Ruvers
RV
vk.com
image

Медиум

Человек по имени Фань Цзяло

<div>Глава 22. Человек по имени Фань Цзяло<br><br>Сун Жуй и Чжуан Чжэнь вели глубокую дискуссию, когда Ляо Фан, только что получившая прекрасный подарок, тихо открыла дверь и вошла в комнату наблюдения. <br><br>В конце каждого допроса доктор Сун Жуй писал подробный профиль подозреваемого в совершении преступления. Ляо Фан хотела услышать его оценку Фань Цзяло и также особенно интересовалась тем, чтобы узнать, каким человеком он был.<br><br>У многих полицейских появилась та же идея, что и у нее, поэтому в скором времени комната заполнилась людьми. Лю Тао, Ло Хун, Сяо Ли и Сяо Лю пришлю сюда, и даже Ян Шэнфэй, который убежал раньше, вернулся. В настоящее время они уставились на Сун Жуя пылающими глазами.<br><br>Фань Цзяло захватил нынешнее состояние Сун Жуя и все его мысли. Указывая на юношу на экране, он медленно говорил: <br>– Шестое чувство, седьмое чувство и восьмое чувство – это все буддийские теории, каждая из которых относится к определенным уровням человеческого сознания, но они более глубоки, чем само сознание. <br><br>– Как сказал Фань Цзяло, у обычных людей есть только шесть чувств: глаза, уши, нос, язык, тело и разум. Шестое чувство – высший уровень, которого может достичь сенсорная система человека. Люди с острым шестым чувством могут делать много вещей, на которые не способны обычные люди, например, получать прибыль и избегать вреда, предсказывать будущее и так далее.<br><br>Окружающие члены команды кивнули, в конце концов, все здесь обладали шестым чувством в том или ином виде. Однако, хотя только некоторые из этих людей удивительно точны, а другие не способны на многое, но ни один из них не мог отрицать существования шестого чувства.<br><br>В то же время в воспроизведенном видео Фань Цзяло говорил слова одно за другим: «… У меня восемь. В дополнение к шести вашим чувствам у меня есть еще два: манас и алайя…»<br><br>Его эфирный, но равнодушный голос эхом отозвался в тесной комнате, но он больше походил на эхо, исходившее из пустой пещеры или пропасти, эхо, которое заставляло слушателя становиться жертвой необъяснимого страха.<br><br>Лю Тао сдерживал желание дергать себя за волосы, пока он окончательно не стал лысым, и тихо спросил: <br>– Доктор Сун, что это за манас и алайя?<br><br>Сун Жуй указал на экран и произнес холодным тоном: <br>– Ключ здесь. Так называемое сознание манас – седьмое чувство, которым обладают люди. Оно также известно как знание разума и является источником того, как человек осознает и признает свою личность, отличая ее от других живых существ. <br><br>– Если человек полностью осознал себя, знает о своем происхождении и желаемом предназначении, то он отличается от других и обладает уникальным и превосходящим восприятием. В буддийской теории только те, кто породил это сознание ума, являются людьми, которые действительно могут встать на путь духовной практики. В то же время сознание ума также является источником сверхчеловеческих способностей.<br><br>Слушатели были ошеломлены, когда дошли до этого момента.<br><br>Сяо Ли невольно задохнулся и очень быстро заговорил: <br>– Значит ли это, что Фань Цзяло обладает сверхспособностями? О, черт, черт, черт! – Сяо Ли выругался несколько раз подряд, чтобы выразить свое потрясение. Сегодняшних событий достаточно, чтобы разрушить все его представления о мире.<br><br>Чжуан Чжэнь, напротив, нахмурился и спросил: <br>– Каково восьмое чувство, алайя?<br>Понятие и существование сверхспособностей было слишком загадочным для него, чтобы принять их.<br><br>Сун Жуй слегка приподнял очки, сидящие на переносице, и объяснил:<br>– Восьмое чувство – сознание алайя – содержит память обо всех жизнях, всех возрастах и о самом мире. Получив понимание этого, человек может освободиться от шести путей перерождения [1] и превзойти циклы жизни и смерти, достигнув царства бессмертия. <br><br>– Место, где хранятся все семена добра и зла. Для всех живых существ каждая их мысль, речь или действие создают своего рода карму. Будь то добро или зло, каждая из этих мыслей и действий становится семенами, которые затем скрываются и записываются в сознании алайя, прежде чем их можно будет судить и вознаграждать в форме будущей кармы в этой или следующей жизни. <br><br>– То есть, прежде чем так называемая добродетель получит свои награды [2], а зло получит возмездие [3], эти добродетель и зло скрыты в сознании алая. Восьмое чувство также известно как хранилище сознание. Насколько я знаю, это более обособленное существование, обладающее способностью контролировать шесть перерождений.<br><br>На этот раз члены следственной группы не только были глубоко удивлены, но и выглядели немного глупо.<br><br>Сяо Ли немного ботаник, который также очень интересовался концепцией божественности и принципами синтоизма. Он быстро проанализировал: <br>– Если у Фань Цзяло действительно есть восьмое чувство, разве это не значит, что он обладает воспоминаниями о всех своих реинкарнациях, и поэтому превзошел цикл перерождений и достиг царства бессмертия? Он все еще человек?<br><br>– Что такое бессмертный? Ты веришь в весь его вздор? Если он бессмертен, то откуда его тело? Мог ли он родиться из воздуха? Или выскочил из трещины в камне? Как ты думаешь, он Сунь Укун [4]? – Чжуан Чжэнь свел брови, когда задавал эти вопросы. <br><br>Губы Сяо Ли несколько раз дернулись, но, в конце концов, он не посмел открыть рот.<br><br>Сун Жуй махнул рукой и продолжил: <br>– Вы не уловили главное. Здесь я концентрируюсь не на бессмертии, а на семенах добра и зла. Вы не поняли? Алая – сознание, где все семена добра и зла сохраняются. Другими словами, Фань Цзяло считает, что он обладает способностью контролировать все плоды, порожденные доброй и злой кармой. <br><br>– Причина, по которой он не сотрудничает с нашим расследованием, заключается в том, что он считает, что эти убитые люди заслуживают произошедшее. Это их наказание. Очевидно, что, поскольку они этого заслуживают, Фань Цзяло не будет вызывать полицию, чтобы спасти их. Таким образом, наши предыдущие предположения, вероятно, будут правильными. Гао Ицзэ действительно сделал что-то плохое. Направление нашего расследования должно быть сосредоточено на этом с данного момента. Мы должны изучить прошлое Гао Ицзэ более подробно.<br><br>Чжуан Чжэнь неоднократно кивал. <br><br>Затем Сун Жуй продолжил: <br>– То, что Фань Цзяло не закончил, – так это то, что над восьмым чувством существует девятое чувство – амала [5], которое также известно как сознание богов. <br><br>– Люди, обладающие девятым чувством, – это те, кто полностью просвещен, они понимают окончательный смысл вселенной и, таким образом, становятся истинными Богами. Если вы внимательно понаблюдаете за словами и действиями Фань Цзяло, вы обнаружите, что он обладает исключительным контролем над своим телом, своими эмоциями и даже своим сознанием, что, в свою очередь, позволяет ему оказывать необычайное влияние на внешний мир. <br><br>– Нет сомнений, что он аскет. Каждый его жест подобен таковому у практикующего аскетизм. Таким образом, слова, которые он только что сказал, были сказаны не с целью обмана, а скорее потому, что он действительно верит, что обладает восьмым чувством, а вместе с ним и способностью видеть прошлое, настоящее и будущее. <br><br>– Возможно, он даже думает, что сможет пробудить девятое чувство и стать Богом. Его мышление находится на совершенно другом уровне, чем у нас, и именно отсюда исходит его способность спокойно на все смотреть. Средства, которые мы использовали во время допроса, казались ему просто нелепыми. Невозможно прорваться через его психологическую защиту такими методами. <br><br>Выслушав это длинное объяснение, члены оперативно-следственной группы сразу почувствовали, что Фань Цзяло похож на непреодолимый крутой пик. Хотя они мало что могли с ним поделать, но вместо презрения и отвращения это чувство породило в них невыразимый страх. Независимо от того, были ли у Фань Цзяло сверхспособности, он определенно чрезвычайно уникальное и могущественное существо.<br><br>Чжуан Чжэнь помассировал пульсирующие виски и произнес глубоким голосом: <br>– Неудивительно, что каждое слово, которое он произносит, и каждое его действие абсолютно непроницаемы. Он является единственным средством прорыва для этого случая, который есть у нас в настоящее время, и все же мы даже не можем извлечь какую-либо полезную информацию из его уст. Так что же нам делать дальше?<br><br>Сун Жуй улыбнулся и покачал головой. <br>– Не невозможно получить.<br><br>Дух Чжуан Чжэня взлетел, и он сразу же взглянул на него острыми глазами. <br><br>Сун Жуй объяснил: <br>– Посторонний человек не может пробить защиту его разума, но он сам может ее открыть. Как я только что упомянул, Фань Цзяло считает, что он может стать Богом, поэтому его взгляды по своей сути отличаются от наших. Точно так же его видение мира и то, как он относится к нему, также отличается от того, как видим или относимся к нему мы. <br><br>– Пока мы боремся за выживание, боги превосходят сам мир. У них нет предвзятости, они сосредоточены только на кармическом цикле. Для смертного это тревожная борьба, что касается Бога это фальшь, вплоть до того, что является просто игрой. Этот вид тщеславия также существует в сердце Фань Цзяло, поэтому он рассматривает серийные убийства как игру. <br><br>– Он выпустил извещения о смерти, чтобы сообщить убийце и жертвам: «Смотрите, я могу раскрыть ваш секрет и контролировать вашу судьбу. Ваша судьба предопределена и не может быть изменена». Проще говоря, это способ продемонстрировать собственную силу.<br><br>Члены следственной группы слушали его в шоке. <br><br>Сяо Ли недоверчиво спросил: <br>– Действительно ли Фань Цзяло делает что-то столь же глупое, как это?<br><br>Сун Жуй кивнул. <br>– Да, он действительно думает, что у него есть сила контролировать добро и зло, и что он также способен общаться с богами и призраками. У него может быть определенная степень паранойи.<br><br>– Но он предвидел убийства! – Сяо Ли не мог не добавить это предложение.<br><br>– Да, и это самое важное сообщение, которое он скрыл от нас. Должно быть, он узнал о плане убийцы с помощью неизвестных нам средств, а затем использовал его, чтобы вызвать споры. Я сказал, что он очень тщеславный. Эти убийства для него всего лишь игра. <br><br>– До сих пор в этой игре он давал публике, жертвам и даже нам, полиции, определенные подсказки, шаг за шагом. У нас нет причин снова вызывать его. После ожесточенного противостояния, подобного тому, которое мы только что имели, он должен чувствовать себя хорошо и быть довольным. Я думаю, он скоро даст нам еще несколько подсказок, иначе в эту игру нельзя играть дальше. Он – мастер игры и проводник, и он, несомненно, призывает и использует всех нас.<br><br>Как только он закончил говорить это, Сун Жуй внезапно схватил мышь и сказал: <br>– Сяо Ли, в какой момент видео Фань Цзяло играл с фотографиями жертв? Найди его и затем замедли эту часть воспроизведения!<br><br>– Кажется, это на тридцать шестой минуте отметки, я помогу вам найти, – Сяо Ли поспешил добраться до этой отметки времени.<br><br>Сун Жуй немигающим взглядом уставился на экран компьютера, раскрыв ладонь и призывая: <br>– Где мы разместили фотографии умерших? Отдайте их мне! Думаю, я понял, что предлагает Фань Цзяло! <br><br>Чжуан Чжэнь немедленно достал фотографии из папки.<br><br>Сун Жуй подражал движениям Фань Цзяло, воспроизводимым на экране. Сначала он сдвинул фотографии Гао Ицзэ и Ван Вэя вправо, затем положил Гао Ицзэ наверху с Ван Вэем внизу и выровнял их левые углы. Затем он сдвинул фотографии Чжао Кая и Мао Сяомин влево, затем они оба были размещены внизу, на одном уровне с фотографией Ван Вэя, но место над ними было пустым.<br><br>Он уставился на пустое пространство, и в этот момент все преграды, которые ранее закрывали ему глаза, казалось, рассыпались в ничто.<br><br>Почему следственная группа не может ничего узнать об отношениях между Чжао Каем, Мао Сяомином и Гао Ицзэ? <br><br>Почему даже после посещения всех родственников и друзей каждого из этих людей они не смогли найти точку пересечения? <br><br>Потому, что ключевой человек не был найден! Как будто один кусок пазла отсутствовал, и именно этот отсутствующий кусок занимал самое важное место во всей игре. Таким образом, независимо от того, как они соединили остальные части, они не смогли сформировать целостный рисунок.<br><br>– Вот! Как и ожидалось, Фань Цзяло действительно подсказал, но мы этого не осознали! Ключ к проблеме здесь! Есть человек, который связан не только с Гао Ицзэ, но также с Чжао Каем и Мао Сяомином. Этот человек должен быть спрятан на стороне Гао Ицзэ, того, кто сейчас отсоединен от Чжао Кая и Мао Сяомина. Если мы не узнаем личность этого человека, мы не сможем соединить всех жертв в этом деле! Пойдите в школу при педагогическом университете, чтобы проверить, есть ли такой человек. Идите! Этот человек может быть следующей жертвой! Это дело еще не закончено!<br><br>Сун Жуй неоднократно убеждал, и его глаза вспыхивали от волнения.<br><br>____________________<br><br>[1] 六道轮回 [liù dào lún huí] – шесть великих дел в колесе кармы, известные как перерождение на шести путях, а именно три добрых царства (асуров, человеческий, небесный) и три злых царства (ада, голодных духов, животных).<br>[2] 善有善报 [shàn yǒu shàn bào] – «добродетель имеет свои награды», сделанное добро добром и воздастся, один хороший поворот заслуживает другого.<br>[3] 恶有恶报 [è yǒu è bào] – «зло награждается злом», посеять ветер и пожать бурю, пострадать от собственной неосмотрительности.<br>[4] 孙大圣 [sūn dàshèng] – Солнце Великого Мудреца, хорошо известный как Сунь Укун, Царь Обезьян (孙悟空). Легендарная фигура, наиболее известная как один из главных героев китайского романа 16-го века «Путешествие на Запад» (西遊記 / 西游记) У Чэнъэня (吴承恩).<br>[5] Амала-виджняна или кит. амоло ши (санскр. амала-виджняна) – «чистое/неомраченное сознание». Концепция Амала-виджняна – 9-й виджняны разрабатывалась в Китае в ранней йогачаре, представленной учениями шэлунь-цзун – школы изучения «Собрания шастр [махаяны]» и северного направления дилунь-цзун – школы «Сутры десяти земель».<br>В отличие от алая-виджняны (буквально «аккумулированное сознание», «сознание-хранилище») Амала-виджняна лишена двойственности загрязненного и чистого, представляя собой вечное, непорочное (цин цзин), лишенное омрачений (фанъ нао) сознание. Она – основа святого пути (шэн дао), ведущего в нирвану.</div>