Фань Цзяло, когда он нахмурился.<br><br>– Если у тебя есть совесть, то извинись публично за своем Weibo, а затем объяви о своем уходе из группы. Не тащи меня и брата Цзэ с собой. В течение последних трех дней из-за твоего исчезновения брат Цзэ едва мог закрыть глаза, разбираясь с этим беспорядком. Мы – команда, поэтому брат Цзэ и я также должны взять на себя часть убытков, вызванных нарушением тобой контракта. Как ты можешь не чувствовать стыда? – Сунь Ин еле выговаривал слова, постоянно скрежеща зубами. <br><br>Фань Цзяло лениво прислонился к стене и равнодушным тоном ответил:<br>– Без силы семьи Фань за моей спиной, вы двое были бы так же популярны, как сейчас? Смогли бы вы получить ресурсы, которые не могут получить даже первоклассные звезды? Вы грелись в моем свете и получили от меня так много пользы, но не смущаетесь. Так почему я должен?<br><br>Истина, лежащая в основе того, почему STARS удалось получить эти, в противном случае недостижимые, ресурсы, несомненно, была связана с их прямой причинно-следственной связью с Фань Цзяло. Сунь Ин был так зол, что не мог придумать, как это опровергнуть. <br><br>Однако потом ему пришло в голову, что другой больше не является молодым мастером семьи Фань, и его план выступать в качестве сольного исполнителя должен быть полностью отвергнут. Такой поворот мыслей сразу же улучшил его настроение. Вначале именно этот человек был полон решимости расформировать группу, но теперь он сам стал тем, кого собирались выкинуть. Это действительно кармическое возмездие!<br><br>Эти двое молодых людей все еще стояли на лестничной клетке, в тупике друг напротив друга. <br><br>В этот момент появился Гао Ицзэ и потянул Сунь Ина за собой, беспомощно глядя на него. Затем он повернулся лицом к Фань Цзяло и сказал мягким голосом: <br>– Эй, я согласился с господином Лю, что помогу тебе нести часть возмещаемого ущерба. В конце концов, я являюсь лидером и должен отвечать за заботу о тебе и поддержание имиджа нашей группы. В первую очередь ты можешь вернуться и отдохнуть, ожидая, пока буря утихнет. Если у тебя возникнут какие-либо трудности, можешь позвонить мне в любое время. Мой телефон включен для тебя 24 часа в сутки.<br><br>Во время разговора Гао Ицзэ протянул руку и попытался погладить голову молодого человека, но от его руки уклонились. Увидев чёрные глаза другого человека, в которых не было даже намека на нечистоту, он почувствовал, как из глубины его сердца поднялся холод, и каким-то образом, речь, которую он подготовил в своем разуме, мгновенно исчезла.<br><br>– Спасибо за твою доброту, но нет, мне не понадобится твоя помощь, – Фань Цзяло вырвал страницу из записной книжки, которую держал, сложил ее и вложил в руку Гао Ицзэ, медленно произнеся: – Я дам тебе совет, не пытайся подняться слишком высоко, потому что смерть – это только начало разрушения.<br><br>Холодные кончики его пальцев нежно погладили Гао Ицзэ по щеке, а затем опустились на несколько секунд на его хрупкую шею. Несмотря на легкую улыбку, молодой человек без видимой причины казался довольно зловещим. Он медленно спустился по лестнице, и стройная спина постепенно исчезла в тусклом свете лестничного колодца. <br><br>В течение долгого времени Гао Ицзэ находился в трансе, прежде чем внезапно пришел в себя. Он оперся на перила и закричал: <br>– Цзяло, возвращайся, господин Лю должен тебе кое-что сказать! Цзяло, Цзяло!<br><br>Сунь Ин побежал вниз по лестнице, чтобы преследовать юношу. Через некоторое время он вернулся, задыхаясь, махнул руками и сказал: <br>– Брат Цзэ, Фань Цзяло ушел! Он должен был подняться на лифте на нижнем этаже. Что с ним такое? Его вообще не волнует его темная история? Он думает, что все еще молодой мастер семьи Фань! Кто умрет, если не он? Брат Цзэ, не беспокойся о нем, давай просто сделаем то, что предложил господин Лю, и проясним наши отношения с ним.<br><br>– Позволь мне снова подумать об этом. Мы группа в конце концов. Мы не можем бросать камни в кого-то, кто уже упал в колодец [3], – сказал встревоженный Гао Ицзэ, после чего покачал головой и вышел с лестничной площадки.<br><br>Видя, как они выходят, Цао Сяофэн подошел к ним и спросил: <br>– Что насчет Фань Цзяло? Господин Лю хочет его увидеть. <br><br>– Он ушел! – сердито сказал Сунь Ин.<br><br>– Что? Я позволил ему прийти сюда и был готов дать еще один шанс. Если бы он скрылся на некоторое время, то мог бы еще вернуться, но как он мог просто уйти? Ну, мне все равно, если он хочет умереть. Отпустите его! Вы оба должны передать свои аккаунты в Weibo мне, и я позволю отделу по связям с общественностью разобраться с этим. В конце концов, разве Фань Цзяло – человек с большими способностями? Нынешняя его польза состоит только в том, чтобы быть ступенькой для вас. Я помогу вам двоим проложить путь и отправиться в большое путешествие.<br><br>Сунь Ин немедленно передал свой аккаунт. Гао Ицзэ колебался, но в конце концов решил согласиться после того, как его убедили агент и товарищ по команде.<br><br>А Фань Цзяло, которого считали ступенькой, в этот момент сидел в маленькой спортивной машине бывшего Фань Цзяло и с удовольствием запускал двигатель, готовый поехать по кольцевой дороге и осмотреть достопримечательности великолепного города. Хотя он и не заботился о скандале с оригиналом, его также было не так легко одурачить. <br><br>Черный материал, который был выпущен в интернет, особенно видео, было снято в основном в непосредственной близости, и качество изображения было относительно четким и стабильным. Для людей, которые не были особенно близки к нему, невозможно сделать такие снимки. Используя логику, он понял, что настоящим информатором был не репортер-папарацци, а человек, который оставался днем и ночью с первоначальным Фань Цзяло.<br><br>Кто был наиболее вероятным виновником среди этих людей? За исключением двух товарищей по команде и помощников, он не мог думать ни о каких других подозреваемых. Увидев Сунь Ина и Гао Ицзэ, он уже определил руки, которые действовали из-за кулис, но не был заинтересован в мести. <br><br>Он предвидел, что эта группа распадется изнутри без какого-либо давления со стороны других, а затем полностью исчезнет. Ему вообще не нужно было отмываться, не говоря уже о том, чтобы давать какие-либо объяснения публике.<br><br>Красный спортивный автомобиль помчался вдаль от здания Xinghui. В то же время Гао Ицзэ раскрыл лист бумаги, и выражение его лица внезапно изменилось. <br><br>– Что это?! Разве это не то, что Фань Цзяло дал тебе только что? – Сунь Ин также посмотрел на содержание листка, и его язык перестал действовать от страха.<br><br>– Понятно! – Цао Сяофэн забрал листок бумаги и внимательно посмотрел на него. Затем его руки задрожали от гнева. <br><br>На бумаге он увидел эскиз трупа, у которого был проломлен череп. Черты лица искажены, а глаза широко открыты, и казалось, что он не мог закрыть глаза даже после смерти. Черная кровь натекла вокруг трупа, образуя небольшую лужу. Сломанные конечности были сложены очень странным образом, который инстинктивно вызывал у людей тошноту. Но самым пугающим было то, что тело на самом деле принадлежало Гао Ицзэ.<br><br>До этого Цао Сяофэн не знал, что Фань Цзяло умеет рисовать, не говоря уже о том, чтобы рисовать настолько ярко, что даже вещи, отраженные в мутных зрачках трупа, можно было четко различить. Отражения были от нескольких зданий и группы людей, один из которых сидел на корточках впереди, держа в руке похожий на камеру объект. Как будто они снимали труп. Все эти детали были жутко реалистичными, как будто все, что нарисовано на этом листе бумаги, станет реальностью в будущем. <br><br>Цао Сяофэн почувствовал, что в его сердце пробежал холод, и едва успокоился, сказав: <br>– Это явная угроза! Фань Цзяло, просто подожди. Я обязательно убью тебя!<br><br>Сунь Ин похлопал Гао Ицзэ по плечу, чтобы успокоить. Его глаза были полны ненависти и отвращения к Фань Цзяло.<br><br>Гао Ицзэ подавил панику в своем сердце и сделал вид, что не возражает, но в его глазах скрывалась крайняя злоба.<br><br>____________________<br><br>[1] 恨铁不成钢 [hèn tiě bù chéng gāng] – «досадовать, что железо не становится сталью». Образно в значении: а) ждать от человека слишком многого б) быть требовательным в) быть раздосадованным.<br>[2] 雪上加霜 [xuě shàng jiā shuāng] – «на снег ещё и иней». Образно в значении: несчастье за несчастьем; одна беда за другой; беда не приходит одна. Означает одно бедствие поверх другого, усугубление и так плохой ситуации.<br>[3] 落井下石 [luò jǐng xià shí] – «бросать камни на упавшего в колодец». Образно в значении: добить, бить лежачего.</div>