Ruvers
RV
vk.com
image

Медиум

Покупка удачи

Глава 26. Покупка удачи Фань Цзяло не ожидал, что ответ Бай Му будет таким простым, поэтому он рассмеялся и в шутку спросил: – Вы не боитесь, что я просто обманываю вас? Бай Му в ответ только покачал головой и решительно сказал: – Я знаю, что нет. Как он мог усомниться в словах этого человека, когда уже испытал на себе удачу, подаренную им? Более того, он был готов попробовать, даже если этот человек лжец – в конце концов, у него не было другого выхода. Двадцать совершенно новых банкнот по 100 юаней раскрылись как веер перед глазами Фань Цзяло. Глядя на свой кошелек, в котором осталось только семьдесят пять юаней – семьдесят пять юаней без нулей за ними – Бай Му остался разочарован. Очевидно, когда он обычно выходил из дома, он носил с собой определенную сумму денег. Не говоря уже о том, сколько раз он брал более десятков тысяч юаней, у него обычно было с собой, по меньшей мере, пять тысяч юаней. Как могло случиться, что на этот раз у него осталось всего две тысячи? К счастью, сумма, которую запросил юноша, могла быть покрыта тем, что он имел, иначе оказалось бы крайне неловко. – Достаточно двух тысяч? Я также могу перевести вам деньги по телефону, – с надеждой спросил Бай Му. – Двух тысяч достаточно. Мне сегодня нужны только наличные, – тихо ответил Фань Цзяло, когда кончики его тонких пальцев прокатились по вееру банкнот. Бай Му протянул деньги без выражения, но в глубине его глаз крылось бесконечное сожаление. Сколько удачи можно купить всего за две тысячи юаней? Этого точно достаточно? Вместо того, чтобы взять деньги, Фань Цзяло слегка улыбнулся: – Господин Бай действительно мой благодетель. Он появился как раз тогда, когда мне это было нужно больше всего. Бай Му покачал головой и горько улыбнулся. – Я не смею быть вашим благодетелем. Вы, скорее всего, слышали обо мне, верно? Раньше он не верил и не уделял много внимания мыслям о судьбе и душах, но теперь он должен верить в них, чтобы жить. Он готов попробовать любые методы, которые могли бы изменить его судьбу. – Я знаю о вашей ситуации достаточно хорошо, поэтому я имею в виду именно это, когда говорю, что мне повезло встретиться с вами. Если бы я не встретил вас сегодня, я бы на какое-то время оказался действительно расстроен, – Фань Цзяло мягко улыбнулся, его чистый голос звучал как сладкая родниковая вода и мягко успокаивал раненого Бай Му. Бай Му не мог понять, что тот говорит. Вам повезло встретить меня? Возможно, было бы уместно услышать такие слова в прошлом, но сейчас они просто заставляли Бай Му чувствовать себя еще более смущенным. Хотя, в дополнение к смущению, он также чувствовал трепет от комфорта и тепла, исходящих от юноши. Прошло слишком много времени с тех пор, как к нему в последний раз относились так мягко. Когда Бай Му глубже погрузился в воспоминание с оттенком легкой горечи, обе руки Фань Цзяло мягко обхватили его ладонь, в которой оставалось двадцать банкнот, и юноша спросил низким голосом: – Вы готовы? – К чему я должен быть готов? – спросил Бай Му с неописуемым выражением на лице. – Готовы получить удачу, – мягкий голос Фань Цзяло и игривый смешок задержались в ушах Бай Му, вызывая покалывание в его сердце. Но в следующую секунду он больше не мог тратить мысли на исследование своих странных чувств – только потому, что начали происходить даже более странные вещи. Чрезвычайно холодный воздух собрался из его четырех конечностей и вышел из ладони, которая была накрыта руками Фань Цзяло, пройдя сквозь поры на руке. Пальцы Бай Му, державшие банкноты, замерли, и его настроение стало еще более необъяснимым. Он чувствовал, что внезапное появление этих холодных воздушных потоков непостижимо. Он просто не мог сказать, реальность это или иллюзия? Но в то же время его руки дрожали от холода внутри них. Ясно, что скоро наступит лето, но в этот момент ему показалось, что он провалился в ледяную прорубь. Одним словом, можно сделать вывод, что все это реально. Бай Му хотел спросить, что это за странный холод, но боялся помешать юноше. Примерно через две или три минуты Фань Цзяло отпустил руки Бай Му и забрал две тысячи юаней. Он поблагодарил его и сказал: – Спасибо за ваше покровительство. Было приятно сегодня встретиться с господином Бай. – Теперь все будет хорошо? – спросил Бай Му с намеком на недоверие. – Да, все будет хорошо. До свидания, господин Бай, – Фань Цзяло свернул банкноты в небольшой рулон, прислонив его ко лбу, когда сделал жест прощания. Пока Бай Му все еще оставался в замешательстве, юноша уже ушел далеко. Желтый уличный фонарь тускло светил ему в спину, словно облако тумана, рассеивающее ночь. Бай Му внимательно смотрел на свои ладони, которые за несколько минут до этого замерзли до костного мозга. Но теперь они наполнились теплом. Выражение невежества и тревоги постепенно сменилось экстазом. С тех пор как Бай Линь ушел, он явно чувствовал, что его тело становится все более тяжелым, и ему часто становилось холодно, несмотря на жаркую летнюю погоду. Даже если он спал по семь часов каждую ночь, он всегда оставался измотан. Его разум находился в беспорядке – он не мог думать и не мог принимать решения. Как произошли все эти неудачные события? В результате окончательного анализа он пришел к выводу, что причиной стали собственная летаргия и неспособность продолжать идти дальше. Если бы его тело всегда оставалось сильным, а ум – чистым, у него было более чем достаточно возможностей справиться с большинством проблем, с которыми он сталкивался в своей работе и жизни. – Вот так, – Бай Му пытался сдержать внутреннее возбуждение, но все еще не мог сдержать дрожь в своих горячих руках. Его тело никогда не было таким теплым, его кости никогда не были такими легкими, а его дух никогда не чувствовал себя таким возвышенным. Почти так, как будто в прошлом он был связан своими собственными руками и ногами, и ползал и еле двигался после того, как его сковали цепями, которые опутывали все тело на тернистом пути жизни. Но теперь он полностью вырвался из оков и мог бежать куда хотел. В нем свирепствовал поток желаний, из-за чего Бай Му захотелось выть, как волку, в темную ночь. Несмотря на то, что желание сделать это почти переполнило его, он резко сдержал себя. Юноша все еще находился достаточно близко, чтобы услышать, и ему было слишком стыдно показать свою детскую сторону этому человеку. Пока Бай Му все еще находился в трансе, его помощник, который пригнал машину, нерешительно спросил: – Президент Бай, должен ли я найти кого-нибудь, чтобы отправить вас домой? С тех пор, как Бай Линь раскрыл правду о неудачливой конституции Бай Му и его истории постоянных несчастий, никто в компании не осмеливался водить машину, когда он сидел в ней. – Не нужно, я сам вернусь, – Бай Му прошел мимо помощника, его красивое лицо ярко сияло под фонарем. Помощник не мог не удивиться, когда увидел энергичного Бай Му. Он никогда не встречался с такой яркой стороной своего начальника, и какое-то время казалось, что этот человек ему совершенно незнаком. В прошлом Бай Му всегда излучал мрачную атмосферу. Он не любил говорить или находиться рядом с другими, и было бы чудом, если бы кто-то увидел его улыбку. Но в этот момент уголки его глаз и кончик бровей не могли скрыть улыбающегося выражения и бодрого настроения. Он явно окружен темнотой ночи, но казалось, будто он стоит прямо под солнцем, источая очень теплое и комфортное чувство. Что не так с президентом Бай? Он выиграл в лотерею? Компанию удалось сохранить? Он наконец нашел просветление? После того, как помощник открыл дверь для своего начальника, он неосознанно сел на пассажирское сиденье. Бай Му сел на место водителя, пристегнул ремень безопасности и обхватил руль обеими руками. И в этот момент помощник пришел в себя и воскликнул: – Подождите, президент Бай, у вас повреждена рука. Я лучше найду для вас водителя! Он поспешил открыть переднюю пассажирскую дверь, пытаясь выбраться из смертельной ловушки. Но прежде, чем он успел, Бай Му запер все четыре двери и вжал ногу в педаль газа. Лицо помощника побелело от страха. Он сжался и плотно вдавился в спинку сиденья. Через несколько секунд он поспешил пристегнуть ремень безопасности, опасаясь, что Бай Му отправит его во Дворец Повелителя Ямы [1]. Видя, что дорога стремительно приближается к спуску, он совершенно разволновался и не мог не попросить: – Президент Бай, просто высадите меня на обочине дороги, я сам найду как вернуться назад! Президент Бай, пожалуйста, остановитесь здесь. Я помню, что есть еще некоторые вопросы, которые не были решены в отношении строительной команды. Я останусь на стройке, чтобы работать сверхурочно сегодня вечером! Президент Бай, вы можете ехать медленнее? Прошу вас, пожалуйста! Он сложил руки в умоляющем жесте и склонился, выглядя очень жалким, все его тело дрожало. Бай Му на мгновение взглянул на помощника, и уголки его рта поднялись вверх. Хотя он уже замедлился, он не был готов отпустить его. В обычное время он предпочитал держаться подальше от других, но сегодня просто хотел подразнить этого маленького помощника. По какой-то необъяснимой причине он был очень уверен в том, что с ним не произойдет несчастный случай. Он на этот раз хотел наслаждаться жизнью так же, как любой нормальный молодой человек. Машина плавно проехала по крутому склону, по крутому повороту, по шоссе, на платной станции и в городе. Превосходные навыки вождения Бай Му за час долгого путешествия доказали помощнику, что слухи, витающие вокруг, полная ерунда! Помощник был отправлен домой самим президентом. Он оставался в безопасности на протяжении всего пути, это не было «злым» путешествием, о котором говорили другие сотрудники компании. К тому времени, как он вышел из машины, его лицо горело, словно опаленное стыдом. Бай Му с улыбкой попрощался, затем снова нажал на педаль газа и быстро уехал. Его руки болели и онемели, но сердце взлетело высоко в небо, блуждая со звездами. __________________ В то же время, держа холодные банкноты в руке, Фань Цзяло обошел здание 10 и неторопливо достиг ворот общины. Пройдя по дорожке из гравия, он подошел к павильону на благоустроенном участке, ступил на его балюстраду и перелез через соседний скалистый берег. Затем он бросил 2000 юаней, которые свернул в небольшой рулончик, в траву у подножия скалы, после чего остался тихо ждать, скрытый в темноте. Примерно через пять или шесть минут четыре человека – три мужчины и одна женщина – появились на каменной скамье в тени скалы. – Черт возьми, все это истощило эту старушку! Разве вы не говорили, что Фань Цзяло живет в первом корпусе этого сообщества? Почему мы не видели, как он вернулся даже после такого долгого ожидания? – женщина, которая использовала тяжелый макияж, говорила затаив дыхание. – Это ближайший путь к зданию 1. Он обязательно пройдет мимо! Давайте подождем немного дольше, может быть, он скоро вернется, – молодой человек с обесцвеченными волосами утешил ее нежным голосом. – Мы ждали большую часть ночи. Когда он вернется? Черт возьми, это сообщество слишком большое. Просто кружить здесь – это как участвовать в марафоне! – женщина небрежно бросила на землю тяжелый рюкзак. Полуоткрытая молния не смогла удержать содержимое внутри, и оно тут же рассыпалось по земле. Сразу три ее спутника поспешно присели на корточки, чтобы собрать запрещенные предметы, такие как длинные ножи, веревки, эфирный спрей, электрошокеры и так далее. Они понизили голоса и попросили: – Сестра Цин, пожалуйста, будь осторожна. Мы не можем позволить никому увидеть это. – Расслабьтесь, я заметила, что дома здесь пусты. Я даже не могу найти призрака, не говоря уже о людях. Когда я поймаю Фань Цзяло позже, я должна не забыть найти несколько мужчин, которые по очереди сделают с ним всякое. Я сниму видео и продам его на черной стороне интернета. – Он человек, который легко чувствует стыд, и поэтому он определенно не станет вызывать полицию. Когда у нас закончатся деньги, мы можем снова поймать его и снять новое видео. Мы будем относиться к нему как к долгосрочному бизнес-ресурсу. Если он посмеет бежать, эта старушка сломает ему ноги! – Видео со звездами намного дороже, чем с обычными людьми. Его репутация настолько плоха, что, даже если его узнают, люди наверняка подумают, что он добровольно пришел в этот бизнес, чтобы заработать деньги, и к тому моменту он больше не будет иметь ничего общего с нами, – взволнованно говорила женщина, ударяя спутника по плечу, когда все это выдавала. – Это все, что ты можешь придумать? – один из ее спутников посмотрел на нее и соблазняюще спросил: – Ты знаешь, сколько денег можно получить от продажи почки? – Сколько? – оживленно спросила женщина. – По самой низкой цене почка может быть продана за 300 000 юаней, а живую почку с успешным совпадением можно продать больше чем за 600 000 юаней. Можешь ли ты продать эти видео за сотни тысяч юаней? – во время разговора молодой человек вылил эфир на носовой платок, а затем осторожно завернул его в пластиковый пакет. – Шестьсот тысяч? – глаза женщины неожиданно широко открылись. Она даже не могла сосчитать такое число на пальцах! Затем она спросила: – Можно ли продать сердце? – Сердце намного дороже, чем почка. Кроме того, печень, легкие, поджелудочная железа, роговица и другие органы – все они могут быть проданы. После того, как мы найдем хорошего покупателя на черном рынке, мы возьмем несколько образцов крови у Фань Цзяло, отправим этим людям и позволим им выполнить анализы крови на совместимость и соответствие. Если совпадение будет успешным, мы получим невообразимую сумму денег. Более того, если он достаточно здоров, за него можно получить по меньшей мере семизначную сумму. В то время нам даже не нужно думать о том, как избавиться от тела. Кто-то будет более чем готов помочь нам с последствиями, – молодой человек протянул руку и нарисовал число в воздухе. Остальные трое были ошеломлены, и их глаза ярко светились жадностью. Женщина с силой плюнула на землю и изменила свои слова. – Хорошо, давайте не будем снимать видео, мы просто напрямую продадим его органы! Кто позволил Фань Цзяло не иметь глаз [2] и убить моего «мужа»! Я, конечно же, отомщу за «мужа»! Чтобы избежать ее плевка, один из молодых людей сделал несколько шагов назад, а затем внезапно воскликнул: – Сестра Цин, четвертый брат, здесь куча денег! ____________________ [1] Отправить во Дворец Повелителя Ямы значит отправить на смерть. [2] 不长眼 [bù zhǎngyǎn] – «не иметь глаз». Образно: не смотреть куда идет; не остерегаться; не обращать внимание.