Ruvers
RV
vk.com
image

Медиум

Агнец ведьмы

Глава 40. Агнец ведьмы Похоже, изменения в поведении Сунь Иня пробудили интерес Фань Цзяло. Его темные глаза на мгновение остановились на нем, а красные губы даже слегка изогнулись. В ответ Сунь Инь отступил в сторону и спрятался за спину Цао Сяофэна, желая ощутить тепло его тела. По какой-то неизвестной причине, в тот самый момент, когда глаза Фань Цзяло устремились к нему, Сунь Иню показалось, что взгляд того может видеть насквозь и проникать в самые глубины души, и он вообще не мог сопротивляться такому вторжению. Цао Сяофэн также незаметно подвинулся поближе к Сунь Иню. Затем, подняв голову, чтобы взглянуть на Фань Цзяло, он сказал: – Сяо Фань, сейчас ситуация полностью изменилась, и твоя популярность снова растет. Для тебя не исключена возможность провести переговоры с компанией и продолжить свой предыдущий контракт. Если ты можешь мне доверять, позволь мне сделать все за тебя. Я могу помочь тебе в переговорах с компанией и уменьшить сумму оценки причиненных ранее убытков. Восемьдесят миллионов – это немалая сумма! Фань Цзяло все это выслушал, но в ответ только улыбнулся. Он протянул тонкий палец, нажал кнопку верхнего этажа и произнес без малейшего волнения: – Вам не нужно беспокоиться. Сегодня я приехал сюда исключительно для решения вопроса об оценке убытков. Я пойду и лично переговорю с Чжао Вэньянем. – Ты хочешь лично поговорить с господином Чжао? – Цао Сяофэн покачал головой, выражение его лица выдавало беспокойство. – Этот человек, господин Чжао, в прошлом никогда не обращал внимания на твои чувства. Боюсь, у тебя не получится хорошо поговорить на эту тему. – Я все знаю. Не волнуйтесь, – Фань Цзяло мягко улыбнулся и кивнул. В каждом его движении чувствовалась сдержанность, которая доказывала, что он больше не был прошлым собой. Именно в этот момент Цао Сяофэн осознал. Человек перед ним не главная личность, это одна из его вторичных личностей. Но он понятия не имел, что это за вторичная личность. Если он хотел еще раз поработать с этим человеком, ему нужно хорошо узнать того, вплоть до мельчайших деталей. Тем не менее, прежде чем он успел спросить о чем-либо из этих вещей, дверь лифта открылась, и они достигли назначенного этажа. Цао Сяофэн колебался, не желая уходить, и просто тихо оставался на месте, пока Сунь Инь не вытолкнул его наружу и не утащил. Фань Цзяло медленно отступил на несколько шагов и слегка согнул одну ногу, прислонившись к гладкой, похожей на зеркало, металлической стене. Его поза была очень расслабленной. Как будто он пришел в компанию не на переговоры, а для разговора с другом. Двери медленно закрылись, кабина лифта начала подниматься, быстро доставив его на самый верхний этаж. Несколько минут спустя Фань Цзяло уже сидел в приемной перед офисом генерального директора. Секретарша принесла ему чашку кофе и сказала: – Господин Фань, подождите минутку. Президент Чжао в настоящее время принимает гостя. По ее многозначительному взгляду было очевидно, она знала, что Фань Цзяло недавно находился в центре внимания. Компания, очевидно, попытается удержать его. К счастью, этот человек проявил инициативу, чтобы прийти. В таком случае, даже если у него не было записи, она не могла просто прогнать его. Фань Цзяло прошептал секретарю «Спасибо» и поставил кофе на стол. Он откинулся на спинку кресла и закрыл глаза. Его руки были сцеплены вместе, один из больших пальцев ритмично постукивал по «пасти тигра» другой руки, он терпеливо ждал. Дверь в кабинет генерального директора была плотно закрыта. Однако из-за громкого и эмоционального голоса гостя люди снаружи могли четко слышать, что происходит внутри офиса. Пожилой мужчина гневно вопрошал: – Чжао Вэньянь, ты понимаешь, что твое решение утащит Группу Чжао в пропасть? Ты сошел с ума? Чтобы заполнить эту яму, тебе понадобится не шесть миллиардов, а десять миллиардов. И ты не сможешь вернуть эту сумму в этой жизни. Где твой мозг? Куда он делся? Ты думаешь о чем-либо еще, кроме любви? Я так в тебе разочарован! Более того, можно ли быть уверенным, что это любовь? Ты вырываешь свои сердце и легкие, и все это в качестве подарка тому человеку, но она – просто расточитель, который обирает тебя и обращается с тобой как с дураком! В нормальных обстоятельствах она никогда не думает о тебе и приходит только тогда, когда сталкивается с проблемой! Разве ты сам не чувствуешь этого? Остался ли у тебя стержень? Чжао Вэньянь спокойно ответил на эту тираду. Люди снаружи не слышали, о чем он говорил. – Заткнись! – снова раздался голос старика, более высокий, чем в прошлый раз. – Это не то, что я хочу услышать! Ты сошел с ума! Если ты все еще будешь настаивать, я назначу общее собрание акционеров, чтобы снять тебя с занимаемой должности! Ты не заслуживаешь быть председателем Группы Чжао! Дверь офиса внезапно распахнулась, и из нее вышел худощавый старик с грозной аурой. Этим пожилым человеком был Чжао Гоань, дедушка Чжао Вэньяня. Он ушел из управления бизнесом более десяти лет назад и с тех пор ни разу не вмешивался в дела Группы Чжао, даже редко возвращаясь в страну. На этот раз, однако, проблема, побудившая его поспешно вернуться в Китай и объявить войну своему внуку, должна быть довольно серьезной. При появлении старейшины Чжао весь верхний этаж запаниковал. Чжао Вэньянь последовал за своим дедом с бледным лицом, которое контрастировало с его глазами, вспыхивающими ожесточенным светом. Старейшина Чжао оглянулся на него и обнаружил, что внук все еще проявляет к нему сильную враждебность. Он поднял трость и ударил ею внука, горько причитая: – Ты действительно сошёл с ума? Действительно потерял сердце? Да? Если бы я знал, что ты станешь таким, я бы не выбрал тебя своим преемником, ступая через головы твоего отца и дяди в том году! Сколько глупостей ты уже совершил для этой женщины, и какой ущерб нанес компании? Я был слепым, потому что верил в тебя! Чжао Вэньянь поспешно склонил голову, честно приняв избиение деда, а затем выдавил сквозь зубы: – Дедушка, я не проявляю неуважения к тебе, не говоря уже о том, чтобы ненавидеть тебя. Я просто не могу, действительно не могу… Но причина того, почему он не мог, не была названа, слова застряли в его горле. Среди паникующих помощников, пытающихся вмешаться в их спор и попыток успокоить ситуацию, никто не заметил нескольких капель крови, выскользнувших из уголка его рта. Капли медленно падали на пол, где их неосознанно топтали. Он ненавидел сложившуюся ситуацию, едва сдерживая свои бурные эмоции, и мог только кусать щеки, пытаясь погасить злость, но на самом деле он был действительно бессилен и ничего не мог изменить… Кто мог заметить его беспомощность и вытащить из бездны? Всю ночь его мучили кошмары, и эти кошмары были гораздо менее пугающие, чем реальность, которая его окружала. Чжао Вэньянь быстро слизнул кровь, которая запачкала уголок рта, и осторожно проводил старейшину Чжао в лифт с помощью помощников. Все еще разъяренный старейшина Чжао бил по полу своей тростью и проклинал: – Наказание за грехи мои! Просто подожди, пока не уйдешь! Я не стану смотреть, как ты тащишь Группу Чжао в пропасть! Чжао Вэньянь склонил голову и глубоко поклонился. В тот момент, когда дверь лифта закрылась, он увидел в уголках глаз деда слезы, из-за чего его глаза тоже покраснели. Он стоял перед лифтом и долго смотрел на уже закрытые двери. Только минуты через три-четыре он, наконец, обернулся с пустым выражением на лице и сразу же встретился с парой темных, но ярких глаз. Он уже видел эту пару глаз, которая произвела на него глубокое впечатление. И теперь, снова столкнувшись с ними, он слегка застыл. – Фань Цзяло, что вы здесь делаете? – настроение Чжао Вэньяня уже успокоилось. Он протянул руку, указал на свой кабинет и пригласил: – Давайте, поговорим внутри. Фань Цзяло вошел в офис с изогнутыми вверх уголками губ. – Хотите чего-нибудь выпить? – вежливо предложил Чжао Вэньянь. Прежде чем Фань Цзяло смог отказаться или хотя бы просто ответить, зазвонил телефон Чжао Вэньяня, и тот быстро принял звонок. Чжао Вэньянь тихо прислушался к совету своей матери. Затем, сразу после того, как повесил трубку, он получил еще один звонок, на этот раз от дяди. Резкий упрек внезапно ударил по барабанным перепонкам. А потом, один за другим, старейшины и ровесники семьи Чжао продолжили звонить на его телефон: убеждать, ругать или увещевать… Лицевые мышцы Чжао Вэньяня быстро стали настолько напряженными и жесткими, что казалось, будто они могут рассыпаться на куски в следующие несколько секунд. Тем не менее, он все еще настаивал на том утверждении, что он продаст все свои активы, акции и даже несколько компаний, которые основал, – все, чтобы спасти инвестиции Су Фэнси в Сычуань. – Су Фэнси контролирует тебя, используя Гу [1]? – спросил его один из старейшин, и, в конце концов, закончил разговор с большим разочарованием. Чжао Вэньянь молча смотрел на свой телефон. Его глаза горели тусклым светом. Внезапно его телефон снова зазвонил. Увидев идентификатор вызывающего абонента, он не стал тянуть, чтобы нажать кнопку принятия и хрипло спросил: – Так что? – Господин Чжао, я действительно не вижу никаких проблем. Лучше найдите кого-нибудь еще, чтобы решить вашу проблему. Но в любом случае я уверен, что это не Гу. Звонивший просто сказал эти несколько слов и сразу повесил трубку. Прямая спина Чжао Вэньяня резко сгорбилась, затем мужчина тяжело оперся на спинку кресла. Его красивое лицо скрылось в тени, отчего он выглядел до крайности упавшим духом. Нынешний он был похож на пойманного зверя. Он застрял в пропасти, окруженный острыми ножами. Независимо от того, где он пытался бы взобраться, на пути его ждали только кровавая боль и отчаяние. Он не мог спастись, не говоря уже о том, чтобы ждать от других руку помощи. Оглядываясь назад, на первую половину своей жизни, а затем на оставшуюся часть, он видел их вечным кошмаром, от которого никак не мог по-настоящему проснуться. Только смерть могла освободить его от этой пытки. Чжао Вэньянь одной рукой придерживал лоб, а в другой держал телефон. Скрипящие звуки указывали на то, что эта хрупкая техника, скорее всего, погибнет из-за его нестабильных эмоций. Фань Цзяло, однако, закрыл глаза на его мучительную борьбу и сидел в кожаном кресле, скрестив стройные ноги, прежде чем прямо сказать: – Господин Чжао, я надеюсь, что компания может отказаться от требования возместить причиненные мною ранее убытки. Чжао Вэньянь долго молчал, прежде чем, наконец, пробормотал: – Вы же знаете, что это невозможно. Хотя теперь вы снова знамениты, ущерб, который вы причинили, стоил компании больших денег. В лучшем случае максимум, что я могу, это только уменьшить часть возмещения, но вам все равно нужно будет вернуть остальное. Вы можете продлить контракт с компанией и сделать некоторые уступки в отношении этой доли. По какой-то причине в присутствии Фань Цзяло Чжао Вэньянь мог мыслить довольно спокойно, несмотря на нынешнее состояние, полное страданий и боли. Казалось, этого человека окружала особенно обнадеживающая аура. Фань Цзяло наклонился, положил обе руки на поверхность стола и медленно приблизился к Чжао Вэньяню. Затем он наклонил голову и прошептал ему на ухо: – Компания не может предоставить мне скидки или освобождение от уплаты неустойки, господин Чжао. Но вы можете финансировать меня частным образом. Чжао Вэньянь хотел отклониться от этого тесного контакта, но обнаружил, что его сковывает невидимое магнитное поле, заставляя оставаться на одном месте. Определенные тонкие эффекты влились в его барабанную перепонку, когда Фань Цзяло нежно выдохнул в нее. Эти «эффекты» проникали в конечности и разливались в крови, возбуждая каждую клетку и нерв в его теле. Это было поистине загадочное ощущение. Фань Цзяло все еще приближался. Его темные зрачки вспыхнули мерцанием, потом эти пятнышки света погасли, собравшись вместе, а затем, в конце концов, рассеялись. В конечном итоге, внутри них образовались скопления сияющих туманностей. Зрелище было настолько чудесное, что его невозможно описать словами. Оказалось, что в этом мире есть кто-то с такой парой глаз. Эти глаза могли нести тяжесть мира или, возможно, даже содержать в себе всю вселенную. Чжао Вэньянь посмотрел на него, совершенно ошеломленный. Его недавно отрезвленный разум становился все более хаотичным. Частное финансирование Фань Цзяло? Как такое возможно? Однако он все равно не смог произнести эти фразы. Необъяснимая пульсация зародилась в его груди, бродила, сталкивалась и, наконец, вспыхнула. Фань Цзяло нежно постучал кончиком пальца по тыльной стороне руки Чжао Вэньяня, его прикосновение содержало намеки на ритм и казалось искушением. Но слова, которые вылетали из его уст, было трудно понять. – Я обменяю 80 миллионов на 10 миллиардов, сделка? – Что? – в горле Чжао Вэньяня пересохло и горело. – 80 миллионов из 10 миллиардов, вы получите прибыль. Фань Цзяло положил руку Чжао Вэньяня на свою правую руку, прежде чем накрыть ее другой рукой. Он закрыл глаза и сказал: – Все в порядке. Теперь вы можете взять свой телефон. Как только он произнес эти слова, телефон Чжао Вэньяня зазвонил, и на экране появился идентификатор звонящего «Су Фэнси». Налитые кровью глаза вспыхнули при виде этих двух слов, которые изначально обозначали такое сладкое имя. В глубине глаз мужчины отчетливо отображалось сопротивление, ненависть и даже отголосок намерения убить, но кончики его пальцев дрожали, как будто они больше не могли ждать и хотели быстрее ответить на звонок. Фань Цзяло мягко сжал ладонями правую руку собеседника и мягко приказал: – Не сопротивляйтесь. Возьмите. Чжао Вэньянь не мог не рассмеяться. О какой борьбе могла идти речь, если его тело не могло отклонить зов Су Фэнси? Однако вскоре он понял, что фраза Фань Цзяло «Не сопротивляйтесь» относится к руке. Этот человек хотел, чтобы он не вырывался из сцепленных рук. Он говорил не о противоречивых мыслях в его голове. Не вырываться из его рук не было проблемой. Он просто не знал, что намеревался сделать Фань Цзяло. Он действительно не излучал тех эмоций, которые были у главной личности, верно? С одной стороны, Чжао Вэньянь хотел дать волю своему воображению, а с другой – ему нужно ответить на звонок. Несмотря на эти мысли, мягкий и низкий голос Фань Цзяло снова сказал ему: – Что бы она ни говорила, вы сможете отказаться от всего. Отказаться от Су Фэнси? Чжао Вэньянь был ошеломлен. Для него это совершенно невозможно. __________ [1] Гу использовалась в практиках черной магии, таких как манипулирование сексуальными партнерами, создание злокачественных заболеваний и смерть.