Ruvers
RV
vk.com
image

Медиум

Спасение ягненка

Глава 41. Спасение ягненка Возможно, из-за новостей о возвращении Чжао Гоаня в Китай, всегда спокойная Су Фэнси больше не могла спокойно усидеть на месте и, в конце концов, неожиданно позвонила, чтобы выяснить ситуацию. Не из-за опасений, что её парень откажется от своего слова, скорее, она боялась, что старый Чжао Гоань вмешается в дело и помешает её планам. После того, как Чжао Вэньянь, наконец, нажал дрожащим пальцем кнопку принятия вызова, из динамика послышался сладкий голос Су Фэнси. Голос, который когда-то заставлял его чувствовать себя таким привязанным к ней, в этот момент казался песней сирены из ада, которую пел сам дьявол – ядовитый яд, покрытый мёдом. Всякий раз, когда она говорила с Чжао Вэньянем, используя эти покрытые мёдом слова, разум мужчины улетал прочь, словно его поглощала бушующая буря. Когда это происходило, все его рассуждения уносились неумолимыми ветрами, бесследно исчезая, оставляя лишь оболочку, которая слепо удовлетворяла все её невообразимые требования без малейшего намека на отказ. Всякий раз, когда она прижималась, ему казалось, что змея скользила рядом с ним, а затем изгибала своё тело, обвиваясь вокруг него, петля за петлёй, которые затягивались, чтобы задушить его. Казалось, что вокруг его шеи всегда была привязана невидимая веревка, свободный конец которой находился в её руке. Это позволяло ей тянуть его, тянуть и заставлять двигаться в любом направлении, в котором она только желала. И в тот момент, когда он начнет сопротивляться, веревка затянется и оторвёт его голову от тела. Чжао Вэньянь больше не помнил, как он влюбился в Су Фэнси. Он начал жить во сне с момента их первой встречи. Вначале этот сон был обёрнут в слой, казалось бы, красивой пряжи, которая ошеломляла его чувства. Затем, по прошествии времени, эта завеса медленно приподнялась, и за ней проступил адский пейзаж с кипящей магмой и взбесившимися призраками. Несомненно, у каждого из этих призраков было лицо Су Фэнси. На самом деле ещё в начале их отношений Чжао Вэньянь почувствовал, что в ней есть что-то странное. В то время, чтобы получить роль главной героини в фильме, Су Фэнси использовала нечестные методы, чтобы замучить актрису конкурентку до смерти. Строго говоря, Су Фэнси не понесла никакой юридической ответственности, поскольку факты показали, что актриса покончила жизнь самоубийством, однако любой человек с надлежащими моральными принципами без колебаний отвернулся бы от неё. В свете этих фактов действия Чжао Вэньяня были действительно противоположными. В конце концов, он человек великого принципа. И, несмотря на то, что понимал правду, он все же убрал за ней все остатки беспорядка, чтобы она чувствовала себя непринужденно во время съемок фильма. Это было действие, которое полностью противоречило его морали и совести и было совершенно не достойно его качественного образования. В тот короткий период времени, который последовал за этим инцидентом, всё, о чем он мог думать, было погрузиться в благодарность Су Фэнси и насладиться этим удовлетворением. Но глубокой ночью, в единственное время, когда он мог всё тщательно вспомнить и поразмыслить над своими поступками, он испугался, и его тело покрылось холодным потом. Только в тот момент он сумел спросить себя: «Неужели в тот день всё контролировал ты?» «О чём ты думал в тот самый момент?» «Почему ты потерял совесть и теперь теряешь свою прибыль?» «Как ты мог подумать, что такая порочная женщина достойна твоей любви?» Такая болезненная борьба часто велась, когда он проводил время отдельно от Су Фэнси. Тем не менее, после встречи с её неземным голосом и красивой фигурой, все эти гнетущие мысли, мучившие его душу в отсутствие женщины, легко и быстро забывались, как если бы они просто испарялись. Он испытывал это недомогание уже пять лет, оно стало неотъемлемой частью его образа жизни. Все эти пять лет он был не человеком, а собакой, поводок которой держала в руках Су Фэнси. Когда она говорила ему укусить, он кусал. Его достоинство и гордость уже давно попирались другими, и даже его совесть и нравственность находились под угрозой. Для него потеря совести и способности быть человеком гораздо более мучительна, чем смерть. Но он ничего не мог поделать. Кто поверит в такую странную встречу и её последствия? К кому он мог обратиться за помощью? Он знал, что рано или поздно умрёт в руках Су Фэнси. Но он никогда не ожидал, что она будет настолько злобной, чтобы заманить в ловушку всю Группу Чжао и заставить пасть вместе с ним! Открыв рот, он мягко позвал «Сусу», его тон контрастировал с глубокой ненавистью, отразившейся в глазах. Но вскоре гнев, насилие, подавление и боль, накопившиеся в его груди, слились в неудержимый поток. Он последовал за его булькающей кровью и попал в правую руку, а затем был унесён ладонями, мягко сжимавшими его руку. Ощущение, что отрицательные эмоции уходят, было настолько реальным и сильным, что он не мог игнорировать его. Зная о пустом взгляде Чжао Вэньяня, Фань Цзяло приподнял брови и беззвучно произнес: «Продолжайте говорить». Эти коварные, гнойные и полностью прогнившие чувства болезненной любви были устранены и заменены ясной и беспрецедентной безмятежностью впервые за долгое время. Чжао Вэньянь быстро пришел в себя и снова сосредоточился, чтобы продолжить разговор с человеком на другом конце провода. – Тебе что-то нужно? Интуиция Су Фэнси была очень острой. Почти мгновенно она почувствовала холодок в его голосе. Притворяясь беспокоящейся, она спросила: – Вэньянь, что с тобой? Ты плохо себя чувствуешь? Я слышала, твой дедушка вернулся. Вы поссорились? Если ты думаешь, что то, о чем я прошу, слишком тяжело сделать, просто забудь об этом. Я сама справлюсь. Обычно, услышав такие слова, Чжао Вэньянь сразу же бросался взваливать на себя всё бремя, даже если это бремя в конечном итоге раздавило бы его в лепёшку. Она, с другой стороны, не особо заботилась о том, сможет ли этот человек отступить, либо спастись из этой ямы огня инвестиций в Сычуань, потому что, помимо этой собаки, у неё всё ещё были тысячи других. Привязанные собаки только ждут её команды. Однако необычный ответ Чжао Вэньяня на уговоры сильно удивил её, доведя до ярости. Его тон был холодным и безразличным, когда он сказал: – Тогда ты можешь сама придумать способ. В будущем я больше не буду заботиться о твоих делах. Его слова на долгое время полностью ошеломили Су Фэнси. Только немного успокоившись, она смогла снова обрести голос и спросить: – Вэньянь, что ты только что сказал? Он произнес свой ответ голосом, который был еще на несколько градусов холоднее, чем раньше. – Я сказал, что больше не буду заботиться о твоих делах. Разберись с ними сама. За этим заявлением последовало статическое гудение отключения вызова. Су Фэнси уставилась на свой телефон немигающими широко открытыми глазами, прежде чем черты её лица медленно изменились, а выражение стало свирепым. Чжао Вэньянь отказал ей? Да как он смеет?! Вскоре после этого был замечен огненно-красный спортивный автомобиль, быстро свернувший на автомагистраль, и едущий в направлении развлекательной компании Синхуэй со скоростью более ста километров в час. Ей придется спросить его, встретившись лицом к лицу! Она не заботилась о том, что её собаки будут выброшены или убиты в процессе удовлетворения желаний, но она никогда не позволит им убежать от неё по собственной инициативе! В то же время Фань Цзяло освободил правую руку Чжао Вэньяня из своей хватки и откинулся на спинку. Вспомнив телефонный звонок, который с его стороны прошел гладко, поскольку он сумел спокойно ответить, Чжао Вэньянь прикоснулся к собственной груди, где учащённо билось сердце, и единственным звуком в его ушах стали эти оглушительные удары сердца. Эмоции бурлили внутри него, напоминая живое щебетание птицы, и он пребывал в состоянии крайнего недоверия. – Как вы это сделали? Вы знаете, что со мной не так? – Я не совсем понимаю этот вопрос. Нам нужно дождаться появления Су Фэнси. Фань Цзяло спокойно сложил руки вместе и снова расслабленно произнес: – Я буду сопровождать вас. Что насчет нашей сделки? Вы готовы заплатить за меня 80 миллионов? – Она придет сюда? Зрачки Чжао Вэньяня на мгновение сузились. Он покачал головой и криво улыбнулся. Эта трудолюбивая собака не только внезапно укусила своего хозяина, но и была готова к побегу. Как могла Су Фэнси, эта чрезвычайно тщеславная женщина, не приехать, чтобы лично проверить ситуацию? Если Су Фэнси убедится, что действительно потеряла над ним контроль, она скорее уничтожит его, чем освободит. Нахлынули страх и беспокойство, заставив Чжао Вэньяня сильно нервничать. Но в присутствии Фань Цзяло эти подавленные эмоции быстро исчезли. Молодой человек спокойно сидел напротив него с улыбкой в уголках рта. Простого предложения «Я буду сопровождать вас» было достаточно, чтобы унять все тревоги в его беспокойном сердце. – Я профинансирую вас в частном порядке и помогу выплатить 80 миллионов юаней за ранее оцененный ущерб, а также предоставлю вам контракт с артистом S-класса. Что вы думаете? – искренне спросил Чжао Вэньянь. В этот момент он каким-то образом внезапно вспомнил имя идентификатора учетной записи этого человека на Weibo. Медиум? Он действительно ясновидящий! Неудивительно, что он смог помочь ему справиться с этой странностью! Если бы он раньше знал, что Фань Цзяло обладает такой уникальной вторичной личностью, он бы не стоял в стороне, пока тот подвергался безжалостным преследованиям в интернете. Он только со стороны наблюдал, как Фань Цзяло загнали в тупик, но тот все же протянул ему руку помощи в самый отчаянный момент. Какая великая ирония. Сожаление, которое он чувствовал, начало грызть сердце и нервы Чжао Вэньяня… Фань Цзяло взглянул на него, его голос был наполнен теплотой и успокаивающей силой, когда он сказал: – Просто помогите мне оплатить ранее оцененные убытки. Остальное мне не нужно. – Почему? Вы не хотите продлевать контракт? В текущем у вас осталось всего три месяца. Где вы хотите работать после ухода из Синхуэй? На что вы будете жить? Чжао Вэньянь искренне хотел помочь ему и не мог не беспокоиться о его средствах к существованию. Этот человек был менее невежественен в мирских делах, чем оригинальный Фань Цзяло, но также меньше понимал человеческие чувства и, казалось, в некоторой степени ставил себя выше простых людей. Какая среда могла воспитать такую уникальную личность? Фань Цзяло не ответил ему. Он просто слушал его слова с закрытыми глазами, а затем напомнил: – Она идёт. – Что? Су Фэнси? Так быстро? – тело Чжао Вэньяня напряглось. Менее чем через три минуты Су Фэнси распахнула дверь офиса и вошла внутрь. На ней было надето ярко-красное платье, подчеркивавшее её изгибы, стройные ноги украшены каблуками высотой восемь сантиметров, а лицо покрыто тяжелым и резким макияжем, с пылающими красными губами, которые плотно сжались. В общем, её появление было очень впечатляющим. Столкнувшись с такой ситуацией, Чжао Вэньянь мгновенно насторожился. Эти негативные эмоции, которые только что были развеяны Фань Цзяло, снова появились и начали быстро накладываться друг на друга, в то время как тело мужчины боролось, чтобы подчиниться ее прихотям и фантазиям против его воли. Его снова сковывало ощущение невозможности бороться. Он действительно сможет выиграть эту битву? Судя по дрожащим кончикам пальцев, его шансы на победу казались крайне низкими. Затем, когда Су Фэнси уже собралась что-то спросить, Чжао Гоань вошел в кабинет со своей тростью. Дверь офиса была оставлена открытой настежь. В тот момент, когда он взглянул на силуэт этой роскошной спины, он почувствовал неописуемое отвращение. Фактически, после ссоры с Чжао Вэньянем, Чжао Гоань не покинул компанию. Вместо этого он отправился навестить нескольких вице-президентов, чтобы связаться со всеми основными акционерами и лицами, принимающими решения в аффилированных компаниях, – всё в рамках подготовки к изгнанию его внука с должности. Пока он обсуждал контрмеры с этими людьми, он получил известие о прибытии Су Фэнси. После этого он сразу же бросился в офис внука. В конце концов, он давно хотел встретиться с этой ведьмой. Он действительно хотел увидеть, какую магию наложила эта ведьма на его внука. Он хотел узнать, какой способ соблазнения может сбить с толку и дезориентировать его тщательно образованного и необычайно талантливого внука до такой степени, что он даже потерял способность выносить простые суждения. Эти два человека вошли в офис один за другим, и оба смотрели на Чжао Вэньяня. Чжао Вэньянь посмотрел налево, а затем направо, чувствуя внезапное удушье из-за учащенного сердцебиения. Это адский уровень «поля битвы асуров» [1]! Влияние Су Фэнси на него сейчас, естественно, совершенно другое, потому что она появилась перед его глазами, а не находилась за несколько километров. Он мог отвергнуть её голос, но не был уверен, сможет ли сделать то же самое в её присутствии. С другой стороны, присутствовал и его дедушка. Он не мог позволить себе показать уродливую сцену, стоя на коленях и облизывая эту женщину. В глазах своего деда он всегда был умным, стратегом, который планировал наперед, человеком, который проводил твердую грань между рабочими и личными делами, и наиболее квалифицированным наследником Группы Чжао. Но после сегодняшнего дня это выдающееся впечатление, несомненно, сменится на глупость, отсутствие чувства собственного достоинства и даже стыд. Он станет позором для семьи! В то время, как гром непрерывно отражался, и в его сознании бешено вспыхивали гальванические дуги, его тело было полностью заморожено, и он мог только неподвижно сидеть на месте. Су Фэнси взглянула на Чжао Гоаня, приняв позу, излучающую высокомерие. Ей было все равно, признает ли её старейшина семьи Чжао или нет, женщину волновало только понимание того, почему Чжао Вэньянь внезапно стал таким непослушным. Если бы она просто хотела выйти замуж за богатую и влиятельную семью, в какую бы она не сумела попасть? – Что с тобой не так? Ты сошел с ума? – её приятный голос стал совершенно едким. – Эти вопросы должны быть адресованы вам! Какая у вас квалификация, что вы осмеливаетесь вмешиваться в процесс принятия решений Группы Чжао? Прося Вэньяна нести такой бездонный горшок, вы пытаетесь его убить? Чжао Гоань действительно хотел побить Су Фэнси своей тростью. Эта женщина, которая была такой холодной и безжалостной, относилась к его внуку, просто как к собаке! Чжао Вэньянь сидел неподвижно, но на его лбу проступил пот. В этот момент праздный Фань Цзяло, тихо сидящий в кожаном кресле между ними, внезапно поднялся и прошел позади Чжао Вэньяня размеренной походкой и с кошачьей элегантностью. Он поднял руки, обнял мужчину за шею и наклонил голову, чтобы сократить расстояние между ними, пока его губы не оказались всего в нескольких сантиметрах от уха собеседника. Легкие волны горячего дыхания коснулись уха Чжао Вэньяня, когда он сказал: – Отвергните её сейчас. Скажите всё, что всегда хотели сказать. Он слегка склонил голову, чтобы посмотреть на напряженный профиль Чжао Вэньяня, и пробормотал: – Это слово, как вы его говорите? О, верно… Прижав губы ближе к уху собеседника, он тихонько усмехнулся и мягко приказал: – … Ненавижу её! ___________________ [1] 修罗场 [xiūluóchǎng] – миф. «поле битвы асуров с Индрой». Образно в значении: ужасная картина бойни. Термин происходит из буддизма и относится к полям сражений. В буддийских легендах есть два вида существ: асуры и дэвы (также известные как суры). И обе стороны часто сражаются друг с другом.