Ruvers
RV
vk.com
image

Медиум

Не навязывай другим то, чего не желаешь себе

Глава 46. Не навязывай другим то, чего не желаешь себе Бай Му не ожидал, что как только он прибудет в Сад Лунного залива, он встретит Фань Цзяло, медленно приближающегося к воротам сообщества на машине. Он немедленно остановился на обочине дороги, глядя в лицо юноши издалека. Фань Цзяло казался немного красивее, чем раньше, и его кожа была светлее. В горле у мужчины постепенно пересохло. Да, он нервничал – всё потому, что он не знал, во что ему обойдется этот визит. В мире не бывает бесплатных обедов. Если вы чего-то хотите, вы должны заплатить за это эквивалентную или даже более высокую цену. Точно так же, как когда его родители привели Бай Линя в дом, чтобы поддержать его как столп его жизни – именно это решение стоило им десятой части состояния семьи Бай, а в конечном итоге даже их жизней. Фань Цзяло был очень загадочной личностью. Каковы его мысли и каково его сердце – такие вещи ему совершенно неизвестны. Итак, так что же он попросит? Бай Му не знал, что другой может потребовать, поэтому просто принёс всё, что мог. Деньги для него были самым дешёвым, за ними следовали контракты, ресурсы и человеческие отношения. Однако в то же время его сердце опалило глубоко скрытое беспокойство, которое заставляло его метаться и вертеться в тревоге. Что, если Фань Цзяло не хотел этого? Что, если он окажется более жадным и даже злобным, чем Бай Линь? Что, если Фань Цзяло хотел его свободы или жизни, или даже души? Мог ли он позволить себе такую сделку? Более того, мог ли он отказаться? Поскольку обычный человек, такой как Бай Линь, мог ввергнуть его в отчаянное положение, о Фань Цзяло даже не следует упоминать. Его способности сделали его ещё более непредсказуемым. Короче говоря, Фань Цзяло мог сделать с ним всё! Таковы были мысли, которые наполняли разум Бай Му, когда он шёл в это место. Мир был намного темнее того, что люди могли видеть своими глазами. Так что размышлять о таких вещах было вполне естественно. Для продолжения семьи Бай, ради блага своих десятков тысяч сотрудников, а также для себя – Бай Му ничего не оставалось, кроме как пойти к Фань Цзяло. Увидев, что Фань Цзяло выходит из машины и прощается с водителем, он задумчиво отступил на несколько шагов и снова задал себе вопросы. Твоё решение правильное? Не повторяю ли я те же ошибки? Приведу ли я к себе ещё одного «Бай Линя» и тем самым попаду в ещё более ужасное положение? В то время как Бай Му боролся со своими мыслями и не решался сделать шаг вперед, Чжао Вэньянь, полный любопытства, открыто наблюдал за ним с другой стороны, тайно угадывая его намерения прийти в общину. Он должен быть здесь ради Фань Цзяло. Насколько он знал, жизнь этого человека несколько странная. После того, как он разорвал отношения со своим приёмным братом, его неоднократно настигали злополучные происшествия. Различные странные события и встречи, которые случились с ним, давно стали предметом разговоров на многих деловых встречах, которые он часто посещал. Но в последнее время по неизвестной причине его жизнь, казалось, изменилась к лучшему. Один из зарубежных филиалов его компании внезапно обнаружил неисчерпаемое нефтяное месторождение, в то время как его отечественным компаниям удалось восстановить свою репутацию, заставив взлететь цены на их акции. Затем его приёмный брат потерял свое состояние. Выяснилось, что он не только не может продать две компании, которые основал, но и задолжал миллиарды юаней. Бай Му потребовалась всего одна неделя, чтобы полностью изменить свою ситуацию – превратиться из человека, загнанного в угол в опасной ситуации, в убийцу, готового нанести удар. Теперь можно было увидеть, как все обсуждают великолепные методы, которые он использовал, чтобы полностью изменить судьбу. Увидев его здесь, Чжао Вэньянь кое-что понял. Вполне вероятно, что изменение судьбы другого было результатом помощи Фань Цзяло. Несмотря на свои многочисленные мысли, он не стал прощупывать человека рядом с собой. Вместо этого он еще раз искренне сказал Фань Цзяло: – Спасибо. Без вас я бы, наверное, уже покончил с собой. Вы уже знаете всю ситуацию, поэтому, хотя у меня нет возможности сбежать от нее, у меня всё ещё есть способность сделать это тело бесполезным для неё. Улыбка на лице Фань Цзяло исчезла, когда он услышал это, и его выражение медленно стало серьёзным. – Во что бы то ни стало, никогда не думайте о таком. Смерть – это не конец, а начало всех страданий. Внезапная перемена в настроении Фань Цзяло заставила Чжао Вэньяня бесконтрольно волноваться. Растерявшись, он сказал: – Извините, я сказал не то. В будущем, независимо от того, насколько это сложно или насколько тяжело, я буду упорствовать, потому что никто не знает, когда внезапно появится надежда. … И вы являетесь этой надеждой. Фань Цзяло глубоко посмотрел ему в глаза и внезапно улыбнулся. – Вы правы. Держитесь, держитесь и надежда обязательно появится. Чжао Вэньянь вздохнул с облегчением, когда понял, что юноша, наконец, показал свою былую нежность и снова вернулся в состояние гармонии. Он не знал почему, но он боялся как-то расстроить Фань Цзяло. Но это чувство отличалось от его предыдущего опыта. Это не похоже на то, когда его контролировали чувства и мысли другого человека. На этот раз желание сделать это исходило из глубины его сердца. Он стремился выплатить долг по спасению жизни, который он должен этому человеку. Однако казалось, что Фань Цзяло не мог почувствовать его намерения, или, возможно, он чувствовал, что в этом нет необходимости. Он слегка поклонился и вежливо попрощался. Увидев это, Чжао Вэньянь хотел задержать его и поговорить с ним ещё, но он не смог найти никаких интересных тем для обсуждения. В конце концов, он смог только угрюмо уехать. Фань Цзяло подошел к Бай Му. Другой человек нервно отступил на несколько шагов в ответ, прежде чем неподвижно застыть. Он слегка приподнял брови, показывая выражение, которое означало, что он был заинтересован в действиях этого человека. – Вы боитесь меня? Почему? Бай Му облизнул пересохшие губы и вместо этого задал другой вопрос: – Господин Фань, мы можем зайти внутрь и поговорить? Фань Цзяло не собирался приглашать его в свой дом. Внутри нет ничего, кроме кровати, набора стульев, стола и ванны. Он больше не был оторван от общества и знал, что его место не подходит для приема гостей. Внезапно их окрестности замолчали. С момента его появления сверчки, которые шумно жужжали со своих мест в глубокой траве, застыли и стали совершенно тихими, а все птицы поблизости быстро улетели. Бай Му ещё не заметил этого, но телохранители, которые отвечали за его защиту, уже начали осматривать окрестности с полной бдительностью. Такое молчание выходило за рамки здравого смысла. Поскольку сообщество находилось в гористой местности, окружающая его экосистема была хорошо защищена на протяжении всего строительства. Оно не могло быть таким пустынным и тихим, как если бы земля представляла собой кусок выжженной земли. В темноте, в области, неразличимой невооружённым глазом, должно быть скрыто что-то ужасное. Не желая, чтобы эти люди открывали для себя больше странностей в его окружении, Фань Цзяло призвал: – Давайте поговорим здесь. Зачем вы меня искали? Бай Му бессознательно коснулся тыльной стороны своей руки, порезанной резаком для бумаги. Фань Цзяло внезапно, казалось, что-то понял, а затем извинился: – Простите, я, кажется, слишком много растратил. Но то, что он растратил, вообще не объяснялось. Бай Му хотел спросить об этом, но прежде чем он успел это сделать, Фань Цзяло снова заговорил: – Во всех коробках наличные? Вам не кажется, что возить их так с собой опасно? Разве сейчас нет удобного изобретения, которое, кажется, называется «банковской картой»? Бай Му помолчал, прежде чем сухо произнёс: – Я думал, вы предпочитаете наличные. При мысли об их последней встрече, на которой он попросил две тысячи юаней наличными, Фань Цзяло не сумел удержаться от смеха. Его душевный смех полностью разогнал окружающую тишину, но также как будто заставил раннюю летнюю ночь внезапно стать холоднее. Он махнул рукой. – Нет, я не люблю наличные. Господин Бай, кажется, вы что-то неправильно поняли. Вместо того, чтобы успокоиться после такого признания, Бай Му почувствовал, что напрягся сильнее и у него перехватило дыхание. Нежелание денег – как раз худшая ситуация, которую он представлял. Поскольку оставшиеся предметы, которые он принёс с собой, были дороже денег, и, фактически принося их, Бай Му уже коснулся чистой прибыли, которую он установил для себя. Если бы он не мог позволить себе цену, которую требовал Фань Цзяло, все его недавние достижения снова столкнулись бы с неудачей и рухнули бы. Он ненавидел свою непостижимую судьбу, но у него не было сил изменить её. Его бледное лицо исказилось со скоростью, видимой невооруженным глазом, даже когда прозвучал его хриплый голос: – Что вы хотите? В то же время его мозг метался вокруг, пытаясь найти один или два козыря, которые он мог бы использовать в переговорах. Тем не менее, прежде чем он успел что-нибудь придумать, ответ, исходящий из уст Фань Цзяло, заставил его подумать, что он услышал что-то не так. – Вы собираетесь купить у меня удачу? Последние две тысячи юаней были просто шуткой, господин Бай. Фактически, вы не должны мне ничего платить. – Что вы имеете в виду? Его горло продолжало сжиматься, а голос стал ещё более хриплым. Фань Цзяло снова улыбнулся, прежде чем объяснить: – Итак, господин Бай, так и есть. Вы знаете, как выброшенный мусор можно превратить из «мусора» в «сокровище» и другие ценные товары после того, как он попадет на мусороперерабатывающий завод? – Точно так же то, что господин Бай считает катастрофой – ваша неудача – для меня не что иное, как сокровище. Результатом нашей торговли будет то, что мы оба действительно получим то, что нам нужно. Дело не в том, кто кому должен, а в том, что во что превращается. Бай Му долго молчал, прежде чем ему удалось заговорить. – Господин Фань, вы можете откровенно сказать мне, чего вы хотите. Вы можете воспользоваться этим шансом и потребовать от меня многого. Вы должны знать, что под контролем судьбы я не более чем агнец на грани заклания. Такие слова никогда не произнесёт обычный остроумный Бай Му. Полностью ясно, что наиболее важным и полезным действием, которое он мог бы предпринять, было бы немедленно согласиться со словами Фань Цзяло. Затем он мог спокойно попросить другого помочь ему снова изменить траекторию своей жизни. Однако, когда он посмотрел в глубокие тёмные глаза собеседника, которые также были чрезвычайно яркими и ясными одновременно, он решил быть откровенным и так выразил свои мысли, потому что этот человек заслуживает такой честности. – Мне не нравится ощущение того, что судьба управляет мной. Нет, это не просто неприязнь, я это совершенно не люблю. В таком случае почему я должен относиться к другим так, как ненавижу больше всего? – Фань Цзяло задал этот вопрос очень серьезно. Бай Му опешил. Не навязывай другим то, чего не желаешь себе. Проще говоря, это был принцип. Любой и каждый, кто знал это, мог легко произнести это, но сколько на самом деле будет соблюдать такое? Этот человек, который даже видел «его» в самые бедные и безумные времена, все еще мог действовать и следовать своей вере с такой твердостью ума… Щеки Бай Му медленно вспыхнули, превратившись из бледно-белого в румянец. Ему было стыдно за свои узкие и тёмные мысли. – Простите, я… – прежде чем он успел закончить свои слова, Фань Цзяло выступил вперед и прижал его руками к ограждению общины. Из-за своего роста в сто восемьдесят сантиметров Фань Цзяло пришлось поднять голову, чтобы взглянуть на Бай Му, но аура, которую он излучал в это время, была более внушительной, чем аура императора. – Не сопротивляйтесь! – прошептал Фань Цзяло. Он раскрыл тонкие красные губы и медленно приблизился к мужчине, как будто… как будто они собирались поцеловаться. Бай Му напрягся с головы до ног, но он чувствовал, как в сердце шевелится слабый жар. Логика подсказывала ему, что он должен бороться, но его тело верно следовало приказам Фань Цзяло. Он не сопротивлялся и не отступал. Телохранители, которые всё ещё несли металлические ящики, были ошеломлены. Они посмотрели друг на друга и молча спросили друг друга: «Что нам делать? Нужна ли клиенту наша защита даже в такой ситуации?» Ответ, конечно же, был отрицательным. Итак, они образовали полукруг вокруг двоих и повернулись к ним спиной. Все, что мог сделать Бай Му, – это наблюдать, как Фань Цзяло медленно сокращал расстояние между ними. Юноша держал его за затылок, и его пальцы впились в волосы. Другой нежно оказывал давление, чтобы опустить голову мужчины. Их губы становились всё ближе и ближе, сближая их лица. Так близко, что даже их дыхание и температура тела начали смешиваться. – Вы готовы? – снова спросил Фань Цзяло. Порыв тёплого воздуха заставил Бай Му покраснеть. – Готов, – хрипло ответил Бай Му. Хотя он так сказал, дело в том, что он понятия не имел, к чему он должен быть готов. Готовиться к поцелую? Он казался прямым мужчиной, но почему он не мог сопротивляться? В следующую секунду Фань Цзяло глубоко вздохнул. И в этот самый момент тёмные субстанции и миазмы, наполненные несчастьем, которые всегда окутывали и заражали Бай Му, начали неистово кружиться. Они медленно образовали устойчивый поток и направились к носу Фань Цзяло, войдя в который, они стали столь желанной пищей, необходимой для обогащения его тела и укрепления его божественного чутья.