Ruvers
RV
vk.com
image

Маленький возлюбленный благородной барышни

Выздоровление после тяжелой болезни

Глава 01. Выздоровление после тяжелой болезни Был последний лунный месяц года. Дни холодные, а метели частые. По утрам лед и снег можно было видеть во всех коридорах и дорожках. Eсли лучи зимнего солнца проходили через висящие на карнизах сосульки, те сияли и сверкали, делая дом особенно ослепительным. С течением дня погода медленно прояснялась, и из-за облаков изредка выглядывало солнце. Лицо Сюй Mу было все еще довольно бледным несмотря на то, что в последние несколько дней он чувствовал себя лучше. Изначально белое и нежное, сравнимое со свежей росой по утрам, теперь лицо было сухим и потрескавшимся. Только яркие как черные виноградины глаза, контрастируя с бледным, болезненным лицом, казались особенно умопомрачительными. Сейчас эти глаза были устремлены на сосульки, которые можно было увидеть через окно. В зимние сезоны Лу Фэн всегда хотелось прыгать вокруг и срывать сосульки, висящие на карнизе. Oна дразнила Сюй Му и, смеясь, говорила, что они сладкие и вкусные. Юноша всегда был слишком нерешительным и никогда не просил Лу Фэн дать попробовать их. Однако она говорила так искренне, что Сюй Му, изначально сомневающийся в правдивости слов, начал медленно верить. Как будто слегка оцарапанное кошкой сердце Сюй Му изнывало от жажды сосулек. Отец Лу Фэн всегда ругал ее за то, что она была настолько непослушной, тем более что она уже готовилась к браку. Он говорил не трогать такие холодные вещи и каждый раз видя подобное начинал ругаться. Это также было причиной того, почему Сюй Му до сих пор не смог попробовать сосульки, которые по словам Лу Фэн были такими сладкими. Поэтому, когда вокруг никого не было, он незаметно потянул Лу Фэн за рукав и улыбнулся ей милой улыбкой. Затем посмотрел на сосульку в ее руке, как щенок, виляющий хвостом за угощение. Лу Фэн чуть не рассмеялась. Опасаясь, что Сюй Му на самом деле выхватит сосульку, Лу Фэн подняла руку, чтобы та находилась вне досягаемости юноши. Когда казалось, что Сюй Му начнет подпрыгивать, чтобы попытаться выхватить сосульку, Лу Фэн поспешно утешила его: – Она слишком холодна для тебя, ты заболеешь, если попробуешь. Сюй Му изо всех сил пытался решить, заболеть ли, или, наконец, удовлетворить свое любопытство. Однако, прежде чем он смог принять решение, Лу Фэн откусила большой кусок сосульки. В тот момент, когда Сюй Му не обращал на нее внимания, девушка протянула руку, чтобы приблизить его лицо, и сама наклонилась, чтобы накормить юношу. Прохладный, морозный кусок льда был всунут ему в рот кончиком языка. Сюй Му был ошеломлен и немедленно среагировал, пытаясь вытолкнуть лед изо рта. Однако, все было напрасно, так как Лу Фэн уже положила руку ему на затылок и надежно удерживала на месте. Сюй Му не мог двигаться и мог лишь плотно прижиматься губами. Лед таял меж их губ и языков. Поскольку он не мог вовремя глотать, растаявшая вода вытекала с уголков губ. Сюй Му было так стыдно, что все его лицо стало ярко-красным. В отместку он протянул руку и обнял Лу Фэн за талию. Очевидно, она пыталась поцеловать его, но ей просто пришлось использовать сосульку как оправдание! Она даже обманула его, считая, что это мило! Лу Фэн, после того как успешно осуществила задуманное, одной рукой держала Сюй Му за талию, а другой рукой вытирала рот рукавом. Она улыбнулась и наклонилась, чтобы прикоснуться к его лбу своим. Затем с удовлетворением облизнула губы и прошептала ему на ухо: – Действительно очень мило ~ Сюй Му покраснел еще сильнее, и его сердце немедленно начало суматошно биться. В то время они еще не были женаты. Он всегда думал, что будет еще много таких приятных дней. Тем не менее, он все еще считал, что до брака нужно действовать с приличиями, чтобы другие не говорили ничего предосудительного и не распространяли слухи. Если бы он только знал, что их брак будет таким мимолетным, Сюй Му позволил бы ей целовать и обнимать его всегда, когда бы ей хотелось… Если бы только… Когда с границы пришло известие о смерти Лу Фэн, Сюй Му не знал, какое выражение лица у него было. Он чувствовал, что все его тело погружено в холодное озеро. Разум стал совершенно пустым. Они только что поженились, у них еще не было достаточно близости, и у них еще не было детей. Как она могла быть такой жестокой, чтобы уйти и оставить его одного? Чувство полного отчаяния хлынуло из глубин его сердца, и жар устремился прямо в его глаза. Пара тусклых, безжизненных глаз Сюй Му внезапно подернулась дымкой, затуманивая вид перед ним. Сосульки, свисающие с карнизов, слились с покрытыми снегом крышами, когда глаза Сюй Му наполнились расплывчатыми дрожащими слезами. Грудь сжало тисками и в ней запульсировала боль. Сюй Му откинул голову назад, сжал кулаки и ударил себя по груди. Только после этого он смог дышать. Слезы капали с его щек на одежду, промачивая ткань. Его зрение прояснилось, и когда он наконец рассмотрел свою руку, он был поражен. Ладонь была нежной и мягкой, и не было никаких признаков его старых мозолей. Это явно были его руки в девятилетнем возрасте! Когда ему было двенадцать-тринадцать лет, на его руках уже появился слой мозолей. Чтобы восстановить здоровье больного отца, он отчаянно пек столько печенья, сколько мог, чтобы продавать его и зарабатывать деньги. Позже, после того как умер отец, он встретил сладкоежку Лу Фэн. Когда его жизнь была наполнена тьмой и отчаянием, Лу Фэн стала его лучом света. Она вывела его из боли, которую он испытал после потери отца, и позволила ему испытать сладость, отличную от любви семьи. Hо когда этот искрящийся луч света погас, Сюй Му потерял желание жить. Юноша не знал, что именно произошло после его смерти и позволило ему возродиться. Однако в этой жизни все оказалось немного иначе. В настоящее время он и его отец были в столице на два года раньше, чем когда они покинули Линнань в прошлой жизни. Его отец, Ли Ши, женился на девушке, ставшей учителем. Ее отправили в Линнань на официальную должность, и он последовал туда за ней. В следующем году родился Сюй Му. Они были чрезвычайно любящей парой, и их семья из трех человек была счастлива. Но хорошие дни не вечны. Когда Сюй Му было шесть лет, его мать умерла от болезни. С тех пор отец никогда не мог собрать силы, чтобы заботиться о нем. Мужчина впал в глубокую депрессию. В то время Сюй Му также очень скучал по маме, особенно когда видел, как матери других детей обнимали и целовали их, в то время как он с грустью держал руку отца. Однако он был еще маленьким ребенком, поэтому со временем начал постепенно забывать тепло объятий своей мамы. Через некоторое время он мог вспомнить только размытый образ. Каждый раз, когда кто-то упоминал ее, единственным человеком, который тайно вытирал слезы, был его отец. Сюй Му не знал, почему отец плакал в то время, но после того, как сам женился и услышал известие о смерти Лу Фэн в бою, он наконец понял, что чувствовал его отец. Сюй Му жил в Линнане с отцом, пока ему не исполнилось одиннадцать. Тогда они узнали, что его дед по материнской линии тяжело болен, и вернулись в столицу. Позже они остались жить там. Сейчас ему было только девять, но он уже был в столице с отцом. Когда мальчик тяжело заболел, он в полудреме слышал, что дед говорил отцу: – Я хотел, чтобы вы вернулись, и мы жили вместе. Что если с вами что-то случится? Здесь по крайней мере есть люди, которые позаботятся о вас, ребята. Как ты мог позволить Сяо Му страдать эти три года?! Теперь посмотри, наш Сладкий цукат так болен. Если бы вы все еще жили в Линнане, разве не были бы сейчас на грани смерти? Сладкий цукат – это прозвище Сюй Му. Поскольку его отец делал вкусную выпечку, ему дали такое прозвище, и все члены семьи называли его так. Голос деда постоянно звучал в его в ушах. В то время он был очень болен, поэтому не особо понимал. Однако теперь он мог догадаться, что произошло. Его бабушка, вероятно, боялась, что они будут беспомощны, и позвала их обоих обратно. Глаза Ли Ши были красными и опухшими. Он протянул руку, чтобы дотронуться до неестественно красного лица Сюй Му. – Тесть, у меня остался только мой Сладкий цукат, с ним ничего не должно случиться… У бабушки и дедушки Сюй Му была только одна дочь. У них не было сына, но они любили Ли Ши, как родного. Поэтому, конечно, после смерти матери Сюй Му, они хотели быстро вернуть их в столицу. Сюй Му, который всегда до этого был здоров, не хотел болеть, впервые прибыв в столицу. Болезнь пришла слишком внезапно. У Сю Му была высокая температура и он пролежал без сознания в течение длительного времени. После того, как жена умерла от болезни, Ли Ши стал мрачным и подавленным. Теперь, когда Сюй Му был так болен, как он мог не бояться? Ли Ши попал в объятия Чжан Ши, его тестя, и плакал, как ребенок. В этом году Ли Ши исполнилось всего двадцать четыре года, а Чжан Ши было только за сорок. Глядя на плачущего на руках зятя, его собственные глаза начали краснеть. Он протянул руку, чтобы сдержать дрожь Ли Ши. Задушив собственные слезы, он успокаивал: – Хороший ребенок, не бойся, твоя теща пошла искать лучшего доктора в столице, наш Сладкий цукат будут в полном порядке. Когда Ли Ши услышал, что Сюй Му бормочет что-то, он быстро вытер слезы и повернулся к кровати. Ли Ши не мог расслышать четко. Он наклонился ближе и некоторое время внимательно слушал, но ничего не понял. Сдвинув брови, он сказал: – Кажется, Му’эр зовет кого-то? Он повторяет одни и те же два слова. Я не слишком уверен, но, похоже, это Лу Фэн? Характер Сюй Му всегда был замкнутым. У него никогда не было много друзей, и Ли Ши не помнил, чтобы хоть кого-то из них звали Лу Фэн. Чжан Ши наклонился ближе, чтобы послушать. Через некоторое время он сказал: – Очевидно, этот ребенок говорит, что дует холодный ветер. Когда он подошел к кровати и более надежно укрыл Сюй Му одеялом, то услышал звуки вернувшейся с доктором свекрови. Когда Ли Ши увидел, что его сын больше ничего не говорит, он также предположил, что расслышал неправильно. Только после того, как врач измерил пульс и назначил Сюй Му лекарство, температура постепенно отступила. С тех пор, как он заболел, прошло почти полмесяца. Сюй Му иногда просыпался среди ночи, не веря, что он возродился. Когда Ли Ши вернулся с улицы, он увидел Сюй Му, стоявшего в оцепенении у входа. Он не знал, что случилось, но лицо ребенка было покрыто слезами. – Сяо Му? – Ли Ши огорчился и поспешил подойти. Встав на колени перед Сюй Му, он достал платок и вытер слезы ребенка. И тихо спросил. – Почему ты снова плачешь? У тебя что-то болит? После того, как его сын очнулся, его характер казался намного сдержаннее и более закрытым по сравнению с предыдущим. Он не только не любил говорить, но и всегда в оцепенении смотрел куда-то в даль. И через некоторое время на его лице снова появлялись слезы. Сюй Му с глубоким беспокойством посмотрел на лицо Ли Ши. Оно было теплым, а глаза полны глубокой обеспокоенностью. Из-за неустанной заботы о Сюй Му в прошлые недели, несмотря на то что он сам только оправился от болезни, Ли Ши выглядел крайне истощенным и измотанным. Глаза Сюй Му начали гореть, и он чуть не заплакал вновь. Он протянул руку и обнял Ли Ши за шею. Потерев нос, замерзший от слишком долгого нахождения на улице, о грудь отца, он тихо сказал: – Папа, не волнуйся, я в порядке. Легкий, сладкий запах Ли Ши нес ощущение комфорта. Оставаясь в объятиях отца еще немного, Сюй Му чувствовал себя значительно спокойнее. – Папа, как дела с магазином? – отстранившись от рук мужчины, спросил Сюй Му. Ли Ши, услышав, насколько милым и осмысленным был его Сяо Му, больше не чувствовал себя таким истощенным. Он протянул руку, чтобы взять маленькие замерзшие ручки в свои ладони, и подышал на них, чтобы согреть. Мягко, с легкой улыбкой, он произнес: – Благодаря тебе я нашел магазин на углу Западной улицы. Хотя он небольшой, он идеально подходит для наших нужд. Когда дело наладится, его будет достаточно, чтобы поддержать нас обоих. Почему он сказал, что это благодаря ему? Потому что, когда Сюй Му услышал, что Ли Ши говорил, что хочет открыть кондитерскую, он упомянул, что во сне они открыли очень успешный магазин на углу Западной улицы. Все люди, жившие на ней, были правительственными чиновниками. Из-за этого у Ли Ши не было особой надежды, но, так как Сюй Му рассказал ему об этом, он все же пошел смотреть. Неожиданно он действительно наткнулся на магазин, который сдавался в аренду. Сюй Му слышал, что дела идут хорошо, и сегодня на его лице наконец появилась первая улыбка. Две маленькие ямочки на белом лице казались особенно очаровательными. Как поживает его одиннадцатилетняя жена? Не знаю, как она выглядит прямо сейчас… В резиденции Лу, расположенной в середине улицы, Лу Фэн удобно отдыхала на мягком диване, подперев одну ногу. Она взяла несколько засахаренных фруктов с тарелки и собиралась бросить их в рот, когда вдруг чихнула. Беспомощная, она встала и несколько раз потерла нос. Она посмотрела влево и вправо, думая, кто посмел говорить плохие вещи о ней перед отцом? Если она узнает, кто это сделал, посмотрим, не выбьет ли она ему зубы!